fantascop

Жизнь номер раз. Главы 20 - 22

в выпуске 2020/08/24
3 августа 2020 - Finn T
article14778.jpg

Глава 20 

 

-    Мы выиграли! – Боевой_Гнус сжал колонну руками и смачно чмокнул полированный камень. – Ха!

     Его команда – тролль и гоблин – торжествующе завопила. Тролль потряс дубиной, замазанной кровью и облепленной волосами с хвоста какого-то неудачливого кентавра. Гоблин подпрыгнул и сплясал дикий танец, похожий на джигу. 

-    Мы выиграли!

     Чел, единственный, кто не орал от радости и не смотрел на пляшущего гоблина, вдруг ухватил Хрума за руку и оттащил назад.

     Хрум выругался и застыл, изумлённо разинув рот. Колонна изменилась на глазах. Камень, похожий на красный гранит, весь в чёрных и золотистых прожилках, смялся под ладонями Боевого_Гнуса, как пластилин.

     Задрожал воздух, раздался громкий хлопок, и на месте колонны уже стоял каменный дракон.

     Боевой_Гнус взвыл от ужаса, отдёрнул руки, упал на задницу и попытался отползти. Дракон выгнул шею, опустил гранитную голову и щёлкнул пастью. Блеснули огромные золотые клыки.

     С хрустом здоровенная челюсть сомкнулась, дракон мотнул головой, и проглотил Гнуса целиком. Команда попыталась разбежаться, но рептилия протянула передние лапки, ухватила гоблина поперёк живота и тоже запихнула в раскрытую пасть. По-лягушачьи задёргались тонкие зелёные ноги, рептилия рыгнула, пропихнув тело гоблина поглубже в глотку. Потом дракон наклонился, вытянул шею и выпустил струю огня. Едва успевший отскочить тролль вспыхнул, как факел.

-    Твою ж мать! – выдохнул Хрум, пятясь и пытаясь заслониться дубинкой. Дракон перевёл на него взгляд выпуклых крокодильих глаз и прищёлкнул челюстью. – Твою мать!

     Немногочисленные оставшиеся от схватки игроки в панике метались по площадке. Один, совсем отчаянный гоблин метнул в дракона булыжником. Камень стукнул по гранитной груди и отскочил, не нанеся никакого урона.

     Чел пригляделся. На голове рептилии, между торчащих острых гребней, сияла золотая корона. Сейчас она казалась маленькой и незаметной, но она была там.

-    Хрум, отвлеки его! – скомандовал он и побежал к дракону за спину.

-    Ты спятил, придурок, – зарычал тролль. – Как отвлечь? Он меня поджарит!

-    Отвлеки! – Чел приплясывал за спиной рептилии. Его мысли крутились в голове с бешеной скоростью. Дракона можно одолеть. Нет невыполнимых заданий. Нет. Возможность есть всегда.

-    А-а-а, ешьте меня мухи с комарами! – Хрум отчаянно хлопнул себя ладонью по лбу, оскалился во весь зубастый рот и крикнул: - Эй, крокодил Гена, глянь на меня! Я твой плюшевый мишка!

     Тролль откашлялся и издал хриплый звук, в котором Чел узнал первые такты песенки, под которую любили крутить попками девицы у шеста. Хрум резво задвигал бёдрами и фальшиво запел, дубинка в его руках крутилась с бесстыдной ловкостью.

-    Глянь на меня, зайчик! – выкрикнул он, на мгновение прервав песню, и сорвал с себя кожаную безрукавку.

     Дракон уставился на пляшущего тролля выпуклыми блестящими глазами. Из приоткрытой клыкастой пасти вытекла струйка дыма.

     Чел, пока рептилия глазела на троллий стриптиз, не теряя времени, подобрался вплотную к чешуйчатой туше. Прямо перед ним возвышалась непробиваемая каменная спина, покрытая по хребту острыми зубцами. Спина оканчивалась здоровенным хвостом, заострённым на конце. Там торчали острые шипы длиной в его локоть.

-    Вот задница, - пробормотал он, отчаянно пытаясь сообразить, что можно сделать с этой плюющейся огнём зверюгой. Никакого оружия, не ножиком же в него тыкать. Он же каменный. Каменный…

     Идея возникла мгновенно. Чел прыгнул вперёд, вытянув руки, как в воду. Вспыхнул зелёный свет – это сработало бонусное заклинание прохождения сквозь стены.

     Он инстинктивно вжал голову в плечи, ожидая удара о каменный бок. Но тело дракона разошлось перед ним, как недавно стена перед Хрумом. Чел открыл глаза. Он оказался внутри рептилии. Вокруг был красноватый, с чёрными и золотыми прожилками, полумрак. Над головой возвышались округлые бока, и прямо перед ним уходил вверх драконий позвоночник с острыми зубцами отростков.

     Чел подпрыгнул, ухватился руками за позвонки и полез вверх, упираясь ногами и подтягиваясь. Скорее, скорее, пока не кончилось действие заклинания. Кто знает, что будет, может, он застрянет в этом гранитном теле, как муха в янтаре. Перед глазами выскочила зелёная полоска, она быстро укорачивалась, отбивая секунды его жизни.

     Задыхаясь, торопливо подтягиваясь на позвонках, он добрался до самой головы рептилии. Зелёное свечение уже начало угасать, когда он последним усилием протолкнул себя наверх, и уселся дракону на загривок между торчащих зубцов.

     Чел ухватился одной рукой за гребень, а другой сорвал золотую корону с головы дракона. Поглядел на цветные камушки и решительно надел корону на себя.

     С волшебным металлическим звоном золотой обруч опустился на голову игрока.

     «Задание выполнено! Вы получили предмет: артефакт «Корона»!»

     Золотое сияние разлилось над площадью. На мгновение Чел увидел Хрума, застывшего в неестественной позе с разинутым ртом и дубинкой в руке. Увидел изумлённые лица других игроков. Потом золотой свет засиял ослепительной вспышкой, и всё исчезло.

***

     Ослепительный свет лился с потолка, глаза щипало и жгло. Елена села, вцепилась в края «ванны» и судорожно закашлялась. Под ней, с боков и между ногами, бурлила зеленоватая жидкость, закручивалась винтом и уходила в сливное отверстие. По откинутой крышке капсулы ручейками стекали капли  конденсата.

-    Просыпайтесь! – между рядами капсул ходили техники, большинство крышек было открыто.

     Некоторые капсулы были уже пусты, и влажно блестели, омываемые дезинфицирующим раствором. Мокрые игроки в накинутых на плечи халатах тянулись к выходу.

-    Для первого раза достаточно, - техник без церемоний вытянул Елену за руку из ванной, сунул в руки халат. – Пройдите в душ, потом в медкабинет. Идти можете?

     Она машинально кивнула.   

     После тех кресел, в которых ей приходилось играть раньше, со шлемами и жёсткими продавленными сиденьями, это был рай. Хотя у неё тряслись ноги, горло саднило, а голова кружилась, она сумела пройти по коридору, не держась за стенку.

     В душе было шумно, толкались игроки, но свободный кран нашёлся, и она с блаженством постояла под струями горячей воды.

     Через два крана от неё какой-то парень говорил срывающимся голосом другому:

-    Жесть. Это была жесть. Ты видел? Умереть – не встать.

     А другой отвечал, отфыркиваясь:

-    Да мне по пальцу, если заплатят, пусть хоть по два раза жарят.

     Тут они пугливо оглянулись на Елену и замолчали. Все помнили правило – в реале об игре не болтать.

     В медпункте девица в комбинезоне медика помассировала ей руку и сделала укол. Равнодушно сказала, видно, уже в который раз сегодня:

-    Посидите пять минут, потом можете идти. Одежда в шкафчике.

***

     Машина не заводилась. Старая рухлядь, которая бегала только на одном упрямстве и остатках былой прочности. Елена оставила её на стоянке возле офиса фирмы, уходя играть.

-    Не заводится? – равнодушно спросил мужик в спецовке. – Можем вызвать перевозку, оттащат, куда скажешь.

     Она молча кивнула. Ей пока не заплатили ни гроша, аванс – совсем небольшой – ушёл на оплату квартиры и ремонт вот этой самой рухляди.

***

     На улице был вечер. Она пошла пешком, вдыхая сырой воздух города. Дождь только что прошёл, и в свете фонарей лужи блестели чёрными зеркалами. Елена поморгала, чтобы отогнать видение зеркала с призраком. В каждой луже ей мерещилась белая фигура с провалами пустых глаз.

     После игры всегда так – стоит закрыть глаза, и перед тобой плывут цифры и картинки. Сейчас это было особенно сильно. Техник сказал, что они играли меньше суток. Она уже жалела, что согласилась на это. Играть сутками подряд… надо было пойти продавать бутерброды на улице. Тогда не глючило бы так сильно. Вот как сейчас...

     Елена помотала головой. Ей показалось, что кошка, только что пробежавшая через дорогу, несла над собой имя и цифры. Мурка-мышеловка, три на девять. У облезлой кошки осталось всего три жизни. Нет, надо прийти домой, заварить чай с бутербродом, и лечь спать. Вон, аж ноги заплетаются, и в голове гудит, как в пустом ведре. Не хватало ещё свалиться посреди улицы. Пока приедет скорая – а она может вообще не приехать – её тело обчистят, разденут и попользуют все кому не лень.

     Она вспомнила слухи, как поздними вечерами и по ночам бродят сборщики живого и не живого мяса, и называют таких сборщиков «санитарами» улиц. Белковая пища на дороге не валяется – шутили при этом её друзья и понимающе подмигивали. Тогда это казалось смешным.

***

     Щёлкнул замок, дверь отворилась. Её крохотная квартирка пахла сыростью и затхлым,  много дней не менявшимся воздухом. Елена сбросила кроссовки, прошла босиком в кухню, укрепила откидной столик и поставила чайник. Ей необходимо поесть. Последние деньги, что у неё были, ушли не только на ремонт и оплату жилья. Она купила набор продуктов - «специальный паёк экстремалов!» – обещала реклама. Никакой синтетики, только искусственно выращенный белок и тепличная зелень. Безумно дорого, но лучше так, чем свалиться от истощения. 

     Чайник зашумел. Елена разорвала упаковку бутерброда с зеленью и сыром. В животе громко заурчало. За окном внизу взвизгнули тормоза, мигнула красно-синим светом реклама ночного клуба. Зазвенел разбитый фаянс - совсем близко.

     Елена обернулась. Единственная вещь, которая могла разбиться в её спальне, была кружка с портретом, подарок на день рождения. Полка у окна, шаткая полка, которая падает, стоит её задеть…

     Она тихо переступила босыми ногами. Чайник шумел всё громче, полицейская сирена за окном заглушала все звуки. Наверное, полка сама упала, от собственного веса. Как хочется есть, а бутерброд так вкусно пахнет.

     Удар в голову она пропустила. Чья-то ладонь сильно хлопнула её по затылку. Она увидела стремительно приближающийся край стола и врезалась лицом в бутерброд с сыром.

 

Глава 21

 

     Бутерброд смягчил удар о поверхность стола. В лицо брызнуло майонезом, остро запахло зелёнью и сыром из прорвавшейся упаковки.

     Потом Елену схватили за волосы, и резко дёрнули вверх. Её протащили через кухню, крохотную прихожую и втолкнули в комнатку, что служила ей спальней и гостиной.

     Там волосы отпустили. Она упала и уткнулась лицом в чьи-то ботинки.

-    Деньги. Где деньги? – пролаял голос над ней.

     Она замерла, пытаясь выровнять дыхание. Сердце бешено колотилось, в глазах стало темным-темно. Нет, это просто кто-то выключил свет.

-    Отвечай, шлюшка, - нога в тяжёлом ботинке пнула в рёбра.

     Она подняла голову, и тут же ей поставили ногу на спину, придавили к полу.

     Их было двое. Говорил тот, что притащил её - он стоял позади. Ботинки возле её лица отступили, заскрипело старенькое кресло – второй человек сел.     

-    Какие деньги?

-    Не знаешь, какие деньги бывают? – снова удар по рёбрам. Она охнула.

-    Потише, брат, – укоризненно сказал второй из кресла. – Не мельтеши. Деточка, нам нужны деньги. Где они?

     Елена задышала ровно. В комнате стояла темнота – эти люди почему-то выключили свет. Кресло, прямо напротив неё, на расстоянии двух шагов. В кресле сидел человек. В темноте она видела только блик света на носке левого ботинка. Теперь она хорошо слышала его дыхание – сипловатое, влажное дыхание курильщика сигарет «Финиш».

    Второй, что стоял над ней, дышал шумно и неровно, как человек, готовый ударить снова. Он переступал на месте, пол поскрипывал под его ногами.

-    Деньги… возьмите всё. Там, в столе, талон на питание. Остальное в ящике, в коробке…

-    *****! – её схватили за волосы и ударили лбом об пол. – Кончай прикидываться!

     Человек в кресле засмеялся.

-    Погоди, брат. Леночка умная девочка, она подумает, и отдаст.

     Заскрипело сиденье, дыхание стало громче – к ней наклонились ближе:

-    Твой муж, Алекс, помнишь его? Он на нас работал. Взял аванс, дело не сделал и денег не вернул. Теперь его нет, так что отдавать будешь ты, красотка.

-    Я ничего не знаю, – голос её задрожал, она старательно всхлипнула. – Муж ничего мне не оставил. Спросите у его матери, она всё забрала! Дом, машину, всё. У меня ничего нет!

-    Дай я ей прижгу пятки, - задушевно попросил человек сзади. – Она у меня соловьём запоёт. 

-    Подожди, успеем, – человек в кресле поёрзал, устроился поудобней. – Слушай, детка. Мы с тобой не шутки пришли сюда шутить. Отдавать по любому придётся. Что хочешь делай, а отдай. Не отдашь деньгами, отдашь по-другому.

     Человек засмеялся, его напарник зафыркал, переминаясь с ноги на ногу. От него пахнуло едким потом и несвежим бельём.

     Елена зажмурилась. Только что она увидела цифры над человеком в кресле. Исполнитель, 35/50. Уровень – 30/100. Что значило тридцать из пятидесяти, она не знала, и не хотела знать. Наверное, у неё глюки от голода. В голове образовалась странная пустота, а темнота в спальне стала угольно-чёрной, с резкими пятнами теней, как недавно на лестнице, в доме матери. Звуки стали громче, скрип подошв рядом с лицом казался оглушительным. Нет, не хватало ещё упасть в обморок, прямо сейчас. 

-    Ты слышишь, деточка?

      Она кивнула. Собственный голос показался чужим:

-    Да. Я слышу…

     Мозг разрывался от бешено крутящихся мыслей, даже быстрее, чем тогда, в игре, возле дракона с золотой короной. Выход, должен быть выход. Не может не быть.

     Теперь она видела боковым зрением цифры над вторым: Исполнитель, 29/50. Уровень – 19/100. 

     Оказывается, неподалёку был ещё третий. Неприятный сюрприз. Он стоял внизу, на лестничной площадке. Она слышала его дыхание, скрип подошв ботинок по щербатым плиткам пола. Его уровень нельзя было увидеть, но это неважно. Проход на лестницу для неё закрыт.

-    Деньги, - резко сказали из кресла. – Где наш аванс?

-    Они у свекрови, - быстро ответила Елена. – У матери Алекса. Он ей отдал всё. Она приходила, обыскала дом. Я видела – они всё забрали! В доме была полиция, они делали обыск. Там уже ничего нет!

     Упоминание полиции вызвало приступ сиплого смеха. Человек над ней закашлялся, с присвистом выдыхая и топая ногой. Его напарник в кресле шумно высморкался и перевёл дух:

-    Полиция… наивная дурёха… Полиция… ха!

     Потом он резко склонился к ней, и дёрнул за ухо жёсткими пальцами:

-    Мы всё знаем, шлюшка. Ты залетела. Алекс должен много, много бабок. Отдашь нам его выродком. Младенцы сейчас в цене. Свежее мясцо, хе-хе. Как раз хватит аванс отдать.

     Он хрипло засмеялся, будто кашлял:

-    С процентами, детка. С процентами!

     Она задохнулась. Сердце стукнуло и замерло. Темнота стала окончательно пустой, плоской и чёрной. Два силуэта с цифрами жизней над нарисованными головами застыли в нелепых позах, третий – на лестнице – маячил тревожным огоньком. Её крохотная квартирка превратилась в раскрашенный чёрным и серым куб пустого пространства, заставленный там и тут неживыми предметами. Превратилась в полигон, где их так долго гоняли с оружием и без.

     Всё остальное произошло само. Одно движение, и Исполнитель, что стоял над ней, нелепо дёрнулся и обрушился навзничь, задрав ноги. Она подпрыгнула с места, как кошка, и добила гада локтем.

     Исполнитель тридцатого уровня ещё только пытался подняться из кресла, когда удар в лоб, точно промеж глаз, опрокинул его обратно. Ещё два точных удара, и Исполнитель номер один затих. Цифры над их тёмными неподвижными телами стремительно менялись и уменьшались на глазах.

     Елена метнулась через комнату. Спортивная сумка-рюкзачок висела на крючке в углу. Сумку на плечо, остаток денег из коробки – жалкий остаток! – в карман куртки. Еда! Она бросилась на кухню. Раздавленный бутерброд пах упоительно, чайник дымился горячим паром рядом с чайной чашкой. Нет, некогда.

     Она зашипела сквозь зубы от невозможности сожрать, именно не съесть, а проглотить прямо сейчас эту пищу. Елена сунула только что купленный продуктовый набор в рюкзачок. Бегом вернулась в спальню, где лежали выведенные из игры Исполнители. Там, в навесном шкафчике, лежала всякая хозяйственная мелочь. Елена пошарила на полке, взяла туго набитый пластиковый пакет, и бросилась к окну.

     По стене дома, на расстоянии полутора метров, спускалась вниз от самой крыши пожарная лестница. Старая, ржавая пожарная лестница. Совсем недавно Елена даже не попыталась бы забраться на неё. Большие девочки по лестницам не прыгают.

     Она рывком отрыла окно. Села на подоконник, и деловито, быстрыми, точными движениями размотала моток шнура с металлическим креплением на конце. Когда-то они с Филом соревновались, кто освоит больше экстремальных видов спорта. Мать запирала её в комнате, а она убегала через окно. Какими дураками они тогда были! «Молокососы, тупые тинейджеры без мозгов!» – кричала мать.

     Звякнул металл крепления. Елена подёргала шнур. Перекинула ногу через подоконник и прислушалась. В комнате за спиной никто не шевелился. Третий, невидимый человек на лестничной площадке не подавал признаков беспокойства. Но идти туда нельзя, он настороже, а она не была уверена, что справится с неизвестным противником.

     Внизу, под окном, было всё как обычно, приглушённый гул ночного города, ядовитый блеск рекламных щитов и свет фар редких автомобилей. Под стеной, в неверном свете рекламных огней, темнела полоска мокрого от недавнего дождя асфальта. Жалко топорщились чахлые метёлки искусственных кустов из зелёной пластмассы, сейчас чёрной. Никого. Никто не прятался там, не ждал внизу. Путь свободен.

     Сырой от дождевой мороси металл холодил руки, к пальцам липла пыль и ржавчина. Лестница угрожающе скрипела и шаталась, но держала. Елена быстро спустилась вниз со своего четвёртого этажа и спрыгнула на асфальт.

     Там она поправила рюкзачок, одёрнула курточку и зашагала к перекрёстку, где мигал светофор. Ей хотелось броситься бегом, но привлекать внимание было нельзя. Бегущий человек сразу обращал на себя внимание и вызывал нездоровый интерес у полицейских патрулей.

     Район, где жил Толян, агент по найму, был недалеко. Там горели фонари, светились вывески и часто курсировали патрули. Там можно было ходить даже по ночам, если держаться освещённой стороны улицы.

***

-    Ты спятила, мать, по ночам шляться? – Толян сильно потёр лицо. Поглядел внимательнее, моргнул припухшими глазами: - Что случилось?

-    Дай войти, - тихо сказала она.

     Он посторонился и пропустил её в квартиру.

     Она прошла через завалы коробок из-под пива и всякого мусора, села на стул, сложила руки на коленях:

-    Толян, мне нужна помощь.

-    Это я уже понял, - сухо ответил агент. – Говори уже. Если ты…

-    Мне кажется, я кого-то убила.

     Толян с присвистом выдохнул. Замысловато выругался.

-    Рассказывай.

     Елена рассказала ему всё. Он постоял, покачиваясь на носках и теребя пирсинг в губе. Потом обернулся и крикнул:

-    Стас!

     Шлёпая босыми ногами, из кухни вышел белобрысый парень. Елена дёрнулась, чтобы сбежать, Толян придержал её.

-    Сиди, трусиха. Стас наш человек.

     Парень подошёл к Толяну, остановился напротив Елены и обвёл её взглядом с головы до ног:

-    Ничего курочка. Нужна консультация?

-    Стас, не до шуток. Это мой клиент.

     Парень хмыкнул, приложился к бутылке пива, и неторопливо выпил всю. Сунул пустую бутылку в руки Толяна:

-    Вы обратились по адресу, детки. Сейчас добрый дядя Стас вам поможет.

 

Глава 22

    

-    Это точно здесь? - лохматый парнишка втянул голову в плечи.

     Было раннее утро. Ледяной ветер гнал по небу лохматые тучи. Непрерывно сеял мелкий дождь.

-    Сказано - прямо и направо, - Елена надвинула кепку на лоб. От дождя, и чтобы не светить физиономией.

     В полицию она так и не пошла, хотя Толян ей советовал. Они тогда ещё из-за этого поругались со Стасом на кухне, она слышала, как её агент швырнул пустую бутылку на пол и крикнул: "Да чёрт с вами, я умываю руки!" И уверенный басок Стаса: "Не ссы, прорвёмся!"

-    Я схожу, напишу заявление, - успокоила она Толяна. - Потом. Завтра схожу. Сейчас мне нужны деньги. Они ведь найдут меня.

-    Они тебе башку оторвут, - хмуро и зло буркнул агент.

-    Я же тебе сказал, всё будет путём, - проворчал Стас. - Я всё улажу. Откупимся.

     Он дал ей адрес, потом долго и старательно вырисовывал на руке, на внутренней стороне запястья, какой-то странный знак зелёной краской. "Пойдёшь туда, покажешь. Ровно в шесть, не раньше, не позже. Придёшь не вовремя, считай, зря ходила. Поняла?" Она сказала, что поняла, и он с сомнением оглядел её с головы до ног.

     У назначенного в адресе перекрёстка уже стояли и ждали ещё двое: тощий лохматый парнишка в потрёпанной куртке и матерчатых шортах, и мужик лет тридцати, небритый и припухший. Парень сипло поздоровался, мужик глянул припухшими глазами и просто кивнул.

***

     Парнишка взглянул на часы:

-    Пора.

     Они перешли дорогу, ступили на разбитый тротуар, прошли вдоль глухой стены, густо разрисованной граффити. Свернули в арочный проём, и спустились по узкой грязной лестнице. В конце лестницы, у маленькой, пахнущей плесенью бетонной площадки, была дверь. Большая, тяжёлая, облепленная пластиком в разводах "под дерево", по краям косяков у неё торчали клочья жёлтого уплотнителя.

-    Время, - снова парень сверился с часами. Постучал.

     Они подождали. Сначала внутри ничего не происходило.

-    Руки! - внезапно раздался голос откуда-то сверху. - Покажите руки.

     Они задрали рукава, вытянули руки и предъявили нарисованные на запястьях значки.

     Что-то звякнуло, загремел засов, щёлкнул замок, и дверь отворилась. Они вошли.

     В темноте едко пахло дымом от дешёвых сигарет и искусственного белка, жаренного на искусственном жире.

-    Проходите! - скомандовал невидимый привратник. Впереди мигнул зелёный огонёк. Они пошли к нему наощупь. Огонёк оказался лампочкой, висящей над второй дверью - это был тамбур.

     Там они ещё раз показали свои разрисованные руки. После этого дверь отворилась.

     За дверью открылось большое полуподвальное помещение без окон. Там было темно, только в углу справа яркая лампа освещала обшарпанный канцелярский стол. У стены за столом громоздились коробки и мешки. Остальная часть помещения терялась в полумраке.  

-    Подойдите! - скомандовали из-за стола. - Вещи на стол. Ал, посмотри.

     Появился небритый парень в комбинезоне. Он по очереди обошёл каждого, поводил со всех сторон сканером. Прибор пронзительно запищал.

-    Куртку сними, - сказал Елене. - Что в карманах? Выкладывай.

     Лохматый парнишка вытащил из уха серьгу. Поковырялся, и вытянул из пупка пирсинг.

-    Что ещё? - хмуро спросил Ал.

-    Ещё колечко на конце, - весело ответил парень. Он расстегнул штаны, и стал приспускать трусы: - Хочешь, покажу?

-    Покажи, - без тени усмешки отозвался Ал. Видно, ему было не до шуток.

     Он бросил взгляд в указанное место, скривился и отошёл.

     На мужике сканер просто взвыл. Елена заметила, как за столом дёрнулась стриженая девица, а проверяющий Ал отступил на шаг.

-    Чего у тебя там?

     Мужик пошарил за пазухой и вытащил ключи на тяжёлом металлическом брелке. Прибор пищал.

-    Мать твою, раздевайся! - крикнула девица. - Сейчас вылетишь отсюда, шутник!

     Тот скинул штаны, рубашку, и недоверчивый Ал проверил его повсюду.

-    Пластинка у меня в башке, титановая, - наконец, криво усмехнувшись, сказал мужик. - Ранение.

     Девица за столом замысловато выругалась. Они с Алом пошептались, и она кивнула:

-    Ладно, одевайся.

     Вспыхнули лампы под потолком. Полуподвал осветился. Большое прямоугольное помещение с низким потолком и тёмными стенами было пустым. На бетонном полу стояли несколько грубо сделанных клеток из металлических прутьев.

     Девица выбралась из-за своего стола, притащила коробку, вынула из неё ворох круглых штуковин с присосками и принялась налеплять их на Елену. Ал занялся остальными. «Убери лапы, извращенец!» - заржал парнишка, на что Ал ничего не ответил.

     После датчиков появились шлемы и перчатки. На них туго затянули ремешки, подогнали под размер.

     Наконец девица закрепила последний ремешок, отступила, полюбовалась делом своих рук, и скомандовала:

-    Залезайте!

     Рука её указывала на клетки. Они забрались каждый в свою, и Ал с лязгом захлопнул за ними дверцы.

-    И что делать? – нервно хихикнул парень.

-    Даю вводный инструктаж, - металлическим голосом отчеканила девица. – После третьего сигнала пойдёт процесс. Прутьев не касаться. Теперь по делу: вы играете за непись. Персонаж выбору не подлежит. Выбор случайный. Вы можете делать что угодно, игроки могут убить вас всеми возможными способами. Ваша задача – сделать игру интересной для игрока. Запрещается убивать себя и сливать игру. Нарушитель изгоняется навсегда. Запомните – вы мясо, с вами могут сделать всё, что угодно. Никакой справедливости для неписи не существует. Оплата – после работы, наличкой. Поехали!

     Резко прозвучал первый сигнал. Свет погас. Второй сигнал. Перед глазами возникло туманное пятно, оно быстро увеличилось, и заполнило всё поле зрения. Третий сигнал.

     Окружающий мир, клетка из стальных прутьев, шлем, перчатки – всё исчезло.

     Она стояла посреди леса. Вокруг возвышались исполинские стволы. Границы леса не было заметно, видимость ограничивал густой туман.

     Перед глазами, справа, висел куцый перечень её возможностей:

     Уровень: 5/100

     Здоровье: 50/100

     Сила: 5/100

     Ловкость: 5/100

     Интеллект: 5/100

     Способность к мимикрии: 5/100.

     Ну конечно. Совсем слабую тварь убивать неинтересно.

     Она попробовала шагнуть. Земля качнулась. Елена – нет, непись по имени «Жертва» - опустила взгляд. Вместо ног у неё была пара отростков, похожих на щупальца.

    В панике она оглядела себя сверху донизу. Круглое тело-мешочек, похожее на картофелину. Внизу – пара отростков, и наверху, с боков – тоже двое длинных отростков-щупалец. Хотя для такого тела, что верх, что низ – всё равно.

     «Да ты просто шарик для пинг-понга. Мячик, чтобы тебя бить или стрелять по тебе!»

     Взгляд метнулся вокруг. Древесные стволы покачивались и шумели, шуршали друг о друга где-то там, наверху. Как можно прокачать себя, чтобы не стать лёгкой мишенью? Что может сделать картофелина с глазками?

     Она попробовала взобраться на древесный ствол. После десятка неудачных попыток ей удалось ухватиться руками-щупальцами за шероховатости ствола, и приподняться над землёй.

     Здоровье снизилось, зато возросли интеллект и сила. Параметры у неписей в этой игре были просты, как мычание. Никаких очков, просто рост или падение.

     Непись Жертва добралась до первой ветки, и уставилась на странные зелёные листья. Таких деревьев она ещё никогда не видела. Длинные, тонкие зелёные листья расходились веером прямо от ветки, их было много, они загибались вниз и мотались под ветром.

     От неожиданности она едва не разжала свои щупальца. Чтобы не упасть, вцепилась в ветку всем телом. Тело тут же послушно среагировало. Внизу, в районе голова-грудь, образовалась выемка и жадно присосалась к зелёной ветке.

     Жертва ощутила радостную вибрацию в организме. Выемка в теле с чмоканьем всасывала в себя зелёный сок растения. Перед глазами стремительно менялись цифры. Интеллект не подрос, зато прибавилась сила, а здоровье подскочило на добрый десяток.

     Рот – вот что это такое! Она отрастила себе ротовое отверстие!

     Она закачалась на ветке, цепляясь усилившимися щупальцами. Её круглое тело-картофелину трясло от смеха.

     Ветка под ней качалась всё сильнее, и смех оборвался. Нет, это уже не ветер. За туманом, за шершавыми стволами раздавались гулкие удары. Тук, тук, тук – дрожала земля, и растения на ней ритмично вздрагивали. Кто-то идёт. Идёт, чтобы убить её, Жертву.

    

Похожие статьи:

РассказыОбычное дело

РассказыПоследний полет ворона

РассказыПортрет (Часть 2)

РассказыПортрет (Часть 1)

РассказыПотухший костер

Рейтинг: +3 Голосов: 3 62 просмотра
Нравится
Комментарии (7)
Finn T # 3 августа 2020 в 02:03 +3
Новые главы, новые приключения в виртуале и в реале music smoke
Евгений Вечканов # 3 августа 2020 в 04:45 +3
К крокодилу Гене лучше подошёл бы чебурашка, а не плюшевый мишка. Больше придраться не к чему. Очень интересно!
Плюс.
Finn T # 3 августа 2020 в 15:18 +2
Да, Чебурашка был бы ближе love Ну ничего, драконам чай и мишки по вкусу crazy Спасиб angel smile
DaraFromChaos # 3 августа 2020 в 11:57 +3
Класс! Ждем, что котя дальше насочиняет crazy
Finn T # 3 августа 2020 в 15:19 +2
Ох, насочиняет crazy smoke Спасибки zst dance
Ворона # 2 сентября 2020 в 16:15 +2
ест растение картошка, прицепившись на бревно...
Finn T # 2 сентября 2020 в 16:19 +2
Колотушка тук-тук-тук, вот с дубинкою игрок zlo crazy v
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев