fantascop

В поисках себя

в выпуске 2016/10/03
2 марта 2016 - GuasuMorotiAnja
article7723.jpg

Глава 1

Легкое щекочущее покалывание вырвало Анейю из объятий сна, и девушка приподнялась на постели, не очень понимая, где она и почему. Но заветный перстень-змейка с изумрудным глазком разбудил хозяйку совсем не зря. Спустя несколько мгновений раздался настойчивый стук в дверь:
- Молодой господин, проснитесь! Завтрак уже готов.
- Сейчас-сейчас, мэтр Хайф,- спросонья голос Анейи прозвучал глухо и хрипловато, но это было и к лучшему. Совсем ни к чему знать хозяину гостиницы со смешным названием «Погребок королевского чтеца» в славном университетском городе Виттенбурге, что его молодой постоялец, приехавший слушать лекции почтенных профессоров, совсем не тот, за кого себя выдает.
- Я пришлю служанку с горячей водой. Она поможет одеться…
Мысли девушки заметались вспугнутыми птахами: «Этого еще не хватало! Ради сохранения тайны специально дожидалась позднего вечера, чтобы остановиться здесь. Даже ужинать не стала, ограничившись ломтем хлеба с сыром. И тут на тебе…»
Взгляд путешественницы упал на стоящую в углу лохань, от которой до постели протянулась дорожка не до конца высохших следов. Вчера было таким наслаждением плескаться в теплой воде, смывая с себя грязь и усталость долгой дороги. А потом, не обращая внимания на большую мыльную лужу, оставленную на каменном полу, растянуться на чистых льняных простынях! Ой, а вон лежат традиционно полагающиеся по закону гостеприимства чистые камиза и брэ, на которые она вечером даже не обратила внимания, забравшись в постель нагишом.

Несколько минут прошли в лихорадочных сборах – никогда еще за свою короткую шестнадцатилетнюю жизнь внучка дожа Агилли не одевалась так быстро. Наконец, встрепанная и запыхавшаяся, она остановилась перевести дух перед старым потускневшим зеркалом. Откинула со лба непослушную каштановую прядь и удовлетворенно улыбнулась своему отражению – встретившийся с ней глазами юный паж в изящной темно-зеленой котте ничуть не напоминал исчезнувшую несколько недель назад из родного палаццо наследницу одного из богатейших семейств Пентополиса. Затем быстро запихала в дорожный мешок грязную исподницу, что могла своим покроем выдать ее пол. И вовремя: за дверью уже были слышны шаги поднимающейся по лестнице служанки.

***

- Позволите, святой отец? – в просторной нижней зале гостиницы с раннего утра было яблоку негде упасть, школяры, да и некоторые преподаватели находящегося на соседней улице Университета спешили подкрепиться перед началом долгих занятий. Но вот столик этого пожилого монаха в простой бурой с непонятными подпалинами рясе посетители почему-то обходили стороной, предпочитая тесниться за другими. Именно сюда старая служанка, чьи услуги наверху не понадобились, подвела юного постояльца и, дождавшись небрежного разрешающего кивка украшенной тонзурой головы, сноровисто водрузила на стол тарелки с нехитрым, но обильным завтраком.
- Еще кружку биттнера, Гретхен! – пробасил монах и перевел взгляд на девушку, уже начавшую уплетать за обе щеки яичницу со шпинатом вприкуску с копченой рыбой.- Решился грызть гранит науки, юноша? А в какой области знаний?

- Угу,- только и смогла промычать набитым ртом Анейя и пунцовая краска густо залила ее щеки и уши. Пытаясь сгладить неловкость, она схватила свою кружку, сделала большой глоток и чуть не поперхнулась от непривычной горечи во рту.

- Как можно пить эту гадость?! Неужели нет хорошего вина?- Анейя заметила, что почти все сидящие за соседними столами обернулись на ее возглас, и покраснела еще больше.
- Грета, и легкого медового пива нашему юному гостю,- перекрывая шум, добродушно рыкнул священник и снисходительно потрепал девушку по плечу могучей лапищей.- Для напитков дядюшки Пивнера нужна долгая привычка. И еще, молодой человек, в каждом городе свои законы. В Виттенбурге запрещено продавать вино до обедни, дабы не туманить разум школяров, занимающихся в нашем прославленном университете.
- Прошу простить мое незнание, святой отец, я только первый день в городе,- легкий медвяный напиток с добавкой ароматных трав мгновенно перебил горечь и девушка, благодарно улыбнувшись кухонному мальчишке, принесшему две кружки сотрапезникам, сделала еще один большой глоток.
- Я так и понял по выговору, ты произносишь слова мягко и быстро, как уроженцы южного побережья,- монах внимательно оглядел собеседницу и, удовлетворенно откинувшись на спинку скамьи, прибавил.- Клянусь владыкой Света, ты мне по нраву и если захочешь, то замолвлю словечко за тебя здешним профессорам теологии.
- Но я пока еще…
- Не выбрал, к чему лежит сердце?- Анейя вздрогнула, встретившись с его умным проницательным взором, проникающим, казалось, в самую душу, и подивилась насколько может быть обманчива внешность.- Мечтаешь, небось, стать магистром Естественной магии или, того выше, магии Слова?
Кстати, дядюшка Хайф,- святой отец с усмешкой мотнул головой в сторону хозяина заведения о чем-то горячо спорившего с компанией студиозусов,- питает слабость к последним, угощая раз в месяц за счет заведения. Попроси его показать книгу мэтра Анри Лайона с дарственной надписью самого автора и, ручаюсь, станешь его любимым постояльцем.
- Впрочем,- помолчав, продолжил он, не глядя на притихшую и смущенную столь внезапным напором Анейю,- я не тороплю, походи по факультетам, поинтересуйся, послушай лекции. Есть у тебя знакомые здесь в городе? Нет? Тогда подожди…
-Эй, Монкорбье! – на зычный крик от дальнего стола прибежал школяр в поношенном сюрко неопределенно-синего оттенка.- Познакомь нашего юного друга с городом, покажи университет и лучших профессоров. Да смотри у меня - без своих проделок! Помни, что твою задницу и взвесить недолго!
- Все сделаю, мессир архидьякон!
- Он, конечно, плут изрядный, но город знает хорошо,- вставая из-за стола, кивнул монах Анейе. А, уходя, коснулся ее плеча и тихонько, чтобы слышала только она, добавил.- Перстень поверни камнем внутрь. На всякий случай…
- Кто это? – поинтересовалась девушка, задумчиво глядя на удаляющуюся коренастую фигуру. И, заметив, как голодно сглотнул слюну нежданный собеседник, подвинула ему тарелку с остатками завтрака.- Бери…
- Это же его преподобие архидьякон Томас по прозванию Бурый Патер! – школяр не заставил себя долго упрашивать и яростно заработал челюстями, успевая, тем не менее толково и внятно объяснять.- Секретарь Священного Трибунала Света. Его здешние боятся больше всех некромантов вместе взятых. Откуда ж ты взялся, если не знаешь? Ой, простите, молодой господин, что я не представился по всем правилам. Франциск де Монкорбье,- встав со скамьи, он куртуазно махнул стащенным с головы беретом,- можно просто Франсуа или Франц, как пожелаете.

- Анн ди Агилли,- в свою очередь назвала себя Анейя именем троюродного брата, что давно обосновался в далеком полусказочном Леванте. И махнула рукой, чтобы собеседник садился,- давай без церемоний. И вот еще что, Франсуа, если по незнанию я буду делать что-то не по здешним обычаям, то ты подсказывай мне, договорились?

- Конечно, Анн,- просиял студиозус,- а чего ты уже натворил-то?
- Вроде бы пока ничего, но святой отец почему-то велел повернуть перстень камнем внутрь. Или тут промышляет много воров и носить драгоценности открыто небезопасно?
- Ворья, конечно, хватает, но больше на рынках,- Франсуа внимательно посмотрел на протянутую ладонь.- Да и вещица у тебя не особо дорогая: черненое серебро с изумрудом. Скорее дело в изображении – Змей сильно смахивает на герб одного имперского военачальника, что обложил наш вольный город огромной контрибуцией лет десять назад…
- Клянусь, что моя родина Пентополис,- перебила его Анейя,- к Империи не имею никакого отношения, а кольцо мне досталось от матери, умершей, когда мне было всего два года.
- Да я и не думал сомневаться в твоих словах, но береженого Бог бережет. Вдруг примут за вражеского подданного. Лучше спрятать,- он аккуратно повернул кольцо на тонком девичьем пальце.- Вот и незаметно совсем. Так что ты хочешь посмотреть в первую очередь? Факультеты? Профессоров? Город?
- А магистров магии можно?
- Да почему ж нельзя? Лекции ж у всех открытые. Давай я сегодня разузнаю все поподробнее – кто, где и когда, а завтра с утра забегу за тобой. Идет?
- Договорились…

***

Следующие несколько дней Анейя кочевала от одного магистра магии к другому, надеясь хоть чуть-чуть приобщиться к тому удивительно-пугающему потустороннему Миру, что разок открылся ей в таинственном видении далекого детства. Но тщетно. Сухие лекции навевали зеленую тоску, непонятные формулы клонили в сон, а наглядные демонстрации отдавали дешевкой ярмарочных фокусников.

- Что-то ты совсем зачах, приятель,- Франсуа, забежавший вечером в гостиницу, поглядел на нехотя ковыряющего ужин постояльца и недовольно покачал головой.- Пошли проветримся. Тут неподалеку одна такая оружейница живет… Райский сад наслаждений…

- Да ну ее,- Анейю бросило в дрожь от одной только мысли о возможном разоблачении.- Иди сам, если желаешь. Только сначала скажи мне, сильные практикующие маги в Виттенбурге есть? Или одни эти занудные старцы, что растеряли все свое умение, даже если оно когда и было? Я, правда, еще про черную магию…
- Тсс! – школяр воровато оглянулся на другие столы и понизил голос до шепота,- Ты бы еще о докторе Иоганне спросил… Но послезавтра сведу тебя в один дом, где такое практикуют. Только стоить это будет три золотых, а главное молчок!
- А на что деньги-то? – еле слышно спросила сгоравшая от любопытства Анейя. Хоть запрошенная цена и была немалой, но она согласна была заплатить, опасаясь лишь обмана и очередного шарлатанства.
- С мортусом-могильщиком договориться да свечей черных купить,- одними губами произнес Франсуа ей на ухо.- Порядок там такой, что без мертвого тела не войдешь…
- Держи,- монеты перекочевали из рук в руки,- только чтоб без обмана!
- С такими вещами не шутят!

Разбитной школяр не обманул. В назначенное время он зашел в гостиницу за истомившейся в ожидании Анейей. Завернувшись в плотные плащи с капюшонами, которые принес предусмотрительный Франсуа, они выскользнули через черный ход и растворились в суете вечерних улиц.
Как девушка не старалась запомнить дорогу, ей это не удавалось – спутник вел ее какими-то кружными путями, пару раз они проходили через маленькие лавчонки, входя в одну дверь и выходя в другую. Наконец, убедившись в отсутствии слежки, Франсуа особым образом постучал в ни чем не примечательные ворота и, что-то отрывисто сказав привратнику, быстро увлек спутницу в приоткрывшуюся калитку. Там их уже ждал провожатый. К удивлению девушки они направились не к дому, мрачной, без единого огонька, громадой высившемуся в двух шагах от ворот. Нет, тропинка, обсаженная терновником, повела их в обход здания, через темный запущенный сад к большому, сколоченному из досок балагану, весьма смахивающему на ярмарочный. Условный стук повторился и , прошмыгнув внутрь мимо зверовидного мрачного охранника, они заняли свободное местечко на задней скамье, почти в самом углу полутемного, освещенного всего двумя факелами помещения.
- Вовремя, ничего интересного не пропустили,- зашептал Франсуа на ухо спутнице, увидев на кафедре, обтянутой кроваво-черным шелком, круглолицего рыжего коротышку неопределенного возраста.- Это Пинес Порк, ассистент факультета Магии Слова. Догадываешься как его все бурши зовут? Вот именно… Все чего он может – это вызывать самых захудалых демонов, вроде властелина белой плесени или повелителя грибных мух. Ну, и еще браниться в адрес магов-конкурентов или скептиков, не признающих его гениальность и славу «основателя стервологии». Вот ругается он, честно скажу, виртуозно, любой извозчик позавидует.
Анейя разочарованно вздохнула – кажется, и здесь ее ждет обманка.
- Гляди, гляди, сейчас будет вызов демонов для посвященных,- возбужденно прошептал школяр, глядя на взывающего к «Тем Самым Силам» толстяка.- Вдруг нам повезет, и он вызовет кого посильнее?
- А демон не вырвется?- знакомое покалывание слегка встревожило девушку, но чуть поразмыслив, она решила, что тревога перстня вызвана самой возможностью появления потусторонних существ.
- Не сможет. Видишь там защитные руны? Не туда смотришь, вон там, где черные свечи горят.
- Ага, теперь вижу. А чего это он своих помощников зовет кличками какими-то непристойными?
- Чтобы демона обмануть и не дать ему завладеть истинной сущностью человека. Потому они и нарекаются чем-то вроде Ху…нах, Дай…ка…Уд… или Фу…манда…
Ну, ты же про Улисса и циклопа рассказ знаешь? Вот и …
Тут на них обернулись и зашикали сидящие впереди, и Франсуа поспешно захлопнул рот. Анейя последовала его примеру, с демонстративным вниманием уставившись на кафедру, где рыжеволосый выкрикивал очередные заклинания. Вдруг ритуальные свечи, расставленные в строго хаотическом беспорядке, загадочно моргнули, и из клубов дыма, застлавшего пентаграмму, раздался писклявый голосок:
- Как смеешь ты, смертный, тревожить мой покой?
- Именем твоим истинным и Темной Стороной Силы заклинаю тебя, Тайгерм, явись и повинуйся мне, сопровождая меня всюду!
Дымная пелена заволокла кафедру и присутствующие, все как один вскочив со скамей, запели протяжную заунывную мантру на незнакомом языке. Франсуа с Анейей волей-неволей пришлось встать и подпевать тоже, хоть они и не знали ни слов, ни мотива сего песнопения. Факелы мигнули синевато-красным пламенем и постепенно сквозь рассеивающийся дым проступила знакомая объемистая фигура с черным крысюком на плече.
- Тайгерм, повелитель испорченного воздуха, слушает и повинуется, мой господин! – пискляво отозвался крысодемон и в ноздри присутствующим ударила волна густой вони. Сидевших в первых рядах вывернуло наизнанку, да и дальним пришлось немногим лучше. Опешивший было от такой неудачи толстяк поспешил ретироваться, унося на плече вызванную нечисть, но оставив в помещении шлейф отвратного запаха. Который с большим трудом удалось перебить соединенными усилиями оставшихся магов, применивших воистину шедевры парфюмерной магии.
Лишь спустя некоторое время, когда балаган избавили от остатков дыма и вони, а посетители снова заняли привычные места на возвышении появилась эффектная тоненькая особа, точь-в-точь эльфийская принцесса из старинных рыцарских романов, в откровенно-открытом платье из необычного материала, напоминающего чешую дракона.

- Линда Смак, истинный мастер черной магии,- донеслись до Анейи чьи-то почтительные слова.

- Не знаю как по части черной магии,- склонился к уху девушки Франсуа,- а в любовных делах равных ей поискать! И с одинаковой охотой ложится в постель и к мужчинам и к женщинам…
Повелительный знак прелестной некромантки - и служки вкатили на помост несколько открытых гробов. Пламя факелов резко заколебалась, выхватывая из внезапно сгустившегося мрака только отдельные фрагменты: черный ритуальный нож, взрезавший запястье Линды, веер кровавых капель, летящий в тронутых тлением мертвецов, гротескно-непристойный менуэт вставших из гробов покойников.
А поверх колеблющегося пряного безумия мелодичным речитативом струился нежный голос красавицы:
- Именем Повелителя Темного Пламени Рольфа заклинаю: обратитесь к Иной Стороне Силы, пусть каждый освободится от пут внешних условностей и примет свой истинный облик ради блаженного слияния с Князьями Сумерек!
Из беснующегося мрака одна за другой стали выныривать крылатые тени, принимая поднимающихся людей в свои объятия. Одна из них спикировала к задней скамье, прильнув страстным укусом-поцелуем к нежной шее Анейи. Вскрикнув от неожиданности, девушка отстранилась, ладошка, зажимающая ранку, обильно окрасилась алым и тут…
- Святая Эрмандада! Всем стоять!
Не успел стихнуть смутно-знакомый повелительный голос, как черно-зеленая молния пронзила пространство, смахнув словно легкий тополиный пух крылатых кровососов. Сбитые факелы покатились по помосту, где сразу же нашлась пища огню – сухие доски вспыхнули в одно мгновение, почти мгновенно языки пламени охватив все помещение. Спасающиеся от него люди выскакивали наружу и попадали в руки окольчуженых ратников, которые сноровисто вязали сопротивляющихся и отводили к стоящей поодаль коренастой фигуре в бурой сутане.
- Этих двоих ко мне в келью,- мессир архидьякон, кажется, ничуть не удивился , увидев Анейю с Франсуа в числе пленников. Терпеливо выслушал доклад капитана арбалетчиков о схватке с поднятой нежитью и, прикинув что-то в уме, отрывисто распорядился:
- Возьмешь дополнительно три десятка человек из университетской стражи и этой же ночью тщательно обыщешь жилища каждого из задержанных. Понял? Чтобы ни одну из богопротивных некромансерских штучек не пропустили, только тогда можно будет считать город очищенным от скверны…

- Ну, несостоявшиеся чернокнижники, как же вы докатились до жизни такой? – Анейя, измученная свалившимися на нее событиями, прикорнула было на жесткой скамье в келье отца Томаса, но громогласное возвращение хозяина способно было пробудить даже давешних покойников. Впрочем, сопровождались слова добродушной ухмылкой архидьякона, а когда вошедший следом за ним послушник внес и расставил на столе бутылки вина и блюда с фруктами, девушка окончательно уверилась в хорошем исходе дела.

- А что я, Ваше Преподобие, куда просили туда и водил,- начал было заметно трусивший Франсуа, но сразу умолк, заметив нахмуренные брови монаха.
- Извини, девочка, что не предупредили о вампирах,- архидьякон щедро плеснул темного вина в глиняную кружку и подвинул ее запунцовевшей Анейе.- Но нам важно было накрыть все кубло целиком.
- Девочка… Анн?- ошеломленный школяр выпучил глаза на монаха.
- Ну, да, внучка дожа Анейя ди Агилли собственной персоной. Исчезнувшая из родного гнезда полтора месяца назад. По всем факториям Лиги разосланы письма с обещанием награды за любые сведения о пропавшей. Опекуны постарались, а?
- Вы меня отправите назад?
- Нынешние власти Пентополиса не очень-то привержены нашей Святой Вере. Так ради чего же мне делать им такие дорогие подарки?- монах хитро подмигнул юной беглянке.- Наоборот, в благодарность за помощь я напишу для тебя рекомендательное письмо своим собратьям по Эрмандаде в столице Империи, чтобы с пониманием отнеслись к твоему желанию изучить основы магии в тамошних университетах.
- Спасибо, святой отец!- обрадованная девушка пригубила приправленное мускатом и корицей вино и задала вертящийся на языке вопрос.- А все это было специально подстроено?
- Ну, что ты, милочка! – архидьякон залпом осушил свою кружку и снисходительно пояснил.- Эти двое настолько хорошо чувствуют людские эмоции, что пытаться их провести – гиблое дело. Несколько церковных лазутчиков погибли, пытаясь проникнуть в их собрания. Поэтому и нужна была такая простая и бесхитростная душа, искренне стремящаяся к знаниям, но не осознающая по молодости всей их опасности. Оставалось только поручить тебя вот этому пройдохе, да следить за кольцом-оберегом магическим зрением. Ну, и надежда была, что этот твой перстень не кем-нибудь, а самим Роже Бэконом сотворен, а потому должен был защитить свою владелицу. И ведь сработало?
- Мне почудился,- постаралась припомнить ночные быстротечные события Анейя,- кто-то огромный… Кажется, он был темно-зеленого цвета и смял тех летунов, как тряпичные куклы…
- Думается мне, девочка, что внимательно рассмотрев печатку на своем перстне, ты сможешь найти ответ на вопрос, кто это был…
Девушка хотела поинтересоваться, откуда же святому отцу так много известно о ее змеином перстне, но в разговор вмешался притихший на время школяр:
- Ваше преподобие,- к ее удивлению Франсуа был само смирение и благочестие,- а откуда вообще взялись эти двое? Я сколько ни расспрашивал в университете, но никто толком мне ответить не мог.
- Кабы удалось их взять, то узнали бы. Ну, слухи про них ходят самые разные. Что меняют пол и облик, как пожелают. И что повелевают мертвецами и демонами. Даже болтают, вроде, могут открывать дверь в Иные миры. Одно несомненно: эта парочка - уроженцы Унглянда и приближенные Рольфа, властелина Темного Пламени. Именно ему отправлялись многочисленные тела покойников для создания армий мертвецов, что сейчас опустошают долины восточного Междугорья. И ведь чего удумали некромансеры – подкупали мортусов-могильщиков и с их помощью ухитрялись менять тела в гробах на вязанки сена. Кстати, школяр, ты знаешь, что вчера было заседание университетского суда по делу некой шайки? Иль забыл - не за то воришку бьют, что ворует, а за то, что попадается?
- Ну, мессир архидьякон, может, все-таки замолвите словечко?
- Уже замолвил, потому тебя, охальника этакого, вполне заслуживающего петли, приговорили всего лишь к изгнанию! Так что сопроводишь Анейю вниз по реке – в Арелат, глядищь, и по нраву придешься тамошнему владельцу – он и сам стихами балуется и таких шалопаев, как ты охотно привечает. Да и ученые мужи при его дворе в почете. Словом, завтра и отправляйтесь!
- Благодарим, ваше преподобие,- Анейя склонилась в почтительном поклоне перед монахом, а Франсуа, облобызав перстень на его руке, подмигнул девушке и во весь голос затянул:
- В чужедальней стороне
На другой планете
Предстоит учиться мне
В университете…

 

Рейтинг: +4 Голосов: 4 1624 просмотра
Нравится
Комментарии (4)
DaraFromChaos # 2 марта 2016 в 19:02 +3
пациенту, скорее, плюсик, чем ничегошка dance
мне немножко драйва не хватило, но сие - исключительное имхо :)))

Гуасу, у нас, увы, картинки не вставляются в текст.
может, ты ссылочку в комменте выложишь? или поставишь ее иллюстрацией?
сейчас стоит милая девочка, но ведь ни-о-чемная же девочка zst
Mef # 3 марта 2016 в 00:28 +2
Почитала о крысодемоне и вспомнила аниме "Китаро с кладбища", там был один похожий крысюшный персонаж) Картинка из жизни специфического учебного заведения довольно яркая. +
DaraFromChaos # 3 марта 2016 в 00:33 +1
у японцев есть еще и просто нехорошие крысы - не оборотни, но волшебные
нэдзуми обзываются
Жан Кристобаль Рене # 3 марта 2016 в 13:18 +1
До половины дочиткав уже засыпал, а потом понеслось - мама не горюй)) Намально!))
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев