1W

Волк с молнией на животе (из конкурса сказок)

в выпуске 2016/02/25
29 июля 2015 - Мошев's
article5367.jpg

-Уху! Уху! Уху хочу! – ухал филин, сидя на ветке дуба.

- Ишь, ты какой! Сам себе лови рыбу! – Васька показал филину язык и с гордым видом прошествовал мимо дерева.

Филин жалостливо ухнул вслед мальчику, шагающему по тропинке. Ваське было десять лет. С его загорелого лица почти никогда не сползала лёгкая усмешка, а глаза были слегка прищуренными. Васька был парень не промах: за словом в карман не лез, на выдумки был горазд, и учился хорошо. Родители на лето его к бабушке в деревню отправили, чтобы он свежим воздухом дышал и здоровую пищу ел. Васька и дышал во все лёгкие и ел хорошо, только к огорчению бабушки, толстеть совсем не собирался на деревенском молоке и сметане.

А сейчас Васька возвращался домой с утренней рыбалки. Он поймал трёх карасей и пять плотвичек. Может бабушка ухи сварит. Три карася – это для ухи в самый раз. Васька шёл и думал, как бабушка обрадуется улову.

 Тут приятные размышления об обеде были бесцеремонно прерваны. На тропинку, прямо перед мальчиком выскочил волчище.  Васька от неожиданности замер. Откуда в здешних местах волки? Тут и лесок маленький, даже зайцы не водятся. Что волку здесь делать?

- Ты кто такой? – рыкнул на Ваську волк.

- Васька! – Мальчик даже не успел удивиться, что волк говорящий.

- Кот что ли?

- Нет. Мальчик.

- А что имя кошачье?

- Не кошачье. Человеческое. Василий я! А коротко – Васька.

- Жаль – вздохнул Волк.

- Чего жаль?

- Жаль, что ты Васька, и даже не кот. Был бы Иваном, я б тебя съел. А ещё лучше козликом или бычком. Эх, есть хочется.

Тут Васька сразу перестал бояться волка. А чего его бояться, если он только Иванами питается.

- А рыбу ты случайно не ешь? Карасей, например?

- Рыбу?  Дай подумать, - Волк почесал загривок и забормотал – Лисичка-сестричка, лисичка-сестричка….

- Ем рыбу! – радостно воскликнул Волк.- У тебя что, рыба есть?

- Есть! Свежая! Три карася и пять плотвичек. Только что наловил!  – Загордился Васька.- Будешь?

- А давай! На безрыбье и карась рыба.

Васька отдал ведро с рыбой волку, и тот начал шумно есть. 

- Эх! Хороша рыбка! Только мало.– Волк облизнул морду. – А больше нету?

- Не, это всё!

- Жаль! Мало наловил. Ну, да ладно. Спасибо тебе, добрый молодец! – и тут волк задумался и недобро сверкнул глазами. – Слушай, а ты случайно не добрый молодец?

Васька почуял подвох в этом вопросе:

- Да ну! Какой из меня добрый молодец! Ни роста, ни косой сажени в плечах, ни силищи. Мальчик я ещё. Среднего размера.

- Да? – Волк с сомнением осмотрел Ваську. – Жаль! А то мне можно молодцев есть. А вот с мальчиками среднего размера иметь дела не приходилось.

- А что у тебя за диета такая выборочная?

- Обычная диета. Сказочная. Я ж сказочный волк, а не обыкновенный, вот и приходится выборочно питаться. А сейчас совсем туго стало: Иваны-дураки в школе учатся, Иваны-царевечи по лесам не шастают, дома сидят, Красные Шапочки и те обленились пирожки бабушкам носить. А козы по семь козлят не заводят. Есть нечего. Вот думал, может тут у вас в лесочке, что-нибудь вкусненькое попадётся.

- У нас даже зайцев нет. Ни то, что козлят.

Волк вздохнул и почесал задней ногой за ухом. Среди шерсти на брюхе у него сверкнуло что-то металлическое.

- Волк, а что это у тебя на брюхе такое блестит?

- А? Что? Где?

Волк стал оглядывать себя.

- Это что ли? - и он ухватился когтём за металлическую пластинку на животе.

- Ага. Это.

- Это самое лучшее изобретение на свете! Застёжка-молния, называется.

- Молния? Как на одежде что ли?

- Ну да! Она самая!

- А зачем она тебе?

- Ха! Зачем! Спрашиваешь? Да я без неё жить не могу. Понимаешь, какое дело. Работа у меня тяжелая и вредная для здоровья. Съешь кого-нибудь, а потом по сказке надо, чтоб мне живот вспороли, и этот кто-нибудь вышел бы целый и невредимый. Ему хорошо! Я глотку раздираю, заглатываю его, чтоб он целым в желудок упал. А потом мне ещё и живот вспарывают, чтоб этот неженка вышел и ни за что не зацепился. А мне живот зашивать, швы накладывать. Ждать, когда заживет. И есть всё это время нельзя, чтобы швы не разошлись. Да и шрамы остаются. Вот я и решил молнию вставить. Сходил к храброму портняжке, он мне молнию и вшил. Удобно! Надо вытащить какую-нибудь Красную шапочку – молнию открываешь,  и, пожалуйста, выходи Шапка целая и невредима и бабушку с собой прихвати. Молнию закрываешь и тоже целый и невредимый дальше по лесу идёшь, злодеяния творишь.

- А зачем ты злодеяния творишь?

- Профессия такая! – вздохнул Волк. – Сказочный злодей. Редкая специальность, потому что вредная очень. Заметил, наверное, по сказкам, как нас плохих героев мало. По пальцам можно пересчитать: я – Серый Волк, Кощей Бессметный, Баба Яга, Змей Горыныч, Лихо, злая мачеха,  Кикимора. Ну, и Леший с Водяным на полставки подрабатывают. Двуликие, то за злодеев играют, то за добряков. Вот и всё. А добрых сколько, всех и не упомнишь, одних Алёнушек, да Елен целый взвод. У них рай, а не работа: все их любят, хвалят, равняются на них. А нас злодеев только ругают. И никаких почестей и благодарностей за наш тяжёлый труд. А без нас, между прочим, сказки были бы скучными и неинтересными. Не популярная профессия. Молодежь всё в положительных героев стремится, а к нам никто не идёт. Дефицит кадров. Мне вот уже на пенсию пора, а замены нет. Один волк на все сказки. То там съешь коня, то тут к бычку приклейся. И даже молока за вредность не дают. Эх!

- Да, тяжело вам, - посочувствовал Васька.

- Тяжело! – Вздохнул Волк. – И голодно!

Он задумчиво рассматривал Ваську, и глаза его недобро сверкали.

- Слушай, а ты с профессией ещё не определился?

- Нет вроде. Рано ведь ещё. Ну, может программистом стану, как папа.

- Тьфу! Программист. Не русское какое-то. Вот скажи: программист.

- Ну, программист.

- Слово сказал, а образа в голове не возникло. Пустое слово, нематериальное. И работа такая же. Толи дело «сказочный злодей»! Сколько ассоциаций ярких, сколько образов. Не жизнь, а сплошное приключение. Хочешь, в ученики тебя возьму? Посмотришь, что к чему, а там может и понравится.

- Ну, не знаю.

- Да, я ж тебя только попробовать зову, так сказать пробное путешествие. Ты ничего не теряешь. Не понравится, так распрощаемся. А понравится – пойдёшь в ученики. Работа не тяжёлая. И занятость не на весь день.  А положительных моментов столько, что все друзья тебе завидовать будут. Попутешествуешь по сказкам. Небось, вживую, то в сказках не был?

- Не был.  А что делать надо? Если глотать кого, то я не согласен. Я не умею, не жуя, есть. Да и вредно это.

- Нет, глотать никого не надо, с этим я сам как-нибудь. Мне бы парламентёр нужен, понимаешь, чтоб уговаривал положительных персонажей по-хорошему расходиться. А то они чуть что, сразу с кулаками кидаются. Какие они после этого положительные?! У меня возраст уже не тот, раны не как на собаке заживают. Я по натуре не жадный: все отдам, всех выплюну, уйду, куда надо. Но меня не слушают. Орут: «Волк, волк!» И с кулаками кидаются. Может, ты парламентёром будешь выступать?

- Парламентёром? Не знаю. Не пробовал ещё. Можно, конечно.

- Ну и это. Ещё помощь нужна такая деликатная. Понимаешь, у меня ж рук нет, а лапами неудобно. Это ж, всё-таки человеческое изобретение. Да и шерсть мешает. Застревает всё время. Я сам долго мучаюсь, чтобы застегнуть.

- Тебе что надо помогать молнию застёгивать? – Васька скривился.

- Так не часто ведь. Не в каждой сказке, мне живот вспарывают. Но вообще было бы неплохо, если б рядом были ловкие руки.

Васька сомневался.

- Ты о плюсах-то не забывай! В сказках побывать. Можно из лета в зиму попасть! Изо дня в ночь мигом перемахнуть. И землю другие посмотреть. Сказочные! В лесах погулять дремучих!  В болотах топких! Ой, нет, в болота ходить не будем,– уговаривал Волк.

- Ладно, я согласен.

- Вот и отлично. Я к тебе заскачу, как на очередное злодеяние пойду, - обрадовался Волк.

Он потянулся и спрыгнул с тропинки. Будто его и не было.

- Дурень! – заухал филин.

- Да ну тебя, зануда! – Отмахнулся от птицы Васька и поспешил домой.

 

Хвост в проруби

 

Васька пропалывал капустную грядку. Не самое это весёлое занятие для мальчишки – грядки полоть!  Но делать нечего, бабушке тоже помогать надо. Тут из кустов лопуха возле забора кто-то свистнул. Васька обернулся. Между лопухов сверкал недобрый волчий глаз.

- Иди сюда.

Мальчик подошёл к кусту.

- Ты залазь, так удобней будет. Мне показываться нельзя. Бабушка увидит – кричать будет. Терпеть не могу женские крики. Слух режет.

Васька на четвереньках залез под лист лопуха. Под кустом, оказалось удивительно просторно. Будто маленькая пещера с зелёным сводом.

- Ну что, не передумал? Пойдёшь в помощники? – спросил Волк.

- Пойду.

- Ну, тогда пошли.

Волк поднялся и направился в противоположный конец зелёной пещерки.

- Так я ещё не закончил грядку полоть.

- Не когда ждать. Ты уж решай, что тебе дороже: приключения или грядка.

- Ну, я же обещал до обеда всё сделать.

- Так успеешь! Мы до обеда управимся.

Волк нетерпеливо вильнул хвостом и скрылся за листом лопуха. Васька оглянулся на не дополотую грядку и полез следом за волком.

Мальчик вылез из лопуха и провалился в сугроб.   Вокруг был зимний лес: деревья голые, снега по колено, на небе серые тучи. А Васька в майке и шортах на босу ногу. Ещё кепка на макушке, чтобы голову не пекло.  В такую погоду ушанка бы больше подошла.

- Вот холодрыга! Волк, ты где? – Васька перескакивал с ноги на ногу, оглядываясь по сторонам.

Волка нигде не было видно, следов на снегу тоже не было.

Тут Васька услышал вдалеке жалобный волчий вой. Он кинулся в ту сторону. Бежать по лесным сугробам было тяжело, а бежать без тёплой одежды, ещё и холодно.  Васька проскочил между деревьями и выбежал на берег реки. Посреди реки  возле проруби сидел Волк и жалобно выл. Хвост его уже вмёрз в лёд. Со стороны деревни шли женщины с вёдрами и коромыслами. Волк, заметил их и завыл ещё жалобнее. 

Васька подбежал к проруби.

- Что ж ты не предупредил, что тут зима! Я ж без одежды! Замёрзну! Заболею! – Васька стучал зубами.

- Извини, забыл, что тебя шерсть не греет. Старый я стал.

- Ладно. Давай лёд разбить попробую, пока тётки не набежали.

Васька начал долбить пяткой лёд. Но лёд не поддавался.

- Слушай, вот у тебя живот на молнии. Может у тебя и хвост на пуговицы? Есть же сказка, в которой ты хвост обрываешь.

- Нет, хвост у меня не съёмный. Хотя мысль хорошая, надо будет запомнить

- В общем, лёд без инструмента мы не вскроем, надо что–нибудь  тяжёло.

Он посмотрел по сторонам: ничего тяжелого на реке не валялось.

- Вот и бабы – Волк глянул в сторону деревни. – Сейчас бить будут.

Васька посмотрел на приближающихся женщин и прищурил глаза, видать, что-то придумал.

- Не бойся, не будут. Идея есть! Как думаешь, я в твой живот помещусь?

- Обижаешь! Я, таких как ты, могу человека три заглотить.

- Хорошо. Делай, что я говорю, и никто тебя бить не будет. Ложись и не двигайся. Будешь играть роль шубы.

Волк лёг на бок,  Васька расстегнул ему молнию на животе. А тут и бабы подошли. Они сбились в кучу и переводили взгляд с волка на мальчика. Одна женщина не выдержала и воскликнула:

- Ой, бабоньки, волк!

А вторая ей завторила:

- Смотрите, ребёнок голый посреди зимы!

- Замерзнет же на смерть!

- Вон синий уже!

- Что ж в мире твориться?! Детей без одёжи на мороз выгоняют, изверги!

- Может, на него волк напал?

Васька решил вмешаться.

- Не напал на меня никто. Это шуба моя лежит. Я тут рыбу ловил на хвост, а прорубь замёрзла. Не могу хвост вытащить! Я б в деревню пошёл, но я без шубы не могу – замёрзну. Вот сижу здесь, жду добрых людей в помощь.

- Совсем, малец, голову отморозил. Небылицы рассказывает. Где ж это видано, чтобы шуба так на волка смахивала.

- Да шуба эта. Я бы без неё сюда не дошёл бы – замёр. Мороз вон как прижимает.

- А, может, тебя волк выкрал?  И за голову сюда притащил, вот ты в уме и повредился. 

- Эх, вы не верующие! Сейчас я вам покажу, что шуба это моя.

Васька забрался в отверстие в животе и шепчет волку: «Ты лапами передними помахай».

Волк лапами замахал, а Васька из живота кричит бабам: «Вон видите, я руками вам из шубы машу».

Вылез Васька снова на мороз и спрашивает:

- Ну, как верите мне?

- Чудеса! – удивились женщины.

- Помогите хвост вытащить. Шуба редкая, портить её не хочется.

Женщины сбегали в деревню за ледорубами и быстро волков хвост из проруби вытащили.

- Спасибо вам, добрые женщины. Мне пора.

- Куда это ты собрался? Негоже ребёнку одному зимой разгуливать. Да ещё в такой шубе. Пошли в деревню. До весны у нас останешься. Мы тебе и полушубок нормальный дадим и валенки.

Васька не решился спорить. Залез в живот волка и шепчет: «Иди на задних лапах, будто это я в шубе».

Волк неуклюже поднялся и, качаясь, поплёлся в деревню в окружении баб с коромыслами. Завели женщины мальчика в избу. Васька из Волка вылез и распоряжается: «На гвоздь шубу мою повесьте, чтоб не помялась». Бабы покряхтели-покряхтели, но повесили волка за загривок на гвоздь в сенях.

- Ну и тяжелая же у тебя шуба! Как ты её носишь?

- Зато тёплая.

- Ну, ничего, будет у тебя хороший овечий полушубок, тоже тёплый. Иди в горницу, чаю попей, согрейся.

 

Лутонюшка

 

Пока Васька отогревался, пришёл староста местный знакомиться.

- Сирота, небось? – спрашивает староста.

- Сирота – отвечает Васька.

- У нас останешься в деревне. У старухи Матрёны поселим. Она старая, одна живёт, ей помощник нужен. Пойдёшь к Матрёне жить?

- Пойду, - Васька решил не спорить и на всё соглашаться. Если что, то от старушки легко будет убежать и домой вернуться.

 - Хорошо, допивай чай, тебе тут валенки и полушубок приготовили. Одевайся, и пойдём знакомиться с Матрёной.

Васька чай допил, оделся и вышел вслед за старостой в сени.

- А волчья шуба моя где?

- Выкинули её. Негоже ребёнку в волчьей шкуре ходить.

«Если и, правда, выкинули, то Волк теперь на свободе. Пора и мне выбираться» - думал Васька, пока шёл вслед за старостой по деревне.

Дом старухи Матрёны стоял на самой окраине. Был он низенький, кривенький, по самую крышу засыпанный снегом.

Староста постучал в дверь:

- Открывай Матрёна Тимофеевна. Я тебе гостя привёл.

Дверь скрипнула и отворилась. На пороге стояла старушка старая-старая. Спина у неё была сгорбленная, нос длинный, чуть ли не до самого подбородка, а лицо так сильно морщинами изъедено, что даже глаз не видно. Ваське, эта старушка совсем не понравилась.

- Вот, Матрёна Тимофеевна, привёл я тебе мальчика в помощники. Пусть у тебя живёт, по хозяйству помогает. Дрова рубит, воду таскает, – староста подтолкнул Ваську вперёд.

- Мальчик – это хорошо. Я люблю мальчиков, – проскрипела старушка.

- Вот и ладушки! Знакомьтесь, обживайтесь. Если что зовите, – и он, развернувшись, потопал обратно в деревню.

Старушка сразу дверь захлопнула и засуетилась вокруг Васьки.

- Ну, ты шубу-то снимай. Посмотрим на тебя. Хороший ли ты помощник.

Васька осторожно стащил полушубок, а сам за старушкой следит. Ох, не нравится она ему. Какая-то подозрительная.

- Бабушка, отпустите меня. Мне домой надо.

- А чем тебе здесь не дом?

- Да у меня своя бабушка есть. Мне ей помогать надо. Она одна в деревне живёт. Может, я пойду?

- Да куда ж ты пойдёшь- то в такой мороз. Останься у меня до весны. По хозяйству поможешь.

- Я бы рад помочь, но мне домой надо. Я здесь случайно оказался. Меня волк в сказку завёл. У нас в деревне сейчас лето, а тут зима. Мне обратно в реальный мир надо вернуться.

Старуха задумалась, и глаза ей под складками морщин как-то недобро сверкнули.

- Волк, говоришь, тебя сюда завёл. Знаю-знаю, это проказника. Много он мальчишек посманивал да посъедал. А как к стенке его прижимаешь, так отнекивается сразу, что только царевичами и козлятами питается. Как же ты собрался к себе возвращаться?

- Вернусь, на то место, где появился здесь, а там что-нибудь придумаю.

- Ничего у тебя не выйдет. Попасть в сказку легко, а вот выбраться ещё уметь надо. Хорошо, что тебя ко мне привели. Я давно на свете живу, много чего знаю: как в сказку попасть и как из неё выбраться.

-И как выбраться?

- Через трубу в печи, конечно. Вылетишь по дымоходу и дома окажешься.

- Через трубу? - Васька с сомнение взглянул на большую печь, стоящую посреди избы.

- А то! Самый надёжный способ. Я тебе пособлю.

Старуха ловко подскочила к печи, достала большую деревянную лопату и положила на пол.

- Садись на лопату. Я тебя мигом в печь запихну, и ты через трубу вылетишь.

Васька чуял неладное. Не нравилась ему это Матрёна Тимофеевна.

- Ты что боишься? – старуха, будто мысли его прочитала. – Не боись. Уж не думаешь ли ты, что я тебя жарить буду. Печь-то не затоплена.

Васька глянул на печь и подумал: «Она, конечно, не затоплена, а вдруг в ней огонь включается после того, как еду ставят, как у нас дома на плитке электрической».

- Давай, не робей. А то передумаю. И будешь тут всю жизнь в деревне куковать.

- Ладно, можно попробовать. -  Васька подошёл к лопате, и успел только переступить одной ногой через неё, как старушка ловко перехватила лопату, будто только этим всю жизнь и занималась. И если бы Васька не успел растопырить руки-ноги, то вмиг очутился бы в печи.

 - Ну, кто так садится! – с досадой воскликнула Матрёна Тимофеевна. – Калачиком надо!

- Как это калачиком? Я не умею. Показали бы, что ли!

- И чему вас только учат в школе? Слезай с лопаты.

Ваську долго уговаривать не пришлось.

- Ох, молодо-зелено! Ничего-то вы не умеете! – Заворчала старуха, усаживаясь на лопату. – Гляди как надо! Ноги к себе прижимаешь, руками колени обнимаешь, голову наклоняешь.

Васька сразу сказку вспомнил про Лутонюшку, где мальчик бабу Ягу в печку запихнул: «Интересно, а как же он, такой маленький, поднял лопату с бабой Ягой? Лёгкая она что ли? Надо попробовать, пока есть возможность".

Васька за черенок лопаты схватился, чтобы бабушку поднять. Да не тут-то было. Лопата тяжёлая, будто не старушка ветхая на ней сидит, а слон! Матрёна скатились с лопаты, и давай хохотать, потом через себя перекувыркнулась и в волка превратилась.

- Ой, насмешил! Тоже мне богатырь. Во мне почти центнер весу, а ты меня на лопате поднимаешь!

- Волк! Это ты! Ты зачем в старуху превратился?

Волк сразу смеяться перестал, нервно хвостом завилял.

- Я тебя проверял.

- Что проверял?

- Влезешь ты в печь или нет.

- А может ты меня съесть хотел?

- Может и хотел, да не вышло ничего.  Умный, больно, в печку не полез.

- Так ты вроде говорил, что тебе по диете не положено мальчишек есть.

- Мне не положено, а Бабе Яге можно. Особенно если мальчишки такие глупые, что сами на лопату садятся.

- Значит, ты меня обманул.

- Конечно, я же злодей. Разве можно злодеям верить?

- Вижу, что нельзя. Верни меня домой.

- Иди. Дверь вот она. Никто тебя не держит.

Васька бочком проскользнул к двери.

- Вась, ещё пойдёшь в сказку?

Мальчик, прищурил глаза и задумался:

- Хорошо, если обещаешь больше не пытаться меня съесть, то пойду.

- Конечно, обещаю! – усмехнулся Волк, и глаза его недобро сверкнули.

Васька усмехнулся в ответ, отворил дверь и выскочил на улицу. И оказался снова у себя на грядке. Обернулся: ни избы, ни волка. А тут и бабушка на веранду вышла – обедать зовёт.

 

Волк сидел на опушке леса и выл на луну. В бледном лунном свете застёжка на его животе отливала серебром.

«Парень мне попался не промах. Такого так просто не съешь! Чтобы ещё такого хитрого придумать?»

Рядом на дереве заухал Филин:

- Уху-уху!

- Чего тебе? – огрызнулся Волк.

- Уха-ха! Не съел мальчишку, дырявое брюхо?

- Съем. Никуда не денется. В следующий раз хитрее буду.

        Васька спал в своей кровати и сквозь сон слышал тревожные крики филина.

 

Похожие статьи:

РассказыРусалка

СтатьиРусская нечистая сила

РассказыБлюдце с молоком

РассказыНочь осеннего равноденствия

РецензииО сказках. Рецензия

Рейтинг: +6 Голосов: 6 910 просмотров
Нравится
Комментарии (6)
Жан Кристобаль Рене # 29 июля 2015 в 14:25 +2
И сюда плюс! Отличная сказка! )
Мошев's # 30 июля 2015 в 08:24 +2
Спасибо!
Впечатлительная Марина # 29 июля 2015 в 15:16 +1
Да, ПЛЮС!!! Мне эта сказка о-о-очень понравилась. Люблю веселый позитив.
Мошев's # 30 июля 2015 в 08:24 +2
Спасибо!
Леся Шишкова # 17 августа 2015 в 18:16 +1
Так вот кто рассказал эту интересную и красочную историю про волка с молнией на животе! ;))) Хорошая сказка, начиная с названия! :)))
Евгений Вечканов # 29 октября 2015 в 19:47 +1
Мне эта сказка тоже ещё на конкурсе понравилась ( не помню, правда, что я тогда написал)))
Плюс в любом случае!
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев