1W

Последний день учителя Киро

в выпуске 2018/08/23
17 августа 2018 - Earl Stebator
article13287.jpg

"... Только на третий год Беды наметился просвет в этом царстве мрака и страданий. У людей спонтанно, подчас неожиданно, начали открываться Дары, и остатки человечества вздохнули свободно. Воздушник прогонит тучи и смог с пылью, землевик очистит землю, дабы могла она родить злаки и овощи, водянник сделает ручьи, озёра и реки пригодными для питья. Огневеки обуздают пожары и спасут остатки леса. Знахари действительно могли излечить почти любое заболевание. Пробудилась надежда в нашем проклятое мир.

Но не всем это было по нраву. Служители Церкви Последней Цены объявляли анафему всем, кто пользовался услугами талантливых, а самих носителей Дара назвали слугами Дьявола. И пусть силы были совсем не равны, но истерзанная наша земля опять встала на пороге кошмарный потрясений."

Учитель Киро отложил перо и перечитал последние строки своей, как он её называл, "Летописи потрясений". Да, сбылась мечта идиота... Каждый историк в глубине души мечтает написать летопись или хронику и оставить её в назидание потомкам. Каждый, не спорьте. Тем более о событиях, свидетелем которых посчастливилось, пусть в отношении произошедшего это кощунственно, стать. Но не мы выбираем времена, а они нас. Да-с...

Потерев усталые глаза и откинувшись на спинку колченого стула, чтобы хоть чуть расслабить спину, учитель в который раз оглядел своё последнее пристанище. Он совсем не питал иллюзий относительно своей дальнейшей судьбы. Ха, иллюзий... Именно иллюзии и стали его даром на склоне лет. Воссоздавать картины прошлого и показывать их людям, детям... Да, келья монастыря святого Иллариона, каморка два на три шага - это его последний дворец. Собственно сделать так, чтобы топчан с соломенным матрасом, стол и стул стали цветущий лугом или садом ему почти ничего не стоит, но зачем? Первые дни он  таким образом развлекался, доводя отцов-дознавателей до грусти, когда они приносили ему для перевода тексты на латыни и арабском. А сейчас... После суда, на котором был зачитан приговор и определён день казни, Киро не тратил сил и времени. Главное — завершить летопись, а там уж как Зодчий судеб распорядится.

Учитель ухмыльнулся: святые братья невзлюбили всех одарённых, но сами тоже не гнушались их услугами, а самых юных даже старались обратить в свою веру. И, как показала история, не безуспешно.

"...Образованная из остатков прежних религиозных течений, толков и групп Церковь Последней Цены объявила мир до Катастрофы погрязшим в грехах и покаранным Создателем за это. Любые упоминания о прежней жизни, о прежних свершениях и достижениях по-учению братьев должны караться смертью. Оставшиеся библиотеки и книги Церковь присвоила и провела показательную казнь многих учёных трудов и фолиантов. Оставшиеся были скрыты за крепкими, выросшими благодаря усилиям землевиков, стенами храмов и монастырей. За это деяние, как и вообще за любую услугу Церкви и клиру, одарённым даровали прощение и предложили службу. Многие согласились.

Не все это сделали охотно, но, как говорится — худой мир лучше доброй ссоры. Одарённых, при всём их могуществе и силе, было мало, а люди... Люди желали хоть какого-то покоя и стабильности. Впрочем, как и во все прежние времена. Так что те из насителей дара, которые не хотели носить на себе клеймо слуг зла и скверны, соглашались надеть браслет Церкви и покориться её воле. И, не надо о том умалчивать, подчас это было разумное решение. Кто лучше святых братьев знал — куда и как направить очистительный огонь, чистую воду, свежий воздух, привнести плодородную землю. Проплешины зла на пригодных к жизни территориях постепенно затягивались. А Запретные земли оставались запретными, ибо там царили хаос и смерть."

Да, не плохо получается. Киро внутренне усмехнулся — даже нашёл за что похвалить своих гонителей и палачей. Но старый принцип историков: "Без гнева и пристрастия", обязывал более объективно и взвешенно подходить к оценке происходящего. Как бы не хотелось иначе.

Собственно иначе он тоже уже написал, и не раз. Да и говорил о том неоднократно. Но, ясновидцев, равно как и очевидцев... Хотя кто сейчас вспомнит поэта, написавшего эти строки? Правильно, даже в своей хибаре, на кухне лучше молчать и скрывать то, что ещё может быть помнишь о прежней жизни. Беда всех изменила. Сильных духом, непокорных она сделала ещё сильней, а слабых, обывателей, живущих одним днём... Киро видел, пока был свободен, что не все, далеко не все желали бы возврата к прежнему. Да, качество жизни упало, но ведь живём. Дети, не те, кто выжил, а новое поколение, родившиеся уже после, почти всегда здоровы, а их родители вымаливают у создателя в новых храмах , чтобы их дитя родилось с Даром.

"...Хуже было женщинам-одарённым. Уж не знаю откуда клирики это взяли, наверное совместили старые религиозные мифы с событиями перед Бедой, но именно женщины были объявлены повинными во всём, нечистыми, и, соответсвенно — лишены звания человеческого. Потому именно те из несчастных, у кого просыпался Дар почти всегда были обречены — на смерть или изгнание. Если Дар присутсвует с рождения, девочку изымают из семьи и воспитанием уже занималются братья-экзекуторы. Когда несчастные вырастают, им запрещают создавать семьи, иметь детей. Впрочем, они этого уже и не хотят. Ибо они — самое страшное и действенное оружие Церкви: безжалостные, бессердечные, непоколебимые, уверенные в своей правоте и в том, что их деяния искупают грех их Дара. Взрослые женщины-одарённые скрываются в Пустошах. Мало кто ведает, где они обитают и как живут. Хотя басен сочинено уже много о бандах людоедок и монстрах, их охраняющих..."

Да, в поселениях женщинам тоже приходится не сладко. Забыты наряды и фасоны прошлого. Теперь женщины не имеют почти никаких прав. Их ценят как продолжательниц рода, но не более того. Все прежние завоевания забыты. Может быть кто-то и вспоминает о прежних роскошных и прекрасных временах, когда женская красота услаждала мужской взор, но Киро и сам уже не мог вспомнить когда после Беды он видел женщину в одиночку идущую по улице. Только в сопровождении мужчины, и только полностью скрытую от посторонних глаз просторным одеянием. Старая поэтика забыта, а новую учитель старался не читать — слишком кошмарна она была на его взгляд. Уж лучше церковные гимны — безобразно, но единообразно.

Времени остается всё меньше. Надо завершить рукопись и спрятать её понадёжнее. Он уже отбросил мысль передать её с подкупленным или одурманенным стражником на волю. У него не осталось друзей, кому бы он мог доверять. А уж после того, как его дар объявили порождением Скверны...

"... Иллюзоров было меньше всего. Наверное тут всё дело в тонкой настройке внутренних устремлений. Каждый человек склонен мечтать и фантазировать. Но чтобы в тебе проснулся именно этот Дар — нужны, наверное, особые обстоятельства. Иллюзоров было мало. Если одарённых-стихийников было примерно пять-шесть на сотню обычных людей, то тех, кто могли творить осязаемые иллюзии — один на тысячу или полторы. Их уважали, к ним приходили истерзанные внутренними противоречиями люди за исцелением своих душевных недугов, да и просто — вспомнить былое. Носители этого Дара стали заниматься воспитанем детей. И пусть школ в привычном понимании уже нигде не сохранилось, была возобновлена традиция бесед и прогулок. Церкви это очень не нравилось. Именно она претендовала на полное и бесприкословное ведение воспитания и душепопечения. От того иллюзоров объявили слугами скверны, и почти всех заточили в монастыри. Самых несговорчивых казнили..."

Прогулки по возрождавшейся земле доставляли Киро ни с чем не сравнимое удовольствие. В первые годы после Беды, пока все прятались от смога и чёрных туч в укрытиях и схронах, он вспоминал именно голубое небо и облака. Он всё готов был отдать за то, чтобы вновь их увидеть. И вот — свершилось. А когда выяснилось, что к обычному ремеслу Киро почти не способен, он решил заниматься тем, что умел лучше всего — начал учить детей. Всех, кто приходил к нему. Он рассказывал о том, как устроена жизнь сейчас, но больше всего времени посвящал тому, чтобы рассказать и показать — как было раньше. Его дар иллюзора в этом очень способствовал.

Дети бегали за ним по-пятам, а он рассказывал им легенды, сказки, мифы. Вернее — он именно что говорил о прежних временах, но облекал в такую, доступную для воспирятия ребёнка форму. Но даже это его не спасло.

Охота, объявленная Церковью на иллюзоров, а значит и на него, вынудила Киро оставить ставшие родными места. Он бежал, пытался прорваться в Пустоши, но его нагнали, заковали в кандалы, завязали глаза и доставили сюда — в монастырь Иллариона — самую таинственную и страшную обитель. Ещё будучи свободным, он пытался хоть что-то разузнать о местоположении этого места заключения одарённых, но безуспешно. Хотя в первый день своего пребывания в застенках он вроде как узнал это место, но больше списывал на своё расшалившееся воображение.

"... С ходом времени и среди церковников начали появляться одарённые. Их талант заключался в возможностях овладевания сознанием окружающих. Впрочем, если говорить честно, он мало чем отличался от дара иллюзоров, но Церковь есть Церковь. Те, кто может лишьть человека воли, заставить делать то, что нужно, ментально оглушить и обездвижить — всегда желанная козырная карта. На поимку оставшихся на свободе иллюзоров, не признавших власти клира стихийников, бросали именно этих святых братьев. Только они могли свести потери к минимуму, если жертва решит потягаться с Церковью. Особой церковной, «святой» магии боялись все. И многие поединки разрешались даже не начавшись..."

Что это? Шаги? Так скоро? Он же почти закончил, ещё бы немного времени для завершения, но, видать, время вышло.

Киро свернул свиток, который исписал с двух сторон, бережно, как долгожданное дитя, погладил дело своих рук и положил в неприметную нишу в стене — вполне обычную, сделанную с помощью ложки и ножки стула. Да, последний стал колченогим, вернее трехногим, но позволил сделать надёжный тайник.

Теперь пара секунд сосредоточенности, отдающей мучительной болью в висках и затылке, печальном побочном эффекте его Дара. У каждого одаренного что-то ноет и болит, у него — голова. И именно в этих зонах. Всё. Тайник запечатан, и найти его летопись, а может и продолжить, сможет только такой же иллюзор как он. Иначе никак. Может быть кто-то когда-то и прочтет его воспоминания о прежних временах и попытается хоть что-то изменить в окружающей жизни. Ведь он знал, что возродить хоть что-то из того, что окружало его в молодости, до Беды, было ещё возможно. Но запрещено, а значит нереально. Киро надеялся, что это только пока.

А сейчас, идя в окружении святых братьев по коридорам монастыря, он с трудом, но узнавал — где же именно провёл последние нелели своей жизни. До смешного — это было здание его родной школы, которую он закончил много-много лет назад. Сейчас они поднимутся на школьный двор, где, он точно это знал, в рассохшийся асфальт вбит железный столб, к которуму его прикуют, и одарённый-огневик в ранге палача Церкви лишит его жизни.

Солнечный луч коснулся глаз, которые уже и отвыкли от света. Киро запрокинул голову, пока его приковывали и смотрел на голубое безбрежное небо с плывущими по нему облаками. Слёзы мешал смотреть, но он вглядывался в бездонную синь, пока перед собравшейся толпой зачитывали его приговор. Что ему с того? Он и так всё знает — в чём и почему его обвиняют. Он же позволял себе критиковать Церковь и её методы, бежал от её любящей руки. Бежал именно в эти места, расположенные почти на самой границе Пустошей и Запретных земель. Ведь если чуть напрячь глаза, всё ещё можно различить зеленоватое мерцание на том месте, где когда-то располагался город, город Рязань.

Киро закрыл глаза, и в который раз начал повторять про себя первые строки своей Летописи:

"Я гоню прочь восспоминания о том, что когда-то мы были цивилизацией космонавтов, генетиков, атомщиков, а не шаманов и религиозных фанатиков. Взамен у нас появились дары, которые тёмные, ослеплённые страданиями люди называют магией. Но они забыли простую истину: за магию надо платить. И человечество, упорно эту самую магию искавшее, наконец обрело её после Последней Войны, или Беды. И заплатило свою цену".

Когда огонь уже охватил сутулую фигуру учителя Киро, собравшиеся в треске пламени расслышали именно эти его, последние слова:

- За магию надо платить...

Похожие статьи:

РассказыЗоренька Алая, свет моих глаз 3 часть

РассказыМорошковый ветер Амбинголда

РассказыПодарок Ахсоннутли

РассказыЗоренька Алая, свет моих глаз 1часть

РассказыЗоренька Алая, свет моих глаз 2 часть

Рейтинг: +5 Голосов: 5 335 просмотров
Нравится
Комментарии (8)
DaraFromChaos # 17 августа 2018 в 11:49 +4
По-хорошему классично.
Такую альтернативку и социалку я люблю.
Но не вычитанно ужасть! zlo
Воронушка, ты б поклевала графа по зеленой черепушке )))))
DaraFromChaos # 17 августа 2018 в 11:50 +2
ПС графушка, и ставить в название последнюю фразу - это ком иль фу zst
Earl Stebator # 17 августа 2018 в 12:13 +2
Складывать и умножать мне всегда нравилось больше, чем вычитать и делить. Да-с)))
А так - пасиб на добром слове
shelegov # 17 августа 2018 в 12:13 +1
идея хорошая, реализация так себе... блох по тексту много, но проблема не в них даже.
на мой взгляд серьезные промахи:
- смешение французского с нижегородским - нарочитых архаизмов и сверхсовременных даже не терминов, а понятий. в принципе сама идея неплохая, если я правильно понимаю, это для того, чтобы подчеркнуть эклектичность нового мира. но получилось на мой взгляд искусствннно и натянуто. если в мир привносится архаика и оживают архаичные элементы жизни, то это должно касаться в речи прежде всего увеличения архаичных понятий и терминов, а не служебных оборотов речи.
- некоторая небрежность в продумывании реалий банально на уровне обстановки - если коморка два на три ШАГА, то какой там стол стул лежанка? Русский шаг - 71 см. в принципе чисто теоретически, конечно можно это все упихать в конурку 2 на 1.5 метра, но практически... и главное зачем? да еще и тайник в камере смертника, которому еще и дают возможность бесконтрольно писать и прятать? откуда бумага, чернила письменные принадлежности и зачем вообще? т. е. непродуманность технических моментов.
- церковь выставлена какими-то исчадиями ада совершенно нерационально исключительно по своей злой воле устраивающими неразумную трату ресурсов и прочие гадости, в то время как окружающее простое население просто хочет стабильности и порядка и просто подчиняется злому влиянию церкви... меж тем по примерам из реальной истории это не совсем так, а местами даже и совсем не так.
т.е. картинка выходит плоской памфлетно-упрощенной.
особенно глядя на святых и невинных получается одаренных, которые просто вообще хотели мирно жить и служить людям и обществу наверное... joke
Earl Stebator # 17 августа 2018 в 12:23 +3
Спасибо за прочтение и столь подробный разбор. Учту в следующий раз всенеприменнейше)))
Славик Слесарев # 17 августа 2018 в 18:53 +1
Недурственно! Плюсую.
Earl Stebator # 17 августа 2018 в 21:41 +2
Спасибо. Рад, что зашло)
Михаил Панферов # 4 сентября 2018 в 00:49 +2
Согласен с shelegov - идея хороша, но исполнение немножко не дотягивает
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев