1W

Жизнь номер раз. Главы 41 - 42

в выпуске 2020/10/05
3 сентября 2020 - Finn T
article14826.jpg

Глава 41

 

     Дождь постучал в оконное стекло и затих. Только редкие капли ещё срывались с карниза и тяжело плюхались вниз.

     Тренькал будильник, пронзительно, настойчиво. Елена открыла глаза. За окном медленно разливалось утро. Ночная тьма ушла, сменилась серой мглой рассвета.

     Она посмотрела на часы. Было ещё слишком рано, чтобы идти на работу. Зачем Фрайди поставил будильник на это время? Ах, да, Фрайди... Это случилось так неожиданно, она не собиралась с ним спать, правда, не собиралась. Почему так вышло, Елена не знала, но это было приятно. Может, и хорошо, что она согласилась зайти к нему. Хотя... он сам её пригласил. Ему было плохо, и пришлось его вести домой.

     Видно, не так уж и плохо ему было. Или нет? Она отогнала сомнения. Что за глупости, он и правда надышался, а вышло всё к лучшему.

     Она посмотрела на пустое место на диване рядом с собой. Не успела удивиться, как из-за кухонной перегородки возник Фрайди с большой фаянсовой чашкой в руках. Над чашкой поднимался парок, вместе с кофейным ароматом.

-    Это ты мне? - Елена опустила ноги с дивана, не обращая внимания, что на ней ничего - совсем ничего - не надето. Когда-то, кажется, совсем давно, Алекс, муж, приносил ей кофе в постель. - Спасибо.

-    Э... да, тебе, - Фрайди отдал ей чашку, стал смотреть, как Елена пьёт - жадно, обжигаясь, большими глотками. - Ещё?

-    Не знаю. Сейчас допью, и подумаю.

     Он покраснел, она поняла, что сказала, и фыркнула в чашку.

-    Я поставил будильник пораньше, не знал, когда тебе надо, - он взял чашку из её рук и присел  рядом.

     Елена посмотрела на него. Он так мило смущался, а волосы надо лбом так забавно топорщились...

-    Ещё рано. Время есть.

     Он со стуком поставил чашку на пол. Как всё-таки он краснеет, это удивительно.

     Они перекатились на край дивана, и сделали это ещё раз.

***

     Елена ещё не открыла глаза, как он, тяжело дыша, снова подтянул её к себе.

-    Подожди, не надо... - сонно пробормотала она, но он не слушал.

     Она попыталась вывернуться, он вцепился в неё, они потеряли равновесие и свалились с дивана на пол. Загремела отброшенная кружка. 

     Она шлёпнулась животом на холодный пластик пола, почувствовала жёсткие пальцы на своих бёдрах. Фрайди схватил её, пристроился к ней сзади, и теперь делал своё дело, быстро, грубо, жадно.

     Потом он отпустил её и шумно задышал, навалившись ей на спину. Елена зло сбросила его и поднялась на ноги. Секунду раздумывала, дать ли ему пинка по покрасневшей физиономии, потом просто шагнула к дивану и подобрала свои рубашку и джинсы.

     В крохотном туалете быстро умылась холодной водой, глядя на своё застывшее лицо с сощуренными, бешеными глазами. Нет, нельзя срываться. Спокойно, Ленка. Это не конец света. Это не машина с кожаным задним сиденьем. Это просто холодный пол в занюханной квартирке. А прыщавый придурок - не трое мужиков. Успокойся.

     Фрайди стоял у выхода, жалкий, потерянный, взъерошенный, как щенок. Протянул ей курточку:

-    Извини, извини, я дурак, так глупо получилось. Извини, прости, пожалуйста. Не уходи.

     Она молча вырвала у него из рук куртку, стала натягивать на себя. Он стоял с таким жалким видом, что Елена стала остывать.

-    Ну хочешь, дай мне в морду. Дай, вот сюда, - он зажмурился и повернулся правой щекой. - Сюда бей, здесь лучше.

-    Чем лучше? - сквозь зубы спросила она, рывком открывая дверь на площадку.

-    Потому что все бьют с правой, а тут ещё не набито... - пробормотал он, и она невольно усмехнулась. Глупо, как глупо всё.

-    Никогда так больше не делай, понял? Я тебе не разрешала!

-    Понял, прости, я не слышал... Ты простила?

-    Хватит извиняться! - рявкнула она. - Я ухожу. Спасибо за кофе.

     Он хотел пойти за ней, бормотал что-то, лицо его кривилось в жалобной, досадливой гримасе, но Елена не слушала. Ей надо было уйти отсюда. Иначе она что-нибудь с ним сделает, и это будет на её совести.

***

     Она вышла в серый утренний туман, глубоко вдохнула влажный холодный воздух. Её ещё всю трясло от ярости. Куда теперь? Для работы ещё слишком рано. Пойти к себе, в пустую крошечную квартиру, где ничего нет, кроме отвратительных воспоминаний?

     Елена остановилась. Что она за дура, ведь вчера был пожар, и, может быть, с жертвами. Она вспомнила горящий угол полуподвала, там, где стоял стол, где громоздились коробки и сидела девица. Наверное, та погибла в огне или задохнулась. И все эти люди, другие, что сидели в клетках... кто знает, что с ними случилось. Если им не удалось выбраться и убежать... Наверняка там теперь полно полиции.

     Надо предупредить агента. Толик и его дружок Стас, который дал ей бумажку с адресом - им не нужны неприятности. Да и ей тоже. И Глен, он ведь должен был туда пойти. Но почему-то его там не было. Она бы заметила. Странно, ведь ему нужны деньги, он сам говорил. Или не говорил?

     Она потёрла лоб. Видно, от напряжения или усталости опять заныла голова. Мутный утренний свет стал резким, а над проезжавшим по дороге рикшей-велосипедистом замигала надпись: "Рабочий, 19/28". Откуда-то Елена знала теперь, что парню девятнадцать лет, и он долго на свете не заживётся. Максимум до двадцати восьми.

     Она зябко передёрнула плечами, и махнула велотаксисту рукой. Надо было добраться до дома Толяна как можно скорее, а проблемы рикши её не касаются. Не один седок, так другой его всё равно когда-нибудь доконают.

***

     Дверь в подъезд, которую она в прошлый раз никак не могла преодолеть, сейчас была открыта и даже подпёрта куском кирпича. Что они тут, то запираются, то двери нараспашку, не поймёшь этих жильцов...

     Она поднялась по лестнице, дыша сквозь зубы: в этот раз соседи Толяна варили что-то отвратительное, не иначе купленное в самом дешёвом магазине. На площадке у мусоропровода возился какой-то мужик в заляпанном комбинезоне. То ли рабочий, то ли бомж - в руках у него был пакет, в котором виднелась кучка мусора.

     Елена толкнула дверь, и вошла. Было не заперто, по квартире гулял сквозняк. Вонь здесь стояла просто невыносимая.

     Под ногами хлюпнуло. Она взглянула вниз и увидела, что пол влажный, а коврик у двери, скомканный, помятый, весь пропитан водой. Что за чёрт?

     И воняло здесь совсем уж мерзко.

-    Толик? Ты здесь? - она позвала его, не решаясь пройти дальше. Что-то случилось. Нехорошее предчувствие заворочалось внутри. Она поняла, что на кухне кто-то есть, и это не её агент. А ещё она услышала, как сзади шевельнулась дверь - кто-то вошёл следом.

-    Ищете кого-то? - послышались шаги, и из кухни появился человек. Да, это был не Толян.

     Молодой, с виду недавний студент, короткие волосы тщательно прилизаны, синяя  рубашка застёгнута на все пуговицы, рукава закатаны до локтя, в руке - пустая бутылка из-под пива.

-    Ищу, - сказала Елена, глядя на бутылку в руке незнакомца. Как он держал её, аккуратно придерживая пальцами донышко. Профессиональным жестом полицейского, вот как. - Здесь живёт мой друг, Толик. Где он?

     Молодой человек склонил голову, как учёная птица, и пристально посмотрел на девушку. Наверное, ему казалось, что так он произведёт впечатление.

-    А вам он зачем? Кто вы ему?

-    Вы не ответили, - она уже поняла, что произошло какое-то несчастье, но продолжала играть в эту глупую, странную игру. - Где Толик?

-    Пройдите, - он кивнул, приглашая её войти. Сзади кто-то шевельнулся, Елену взяли под локоток, и вежливо понукнули пройти в квартиру. Ну конечно, это был тот рабочий бомжеватого вида, что возился на площадке. Как она сразу не догадалась. Наверно, из-за Фрайди у неё с утра мозги набекрень. 

     Он провёл в её в комнату, где царил сущий разгром. Конечно, у Толяна и так всегда всё стояло вверх дном, но сейчас казалось, что по квартире пронёсся ураган с ордой пьяных бегемотов.

     Елена увидела "своё" одеяло в клетку, которым укрывалась однажды, когда ей пришлось заночевать у агента, прямо на полу у стенки. Вот кто никогда её не домогался - это Толян. У него к клиентам один подход: только дело, а пустяки побоку.

-    Полиция, - наконец незнакомец предъявил удостоверение. - Ваши документы?

     Она протянула свои водительские права. Он так в них уставился, будто хотел просверлить дырку. Потом быстро взглянул ей в лицо, будто узнал, и опять вцепился в документ.

-    Вы...

-    Да, я проходила по делу, - Елена назвала фамилию следователя. Ей уже надоело объясняться. - Что с моим другом?

     Полицейский неохотно вернул ей права.

-    Кем вы приходитесь хозяину квартиры?

-    Я же сказала. Он мой друг. Что с ним?

     Она внезапно двинулась с места, обогнула не ожидавшего такого маневра полицейского, и заглянула на кухню. Лучше бы она этого не делала.

     Отвратительный запах стал гуще, на полу растекалась лужа чего-то мерзкого, похожего на внутренности. Елена отшатнулась и заметила в глубине приоткрытой ванной яркое пятно: шорты весёленькой расцветки, в которых явился перед ней Стас в последний раз, когда она его видела. Шорты нелепым комком лежали в луже багрово-красной жидкости, уже подсохшей, с вкраплениями битого стекла и чего-то блестящего.

-    Ой.

     Молодой полицейский ухватил её за локоть и бесцеремонно оттащил назад.

-    Насмотрелись? Ваш друг мёртв. Скончался этой ночью. Где вы были в период с восьми часов вечера до трёх часов утра?

-    Спала, - слабым голосом ответила Елена.

-    Одна?

-    Нет... - она спала, да. С этим придурком Фрайди. Надо же, как хорошо. Она истерично хихикнула. Хорошо, что они переспали. У неё есть алиби. 

 

Глава 42

 

     Зазвонил телефон на подоконнике - старый, с расколотым углом и замотанной скотчем трубкой. Молодой полицейский подошёл, снял трубку, послушал невидимого собеседника и сказал:

-    Здесь. Да, закончили. Сейчас приеду. Что? - он взглянул на Елену, лицо стало кислым. - Хорошо.

     Полицейский со стуком положил трубку и сказал:

-    Выходим. Госпожа Снайгер, вы поедете с нами.

-    Что? - Елена мигом пришла в себя. Что они придумали, затащить её в участок, чтобы она пропустила сеанс игры? Фигушки. - Никуда я с вами не поеду. Я арестована? Предъявите ордер.

-    Не надо кричать, госпожа Снайгер, - досадливо отозвался молодой полицейский, утомлённым жестом потирая переносицу. - Разве я сказал что-то об аресте? Вас просят проехать с нами по одному адресу. Потом мы вас отвезём, куда скажете. Согласны?

     Он назвал адрес, и Елене стало холодно. Это же та самая улица, номер дома, откуда они с Фрайди удирали совсем недавно. Зачем её тащат туда, откуда узнали? А если это только для формальности, не будет ли глупо отказаться и навлечь на себя подозрение?

     Она задумалась.

-    Ну так что? - нетерпеливо спросил полицейский. - Решайте скорее, машина ждёт.

-    Хорошо, я поеду. Потом отвезёте меня, куда скажу, да?

     Он торопливо, резко кивнул.

***

     За углом дома, на пятачке асфальта, их ждала полицейская машина. Бомжеватый рабочий - полицейский в штатском - махнул вслед рукой и вернулся в квартиру.

     Они покатили по улице, разбрызгивая лужи и распугивая рикш-велосипедистов.

     У поворота, возле разрисованной граффити стены топтались редкие зеваки: пара утренних безработных в потрёпанных куртках и дамочка с коляской. В коляске сидел равнодушный младенец и жевал соску.

     Машина повернула за угол, и вкатила во двор. Молодой полицейский помог выбраться Елене из салона, придержав за локоток, да так и не отпустил, вежливо, но твёрдо направив за собой.

     Они спустились по грязным ступенькам в полуподвал. Укреплённая дверь была приоткрыта, из тамбура тянуло гарью. Стены вокруг косяков почернели от копоти.

     Елена переступила порог вслед за полицейским. Место, где они совсем недавно работали, едва можно было узнать. Эта часть полуподвала пострадала, видимо, сильнее всего. Стены почернели, их сплошь до потолка, тоже чёрного, покрывала мохнатая, крупными хлопьями, копоть. Коробки и ящики, громоздившиеся здесь раньше, исчезли, вместо них лежала бесформенная куча горелого хлама. От кучи исходил едкий запах палёной пластмассы.

    На месте стола, за которым в прошлый раз сидела девица, торчали жалкие угольки. Горелый комок пластика, облепивший дырчатые железки - всё, что осталось от компьютера - торчал среди углей, как обломанный зуб.

    По помещению загулял сквозняк, поднимая вихри пепла. "Закройте дверь!" - крикнули из глубины зала. Там, возле распахнутых клеток, стояли люди.

     Полицейский решительно зашагал туда, и Елене пришлось проследовать за ним. Они подошли ближе, и она узнала в одном из стоящих у клеток людей того самого следователя, что вёл её дело. Нет, это неспроста. Зачем её привели сюда, на пожарище, зачем заставляют нюхать эту вонищу, которой здесь всё пропиталось? Она вспомнила, как они удирали отсюда, и невольно закашлялась с внезапно пересохшим горлом.

     Следователь мельком взглянул на неё, кивнул молодому полицейскому. Один из троих, что стояли у клеток, продолжал говорить: "Судя по всему, огонь распространялся неравномерно... часть помещения практически не задета... состояние тел показывает..."

     Она только сейчас посмотрела на то, от чего упорно отводила взгляд: На расстеленном брезенте, чуть в стороне, лежали скрюченные человеческие тела. Те люди, что остались в клетках вчера, когда они с Фрайди удирали отсюда. Значит, не смогли выбраться, хотя дверцы были открыты. Кажется, их открыл Фрайди, перед тем, как спасти её. Или они были открыты раньше? Чёрт, как болит голова.

     Но если бы они тогда задержались, пытаясь спасти остальных, трупов могло быть на два больше...

     Елена пригляделась. Одна фигура, кажется, была женской. Вчера они с Фрайди видели остальных только мельком. Они опоздали, и непривычно хмурая девица так торопилась загнать их на места...

     Подошёл человек в комбинезоне, весь перепачканный сажей.

-    Открыли, -сказал буднично. - В подсобке. Посмотрите.

     Следователь встрепенулся. Они все, и Елена вместе с ними, прошли в подсобку.

-    Головы нет, - отметил человек в комбинезоне.

     Они уже и сами это видели. Верхняя часть тела сильно обгорела, на обугленном торсе торчал огрызок шеи. Выше виднелись какие-то багрово-чёрные лохмотья. Над всем этим косо громоздился поваленный набок стальной сейф. Старый металлический монстр, большой и тяжёлый. Дверца его была открыта, и там в беспорядке валялись какие-то коробки, баночки и спутанные мотки проводов.

-    Причина смерти? - коротко спросил следователь.

     Человек рядом с ним, что только что говорил о состоянии тел, присел на корточки и вгляделся в останки.

-    Трудно сказать. Вскрытие покажет.

     Полицейский посмотрел на Елену:

-    Госпожа Снайгер, вы здесь ничего не узнаёте?

     Елена не ответила. Она застыла, не в силах отвести взгляд от тела. Эти армейские ботинки на тяжёлой подошве, ноги, торс... Она же убила его, прострелила ему голову, он остался лежать там, на заброшенном заводе за рекой. Только теперь у него совсем нет головы. А тогда не было только затылка, ведь лица она не видела.

-    Госпожа Снайгер!

     Она подняла глаза от трупа. На нижней полке сейфа лежали стеклянные бутылочки с зеленоватой жидкостью. Точно такие, как те, что она добыла там же, где убила человека. В мастерской, где они с другими наёмниками гребли всё подряд, а она взяла эти пузырьки и бросила в мешок. Мешок, который отдала Глену.

     Только сейчас она заметила, что все смотрят на неё. Следователь, вымазанный сажей мужчина в комбинезоне, человек в рабочей куртке поверх пиджака, что говорил о трупах - все.

-    Простите, - сказала она слабым голосом. Ей даже не пришлось притворяться - от вида безголового тела затошнит кого хочешь. - Я нехорошо себя чувствую.

     Елена положила руку себе на живот, сделав скорбное лицо. Заметила, как понимающе скривил губы следователь, как заморгал эксперт. Видно, испугались, что бедная девушка сейчас родит на месте. Ну, давайте, отпускайте меня, подумала она, жалостно приоткрыв рот и часто дыша. А то ведь и правда стошнит, прямо вам на улики.

-    Минутку, - следователь взял её за плечо и отвёл в сторонку. Нет, не так уж он и разжалобился. Вон, какие глаза, красные и злые, как с похмелья.

     Он поднял прозрачный пластиковый пакет и покачал перед её глазами:

-    Узнаёте?

     В пакете лежал шприц. Пустой, с потёками зеленоватой жижи на стенках. Она мгновенно узнала эту вещь. Точно такой же шприц она уже видела в руке Игорька.

-    Откуда? - хрипло спросила Елена. - Где вы его нашли?

-    Здесь, - коротко ответил полицейский. Никакой радости не было на его лице, только усталость. - Это не он. Тот вещдок пропал. Его нет. Это другой.

-    Так приобщите его к делу, - сказала она, удивлённая его безразличием, злясь, что помогает ему. - Узнайте, кто их убил.

-    Я больше не занимаюсь этим делом, - сказал он. - Оно закрыто, материалы ушли в архив.

-    Что? - Елена не поверила своим ушам. - Как это - закрыто? А пожар, а люди?..

-    Нарушение правил пожарной безопасности, - вяло ответил полицейский. Мотнул рукой с пакетом: - Халатность, неисправная электропроводка... несчастный случай. Виновные погибли в огне. Конец.

-    И вы это так оставите? - она сама не ожидала, что будет просить, но вот - стоит и просит. Просит полицейского, чтобы не закрывал дело.

-    То же самое я говорил своему начальству два месяца назад, когда закрывал ваше дело, - неожиданно резко ответил следователь. - Я позвал вас, чтобы убедиться, что тот вещдок мне не приснился, госпожа Снайгер. Всего доброго. Вас подвезут.

     Он выдернул рукав куртки из её пальцев, отвернулся и ушёл. Она в бессильной ярости смотрела ему вслед.

      

 

Похожие статьи:

РассказыПотухший костер

РассказыПоследний полет ворона

РассказыПортрет (Часть 1)

РассказыОбычное дело

РассказыПортрет (Часть 2)

Рейтинг: +4 Голосов: 4 100 просмотров
Нравится
Комментарии (9)
Finn T # 3 сентября 2020 в 13:28 +1
Продолжение! v Героиня в реале. "Ну а действительность ещё кошмарней" crazy zlo smoke
DaraFromChaos # 3 сентября 2020 в 13:33 +1
да, добрый афтырь, как обычно, отпинал героиню по полной :)))
что-то начало вспомнилось. и как мы с тобой котлетки обсуждали crazy smoke
Finn T # 3 сентября 2020 в 13:39 +1
Дааа, котлетки love Помню-помню smoke crazy
Евгений Вечканов # 3 сентября 2020 в 14:46 +2
Хорошо заходит!
Девушку, и вправду, совсем измучила!
Ей рожать скоро!
Плюс.
Finn T # 3 сентября 2020 в 14:53 +2
Спасиб zst Злой автор, гоняет бедняжку без продыху stuk zlo smoke
Евгений Вечканов # 3 сентября 2020 в 18:03 +2
Если так дальше пойдёт, то она родит посреди очередного боя, но младенец сам подползёт к кобуре на поясе матери, вытащит Стечкин и начнёт отстреливать врагов, помогая мамке, Винторез которой уже раскалился до бела...
Finn T # 3 сентября 2020 в 19:31 +2
rofl
Если так дальше пойдёт, то она родит посреди очередного боя, но младенец сам подползёт к кобуре на поясе матери, вытащит Стечкин и начнёт отстреливать врагов, помогая мамке, Винторез которой уже раскалился до бела...
shock
Ахахаха/автор зловеще потирает руки/ zlo Кто знает, кто знает smoke
Ворона # 7 сентября 2020 в 17:29 +2
орда пьяных бегемотов... Эт скока ж им надо споить бухла... scratch
Нерентабельно. Проще деду Гене плеснуть стопийсят, он не хуже орды разнесёт.
В таком бедламе да ешо и детектива! Афтырь да, нехило закручивает. smoke
Finn T # 8 сентября 2020 в 00:59 +2
laugh Деда Гена - он такой zlo stuk v
В таком бедламе да ешо и детектива! Афтырь да, нехило закручивает.
Моя старалсо zst
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев