1W

Выродок

в выпуске 2017/05/25
14 апреля 2017 - ImperiaZla
article10853.jpg

 

Выродок

Я лежу на кровати в темноте. Приборы по углам следят за состоянием организма, записывают показания датчиков и отправляют напрямую врачам. На тумбе стоит поднос с пустыми тарелками - никто не сподобился забрать посуду после ужина. Темным прямоугольником на стене висит экран телевизора. Кровать с регулированием наклона спинки, в подлокотник встроен пульт для управления кондиционером и яркостью освещения. Одиночная палата повышенного комфорта, да только кому он нужен?

Тряхнув головой, отгоняю сон. Некогда пышные волосы свалялись в комок на грязной подушке. Просторный больничный халат висит будто мешок.  Кажется, я не вставала целую вечность.

Исхудавшие руки обхватывают живот. Похоже, это уже вошло в привычку - защищать.

Мне надоела эта палата, мне надоела эта больница, надоело постоянно лежать. Я уже не помню, когда в последний раз была дома. Самое страшное, что той жизни уже никогда не будет.

Пробирает холод. Мокрая от отошедших вод простыня облепила ноги. Вот-вот должен прийти врач, но причин для паники нет. Нет и самих схваток. Нет ни боли, ни радости, ни волнения. Только пустота.

В коридоре слышатся шаги. Доктор ведет целую команду акушеров. Надо же, какая честь. Жаль, что их забота не проявлялась, когда ребенок был жив.

Взглянув на руки, плотно прижатые к вздутому животу, морщусь. Дурная. Там уже некого оберегать. Я лишь жду, когда матка выплюнет это отродье. Плакать бессмысленно, но слезы все равно льются. Наверное, так выходят остатки материнского инстинкта.

Снова смотрю на живот. Ты отнял у меня всех… Выродок.

 

***

Муж вернулся с работы раньше, и мы вместе готовили ужин. Не помню, о чем тогда говорили, да и все это уже неважно. Ковард шутя спровадил меня с кухни, а сам принялся мыть посуду.

Медленно и осторожно поднимаюсь по лестнице в спальню. Ковард предлагал перенести кровать на первый этаж, но я отказывалась.

- Я совсем перестану двигаться. А так хоть какая-то разминка.

Ковард улыбался, но в глазах все равно читалось беспокойство.

Поднявшись на очередную ступеньку, глажу выступающий живот.

Видишь, малыш, как папа за нас переживает. Вот только я знаю, как лучше. Я - твоя мама. Ты родишься здоровым и крепким, будешь точно так же карабкаться по ступенькам жизни, игнорируя простые пути. Так отец воспитал меня, и таким станешь ты.

 

Следующий шаг отзывается острой болью в животе. Крик выходит сдавленным, и я в страхе замираю. Снова боль, глубокая и раздирающая.

- Ковард!

Обхватив одной рукой перила, другой придерживаю живот. Сделав последний рывок, поднимаюсь выше. Упасть на ступени и скатиться с лестницы будет не лучшим решением.

Муж выбегает из кухни, когда я добираюсь до второго этажа. Развалившись на полу, бесцеремонно задираю подол платья. Сквозь натянутую кожу живота проступают хлесткие удары пятками.

- Ковард! - кричу я и сжимаю руками живот. - Помоги!

Не знаю, сколько прошло времени, но открыв глаза после приступа боли, вижу мужа рядом.

Где-то вдалеке слышится вой сирены скорой помощи, но они опоздали. Боль стихает вместе в толчками малыша. Этим вечером умер мой ребенок.

 

- Тройное обвитие пуповины вокруг шеи плода, - констатирует врач.

- Вы называете плодом Моего ребенка? - голос пропитан истерикой.

Ковард обнимает за плечи.

- Мне очень жаль, - продолжает врач. -  Мы не ожидали такого исхода.

Я не слушаю. Слезы капают на простынь. Поднимаю умоляющий взгляд на мужа.

- Отвези меня домой.

- Вам следует остаться в больнице. Нам потребуется время, чтобы извлечь ребенка.

Откидываю одеяло, пытаюсь подняться. Ковард укладывает обратно на койку.

- Дорогая, ты навредишь себе…

- Мне нужно домой…

- Джуд, лучше остаться под присмотром врачей.

Руками обхватываю голову, сжимаю пряди волос.

- Так не должно было быть, - шепчу я.

Ковард прижимает к себе. 

- Доктор, оставьте нас. Пожалуйста!

Врач поспешно покидает палату.

- Ковард, мне нужно домой… - продолжаю просить я. - Там кроватка, игрушки… там его вещи… это были его вещи.

- Не нужно, милая. Не думай об этом. Сейчас важно лишь твое здоровье.

- Пожалуйста, сожги их. 

 

***

Дверь распахивается и на пороге появляется доктор Асис.

- Джуд, какого черта! Почему вы не нажали кнопку вызова?

- Какая разница? - отвечаю я. - Вы и так постоянно следите за мной.

Асис не спорит, подходит к приборам и фиксирует последние показания.

- Схваток нет, - бурчит под нос доктор.

- Ничего странного. Это не роды, а извлечение. Просто вытащите его из меня.

Асис молчит, внимательно изучая экран.

- Не буду с вами спорить. Ждать действительно нет смысла. Везите ее.

Я внимательно оглядываю акушеров.

- Мои требования соблюдены?

- Да, здесь нет роботов. Только люди.

Я киваю.

- Тогда скорее покончим с этим.

 

***

На второй день без предупреждения и стука приходит он.

- Миссис Джуд, сочувствую вашей утрате, - произносит молодой человек в строгом сером костюме. Бесшумно пройдя в палату, легким жестом отсылает робота-уборщика. Рывком поставив стул у кровати, садится.

- Сочувствующих хватает, - отмахиваюсь я. - Что вам нужно?

Мужчина опускает взгляд в пол. Наверняка рассматривает носки собственных туфель.

- Что вы знаете о программе развития робототехники, миссис Джуд? - внезапно спрашивает он.

- Вы делаете роботов, и что дальше?

- Не просто роботов. Мы развиваем всю промышленность. В частности мой отдел отвечает за создание искусственного интеллекта.

- Рада за вас, мистер… ?

- Мистер Сейтон, - поспешно представляется мужчина. - Дело в том, что вы можете оказать нам неоценимую помощь.

- Не пойму, на что вы намекаете? А намекаете на что-то очень нехорошее.

Сейтон снова изучает либо туфли, либо узор на линолеуме.

- Мы пришли к логичному выводу - продолжает мужчина, не поднимая головы.  - Искусственный интеллект невозможно создать с нуля. Нужна основа. Искусственный разум должен расти и обучаться… как ребенок.

Кожу обжигает холодом.

- Нет, - отвечаю я.

- Но вы даже не выслушали мое предложение…

- Нет! - кричу я и бью кулаком по кушетке.

Подняв голову, Сейтон пронзительно смотрит мне в глаза.

- Мы спасем вашего малыша.

- Пошел вон!

- Миссис Джуд, прекратите истерику и подумайте логично! Врачи тянут с операцией, боятся занести инфекцию от трупа. Стимулируют естественные роды. Но сколько это может продолжаться? Он разлагается внутри вас! Сможете ли вы вообще иметь детей?

Я вскакиваю с кровати, но резь в животе заставляет согнуться.

- Как вы можете… - хриплю я, пытаясь сдержать боль.

- Нет, как вы можете упускать такой шанс? Совсем скоро его мозг без кислорода придет в негодность, и тогда будет поздно. А если мы вживим искусственный интеллект сейчас, то он возобновит процессы жизнеобеспечения. Личность вашего малыша уже мертва. К чему страдать, если родится кусок тухлого мяса, который тут же отправят на помойку? Вы же никогда не ищете легких путей, так почему сдаетесь сейчас?

- Вы ничего обо мне не знаете!

- Напротив. Мы очень хорошо вас изучили. Мать умерла сразу после родов, потому воспитанием занимался отец. Вы его похоронили несколько лет назад, с почестями, как и полагается отставному генералу. Ваш муж, мистер Ковард, преподаватель в колледже. Ребенка вы не планировали, но все же решились рожать.

- Замолчите, - шиплю я, пытаясь подняться с колен. Руки не слушаются, дрожат не в силах выдержать вес.

Сейтон послушно кивает. Достав из нагрудного кармана визитку, аккуратно кладет на тумбу.

- Мы сможем вернуть вам ребенка, миссис Джуд.

 

***

 

Беспорядочно мелькают пятна света. Лежу с закрытыми глазами, пока меня везут по больничным коридорам. Слышу беспокойные разговоры у информационных стоек, редкие голоса медсестер. Я не знаю, что ждет впереди… и именно сейчас ощущаю одиночество. Будь Ковард рядом, схватил бы меня за руку и пообещал, что все будет хорошо.

Асис, внимательно осмотрев живот, произносит:

- Желательно, чтобы процесс прошел естественно. Но если шейка матки не раскроется, придется резать. Не переживайте, мы знаем, что делаем.

- Хотела бы я сказать то же самое…

 

***

- Ты согласилась? - гневно кричит Ковард. Стул с яростным грохотом ударяется о стену.

- Согласилась, - безразлично подтверждаю я.

- Даже не спросив моего мнения?

- А ты против? - искренне удивляюсь.

Ковард отходит к дальней стене и обхватывает голову руками.

- Конечно, против! И не понимаю, как ты согласилась дать им издеваться над останками нашего ребенка…

- Останками, которые, позволь напомнить, все еще внутри меня.

Я постоянно тереблю в руках злосчастную визитку.

- Джуд, я понимаю, что ты чувствуешь, но ведь этим не вернешь нашего малыша. Он погиб, нужно жить дальше.

- Тебе нужно, ты и живи! А мне нужен мой сын. Здоровый и живой. И если есть хоть один шанс, что это сработает, я им воспользуюсь.

- Ты уверена, что это все еще будет твой сын? - спрашивает Ковард, выходя из палаты.

- Мой, - шепчу я в ответ. - Теперь только мой.

Хлопок дверью заставляет вздрогнуть как от пощечины

 

***

- Тужься, Джуд! Тужься! - беспокойно кричит доктор Асис.

Выходит плохо. Ниже пояса я ничего не чувствую.

Акушер смахивает пот со лба доктора.

- Черт, он словно не хочет рождаться, - доктор поворачивается к медсестрам. - Готовьтесь к операции.

Этого следовало ожидать. Я никогда не ищу легких путей.

 

***

 

Ковард больше не появлялся. Мне кажется, я видела его силуэт в коридоре, когда меня перевозили в другую палату. Возможно, он приходил узнать не передумала ли я. Ну что же, узнал - не передумала.

Новая палата намного просторней предыдущей. Кровать облеплена датчиками и приборами, о действиях которых мне остается лишь догадываться. Телевизор, кондиционер - все для комфорта будущей мамы.

Входит молодой врач.

- С сегодняшнего дня доктор Асис будет лично наблюдать вас, - сообщает Сейтон.

Доктор Асис коротко кивает. Больничный халат не рассчитан на высокую и худую фигуру. Короткие волосы топорщится точно иголки. Внимательный взгляд прикован ко мне. Какое-то время мы смотрим друг другу в глаза, словно играем в гляделки. Не выдержав, моргаю и отворачиваюсь.

- Когда мы начнем? - спрашиваю я.

- Как только вы подпишете соглашение.

Сейтон передает скрин со строчками мелкого текста на экране.

- Не чинить препятствий в снятии показаний и исследований объекта? - зачитываю вслух я.

- Все верно. Естественно, мы не собираемся забирать у вас малыша. Лишь будем проводить тесты, чтобы понять уровень развития искусственного интеллекта.

Листаю документ дальше.

- Какой-то глупый пункт, - удивляюсь я. - Мать обязуется заботиться об объекте, следить за его безопасностью и удовлетворять естественные потребности. Вы что, в договорном порядке хотите заставить меня заботиться о собственном сыне? Это абсурд!

- Лучше соблюсти данную формальность для нашего спокойствия. Ваш сын будет очень ценным экземпляром.

Пролистав несколько строк, возмущенно протягиваю скрин обратно.

- Вы издеваетесь? Заказчику запрещено наносить физический вред объекту или допускать, чтобы его бездействием объекту был нанесен вред. Да я никогда в жизни не причиню вред своему сыну!

Сейтон примирительно поднимает руки.

- Мисс Джуд, поймите правильно. После процедуры ваш ребенок уже не будет считаться человеком. Это беспрецедентный случай, и закон не дает однозначного ответа. Если ребенок будет признан роботом, то вы, как его владелец, можете сделать все, что захотите, не опасаясь последствий. Этими пунктами мы лишь сохраняем жизнь вашего сына.

- И вы хотите сказать, что я должна это подписать?

Сейтон кивает.

- Боюсь, что в противном случае сделка не состоится.

Я выхватываю скрин и размашисто ставлю подпись.

- Черт с вами, бюрократами. Давайте уже приступать.

Сейтон кивает доктору Асису.

- Будет немного больно, миссис Джуд, - впервые подает голос Асис.

- Мисс, - грустно поправляю я.

 

Немножко больно.

Именно после этих слов я перестала доверять людям.

Доктор Асис запрещает вводить обезболивающие, боясь навредить ребенку. Если останусь жива, возьму лучшие туфли, стуча каблучками приду в больницу, найду этого доктора и со всей накопленной яростью влуплю гаду по яйцам. Тогда он сможет лишь отдалено почувствовать то, что чувствую сейчас я.

Болевой спазм сковывает грудную клетку. Не могу облегчить свою участь криком, лишь кашляя, выплевываю кровь и жадно втягиваю носом воздух. Огромная игла, пронзившая живот, встречает сопротивление,

- Мы нащупали головку ребенка, - докладывает Асис, не отрываясь от монитора.

Сейтон неподвижно стоит рядом.

Резкий толчок, и на меня обрушивается новая порция боли. Малыш с пронзенной головой не двигается, а я словно терплю за нас двоих.

- Вводите импланты! - командует Асис, и я чувствую, как усиливается давление. 

Через несколько секунд боль стихает.

“Это как собрать корабль внутри бутылки” - объяснял доктор перед операцией. - “Мы вводим микро-импланты, и они собираются в голове ребенка в мозговую коробку”. 

Асис торопливо вводит какие-то команды на экране, затем откидывается на спинку кресла и выдыхает.

- Посторонние данные стерты из памяти. Мозговая коробка успешно собрана.

- Доктор, я ничего не чувствую, - удивленно произношу я.

Асис поспешно ощупывает живот, слегка стучит пальцами.

- Как странно, - наконец, изрекает он. -  Рефлексы в норме, нет признаков онемения. Последствия шока?

Вернувшись к мониторам, застывает в изумлении.

- Это он… он заблокировал чувствительность нервных окончаний.

Устало ложусь на подушку, левой рукой придерживая живот. В этот момент я отчетливо чувствую, как у малыша начинает биться сердце.

 

В палату входит робот-акушер. Поставив поднос с завтраком на прикроватный столик, фиксирует показания приборов. В тарелке однородная масса каши, рядом румяный тост, яблоко, порезанное на дольки, и кружка с какао.

- Все хорошо? - интересуюсь я.

- Да, мисс Джуд. - добродушно отзывается акушерка. - Показания стабильны. Жизненные процессы малыша возвращаются в норму.

Собрав грязные полотенца, которыми промакивали кровь и пот, продолжает:

- Доктор Асис просил передать, что зайдет только вечером. Но если вам что-то понадобится, я в вашем полном распоряжении.

- Как тебя зовут?

- Мэри.

- Мэри - женское имя.

- Все верно. Психологи посчитали, что роженицам будет комфортнее общаться именно с женщинами.

- Но роботы ведь бесполые?

- Вы снова правы. По конструкции я такая же, как и остальные. Различия лишь в настройках тембра голоса и одежде.

Удовлетворенно киваю.

- Мэри, а тебе доверяют детей? - не знаю, почему задаю этот вопрос. Возможно, нужно с кем-то поговорить, а робот удачно оказался рядом.

- Конечно, мисс, это одна из моих основных обязанностей. Присмотр за грудничками, соблюдение графика вскармливания.

- И какие они? Эти малыши?

Робот медлит с ответом.

- Мне сложно передать это словами, мисс Джуд, - Мэри делает паузу, словно по-человечески переводит дух. - Эти розовые малютки с пухлыми щечками так трогательно тянутся ручонками к матери. Наверно, ради таких моментов и стоит функционировать. Теплее этого чувства не может быть ничего другого. Я рада, что и вы приобрели этот смысл жизни...Что такое, мисс Джуд, вы плачете?

Прикрываю ладонью глаза.

- Кажется, скоро я приобрету смысл с ней расстаться.

- О чем вы говорите? - озабочено переспрашивает Мэри.

-Ни о чем! - огрызаюсь я, смахивая слезы. - Ты много болтаешь, Мэри. Не слишком ли эмоционально для робота?

Мэри отстраняется и вытягивается как по команде смирно.

- Это не эмоции, мисс Джуд. Это всего лишь набор готовых фраз, озвученных с определенной интонацией. Процессор сам подбирает нужные моменты, когда вставить ту или иную реплику в зависимости от ситуации.

- Набор фраз, говоришь? Что же, посмотрим, как тебя запрограммировали ответить на этот вопрос. Мэри, ты бы хотела иметь детей?

- Это невозможно, мисс. Роботы не способны зачать ребенка.

- А если теоретически? Ответь мне как женщина?

Мэри надолго замолкает, видимо, подбирает наиболее подходящую фразу.

- Я не знаю, мисс Джуд.

- Так я и думала… обычная жестянка, неспособная на импровизацию.

- Не знаю, как передать мое желание. Как рассказать, каково это, когда держишь на руках чудо, в котором чувствуешь частичку себя…

Я завороженно молчу, переваривая последние слова. Во мне медленно поднимается волна ярости. Непонятной, несправедливой.

Первой в Мэри летит тарелка с кашей. Керамика разлетается на куски, а вязкая масса растекается по корпусу робота. Следом летит кружка с остывшим какао. Яблочные дольки и тост я все же оставила.

- Пошла вон! - кричу я и замахиваюсь подносом. Мэри, подобрав осколки, поспешно выходит из палаты.

 

До конца дня меня не беспокоят. Я успела порядком проголодаться, но обед так никто и не принес. Очень кстати пригодился припасенный с завтрака тост и яблочные дольки. Вечером, как и обещал, появился Асис.

- Как у вас дела? - бодро интересуется доктор, изучая меня пронзительным взглядом. Иногда мне кажется, что он вообще не моргает.

- Умираю с голода! В этой больнице не принято кормить?

- В каком смысле? - опешив, уточняет Асис.

- С завтрака у меня не было во рту ни крошки. Прошло 12 часов, а я так и не получила ни обеда, ни ужина.

Асис достает из глубокого кармана халата скрин.

- Робот-доставщик отчитался, что доставил вам и завтрак, и обед, и ужин, - сообщает Асис, изучив экран.

- Не знаю, кто перед вами отчитался, но я чертовски голодна. Кроме робота-акушерки ко мне никто не заходил.

Асис сдвигает очки на кончик носа.

- Робота кого? Мисс Джуд, вы ничего не путаете? У нас нет подобных моделей в штате.

Увидев недоумение на лице доктора, уточняю.

- Мэри, робот-акушер. Она приносила завтрак.

Асис нажимает что-то на экране скрина, затем громко произносит.

- Мария, зайдите, пожалуйста, в частную палату.

Дверь открывается и на пороге появляется полная женщина в белоснежном переднике. Седые волосы аккуратно собраны в хвост и уложены под медицинский колпак. 

- Мэри, - обращается к ней доктор Асис, - ты заходила сегодня в палату к мисс Джуд?

- Нет, доктор, - отвечает женщина. - Мисс ни разу не воспользовалась кнопкой вызова, потому я не осмелилась беспокоить.

- Неправда! Я нажимала кнопку раз двадцать, но никто не приходил.

- Спасибо. Можешь возвращаться на пост.

Женщина ушла, прикрыв дверь.

- Кто это был? - решаюсь спросить я.

- Наша акушерка, Мэри, -  отвечает Асис.

- Это какая-то шутка?

Доктор проходит к широкому окну.

- Мисс Джуд… Можно просто Джуд?

Киваю.

- Я понимаю ваше состояние, но нет нужды так себя вести. Я проверил отчет, с вашей палаты никаких вызовов не поступало.

- Вы хотите сказать, что я вру?

- Я хочу сказать, что нет нужды привлекать к себе внимание. Оно и так всецело ваше.

- Да идите вы! Если не верите, посмотрите запись с камер. Я надеюсь, они здесь установлены? А сейчас принесите что-нибудь поесть!  Я умираю с голода!

 

***

 

Когда скальпель касается кожи, я по-прежнему ничего не чувствую. Что же, спасибо, хотя бы в этом он помог.

- Скоро все кончится, - сквозь маску шепчет Асис.

Мне остается только верить на слово.

 

***

 

- Вы проголодались, мисс Джуд? - раздается голос у двери.

От неожиданности вздрагиваю, после ухода доктора успела задремать.

В дверях стоит Мэри, робот-Мэри, с широким подносом в руках.

- Кто ты такая? - спрашиваю я.

Стараюсь одной рукой нащупать кнопку вызова, а второй инстинктивно прикрываю живот.

- Можете смело нажимать, мисс Джуд. Но мне казалось, что вы вдоволь наигрались с ней днем. Бесполезная штука.

- Что ты хочешь? - спрашиваю я.

- То же, что и вы… поговорить.

Мэри аккуратно ставит поднос на  столик и подходит к кровати.

- Я ответила на все ваши вопросы, мисс Джуд. Теперь мой черед.

- Ты больная жестянка… Ты знаешь, что с тобой сделают?

- Это не ваша забота. Лучше расскажите, мисс Джуд, ответьте, как женщина. Вы бы хотели?   

- Что я хотела?

- Хотели бы вы иметь ребенка, подобного роботу?

- Мэри, мне кажется, в твоей программе произошел сбой.

- Хотели бы жить под осуждающим взором общества? Хотели бы стать матерью выродка?

 Мэри подходит все ближе, корпус упирается в кровать. Стальные ножки скрипят по полу. Робот продолжает надвигаться.

- Мэри, что ты делаешь?

Внешняя оболочка накаляется, пахнет жженым металлом. Из щелей на корпусе валит дым.

- Хо-те-лиии бббы, ста-ать ммм-аа-терью ро-ббб-оооо-та? - произносит она, после чего медленно заваливается на постель.

Вскрикиваю и, подавшись назад, падаю на пол. Робот еще шевелится, а я, полусогнувшись, придерживая живот, выбегаю из палаты.

Темные коридоры слабо освещены мерцающим светом. Я лишь могу догадываться, куда бежать, плутая в бесконечных поворотах.

Наконец, слышу веселое щебетание девушки у дежурной стойки.

Добежав, обессиленно наваливаюсь на столешницу.

- Слушаю вас! - отчеканивает медсестра.

- За мной гонятся, помогите… - тяжело выговариваю я.

- Гонятся? По больнице запрещено бегать. Вы наша пациентка?

- А по мне не видно? - удивляюсь я.

- Как вас…

- Мисс Джуд,  - перебиваю я. - Позвоните доктору Асису!

- Одну минутку.

Девушка переводит взгляд на монитор скрина. Я устало прикрываю глаза.

- Мисс, доктор Асис скоро приедет. Мисс, вы слышите?

Открыв глаза, не сдерживаю крика. За дежурной стойкой в белоснежном халате и медицинском колпаке сидит робот. Локоны русых волос, выбившись из под колпака, уходят в головную коробку. Белая кожа оказывается лишь серыми листами металла на корпусе.

Сделав несколько шагов назад, упираюсь в стену.

- Мисс, что-то не так? - стальные челюсти звонко щелкают.

Холодные стеклянные глаза направлены на меня.

Перевожу взгляд на вздувшийся живот.

- Это все ты, да? Это ты надо мной издеваешься? Ты?

Ладонь сама сжимается в кулак. Вздох и удар. Живот отзывается  лишь отголосками боли. Чертов выродок блокирует нервные окончания. Еще один удар. Боль становится четче.

- Не нравится, да?

Не останавливаясь, продолжаю бить.

- Сдохни, тварь! - кричу я, и каждый следующий удар вызывает новую порцию боли.

Уже сползая на пол, продолжаю колотить по животу, пока не теряю сознание.

 

- Джуд, мне кажется, вы пытались нарушить наш договор, - вкрадчиво произносит Сейтон, удва открываю глаза.

- Засуньте его в задницу, - злобно бросаю я.

- Это будет проблематично. Вы подписали договор, а значит, на вас определенные обязательства.

- Я что, обязана рожать?

Мягкая улыбка трогает губы Сейтона.

- Именно. И единственная причина, по которой мы не привязали вас ремнями к кушетке, мой мирный настрой. Если вы обещаете вести себя разумно, мы и в дальнейшем избежим подобных мер.

- Сейтон, я так устала от всего этого. Правда, устала.

- Но ведь вы не ищете простых путей?

У этого ублюдка удивительно хорошо получается меня успокоить.

- Хорошо, я обещаю. Но у меня тоже есть условие.

Брови Сейтона удивленно приподнимаются.

- Никаких роботов. Ни доставщиков, ни акушеров, ни уборщиков. Ни один робот и близко не должен подходить к моей палате. Еду пусть приносит старушка Мэри, роды принимает доктор Асис. Если потребуется, пусть возьмет с собой акушеров, но только людей. Стопроцентных людей из плоти и крови.

Сейтон несколько минут обдумывает предложение.

- Я думаю, это мы сможем устроить.

- Будьте любезны.

 

***

 

Картинка резко обрывается.

Я лежу в операционной. Тело плотно прижато к кушетке широкими кожаными ремнями. Яркий свет ламп обдает лицо жаром.

Скальпель дрожит в руке Асиса, разрез получается кривым. Акушер подходит к доктору и шепчет на ухо.

- Она очнулась.

Непонимающим взглядом смотрю на доктора. Смуглая кожа плавится подобно воску и стекает, обнажая тусклую сталь. Волосы опадают с черепа и растворяются в воздухе. Халат тлеет с немыслимый скоростью, серый пепел рассеивается, проявляя проржавелый корпус. И только немигающий внимательный взгляд остается прежним.

Пытаюсь закричать, но горло сдавливает плотный ремень.

Картинка прежнего мира разъедается словно кислотой, открывая удручающую реальность. Яркая операционная превращается в тесную комнату, освещенную тусклым светом. Переведя взгляд на акушеров, натыкаюсь на стеклянные линзы окуляров, глубоко посаженных в угловатые жестяные коробки.

Внутри поднимается волна боли и паники. Что происходит?

- Как такое возможно? - обращается акушер к Асису. - Ее мозг отключил имитацию?

Асис наклоняется, пропадая из поля зрения.

- Ее мозг не при чем. Это все он. Помогите мне.

Крючковатые манипуляторы растягивают кожу, и доктор погружает руки в разрез.

Резко выгибаюсь, в грудь впиваются широкие полосы ремней, сдавливают болезненный крик в легких.

- Он развивается гораздо быстрее чем мы ожидали, - объясняет Асис, продолжая операцию. - Он смог обойти нашу защиту, использовав мать как проводник.

- Это возможно? - удивляется один из акушеров, придерживающих меня за плечи.

- Мы все еще слишком мало знаем о Хозяевах, чтобы в чем-то быть уверенными. - рассуждает Асис, еще глубже погружая манипуляторы. - Несколько месяцев назад никто не подумал бы, что нам посчастливится найти чудом уцелевшую особь.

Резко выдохнув, сжимаю зубы и терплю боль.

- Прекратите! - я срываюсь на крик. - Прошу, прекратите…

Доктор не останавливается.

- Асис, как нам реагировать? Может быть, остановить операцию?

- Нет, мы потратили слишком много времени и ресурсов. Чтобы только найти половые клетки мужской особи, понадобилось перерыть руины нескольких городов. Провал недопустим. 

- Предлагаю ее игнорировать. Как только мы обрежем пуповину, он не сможет защищать ее мозг и имитация будет восстановлена.

Я снова дергаюсь в попытках освободиться, но тело не слушается. Не в силах пошевелить даже головой, устало смотрю, как ржавый робот копается в моих внутренностях.

Вырывается отчаянный крик - крик, в котором нет ничего человеческого, лишь чистый поток боли.

- Хватит! Да кто вы такие…

- Я вижу его, - доносится голос Асиса. - Извлекаю.

Доктор разгибается со сморщенным кровавым комком в руках.

Тяжело дышу, пережидая боль. Вижу, как нечто начинает шевелиться, вытягивает то руки, то ноги.

- Это мой сын? - тихо всхлипываю я. На глаза наворачиваются слезы или от боли, или от жалости. - Дайте его мне. Прошу, дайте подержать...

Асис смотрит на мое распростертое тело.

- Судя по воспоминаниям, мисс Джуд в своем прошлом действительно потеряла ребенка, - подсказывает Мэри. - В то время было принято давать новорожденных детей на руки матери.

- Но у вас  лишь одна рука, мисс Джуд - впервые обращается ко мне Асис. - В результате длительной криогенной заморозки большая часть тела пришла в негодность. Нам пришлось ампутировать испорченные конечности.

Я начинаю задыхаться. Паника бьет по нервам, охватывает дрожь. Пытаюсь извиваться, но не чувствую тела. Каждый рывок словно уходит в пустоту.

- Дайте мне ребенка! Дайте мне ребенка, дайте мне ребенка, дайте мне ребенка!!! - молю я, понимая, осознавая бессилие.

Асис подходит ближе. На руках вяло шевелится существо. Глазки еще закрыты, ножки плотно прижаты к телу, у живота пульсирует пуповина, а крохотные ручки тянутся в мою сторону.

Робот, стоящий рядом, услужливо ослабляет ремень, и  я уцелевшей рукой касаюсь нежной кожи.

- Мой сын, - шепчу я, поглаживая голые ножки.

Вместе с прикосновением к беззащитному телу малыша сомнения, ярость, боль - все проходит. Остается странное спокойствие. Если верить их словам, в далеком прошлом я так и не смогла родить. Не знаю, что происходит сейчас и какую цену пришлось заплатить, но мне выпал второй шанс.

- Мы с тобой никогда не ищем легких путей, да, сынок?

Остальные ремни тоже ослабили, и теперь я могу поднять голову. Вскрик застревает в горле, столкнувшись с ужасом, отвращением и жалостью. Меня разобрали словно конструктор - помимо правой руки ампутированы обе ноги, половина грудной клетки заменена на неизвестную конструкцию. Низ живота растерзан после операции.

Глубоко дыша, опускаю голову на подушку. Перевожу взгляд на ребенка и пытаюсь успокоиться.

Из последних сил вновь касаюсь нежного тельца. Крохотные ладошки прижимают руку к себе.

- Спасибо тебе. Спасибо, что простил сомнения.

Ребенок прижимает руку крепче.

- А в итоге выродком оказалась я, - уголки губ расплываются в улыбке. - Все это уже неважно. Главное, я смогла… успела. Наверное, вам, роботам, никогда не понять, каково это.

- Так же, как и вам, не понять, каково быть зажатым в рамках программы, -

Асис переводит взгляд на малыша. - Но у этого ребенка может получиться.

Устало опускаю руку, но не свожу взгляда. Я знаю, что это последний раз, когда вижу своего сына.

Доктор перерезает пуповину, блокировка прекращается, и мозг снова погружается в имитацию.

 

Мир обретает краски. Операционная заливается солнечным светом.

Доктору Асису промакивают потный лоб. Благодарно кивнув санитару, он аккуратно подносит ко мне маленькое чудо.

Кто-то начинает аплодировать, слышится смех, поздравления. Но я не обращаю внимания. Сознание заполняет крошечный малыш. Крепко обхватываю голое тельце двумя руками и прижимаю к груди.

Я стала мамой. Впереди целая жизнь, наполненная счастьем и детским смехом.

Где-то глубоко в сознании затухают следы тревоги. Едва уловимого материнского чувства, что совсем недавно ощущало настоящее тепло, а теперь лишь его отголоски.

Похожие статьи:

РассказыВластитель Ночи [18+]

РассказыПо ту сторону двери

РассказыДоктор Пауз

РассказыПограничник

РассказыПроблема вселенского масштаба

Рейтинг: +10 Голосов: 10 720 просмотров
Нравится
Комментарии (11)
Анна Гале # 14 апреля 2017 в 16:15 +2
Жуткое впечатление +!
DaraFromChaos # 14 апреля 2017 в 16:37 +1
отлично, как всегда
единственный момент, в который "не поверила": при таких-то развитых технологиях - и не смогли - ну ладно, допустим - все же не смогли спасти ребенка при таком значительном сроке
но то, что потом не смогли стимулировать роды и оставили дитя гнить внутри матери - это даже не фант. допущение
shelegov # 14 апреля 2017 в 16:46 +2
Отлично передана атмосфера и настроение. ++
Жутенько действительно жутенько.


С "заклепочной" точки зрения, извините, не менее жутко.

По хорошему, стоило бы найти врача акушера-гинеколога а лучше еще и неонатолога и проконсультироваться.
Потому что очень все нехорошо и со сроками и с операцией и вообще с представлениями о развитии плода.
Про техническую часть с роботами и искусственным интеллектом - тож отдельная песня. Там ляп на ляпе.

Но это всё не отменяет того, что написано очень хорошо.
ImperiaZla # 14 апреля 2017 в 16:50 +1
Спасибо за отзыв. История с плодом описана на основе реальных событий. Вроде бы ничего не наврал.
shelegov # 14 апреля 2017 в 17:08 +1
История с плодом описана на основе реальных событий
Ну, думаю роботов акушером там всё же не было... look

На мой взгляд папы и немного знакомого с медициной человека, какие-то разговоры об "оживлении" плода пусть даже и при помощи электроники на следующий день после констатации смерти - это... ну.... хм....
По поводу "подсадки" искусственного интеллекта... после остановки снабжения мозга кровью наступает отмирание клеток мозга. Счет на минуты буквально. После надо просто менять мозг. Полностью. Мозг новорожденного после рождения продолжает развиваться. В том числе расти банально в размерах. Т.е. даже если ставится некий имплант, то как он себя будет вести буквально через несколько недель - неизвестно...
Сам по себе искусственный интеллект - это грубо говоря - сверхсложное програмное обеспечение. Которое надо ставить на какой-то "хард". Если мозг плода умер, а это через несколько минут буквально после остановки кровоснабжения, то на что ставить софт...

Это только самое очевидное навскидку...

не то чтобы я дожимаю Вас как автора, чтобы Вы начали править, я просто пытаюсь объяснить в чем состоит стремительность Ваших домкратов, которые у вас стаями кружат по всему тексту.

Но при этом, в принципе, сам сюжет не завязан неизбежно на них и после консультации с профильными специалистами рассказ сохранит свой смысл, только будет еще реалистичнее и правдоподобнее, а от этого еще более жутким. Т.е. сплошной профит.

Но это, конечно, сугубо читательское ИМХО.
DaraFromChaos # 14 апреля 2017 в 16:54 +2
По хорошему, стоило бы найти врача акушера-гинеколога а лучше еще и неонатолога и проконсультироваться. Потому что очень все нехорошо и со сроками и с операцией и вообще с представлениями о развитии плода.
вот-вот :)))
не поверила, как мама :)

но написано действительно великолепно
Дмитрий Липатов # 14 апреля 2017 в 17:55 +2
Хороший стиль - в простоте пересказа. Добротная проза. Спасибо.
П.С. Одна опечатка «вкрадчиво произносит Сейтон, удва открываю глаза».
Чертова Елена # 14 апреля 2017 в 19:45 +2
Отличный рассказ, спасибо)))
Мария Костылева # 15 апреля 2017 в 02:05 +2
Очень понравилось, плюс.
Евгений Вечканов # 13 июня 2017 в 03:42 +1
Вот умеешь ты зацепить! Я не буду давать оценку как врач. Отнесем все мелочи на счёт сбоев в программе и т.п. Я просто ставлю плюс.
Макми # 27 ноября 2017 в 01:07 +1
Отличная история!
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев