fantascop

Исправленному верить

в выпуске 2016/12/31
2 декабря 2016 - Стасс Бабицкий
article9880.jpg

1

Вечная проблема современных офисов: время здесь утекает незаметно. Это в шахте выматываются, к концу смены нет сил даже кружку пива в руке удержать. Все, пора домой. А в небоскребах по-другому работают. Сидит человек, перебирает документы, погружается в собственные мысли. Усталости не чувствует. Вот так можно задуматься и три дня просидеть. Раньше хотя бы подсказка была — за окном темнело. А сейчас…

В шикарной бизнес-башне на Воробьёвых горах нет окон в привычном понимании этого слова. Не выглянешь, как там снаружи. Мульти-стекло, новейшая разработка. Можно переключить на него экран ноутбука и запускать презентации. Или, например, слайд-шоу с лицами самых любимых людей. Этим режимом Игорь пользовался крайне редко, когда устраивал видеоконференции с заграницей — там любят пафос и пыль в глаза. А так, просто, нет нужды. И снимков нет. Любимых тоже давно нет, только подружки-однушки. На одну ночь. Один выходной. Один час. Таких не хочется видеть уже на следующее утро, с чего бы ещё хранить их снимки в памяти — хоть мозгоклеточной, хоть мегабайтовой… Да и компьютерам доверия нету: сейчас их могут взломать даже школьники, ради озорства. Тем более, конкуренты. Наймут хакера и вскроют в момент, лишь бы добраться до важных файлов. Не-не-не, сейф из титана — вот это надежная штука. Лишь запирая документы на три ключа и два кодовых замка, можно расслабиться и спать спокойно.

Кстати, насчёт расслабиться. По вечерам он частенько крутил здесь порно. Мульти-стекло лучше телевизора: объемная картинка во всю стену, долби-звук, а можно поколдовать с настройками и появится даже запах потных тел. Словно за спаривающимися великанами подглядываешь, честное слово…

Днём уделял внимание новостям. Вылавливал из мутного информационного потока скользких рыбёшек. Сплетни. Ага, эти двое на грани разрыва, жена застукала крупного чиновника в постели с няней. А этот при смерти, — смотри-ка, ведь ровесник, сорок три года всего, а как себя запустил, — гастроли, пьянки, изнурительные оргии. Хорошо! Просто великолепно, если ты лучший в городе специалист по разводам и делёжке наследства.

Игорь как раз такой и есть. Поэтому вместо окна в необъятном кабинете постоянно включён зеркальный фон. Следить за своими движениями и осанкой. Контролировать выражение лица. Любоваться косматыми бакенбардами, горбинкой на носу и волевым подбородком. Он научился наполнять глаза искрами неподдельного интереса к собеседнику, даже когда адски хочется зевнуть или почесаться. Гонорары сразу выросли втрое. Что ещё надо для счастья?!

— Хх… Хх… Хх…

Приглушенный хрип донёсся из-за шкафа. Антикварные часы с кукушкой. Вместо птицы на пружине выпрыгивает клоун, охрипший от старости. А ведь когда-то кричал «хи-хи». Рухлядь плохо вписывалась в модный интерьер, давно стоило выбросить. Но слишком дорога память о первом выигранном суде. Тогда, на заре карьеры, на юного адвоката скинули «мертвое» дело: актер зарепетировался до полного помешательства — стал душить женщин направо и налево. Жену и ту не пощадил. Что сказать в защиту безумного Отелло? Присяжные изначально настроились против. Тётки постервознее поджимали губы, а хлюпик в галстуке стыдливо отводил глаза. Ясно, как проголосуют: клиент обречён на пожизненное. Но побороться надо.

«Да я и не спорю. Виновен, господа, виновен!» — так началась блестящая речь, позднее напечатанная во всех газетах и включённая, пусть не в учебники, но в пособие по внеклассному чтению для студентов юридического факультета. — «Но давайте разберёмся: в чем именно он виноват. Молодые и талантливые актёры в театрах ничего не решают. Не могут стукнуть кулаком по столу и потребовать: хочу сыграть роль мавра. Нет, выбирает режиссёр. Смотрит на труппу, как на коробку ассорти…»

Тут он достал из-под вороха папок на столе шоколадный набор в блестящей упаковке, изрядно удивив судью и прокурора. Жюри так и вовсе разинуло рты, а это представление как раз для них.

«Приговаривает: а дай-ка вот этого попробую. Ой, начинка не понравилась. Горьковат!» — зрители прыснули смешками, когда адвокат надкусил конфету и бросил на пол. — «А этот сгодится? Нет, слишком миндальный!»

Ещё одну сладкую пирамидку припечатал каблуком потертой туфли. По залу зашелестели шепотки, а с галерки какой-то репортёр глумливо крикнул: «Непростые бонбошки-то! Видать ликёр в голову ударил!» Но его зашикали более опытные коллеги — интересно же, куда вырулит молодой защитник. А тот продолжал, совершенно не смутившись.

«Режиссёру, этому зажравшемуся барину, видимо никто не сообщил, что крепостное право в нашей стране давно отменили. Этот тиран и самодур два месяца доставал актера придирками на репетициях. А за неделю до премьеры — пошел вон! Выгнал пинком под зад: пойди и научись душить женщин. Представляете? Подтолкнул человека с уже истерзанной психикой… К убийству!»

Игорь не оглянулся на ахнувший зал, он буравил взглядом самого тщедушного из присяжных. Если сломается этот, то и остальные посыплются вслед за ним.

«Ваш начальник, наверняка, тоже злобный диктатор?»

Тот боязливо кивнул, вжимая голову в плечи.

«Я так и знал. Большинство тех, кто нами управляет — редкостные сволочи, упыри и грымзы. Подобная ситуация знакома многим. Да что там — каждому. Босс даёт команду: сделай то-то, иначе уволю! Под таким давлением вы ведь не сможете отказать?»

Хлипкий покачал головой. То же самое сделали ещё трое из заветной дюжины.

«Вот и мой подзащитный не возразил. В его уставшем и больном мозге, забитом репликами дикого ревнивца — героя Шекспира, — сгорели предохранители. Не выдержали высокого напряжения. В голове помутилось. Он стал тряпичной марионеткой Отелло в руках жестокого Карабаса-Барабаса!»

Теперь уже шестеро присяжных смотрели на актера с заметным сочувствием. На то и был расчёт. Никто не любит своего шефа. Спросите любого сотрудника: во всех проблемах и напастях виноват этот… (добавьте любое ругательство, по вкусу). А себя, наоборот, все склонны выгораживать. Глядишь, и себе подобного оправдают.

«Режиссер давил не ради искусства, понятное дело. Плевать ему на успех и аплодисменты. Куда важнее барыши. Знаете, что сделал этот мерзавец после премьеры? Забрал свою зарплату — полный чемодан денег! — и уехал в Швейцарию. Отдыхает там. По ночам не ворочается. Совесть вряд ли такого замучает. Хотя настоящий виновник, — подстрекатель всех этих убийств, — именно он!»

Приговор вынесли до того мягкий, что хоть зайца игрушечного набивай: три года в психиатрической лечебнице. Про тюрьму не заикались. Актёр поболел да и выздоровел. Сейчас блистает во всех крутых сериалах, соглашается лишь на главные роли и миллионные гонорары. Уголовное прошлое не мешает, наоборот, продюсеры радуются этой «изюминке». Ведь зрительницы будут обсуждать у экранов: «Это он? — Который? — Ну, тот, что жену придушил! — А, точно. Вроде он. — Давай-ка посмотрим…» Успех мыльной опере гарантирован, а система Станиславского тут вообще не нужна, достаточно брови нахмурить в кадре… Психике звезды ничто не угрожает! А адвокату подарил часики, на память.

— Хх… Хх… Хх…

Игорь считал хриплые клоунские потуги, сперва про себя, а под конец уже и вслух.

— Десять… Одиннадцать… Двенадцать!

Полночь открыла новую страничку в электронном календаре, на зеркальном стекле проступили метровые цифры, а металлический голос озвучил:

— Пятое сентября две тысячи двадцать четвертого года. Запланировано три встречи и пять мероприятий. Прогноз погоды…

Беглый просмотр показал — ничего особенно важного. Можно все отменить и проваляться целый день в кровати. Желательно, не в одиночку. Хотя нет, надо готовиться к процессу. Всерьез готовиться. Малейшая оплошность — всему конец. Судья на прошлом заседании уже заявил, что его раздражают гнусные приёмчики и не менее гнусная рожа адвоката. Но тут соврал, совра-а-ал. Игорь улыбнулся отражению: что-что, а рожа как раз очень красивая. Просто жаба душит человека в черном. Как футбольные арбитры завидуют нападающим и отменяют шедевральные голы. Офсайд выдумывают или ещё какую ерунду. Когда не удаётся, показывают желтую карточку за слишком бурную радость. Отыгрываются за то, что сами так круто забивать не умеют… Ничего, прорвёмся. В истории остаются Пеле и Месси, а не плешивые дядьки со свистком.

Тем более риска никакого, тюрьма или что похуже на кону не стоит. Он давно уже завязал с убийцами, перешёл на более прибыльные дела. Хватает и на аренду офиса в центре самого дорогого города мира. И на еду в ресторанах по-соседству. И на пафосные побрякушки. Вот, айфон уже четырнадцатый! Чудо техники. Единственный минус — разряжается быстро, на целый день не хватает. А уж если засиживаться допоздна… Ткнул в экран. Не зажигается. Потянулся, чтобы поставить умную трубку на зарядную панель, но тут мертвечина ожила. Засветилась зелёным огнем и тренькнула.

Вызов.

Номер не определён, да и время позднее. Но юристов часто дергают посреди ночи, как врачей и пожарных. Надо ответить: может, кто из его постоянных клиентов-миллиардеров попал в беду за границей? В Америке сейчас как раз утро.

— Да?

— Балда! — ответил смутно-знакомый голос из трубки.

И кто же это у нас такой дерзкий?! Впрочем, не важно. Вести разговор в тональности «сам дурак» нет желания. Адвокат хотел сбросить звонок, но телефон на кнопки не реагировал. Правильно, он же разряжен. Тогда как сумел дозвониться этот хам? Загадка. Похоже, не последняя… Игорь вытаращил глаза от изумления: на экране айфона проступило лицо старика, мгновение спустя перепрыгнуло на мульти-стекло и заплясало там, радостно хохоча.

— Получилось! Сработало!!!

Наверное, именно так ликуют джинны, когда их выпускают из лампы или запечатанной бутыли. После тысячи лет одиночества.

— А вы, собственно, кто? — Игорь постарался, чтобы голос звучал надменно и подчёркивал, кто здесь хозяин.

— Некогда объяснять, блин… Ты должен меня спасти!

Вот оно что. Спасти. Сейчас затянет жалостную песню о тяжелой жизни и в конце попросит денег. Совсем обнаглели нищеброды, уже лень по улицам ходить — через камеру клянчат.

— Точнее, ты должен спасти себя от ужасного будущего!

У-у-у, все гораздо хуже. Секта. Религиозный фанатик хочет предложить новый путь к свету. Адвокат пытался нащупать кнопку отключения видеотрансляции или хотя бы сбросить звонок. Но ничего не получалось.

— Неужели ты не узнал меня? — голова на экране заметно обиделась.

Какой-то дальний родственник? Скорее всего, дядя Витя, муж тёти Шуры. То-то лицо показалось знакомым, фамильные черты. Не виделись лет двадцать, да и прежде редко общались. Но по какой-то причине тот вспомнил про племянника. Вот сейчас скажет: подкинь пару тысяч на спокойную старость, по-семейному. Все они попрошайки.

— Неужели ты не узнал… себя?

Бред. Игорь даже лоб потрогал, а вдруг горячка какая. Нет, вроде. Тогда почему физиономия дикого старика кажется точной копией его собственной? Только совершенно лысой, а ещё более одутловатой и бледной. Именно таким адвокат может стать спустя… Ну, скажем, пятнадцать лет.

— Вижу, что дошло, наконец. Я тебе звоню из будущего. У нас с тобой здесь, в 2037 году, полнейшая задница.

По экрану пробежала зелёная рябь, но потом снова проявился…

— И как мне вас называть? Двойник? Будущий Я? Постаревшая Копия?

— Зачем такие выкрутасы, можно просто Иваныч, — улыбнулся путешественник во времени. Ох, да у него же половины зубов нет. Что за ерунда! Игорь с детских лет одержим чисткой зубов. Лучшие стоматологи выправили корявый прикус и раз в месяц осматривают челюсти чуть ли не с микроскопом. Как можно растерять свой перламутровый запас? Так себя запустить. Невероятно. Даже полёты сквозь годы и века в сравнении с этим кажутся реальностью. А ведь ученые давно доказали: машину времени создать невозможно, ей потребуется столько энергии, что сотни электростанций не сдюжат. Ядерный взрыв — и то маловато будет. Максимум перепрыгнешь в позавчера…

Значит, все это глупый розыгрыш. Понять бы ещё, это друзья хулиганят или враги пытаются надуть и сбить с толку.

— Заканчивайте этот маскарад! — рявкнул он. — Я оценил грим, и голос вы копируете превосходно. Но не верю.

Гость из будущего насупился.

— Ну извини, паспорт показать не могу…

— Паспорт? Вы серьёзно? Да я их в метро могу купить десяток на рубль.

Игорь блефовал, в метро он не спускался уже много лет и понятия не имел, чем там торгуют. Впрочем, собеседник отреагировал совсем на другое слово.

— Рубли? У вас их ещё не отменили? Хх.., — хотел засмеяться, а вышел сиплый кашель, как у игрушки из настенных часов. — А ты ещё более жёсткий и подозрительный, чем я помню. Это хорошо. Только с таким настроением у нас появится шанс, чтобы все изменить.

— Ничего я менять не собираюсь! Кто бы вы ни были, Иваныч, нанятый лицедей или безумец… Пока врёте не убедительно.

— Ах ты, пащенок! — взревел старик, но тут же заозирался и перешёл на раздражённый шёпот. — Хочешь доказательств? У меня их полные карманы. Подставляй ладошки, сейчас нагребу и отсыплю. Я ведь знаю все твои постыдные секреты. Например про Ниночку, девчонку из соседней квартиры. Сколько ей было тогда? Лет четырнадцать, не больше.

— Послушайте, если это шантаж, то я ничего платить не буду, — Игорь бодрился, но по спине стекала ледяная волна паники. — Не знаю, откуда вам это известно, но даже если Нина проговорилась… Я буду все отрицать. Улик нет, только её слово против моего. А дело давнее, перспектив в суде никаких. Это я как адвокат говорю.

— Как адвокат ты должен знать, что срока давности за совращение малолетки в этой стране нет. Поэтому давай без понтов. И, к слову, Нинка купилась на твои тогдашние угрозы. Здорово сообразил, чертяка!

В памяти отчётливо всплыл летний день… Далёкий, но накрепко засевший в голове. Вышел покурить на балкон. Услышал непонятное пыхтение у соседей, перегнулся посмотреть — любопытно же. А там эта юная Лолита, гладит себя, ласкает пальчиками. Гормоны застучали молоточками в висках: трах-ни-трах-ни-трах-ни-е-ё. Бороться с таким наплывами и в сорок лет трудно, в девятнадцать же — бесполезно. Подтянулся на руках, прыгнул к ней. В те годы многие ещё не ставили эти пластиковые стеклопакеты…

— Элегантно развёл малявку! — в голосе обличителя появились горделивые нотки. — Сказал, что снял видео. На обычную зажигалку Зиппо. Хх… Хх… Ты ей втираешь, что там внутри камера, как в шпионских фильмах. Она краснеет от стыда, дрожит, кивает. На все согласна, лишь бы никто не узнал. Оборжаться, какие дети были доверчивые.

Это правда, нынешних подростков уже не обманешь. Наивных дурочек нет. Хотя сейчас в любом магазине электроники можно купить камеру, спрятанную в зажигалке или авторучке.

— Но ты не знал, скажет она отцу или нет, — продолжал Иваныч. — Боялся с ним на лестнице здороваться. Лёша, по прозвищу Бугай, работал забойщиком на мясокомбинате. С одного удара пришибить мог. Тебе ещё долго снилось, как он разделывает твоё тело ножами — помнишь, у них на кухне, на магнитной ленте висели огромные, блестящие тесаки? Ты с криком просыпался по ночам…

— Понял! Вы прочли записи психоаналитика. Вот кому я описывал свои кошмары, со всеми подробностями, — уф, вот и отгадка, а то чуть было не поверил. — Но зачем она показала их чужаку, ведь это вопиющая непрофессиональность.

— Как и спать с клиентами. А ты психичку, помнится, три недели жарил. Даже отпуск взял, настолько барышня была хороша. Потом, как обычно — враньё. Соскочил, увлёкся другой.

— И про это сообщила? Мстительная дрянь. Сговорилась с шантажистом… Только ничего у вас не выйдет. Хрен моржовый получите, а не деньги!

Зеленые молнии сверкнули в верхних углах экрана, он снова зарябил. Старик снова огляделся по сторонам и затараторил:

— Послушай, я знаю твои самые постыдные тайны. В шесть лет ты застукал родную тётю Шуру, спящую пьяным сном с задранной до подмышек юбкой. Помнишь, как засовывал пальцы под резинки её чулок? А в старших классах поменял перочинный нож, который отец привёз из Швейцарии, на колоду порнографических карт — без двух тузов. Прятал похабщину во втором томе «Войны и мира», потому что никто не полезет перечитывать Толстого. Мало? Тогда самое главное. Я знаю, когда ты первый раз испытал оргазм. Подростком. Качался в гамаке на даче, а собака лизала тебе правое ухо. Накрыло такое возбуждение, что ты не выдержал и сунул руку в оттопыренные шорты. Только прикоснулся — сразу…

— Стойте! Подождите!!! Но об этом я никому… Никогда… Это известно только… мне.

— Дошло, наконец, — улыбка получилась торопливая и кривобокая. — Слушай и запоминай. Дня через три к тебе придут Березовичи. Миллионер и его красавица-жена собираются разводиться.

— Отличная новость! Это же такая прекрасная реклама.

— Вот-вот. Я то же самое подумал в 2024-м. Полгода на первых страницах газет и журналов. Заявления от имени безутешной супруги и её четверых детей. Меня тогда очень удивляло: как у неё фигура не испортилась и никаких шрамов или разрывов на животе… А оказалось, все дети из пробирки: суррогатные мамы, кормилицы, няни и гувернантки. Богатые если и плачут, то от безделья.

— Откуда вы.., — да ладно, чего самому себе «выкать». — Откуда ты знаешь, что шрамов нет?

— Так я же её… В смысле ты… Мы же её затащим в койку. Обычная схема: припугнём, что иначе мужу достанется все, а ей шиш с маслом. Причём вазелиновым. Да в чувстве юмора нам не откажешь. Хх… Хх…

Игорю не нравился этот жуткий смех, аж передергивало от отвращения. Старик вскоре посерьёзнел:

— Это уже позднее ты узнаешь, что развод фиктивный. Миллионер хотел сэкономить на налогах. А ты.. То есть я… Мы его любимую женщину отшпилили. К ней какие претензии? Играла роль до конца. Пришлось поддаться, чтобы никто не заподозрил. Но скотину-юриста, который воспользовался моментом…

— Захочет наказать?

— И накажет, не сомневайся. Вылетишь из коллегии адвокатов, пару-тройку лет помыкаешься без работы. Редких консультаций не хватит даже на еду. Придётся все продать, даже коллекцию марок — помнишь, собирал в школе? А потом, когда начнёшь мылить верёвку, приедут охранники Березовича. Найдут тебя в Бирюлевских трущобах, в грязной дыре. Привезут к олигарху в башню. Тот скажет: «Настрадался? Хочешь, прощу и возьму на работу в свою корпорацию? Вылижи мои туфли, и мы в расчёте!» Всего-то. Последнее унижение. Ты с радостью рухнешь на колени, и тогда он скажет: «Знай своё место, сявка»…

— Не самая ужасная история, — Игорь ожидал чего-то жестокого и неприятного, настраивался на трагедию прямо, а все закончилось фарсом. — Получается ты… То есть я… Мы довольно легко отделаемся?

— Обделаемся! Вот почему люди такие идиоты? Когда приходит незнакомец с сомнительным предложением, сразу ощетиниваются ежами. Недоверчиво хмыкают и отворачиваются. А стоит появиться известному денежному мешку и посулить богатство сказочное — защитные механизмы отключаются и все летят, как бабочки на огонь. Хотя теперь я понимаю: как раз к таким с подозрением надо. Не просто так они свои миллионы заработали. Честным путём не разбогатеешь. Только ушлые пройдохи…

Тут он закашлялся, выпучивая глаза. На губах выступила розовая пена.

— Короче, у Березовича был план. Найти козла отпущения и повесить на него несколько сомнительных проектов. На пару растраченных миллиардов. Но я-то не знал об этом. Несколько лет верил, что становлюсь влиятельным человеком в финансовой империи и вдруг все рухнуло. Меня осудили на двадцать лет и забросили в тюрьму, которую спонсирует корпорация. Вот тут на мне отыгрались. Охранники выбили половину зубов, бросили в ледяной карцер — потом пришлось ампутировать отмороженные ноги, по колено. Лёгкие тоже загубили. А что творили заключённые… Звери, настоящие звери! — старик задохнулся от чудовищных воспоминаний, смахнул набежавшие слезы, но тут же взял себя в руки: времени на жалость к себе почти не осталось. — Уже готовился помирать, чтобы скорее отмучиться, но тут ко мне в камеру подсадили ученого. Он создавал для корпорации устройства, чтобы тайно прослушивать конкурентов и выкачивать секретную информацию. Из самых закрытых хранилищ. Потом Березович решил, что тот слишком много знает и может проболтаться. Решил изолировать.

— Сумасшедший учёный, — пробормотал адвокат, вспоминая древнее кино про машину времени.

— Абсолютно нормальный. Он спрятал под пломбой пару осколков зеленого минерала, с которым экспериментировал в лаборатории. Собрал из подручных средств вот этот коммуникатор, зарядил его от камушка и позвонил сам себе в прошлое. Уговорил изменить жизнь, никогда не устраиваться на работу в корпорацию. А потом исчез. Представляешь? Сработало! Вот я тоже так хочу. Пообещай, что не свяжешься с Березовичами. Спаси меня! Спаси себя, используй второй шанс. Проживи жизнь по-другому. Понял?

Изображение замельтешило, потом съежилось в маленькую точку. Экран погас. Но в телефоне голос ещё звучал, довольный и умиротворённый:

— Ты ещё здесь? Зеленуха почти погасла, но на пару слов хватит. Может, спросить что-то хочешь?

— А то! Россия станет чемпионом мира по футболу?

Визгливый хохот снова перешёл в кашель.

— Кхе-м… Мог ведь узнать что-то полезное. Ох, какой же ты… Какой же я все-таки дурак! И завязывай с этим вот… Хорош девок в койку таскать. Рано или поздно это…

Разговор оборвался, теперь уже окончательно. Игорь потыкал пальцем в трубку — по-прежнему мертвая. Откинулся в кресле. Что дальше? Как что… Теперь ты узнал полный расклад на будущее. Хотя история фантастическая, но можно ли не верить самому себе?! Осталось сделать правильный выбор. Впрочем, тут и выбора нет.

Он позвонил секретарше, как только айфон очнулся от спячки.

— Спишь? Какое свинство. За что я тебе деньги плачу…  Ах да, вспомнил. За упругую попку. Вот завтра утром первым делом хватай её в руки и беги покупать мне билет на Гаити. Первый класс! Выиграю суд и сразу в отпуск. Отмени все встречи на две недели вперёд. И вот ещё что… Если позвонят от Березовича или его жены — ты не знаешь, как со мной связаться. Пусть ищут другого адвоката. Запомнила? Повтори…

Секундная вспышка озарила мульти-стекло. Зелёным контуром проступила тюремная камера: решётка на окне, железные нары в два яруса, стол прикрученный к стене. На нем диковинный аппарат с антенной из гнутых алюминиевых вилок. И никого в поле зрения. Пусто! Ур-р-ра-а-а!!!

Так, будущее исправлено. Займёмся настоящим. Из большого глобуса, — на самом деле замаскированный бар в углу, — достал бутылку виски, такого же древнего, как его детская коллекция марок. Интересно, где она сейчас? Хранится на антресолях в доме родителей, среди всякого ненужного хлама? Надо бы достать, сдуть многолетнюю пыль. Пополнить на радостях. В Доминикане, должно быть, красивые марки…

 

2

Кризис — это когда не хватает чего-то важного. Вроде бы к тридцати годам все есть. Карьера, деньги, лексус. А новый, 2011 год пришлось встречать в одиночестве. Список контактов в «аське» перевалил за три сотни, но тусить не с кем. Деловые и шапочные знакомства, важные клиенты и случайные девушки, ах да, ещё рекламный спам. Добавлял всех, кто стучался. Мало ли когда пригодится. И вот пришло первое января, он сидит за компьютером трезвый, прилично одетый и даже не знает куда податься этим утром.

Можно, конечно, пройдись по улицам, где нет людей и машин, только деревья, покрытые робким хрусталем инея. Замёрзнуть в слишком легкой куртке. Ворваться в пахнущий детством подъезд, оставив за дверью остывающий пар «драконьего» дыхания. Мимо знакомых вмятин на почтовых ящиках, вдоль щербатых перил, хранящих тайну «…плюс Рита равняется…» Уже через минуту разбудить всех фирменным звонком в дверь (короткий-длинный-два коротких), через полторы — тонуть в объятиях. Потом жахнуть с отцом водочки и закусить маминым «Оливье», где кроме копченой грудинки и варёной говядины, ещё хрустящие яблочки, а заправлено все не просто майонезом, но пополам со сметаной…

Нет никакого кризиса. Ты снова дома, малыш!

Можно, конечно… Но впереди десять дней каникул. Кем-то же придётся их занять. Он крутанул колесико на мышке. Бесполезно. В семь утра все цветочки горят красным. Москвичи либо недавно вернулись с гулянок и уже спят, либо ужрались сразу после телеобращения президента и ещё спят. Пепелище. Тишь до гладь.

Тук-тук.

Интересный номер — сплошные нули. Разве такое возможно? Видимо, да. Пишет что-то, отправляет.

Плямк. Зеленые буквы проступили в квадратном окошке.

«Привет, Игги!»

Фамильярность и прозвище, которое знают немногие. На «ты» ещё ладно, молодой, потерпит, да и мало кто в электронной болтанке на вежливости зациклен. Но вот прозвище… Кто-то из бывших? Девушек или однокурсников? Тогда почему номере к знакомый?

Плямк. Новая строчка.

«Помечтал уже про любимый салатик?»

Откуда знает?

«ОТКУДА ЗНАЕШЬ?» — ответ напечатался синим шрифтом.

Плямк. Раздражающий звук, надо отключить. Вот так гораздо лучше. Игги прочитал:

«Я знаю все твои мысли!»

Ого, заявочка. Кому-то хочется напустить мистического тумана, заинтриговать…

«ДОКАЖИ!»

Вот и посмотрим, чем ответит таинственный незнакомец. Или незнакомка? Слишком уж на флирт похоже.

«Ты страдаешь от одиночества, но к родителям идти боишься. Потому что это как расписаться под приговором. Получится, что ты сдался и уже не надеешься построить хоть какие-то отношения».

Верно, что-то подобное мельтешило в голове полчаса назад. Но такое и угадать можно. Пальцем в небо. Опять же, с друзьями часто делился. Вечная проблема — отцы, дети… Новые зеленые закорючки неслышно прошагали по «аське», построились в три шеренги. Стой, ать-два!

«Ещё ты ненавидишь свою работу и не радуешься победам. Адвокату слишком часто приходится защищать виновных. Убийц. Маньяков. Насильников. Когда такого негодяя отмазываешь от тюрьмы, на душе становится невыносимо гадко».

Про это он никому не говорил. Даже намёком. Теоретически и тут можно угадать. Однако что-то тоненькое и острое кольнуло под сердце, сбивая дыхание. Жутковато. Может, выключить компьютер, от греха подальше?! Потянулся к большой круглой кнопке на системном блоке, но нажать не успел.

«Мало? Тогда прочти. С выражением…»

Из белоснежной скорлупы экрана проклюнулось еще одно сообщение.

«Раскатал тебя каток

По асфальту мокрой лужей?

Ерунда. Терпи, браток!

Завтра будет только хуже…»

Дальше невидимая рука щедро насыпала смайликов. А вот Игги не улыбался. Бледной тенью сполз со стула, пошёл в ванную и долго плескал холодной водой на лицо. Вернулся. Перечитал. Ошибки нет. Именно этот стишок он сочинил неделю назад, ещё никому не показывал и нигде не записывал. Хранил в памяти. Иногда мысленно повторял, вплетая хорей в торопливый ритм своих шагов.

«КАК????? ОБЪЯСНИ — КАК??? НЕУЖЕЛИ ТЕЛЕПАТИЯ ВОЗМОЖНА? ИЛИ ТЫ ЭКСТРАСЕНС?»

Незримый собеседник расстелил ещё одну дорожку из весёлых скобочек.

«Все гораздо проще. Посмотри на аватарку!»

Игги машинально кликнул по круглой фотографии. Она увеличилась, выпячивая узнаваемо-горбоносый профиль. Щека заросла до самого уха, но подбородок чисто выбрит.

«Я — это ты!»

Похож, только изрядно постарше. Хитрый глаз подмигнул, или показалось? Что происходит? Какие-то байки из склепов. Оживший ночной кошмар. Сейчас из кухни вырулит тот самый каток и медленно покатится, выламывая кирпичи из стены неповоротливым боком. От такого можно запросто убежать. Нет, шалишь! Ноги отнялись от страха, так что только ползком. Отталкивайся локтями, ещё, ещё…

«Я из будущего. И ты прав, с каждой минутой оно становится все ужаснее!»

Скорее, копуша! Железный монстр уже близко. Его нереально-длинная тень накрывает до самого затылка. Не вздумай оглядываться! Не смей! Но голова сама поворачивается, очень вовремя, чтобы увидеть, как гигантский валик подминает под себя пятки, с хрустом прокатывается до колен и продолжает движение.

Игги взвыл от ужаса. Хотя криками тут не поможешь. Собери силу, волю и надежду в один кулак, а потом шарахни по кнопке. Отключи проклятую машину. Не достаёшь? Тогда вытяни палец и ткни. Не хватает совсем чуть-чуть. Тянись. Давай же! Есть. Вентилятор внутри компьютера щелкнул и затих. Лампочка погасла. Взбесившийся каток растворился в воздухе, ноги целы. Фу-у-у-ух! Привидится же такое…

Плямк. Звук вернулся. Этого не может быть, машина обесточена. Однако монитор по-прежнему светится, в диалоговом окошке появляется очередное сообщение:

«Судьба даёт нам с тобой ещё один шанс всё исправить!»

Обморок длился недолго. Острые уголки клавиш впились в висок, перезапуская нервную систему. А там уж и сознание включилось.

Плямк. Плямк. Плямк.

Неизвестный тип строчил, как пулемёт — предложение за предложением. Написал и отправил, написал и отправил… Игги читал строчки также наспех, пропуская некоторые моменты. Не от невнимательности, что вы, просто защитная реакция — внутренний голос подсказывал, что слишком много подробностей взорвут мозг. Но и из небольших осколков сложилась довольно внятная картинка.

Этот дядька из будущего… Вот как его величать, чтобы совсем не запутаться? О, пусть называется Девять Нулей, по номеру «аськи»! Так вот, этот самый тип уже пробовал однажды изменить своё настоящее, чтобы потом жить лучше и веселее. Уехал на острова. Сначала в отпуск, потом ещё, зачастил в тропический рай — Бора-Бора, Мальдивы, Занзибар, Таиланд. В последнем решил зависнуть насовсем. Ему говорили: это легко. Сдай квартиру в Москве, купи хижину за копейки. Консультировать клиентов можно и через интернет. Зато вокруг сёрфинг, красотки в бикини, сочные фрукты круглый год. Пока на карточку деньги капают — живи, в бакенбард не дуй.

А потом пришли бандиты. Не киношные тайцы в наколках и зеркально-дымчатых очках. Наши, русские. Родненькие. Они давно обосновались на местных пляжах, трясли дань со всех приезжих — рай без подвоха бывает лишь в сказках. Сразу, без церемоний, достали пистолеты и объяснили правила.

- Обычный тариф, брат. Плюс надбавка за то, что москвич — мы таких не любим. Плюс наценка за то, что юрист — законников вообще ненавидим. Сколько получилось? Теперь удвой сумму. Да просто потому, что рожа твоя нам не нравится. Готовь бабки каждую неделю и живи спокойно, никто не тронет.

- Мужики, имейте совесть… У меня столько нету!

- Совесть мы имели и так, и эдак. Нет денег, значит, окажешь одну услугу…

Всего-то полететь в Москву и передать посылочку хорошему человеку. Пакетик. Небольшой, совсем не тяжёлый. Как тут спорить, если нет на руках железного аргумента: ни пистолета, ни автомата. Согласился. Загрузили в чемодан пять желтых манго. Из самого крупного выдолбили косточку, а на её место сунули чёрный свёрток. Такого же размера. — Не спрашивай что внутри, брат. Если что, скажешь: не моё, на рынке купил. Ну, ты же юрист, найдёшь нужные слова…

Он нервничал. Хотел первым делом пойти в полицию и во всем сознаться. Но бандиты пасли его до самого аэропорта, потом один из них сел в тот же самолёт, а в Шереметьево пристроился сзади и угрожающе сопел в спину. Сумку просветили, но служащий бросил на экран лишь беглый взгляд. Собака демонстративно отвернулась — спелые плоды благоухали французскими духами и, почему-то, хвойным освежительным воздуха. Повезло. Фу-у-ух. Первый и последний раз…

Однако у наркомафии возникло другое мнение. Девять Нулей стал постоянной «лошадкой» — раз в полтора-два месяца перевозил дурь в столицу. Сначала нервничал, потом привык. Пакеты он всегда доставлял по одному адресу. Не в притон, нет. Вполне интеллигентному профессору. Гаврилов его фамилия. Как-то разговорились, тот признался, что под кайфом легче искать нестандартные решения. Ещё несколько пакетиков и чудо свершится. Пара шагов осталась до открытия века!

Машина времени. Точнее — переговорное устройство, которое может отправлять сообщения в прошлое. Это поможет исправить огромное количество ошибок. Прекратить войны и спасти тысячи невинных жертв. Переписать историю! Сделать весь мир цветущим садом, где нет места злу…

«ПОХОЖЕ, ОН ЗАКОНЧЕННЫЙ ПСИХ!» — Игги решил разбавить монолог своим комментарием, а заодно дать понять собеседнику, что полностью пришёл в себя.

«Не без того. Уж не знаю, свихнулся он ещё в молодости или наркотики все усугубили… Но с другой стороны, у него такое уже получалось. Меня ведь предупреждали через такой же канал связи. Профессор выслушал мою историю, обрадовался. Сказал, что это хороший знак и предложил ещё одно изменение, как только прибор настроит. Я согласился не раздумывая. От бандитов не сбежишь, у них везде головорезы. А если поймают с „посылкой“… В России — тюрьма, в Таиланде и вовсе смертная казнь. Незавидное будущее!»

«ДА УЖ, МНЕ ТОЖЕ ТАКОГО НЕ НАДО!» — лучше заниматься нелюбимой работой и встречать Новый год в одиночестве все оставшееся время. — «НО ПОЧЕМУ ТЫ НЕ ПРЕДУПРЕДИЛ СЕБЯ В… КАКОМ ТАМ ГОДУ ТЫ СУДЬБЕ В ГЛАЗА ПЛЮНУЛ?»

«Нельзя, блин! Если я отправлю сообщение в 2024-й или ближайшие годы, возникнет временной парадокс. Сдохнуть могу. Вот и пришлось вспоминать другой переломный момент в жизни. Пораньше. Благо, у меня было два месяца до следующего визита к изобретателю. Только об этом и думал — представляешь, сколько мыслей в башке просеял. Нашёл вот этот грустный праздник…»

Адвоката распирало от незаданных вопросов. Он уже поверил в то, что переписывается с далёким будущим. Но червячок сомнений, копошившийся в голове, все же прогрыз дыру и вылез наружу.

«ПОСТОЙ-КА! НО ВЕДЬ ДЛЯ ПУТЕШЕСТВИЙ ВО ВРЕМЕНИ НУЖНО ХРЕНОВУ ТУЧУ ЭНЕРГИИ. КАК ОТ УДАРА МОЛНИИ!»

Зеленые смайлики заплясали на экране.

«Тоже смотрел то кино? Ах, ну да. Мы же в детстве пересматривали раз двадцать… На самом деле энергии нужно даже больше. Десятка молний не хватит. Но профессор принёс из лаборатории зелёный камушек, который корпорация использует его для каких-то глобальных экспериментов. Он мощнее ядерного реактора. Одного грамма хватает, чтобы неделю освещать целый мегаполис. Позволяет отправлять послания в прошлое даже через выключенные гаджеты. Ты же наверняка компьютер давно уже со страху вырубил, а мы все равно общаемся!»

Игги кивнул, потом сообразил — его же не видно, — и поставил виноватый смайлик. Девять Нулей ухмыльнулся скобочками и продолжал:

«Я тоже струхнул при первом контакте… Так вот, Гаврилов уволок три камня для личных целей. Настроил свою машину и провёл пару пробных тестов. Сказал по телефону, что все готово. Я приехал к назначенному времени, как всегда с грузом экзотических фруктов подмышкой. Долго звонил в дверь, потом толкнул дверь — не заперто…»

«ЧЕРТ! ЭТО ЛОВУШКА? У ТЕБЯ… У НАС НЕПРИЯТНОСТИ?»

«Ещё какие!»

Возникшую паузу заполнил тяжёлый вздох. Там, в будущем. А потом оттуда снова посыпались буквы.

«Все как в твоём дурацком стишке. Наше завтра стало только хуже. Профессора я нашёл уже мертвым. Задушили проводом от паяльника».

«КТО?»

«Не знаю. Возможно, бандитам задолжал и платить не хотел. Или в корпорации узнали, что он приворовывает их секретные материалы. Повезло, что эти суки не нашли тайник за зеркалом в прихожей, где Гаврилов хранил прибор, вместе с наркотой!»

«А КАК ОН РАБОТАЕТ? ПОЧЕМУ ПОДКЛЮЧАЕТСЯ ИМЕННО К „АСЬКЕ“? НА СКОЛЬКО ЛЕТ НАЗАД ПРОНИКАЕТ?»

Плотина недоверия рухнула окончательно и бесповоротно, вопросы хлынули широкими потоком. Но разбились в мелкие брызги о ледяной утёс.

«Да какая разница? Не тот случай, чтоб любопытство тешить. Важно другое: тут повсюду отпечатки моих пальцев. Соседи, наверняка, опознают — как частого гостя. Я из этой кучи дерьма без тебя уже не выберусь, понимаешь?!»

Игги понимал. Он читал и смотрел достаточно фантастики, чтобы сразу уловить суть. Сейчас нужно изменить что-то в своей жизни и дальше все пойдёт по новому сценарию. Без островов, мафии, наркотиков и убийства. Эти события навсегда сотрутся и останется чистый лист. Альтернативная реальность. Но какой момент выбрать для преодоления кризиса?

«Ты должен поменять работу!» — подсказал Девять Нулей.

«ДА, Я УЖЕ ПОЛГОДА ДУМАЮ ОБ ЭТОМ. ХОЧУ БРОСИТЬ УГОЛОВЩИНУ И ЗАНЯТЬСЯ РАЗВОДАМИ. ПРИБЫЛЬНОЕ ДЕЛО И РИСК ГОРАЗДО МЕНЬШЕ…»

«Ни в коем случае!!!!!!» — взвился ответный вихрь восклицательных знаков. — «Так мы вернёмся к первому варианту, а там все не слишком благополучно закончилось… Не вникай, просто поверь. Нужно что-то принципиально другое. И я кажется придумал: займись музыкой!»

«ЕСЛИ БУДУЩЕЕ ЗАВИСИТ ОТ УМЕНИЯ ИГРАТЬ И ПЕТЬ, ТО НАМ КИРДЫК. ЗАБЫЛ ПРО КУЗНЕЧИКА?»

В шестом классе ему… им купили гитару. В комиссионном магазине. Акустического динозавра с пластиковыми струнами. Позвали опытного музыканта, который носил с собой деревянную приступку для ноги и нотную тетрадь. Первую неделю он учил ставить пальцы, тренькать испанским перебором и играть «В траве сидел кузнечик» на одной струне. В субботу вечером юный трубадур вышел во двор, нашёл там компанию хулиганов и сказал: «ща услышите!» Выдал весь свой репертуар. Мальчишки долго ржали, потом ещё Кузнечиком дразнились. С горя он расфигачил гитару о телеграфный столб и стал слушать панк-рок. А учитель ужасно расстроился: он как раз хотел забубенить с пацаном настоящий хит: «Во саду ли, в огороде». На двух гитарах!

Но не срослось.

«Я не про то. Послезавтра ты все-таки выберешься к родителям на ужин. Там будут дядя Витя с тётей Шурой и их сын…»

«ДИМОН? КСТАТИ, ВОТ ОН ШИКАРНО ИГРАЕТ НА РАЗНЫХ ИНСТРУМЕНТАХ. У НЕГО И ГРУППА СВОЯ ЕСТЬ, В БЫВШЕМ ДОМЕ ПИОНЕРОВ РЕПЕТИРУЮТ, А ИГРАЮТ НА ТАНЦАХ В ГЛУХОМ ПОДМОСКОВЬЕ…»

«Именно! Эта самая группа — „Демон и падшие ангелы“ — запишет в этом году альбом, который разойдётся миллионным тиражом, выиграет „Грэмми“ и все остальные премии. А твой двоюродный брат в двадцать лет станет всемирно известной рок-звездой!»

«ДА ЛАДНО?!»

«Лимонадно!»

Экран компьютера мигнул и начал гаснуть, но зелёная вспышка пробежала по периметру и «аська» снова появилась.

«У нас осталось минуты две, потом связь прервётся. Не перебивай! Когда за ужином зайдёт речь о музыке, предложи такой вариант: ты даёшь денег на запись альбома и становишься продюсером группы. Только составь контракт грамотно, чтобы другие юристы потом не подкопались. У этих ребят великое будущее. И запредельные гонорары. А ты сможешь забирать половину!»

Игги пожевал губы в сомнениях, пальцы выбили то же самое на клавишах:

«ОХ, НЕ УВЕРЕН… КАК АДВОКАТ Я ВПОЛНЕ СОСТОЯЛСЯ, А НАЧИНАТЬ ВСЕ ЗАНОВО СТРАШНОВАТО…»

Экран снова потемнел, на этот раз на целую минуту. Потом взорвался сообщением:

«Идиот! В этом и смысл исправления судьбы. Чистый лист и новое начало. Поверь, куда страшнее тот конец, что нам уготован, если ты не справишься. Но ты любишь музыку, даже псевдоним адвокатский взял в честь дедушки панк-рока. Все получится. Главное, старайся жить безупречно, как самому нравится. чтобы не захотелось снова все изменить. А то придётся залезать ещё дальше в прошлое…»

Помехи исказили диалоговое окно и дальше текст возникал оборванными фрагментами.

«…гораздо сложнее…»

«…больше энергии…»

«…нельзя проиграть…»

«…обещай!»

«ПОСЛЕДНИЙ ВОПРОС: РОССИЯ СТАНЕТ ЧЕМПИОНОМ МИРА ПО ФУТБОЛУ?»

Отчаянная попытка запрыгнуть в последний вагон уходящего в будущее поезда. Но тот лишь сверкнул на прощанье фонарём проводницы, высветив на темнеющем экране:

«…все-таки дурак…»

Он посидел, прислушиваясь к звукам за окном — не проснулся ли город. Нет, ещё слишком рано. Включил компьютер и проверил «аську». Никакого контакта с девятью нулями, ни одной строчки из будущего в истории переписки. Как будто все приснилось. А может так и было? Незачем что-то менять в этой жизни…

Телевизор загорелся сам собой. Хотя здесь как раз никакого чуда: просто таймер сработал. Каждое утро, ровно в восемь, начинает громко орать музыкальный канал. Вместо будильника. Волосатый тёзка как раз выходил на финал заунывной песни:

— Мы посмотрели кино и ждём продолжения,

А машина смерти в постоянном движении.

В катафалке мы едем, живее всех живых.

Мандолины играют, но я не слышу их…

Игги вздрогнул. Клоун в настенных часах глумливо захихикал, словно дожидался именно этого момента.

 

 

3

Телефон звонил уже в пятый раз. Декан или Рита? Отсюда не разглядеть. Все хорошо в новенькой Нокиа 3530 — полифоническая мелодия чередуется с вибрацией, дисплей цветной. Но малюсенький, буквы с двух метров не читаются. С другой стороны, зачем на трубке делать большой экран? Кому это нужно? Может, туда еще фотоаппарат запихнуть и плейер, чтоб музыку слушать? Нет, сынок, это фантастика. И все эти ваши смс-ки — баловство бессмысленное. Мобила нужна только для того, чтоб сказать «Алло!» Но она осталась на тумбочке возле кровати, а Гарик сейчас не мог отвлекаться. Просто не имел права. Тёмные рыцари лезли из развалин склепа, а в пулемете уже кончались патроны. Здоровья осталось — на один чих. Ещё пару ударов пропустит и придётся начинать уровень заново…

Черт! Сгорела жизнь непутевая. Посмотрим, кто там домогался. Так, Ритке лучше первой перезвонить. Все-таки у них любовь.

— Привет! Представляешь, меня декан зажопил. Сказал, если до пятого марта диплом не сдам рецензенту — хана. А сегодня уже третье и у меня там слон не валялся… Прости, никак не вырвусь к тебе. Материнич — зверь, с ним лучше не спорить, ты же знаешь… Да. Да, держусь. Целую. Пока!

Теперь надо голос пожалостнее сделать. Декан-то и вправду суров и скор на расправу.

— Анатолий Абрамович, извините, не мог говорить. Такая неприятность, вот прямо беда. Любимая девушка в больницу попала. Сердечный приступ, да, всего девятнадцать. Сам в шоке. Сейчас бегу проведывать. Нет, мне не нужен академический отпуск. Хочу закончить вуз в этом году. «Выпуск-2002» хорошо звучит. Красивая цифра… Да, все сдам, только можно чуть задержать? До конца недели? Спасибо за понимание, огромное спасибо. Целу… В смысле, до свидания.

Отлично. Выбил отсрочку на обоих фронтах. И если вы не понимаете ради чего так рисковать, значит, вам просто не попадалась игра «Возвращение в замок Вольфенштайн». Теперь можно все силы отдать борьбе с киборгами в форме СС и призраком древнего саксонского короля. Кто бы согласился бросить вот это вот все и пойти на свидание? Или засесть за учебники? Не смешите…

Три часа спустя Гарик сдался и признал уровень непроходимым. Обидно. Хотелось по-честному навалять чернопанцирной гадине, но против Тесла-пушки нет приёмов.

Черт побери! Не бросать же игру на самом интересном месте. Нормальные герои всегда введут чит-код. Где-то бумажка, на которой записано, как стать неуязвимым и всемогущим. Вот, вместо закладки торчит в учебнике. Энтер-слэш-буквы-цифры… Хендэ хох, сволота!

Когда играешь в «режиме бога», получается совсем другой разговор. Не нужно ждать ответа или прислушиваться к чужому мнению. Диалога не выходит, но бог изначально не настроен говорить с людишками. Пулемёт шпарит свой искромётный рок-н-ролл, враги валятся направо и налево, а ты идёшь такой, в золотистом сиянии. И не замечаешь ничего вокруг.

Кроме зеленой двери.

Стоп-стоп-стоп! Раньше тут такой не было. Совершенно точно. Именно в этом самом месте во все прошлые попытки подстерегал убер-солдат и размазывал ошмётки хорошего парня по каменной стене. Замшелой, мрачной. Сплошной. И вдруг появился проход. Куда? Может, для читеров открывается секретный уровень? Надо полюбопытствовать. Сейчас его персонажа и ядерная бомба е возьмёт, бояться нечего. Почему же тогда по спине мурашки бегут?

Узкая винтовая лестница спускается вниз, наверняка там подземелье с агрессивными монстрами. Лучше зарядить новую обойму. На всякий пожарный. Впереди свет. Большой зал, судя по лёгкому эху.

— Демон ушёл из нашего мира! — говорит кто-то с дребезжанием. Скорее всего слизняк-учёный, мастер оккультных наук. — Что же теперь делать?

— Мы и без Демона могли бы продержаться год или два, — ответил властный голос, явно привыкший командовать. Военный? Стандартный набор для тайного бункера. — Но вы правы, профессор, лучше отправить послание в прошлое. Так надёжнее.

Гарик выглянул из арки и страшно удивился. Совсем другая графика! Высокий уровень прорисовки. Он словно вошёл в комнату и видит реальных людей. Высокий бородач в когда-то белом, но теперь изрядно замызганном халате, склонился над человеком в золотом кресле. Тот лежал в неестественной позе, словно жизнь покинула его внезапно. Да так, собственно, и произошло. Вьющиеся волосы до плеч, белоснежные, с прокрашенными чёрными прядями — ишь, горностай! — слиплись на виске от крови. Правая рука все ещё сжимала револьвер. А разве демона можно сразить пулей? Пусть даже серебряной?

Но больше всего потрясал третий участник этой сцены. Крепыш в кожаном пиджаке, отороченном волчьими хвостами. На всю лысую голову — татуировка, паутина с сидящим возле левого уха тарантулом. Нос с горбинкой, колючие глаза. Кого-то смутно напоминает…

Не успел додумать эту мысль, случайно задел вороненым стволом каменный угол. А акустика здесь превосходная. На лязг резко повернулись оба.

— Входи, Гарик, входи, — обрадовался Паук. — Только тебя и ждём.

Игрок выпал в осадок. Как узнали? Он даже имя не вводил при сохранении после каждого уровня. Но и учёный, похоже, был изумлён не меньше. Он метнулся в угол, защелкал невидимыми отсюда рычагами и кнопками, причитая:

— Зачем? Нам нельзя тратить зелёный камень на твои личные дела. Мы же все обсудили: важно спасти Диму и его песни… Его будущее, а не твоё! — безумный профессор, такие встречаются во многих играх. Обычно они одержимы мировым господством, а этот слишком жалок и напуган. — Как ты посмел включить прибор? Что себе позволя…

Но тут лишний раз подтвердилось, что человек внезапно смертен. Волчехвостый подошёл к трупу, взвёл револьвер, прямо не разжимая мертвой хватки, и выстрелил. Грязно-белый халат расцвёл красными пикселями. Учёный стал оседать на пол, чуть притормаживая — все-таки видеокарта у компьютера не ахти, драйверов подчас не хватает. А патронов достаточно. Расстрелял в бритоголового всю обойму. Тот даже не покачнулся.

— Ты здесь в режиме бессмертия. Поэтому и мне ничего не угрожает, — кривоватая улыбка зависла, превращаясь в оскал. — Ведь я — это ты…

Минуту спустя Гарик готов был признать, что это он сумасшедший. Не мудрено: часами пялиться в монитор и стрелять нежить — слишком большая нагрузка для мозга. Поплыл… Ещё через пять минут безоговорочно поверил, что разговаривает с будущим собой. Другого объяснения быть не может: нарисованный человечек знает о нем абсолютно все. И историю рассказывает забористую.

— …не обманул, альбом «Падших ангелов» действительно попал на вершины всех хит-парадов и топ-чартов. Три года длилось мировое турне. Ты даже не представляешь, какие толпы зрителей мы собирали в Лондоне, Нью-Йорке, Сиднее и Токио. Когда вернулись в Москву, фанаты выстроились на всём пути от Шереметьево до Красной площади. Тридцать километров! Мы едем в лимузинах, а по обе стороны дороги люди с плакатами, они поют наши песни, танцуют, смеются и рыдают. Битлам такое и не снилось!

Тут же дали грандиозный концерт у Кремля. К сцене музыкантов и даже меня, простого продюсера, несли на руках, а Демона чуть не зацеловали до смерти. Звёздная болезнь? По масштабам это скорее теория Большого взрыва в чистом виде. Рождение новой вселенной. Юнец в 21 год уже кумир миллиардов, а я в этом возрасте — да, в компьютерные стерлялки резался.

Но когда залезешь на самую вершину музыкального Олимпа, остаётся два варианта: либо цепляться за неё, либо спускаться обратно в долину. Димка сочинял новые песни, однако публика их не приняла. Свистели из зала, орали: пой, как раньше. Он перестал давать концерты, записал ещё два альбома — оба провалились. Группа распалась из-за постоянных скандалов. Во вселенной остались лишь холод, темнота и сплошные туманности. Печальный Демон впал в затяжную депрессию. Хотя самые первые песни прекрасно продавались и деньги с трудом умещались в карманах.

— Я гадал, что закончится раньше — наш капитал или депрессия кузена. Тормошил его, кое-как заставил придумать новую песню. Шикарную, в старых ритмах. Собрал прежних музыкантов. Воссоединение «Ангелов» — ещё одно мировое турне, чтобы встряхнуться и снова полезть к вершинам. Димке только-только исполнилось 27 лет, прекрасный возраст, все впереди. Но этот придурок услышал про «Клуб 27». Талдычил с утра до ночи, что все гениальные музыканты ушли в этом возрасте — Роберт, Дженис, Курт, оба Джима, СашБаш… Пора и мне! Я умолял: потерпи хотя бы до конца гастролей… и вот, сам видишь.

Со злости он несколько раз пнул кресло, каждый раз смешно подтормаживая на замахе. А при чем тут трюхнутый учёный? Гарик хотел спросить, но у его героя по сценарию отсутствовали реплики, поэтому создатели игры не заморачивались. Глаза есть, уши тоже, руки нарисовали мускулистые. А рот тебе не пригодится, солдатик. Пришлось несколько раз ткнуть в белый халат остывающим оружием. Паук понял намёк.

— Профессор Гаврилов, изобретатель машины времени. Точнее, устройства для связи между прошлым и будущим. В третий раз судьба нас с ним свела. Я так понимаю, это она нарочно: лезу в прошлое все дальше, меняю жизнь, а все равно нагребается полный самосвал проблем. Потом в нужный момент появляется незнакомец с зелёным камнем и предлагает помощь. В этой версии реальности он страстный поклонник «Падших ангелов». Знал все хиты наизусть, драл горло на концертах, зажигалкой светил — все ногти обжег. Когда началась хандра, этот пришёл и сказал: если произойдёт самое ужасное, сразу зовите. Отправим весточку в прошлое и вернём Диму к жизни. Ну и как только… Прибежал из лаборатории. Запыхался, машинку под халатом прячет… Тут я и подумал: чего братца-то выручать? Ну встряхнется он, гастроли-песенки… Потом ведь опять уйдёт в тоску. Такой уж он слабохарактерный… А у меня другого шанса может и не случиться!

Он шагнул вперёд, но изображение совсем зависло. Экран потемнел, затем по всему подземному бункеру замигали зеленые лампы аварийного освещения. В их мерцании тату на бледной коже смотрелось особенно зловеще.

— Энергия камня почти на нуле! — заволновался пришелец из будущего. — Запомни главное: не связывайся с музыкой. Сдавай диплом и делай карьеру адвоката. А главное: пригласи Риту восьмого марта в кино, на вечерний сеанс. Иначе расстроится, что ты забыл её поздравить, поедет кататься с бывшим на мотоцикле и разобьётся насмерть. А я… то есть ты… Будешь винить себя и ни с кем уже не сможешь построить нормальные отношения. Будешь тащить в койку сотни баб, на этом и погоришь… Запомнил? Спаси девушку и женись. Это убережёт от многих ошибок. Как минимум ты не будешь один.

Лампы погасли окончательно, но сирена ещё надрывалась. Из темноты донёсся насмешливый голос:

— Постскриптум. Сборная России не станет чемпионом мира по футболу.

И как догадался, что именно этот вопрос вертелся на языке у Гарика? Феноменально. Он моргнул и посмотрел на монитор. Игра вернулась к прежнему формату — злобный убер-солдат стрелял голубыми молниями. На его нарисованной роже не отражалось никаких эмоций. Даже не удивился, что враг не падает. Надо бы завалить киборга. Палец вжал пробел на клавиатуре, но пулемёт лишь вяло кашлянул. Патроны-то кончились. После той стрельбы не заряжал. Ага, значит не морок, не наваждение. Не сбой программы. Предупреждение. Чит-код, который позволит изменить жизнь к лучшему. Но сперва…

Он переключился на базуку и шмальнул по монстру гранатой. В упор. Экран заляпало красным. Вот так, сучёныш!

— Алло, Ритуля! Я вот что подумал: а пойдём в кино? Восьмого. Сама выбирай. Хоть на мелодраму, даже самую слезную. Лишь бы тебе нравилось. Да, я тоже соскучился. Да, очень. Целую!!!

 

4

Летние каникулы — тот ещё наркотик. Десять лет детвора привыкает лениво плавиться на солнце, плескаться в водоемах, читать Дюма и фантастику. Потом школа заканчивается и дозу отдыха резко сокращают. Что за садист это придумал? Сначала воруют первый месяц — выпускные экзамены. Потом ещё три недели отнимут экзамены вступительные. Приходится расслабляться урывками, такая ломка…

Гога доел борщ, поставил тарелку в мойку и посмотрел в окно. Погода мерзкая. Грозу все любят в начале мая, но 26 июня — ненавидят. Мало того, что вчера испортила выпускной вечер (под проливным дождём быстро трезвеешь), так ещё и с друзьями сегодня фиг погуляешь. Полдень, а темно, как в сумерках. По телевизору ничего интересного. Ладно, почитаем. Он подошёл к шкафу с книгами. Провёл пальцем по корешкам. Один показался тёплым, словно изумрудная кожа долго грелась на солнце, а теперь делилась накопленной энергией. Так. «Машина времени». Как-то прежде не замечал, хотя все остальное у Герберта Уэллса прочёл с удовольствием. Значит, и этот роман пойдёт хорошо.

Сделав выбор, он люхнулся в кресло и включил длинношеюю лампу. Чудо техники! Можно крепить куда угодно — на стол, стеллаж или кресло, на изголовье кровати, — потом выгибать под нужным углом, чтобы свет падал слева. Удобно. Юноша завидовал изобретателям подобных штуковин — вот ведь просто и гениально. Но некто же додумался, а он нет…

Странности начались с первой страницы.

«Путешественник по Времени (будем называть его так) рассказывал невероятные вещи. Его серые глаза искрились, горбоносое лицо, обычно бледное, покраснело и оживилось. В комнате царила та блаженная послеобеденная атмосфера, когда мысль, свободная от строгой определенности, легко скользит с предмета на предмет. Вот что он сказал, отмечая самое важное движениями тонкого указательного пальца: «Слушай внимательно, Гога! Мне придется опровергнуть несколько общепринятых представлений. Например, геометрия, которой тебя обучали в школе, построена на недоразумении…»

Гога? Но не к нему же, в самом деле, обращается книжный персонаж. Писатель сочинил этот текст в 1895 году, а сейчас 1997-й. Больше ста лет прошло. Просто совпаденьице. Ну, тем интереснее читать.

Дальнейшие страницы содержали рассуждения о природе времени и о том, как трудно путешествовать против его течения, в прошлое. Но возможно. А сообщения отправлять ещё проще, для этого нужно просто построить коммуникатор.

«Прибор сам выберет форму, в которой удобнее доставить информацию нужному человеку в определённый день и час. Это может быть телефонный звонок, электронное письмо, видеоклип или, вот как сейчас, книга…»

Ничего себе, насколько крут Уэллс! Ещё в девятнадцатом веке предсказал столько всего современного. Или это переводчики постарались? Добавили модных словечек. Наверняка.

«Изобретение дало шанс каждому, кто был в курсе, изменить свою жизнь. Связаться с самим собой в прошлом, чтобы предупредить о грядущих ошибках и неприятностях. Дивный подарок судьбы. На первый взгляд. Но поверь, Гога, я трижды пытался все исправить и каждый раз становилось только хуже!»

Вот, опять это обращение. Неожиданное подозрение зашевелилось в тёмном уголке сознания. Розыгрыш? Папа подменил листы, чтобы вечером посмеяться над искренним удивлением сына. Но откуда знал, какую книгу тот выберет? Впрочем, легко проверить — надо заглянуть чуть-чуть вперёд: встречается ли там это имя. Белый веер вспух, как павлиний хвост, и волосы зашевелились на голове. А страницы-то пустые. Строчки появляются одна за другой, словно их пишет невидимая рука.

Из будущего?

Надо дочитать и тогда все станет понятно. Тем более, сюжет интересный. С третьей попытки Путешественник по Времени спас любимую девушку от смерти. Женился и решил, что теперь он станет самым счастливым человеком на свете.

«Впрочем, с первого же дня после свадьбы, супруга стала изводить меня беспричинной ревностью. Наняла частного сыщика, бывшего сотрудника спецслужб, который поставил жучков в мой сотовый. Он прослушивал все разговоры и следил за моими передвижениями при помощи спутника. Читал все мои переписки в социальных сетях…»

Здесь не все слова были понятны, очевидно речь идёт об изобретениях будущего. Но главную мысль Гога уловил: мужика обложили со всех сторон. Хотя бы было за что? Оказывается, было.

«Разумеется, мой образ жизни не мог считаться безгрешным. Каждая новая авантюра усиливала маниакальную подозрительность Маргариты. Скандалы и размолвки обрушивались на нас ядерными боеголовками. А после взрывов ничего не успокаивалось, напротив, остаточная радиация разъедала наши взаимные чувства каждый день…»

Вот это не могло быть написано в прошлом веке. Точно не Уэллс. Но кто этот Путешественник? Возможно, дальше найдётся ответ.

«Однажды жена ушла, забрав с собой детей. Моих любимых мальчишек. От горя и тоски я начал пить. Своё будущее в те дни представлял совершенно отчётливо: околею как бродячий пёс, под чужим забором. Но я желал подобного исхода. Надоели дурацкие потуги и призрачные шансы исправить свою жизнь к лучшему. Вот сейчас сдохну и разорву эту круговерть. Навсегда. Зато другим не причиню страданий. Но однажды в дешёвой чебуречной, где наливали дешёвую сивуху из-под полы, встретил такого же алкоголика. Профессора Гаврилова. Судьба опять столкнула нас лбами. Привела его ко мне, а может, меня к нему. Не важно. Крупный ученый спился после того, как потерял работу в крупной корпорации. Там у него был целый научный отдел, изучавший как раз геометрию времени. Я слушал невнятные истории про его открытия, кивал уважительно, но точно не собирался отправлять сообщения в прошлое. Подвальчик закрылся, мы вышли на улицу и поняли, что хочется ещё. А в магазинах уже не продают, комендантский час…»

Гога перечитал последнее предложение трижды и ничего не понял. У них там что, война? Оккупация? Откуда комендантский час-то? Да и вообще, у кого поднялась рука ограничить доступ русского народа к спиртному. Даже ему, молодому ещё человеку, понятно — эти меры приведут к тому, что люди станут больше пить. Из чистого упрямства. Потому что нельзя. Он вспомнил вчерашний выпускной и почувствовал, как к горлу подкатывает… Нет, нет, давайте читать дальше.

«Профессор позвал к себе домой, вдруг там что-то найдётся. Нашлись ром, вишневая настойка и абсент. Всего по пол-бутылки. Уже под утро он показал тетрадку со своими чертежами и формулами. Потом потащил меня к подоконнику, где за прожжённой занавеской притаился тот самый прибор. Межвременной коммуникатор. Продолговатая железная коробка с какими-то реле, проводами и шкалой настройки. Достал из кармана зелёный камушек и вставил в блок питания. Вместо батарейки. Эта штука загудела, а я в ту же минуту отключился. Пришёл в себя ближе к полудню. Смотрю, а бедолага-то лежит без движения. Умер. Захлебнулся в собственной блевотине. Чтоб его черти жарили со всеми потрохами! Я-то уже не хотел ничего исправлять в прошлом. А он практически заставил, поднёс включённый прибор на блюдечке — вон, гудит на подоконнике. Потрескивает малюсенькими молниями. Искушение возникло: а если глобальную перемену устроить? Может тогда все наладится и жизнь пройдёт гладко. Без сучка, без занозинки!»

Книга нагрелась так сильно, что её стало больно держать в руках. Пришлось положить на стол и читать издали.

«Тебе на этой неделе предстоит решить, в какой вуз подавать документы. Знаю, что вся семья убеждает идти на юридический. Но ты выбирай Бауманку. Вот что мы изменим. Тогда в будущем тебе не нужны будут странные типы, вроде Гаврилова. Ты сможешь сам построить машину времени и спокойно контролировать свою жизнь. Скопируй схему из профессорской тетради, авось пригодится».

На полях проступили причудливым образом соединенные треугольники с непонятными закорючками и цифрами на гранях. Куда зарисовать? Сорвал плакат с Памелой Андерсон, висящий над кроватью. Вывел чертёж на полях, слегка зацепив голую грудь. Успел. Ещё чуть-чуть и картинки исчезли. А за ними — весь текст. Последняя фраза задержалась дольше остальных:

«Используй этот шанс на полную катушку!»

Потом она потускнела, выцвела и растворилась в белизне бумажного листа.

Гога задумчиво прикнопил красотку обратно на стену. У мамы случится истерика, она так мечтает увидеть сына блистающим в суде. Но папа, возможно, поддержит. Наверное, не нужно говорить родителям заранее. Сначала сдать экзамены в технический университет, а там уж будь, что будет…

 

5

— Ряша, пляши! Тебе письмо.

Он ненавидел это прозвище. Звуки до того мерзкие, словно таракана раздавили. Но дядя Витя гордился своей выдумкой: именно так сокращать имя Игоряша. Приходилось терпеть. Впрочем, все искупалось вот такими моментами.

— Точнее, мне письмо. Тебе — марка!

Мальчики более склонны к собирательству, чем девочки. У малышей альбомы пухнут от фантиков или вкладышей из жвачки, а коробки наполняются жуками и бабочками. В старших классах начинают коллекционировать уже девочек, меряться донжуанскими списками. Но есть особенный возраст — одиннадцать лет! — когда интересуют только почтовые марки.

— Ура! Зелёная! Офигенская! У меня такой нет, — затараторил юный филателист, и тут же подозрительно нахмурится. — А штемпель?

Фу-у-ух. Все в порядке. Полукруг чёткий, дата — 19.04.92 — отпечатана полностью. Лет через тридцать за такую хороший обмен предложат. Видно же, что редкая. Портрет какого-то изобретателя. Мелкая подпись, остальное без лупы не разглядишь. Зато лицо такое солидное: нос с горбинкой, очки в толстой оправе. Учёный человек, сразу ясно.

— Зелёная? — удивился дядя. — Дай-ка взглянуть. Точно. А мне сперва показалось, что синяя. Хотя, я же письмо третьего дня ещё прочитал, наверное, стерлось из памяти. Не могла же марка сама собой переклеиться или цвет поменять, правда?

Племянник не слушал, уже сбежал на кухню. Отклеивать драгоценный экспонат. Электрический чайник тут не годится. Это, конечно, чудо техники и вода мигом кипит-клокочет. Но потом кнопка выщёлкивается, шум так же быстро стихает, а из носика — жалкий пшик. Другое дело старый железный динозавр с цветком на пузе. На него можно положиться: такой столб белого пара выдаёт — любо-дорого. Подержишь конверт несколько секунд, и марочка легко отклеивается, главное не дёргать сразу, чтобы зубцы не оторвать. Аккуратно промокнуть и положить в книжку, а ту придавить папиной гантелей. Пусть распрямится. Дальше уже в кляссер и хвастаться. Непременно. Такая красота. Цвет глубокий, насыщенный — как самая середина донышка у бутылки или… Пробовали через пузырёк с зелёнкой солнце разглядывать? Нет? Тогда о чем с вами говорить…

— Давай поговорим о будущем.

Откуда голос? В кухне ведь никого больше нет. Радио? Вряд ли, там перерыв до трёх часов. Потом, как шесть раз пикнет, начнётся передача «Театр у микрофона». Может, с улицы? Или сосед сверху опять распекает жену за оладьи из кабачков? Нет, мальчик отчётливо слышал мелкие звуки, которые доносились снаружи — далёкий трень-брень велосипедного звонка, стук каблучков прямо под окном, щебет птиц, жужжание мухи и бульканье воды в чайнике. Рапсодия весеннего дня лилась в уши, а чужие слова не приходили извне, они возникали прямо внутри.

— Прежде всего, не бойся! Это не бред и не слуховая галлюцинация. Просто в марке размещён нейро-код, который активирует доступ информации персонально в твою голову. Эту технологию я опробовал ещё в 2029 году, но держал втайне от всех. Слишком опасная штука. Представь: человеку смогут навязать любую рекламу или, что гораздо хуже, идеологию. Рабы, которые спят в цепях, могут увидеть во сне свободу, их разум способен взбунтоваться против угнетателей или придумать план побега. А если влить в них абсолютную покорность? Власть получит миллионы рабов, не помышляющих об ином образе жизни… Ох, прости! Маловат ты ещё для всего этого. С другой стороны, мы тут, в будущем, привыкли полагаться на гаджеты и башкой думать уже совсем разучились. А у тебя мозги посвежее. Сообразишь что к чему. Откладывал этот момент, не хотелось сваливать ответственность за свои ошибки на плечи беззаботного пацана. Но тянуть больше нельзя. Ты должен спасти меня, точнее — себя. А заодно и весь мир!

Он поверил. Не сразу, но голос доказал все очень убедительно. Кто ещё мог знать, какое именно слово мысленно произносит мальчик в ответ на дядино «Ряша» — да, матерно, зато в рифму. И от кого из друзей впервые услышал это ругательство. И какой однокласснице написал любовное послание на прошлой неделе. Но так и не отдал, застеснялся, убежал, порвал на мелкие клочки и развеял по школьной рекреации. Что было в записке знает только один человек. Он сам. Но Изобретатель повторил текст без запинки…

— Видишь, почти сорок лет прошло, а не забыл. Бывают моменты, которые навсегда врезаются в память и оказывают влияние на всю дальнейшую жизнь. Психологи считают, что все комплексы взрослых людей — из детства. У меня с женщинами никогда отношения толком не складывались… Впрочем, это не важно.

Четыре неудачно прожитые жизни сплелись в длинную гирлянду из чёрных лампочек. Вспыхнула. Погасла, только мимолётный ожог на сетчатке глаз. А пятая попытка…

Он обнаружил главный изъян чертежа с плаката ещё на первом курсе. Если замкнуть схему напрямую — не по контуру треугольника, а через биссектрису, — то можно отправлять во вчерашний день не только мысли или сообщения, но и предметы. Перемещать материю! Только для этого нужно много энергии… Устроился дежурить на электроподстанции «Очаково», по ночам. Тайком подключал свой прибор к их распределительному щиту, отчего иногда оставались без света целые городские кварталы. Отсыпался на лекциях. Тысячу экспериментов спустя, изобретатель получил красный диплом. На защиту пришёл без стопки научных работ, только с продолговатой коробочкой. Чуть длиннее ладони. Нажал кнопку и на столе, перед изумлёнными членами комиссии, возник фирменный бланк Бауманки со всеми их подписями. Просто появился из воздуха и с шелестом опустился на красное сукно. Как?! Проще простого. Через полчаса вы, дорогие профессора, отправите этот листок в прошлое. При помощи машины времени. То-то они глаза выпучили. То-то рты разинули. Талантливый выпускник тут же попал под крыло спецслужб. Дали орден и звание профессора, после чего сослали в городок, которого нет на карте. Возглавлять засекреченную лабораторию. Нельзя, чтобы о такой мощной штуке пронюхали в Европе, Америке и, особенно, в Китае.

Еще три тысячи экспериментов и удалось отправить в прошлое кузнечика. Самого обычного, поймал на клумбе и сразу в машину времени. Букашка выжила, хотя и вернулась в совершеннейшей истерике — непрерывно стрекотала, пока её не раздавил раздраженный доцент Гаврилов. Да, судьба снова столкнула их вместе. Только теперь странноватый тип не был гением, лишь подмастерьем. Поэтому вечно ходил с недовольной гримасой, «стучал» на коллег. И в этот раз нажаловался, что именно из-за авантюры молодого ученого и неподготовленных опытов, сгорели все генераторы. Однако вместо разносов и взысканий, Изобретатель получил карт-бланш. Ему даже выдали под расписку двенадцать кило неизвестного науке зеленого минерала, который создавал потоки невероятно-сильной энергии. Откуда у них такой? Да без разницы. Дарёному коню в зубы разве заглядывают? Седлай и скачи вперед! Мышь, кролик, маленькая собака, потом уже большая собака, шимпанзе… Наконец, в кресло посреди мешанины проводов и катушек электромагнитов, сел сам профессор. Зеленое сияние и легкое головокружение, вот и весь эффект от путешествия против течения времени. Он перенесся в пустую лабораторию минувшей ночи, написал мелом на доске короткое слово и вернулся к остолбеневшим коллегам. Те рассказали, что когда начали проступать три матерные буквы, всех чуть кондратий не хватил. А потом уже открыли шампанское, выпили за грядущую Нобелевскую премию.

К концу третьей бутылки пришли работодатели. Весь генералитет. Поздравили, похлопали по плечу, посулили еще один орден. А потом выгнали младших научных сотрудников, чтобы не мешали секретничать. Вот что надо сделать, сынок… Завтра ты отправишь в прошлое двойника президента. Пусть он заменит его сразу после победы на выборах. А то поддержали, понимаешь, политика. Думали, добро помнит, но нет, отбился от рук, пацифист чертов. Пять лет уже против шерсти… И ведь могут переизбрать на второй срок. А наш человек тихонько ликвидирует предателя и развяжет пару небольших приграничных войн. Тогда бюджеты на оборонку и госбезопасность обрастут дополнительными миллиардами, а то и триллионами. Всем хватит. Конечно, можно и сейчас просто подстроить несчастный случай, да только не факт, что на следующих выборах нужный кандидат пройдёт. За ними сейчас вон, какие корпорации стоят, денежные мешки. Всех не перестреляешь. Решение с машиной времени гораздо элегантнее. Давай, профессор, послужи Родине!

Отказ восприняли очень болезненно. Для учёного. Уволокли в подвал и всю ночь били. Хотя он, уже через полчаса, ползал на коленях и скулил, униженно целовал волосатые пальцы, кричал: «Я согласен! Все сделаю! Отпустите!!!» Но служивые решили повторить урок, несколько раз. Для закрепления, так сказать.

— В больнице меня навещал только Гаврилов, остальных не допускали. Пытался выведать, как настроить кресло на нужную дату, но я-то сразу понял: если расскажу — меня тоже тихонько ликвидируют. Отмалчивался. Потом нашел выход: неси, говорю, мое старое устройство, ну, дипломный проект — там шкала откалибрована, вот на ней и покажу. Осколок зеленого камня не забудь, без него ничего не получится. Пошушукался доцент с генералами за дверью, те спросили –не опасно. Нет, говорит, мощности не хватит. Откуда же, паскуде, знать, что я в прибор давно уже добавил конструктор нейро-кодов. В тот момент, когда почтовая марка улетит в прошлое, на нее запишется вот это сообщение. Оно поможет исправить ошибку, самую страшную из всех, что я… ты… мы все совершали в этом клубке реальностей. Ведь даже если снова их обману, потом из меня выбьют точные координаты. Я не выдержу истязаний, сделаю все, что прикажут. А это, скорее всего, закончится Третьей мировой войной, в которой не будет победителей. Но ты еще можешь изменить будущее. Слышишь, парень? Никаких технических факультетов. Через неделю ты пойдешь в секцию дзюдо, так вот, не бросай ее сразу после первого занятия. Подумаешь, нос расквасят. Случайно же… В «качалку» запишись. Стань сильным и опасным. Не сгибайся, не иди на компромиссы. Борись за свое будущее!

Голос исчез также внезапно, как и появился. Мальчик стоял посреди кухни, глядя на выкипевший чайник и конверт с синей маркой в руке. Но не замечал ничего вокруг. В мыслях бушевали ураганы самых разных форм и размеров, разрывая фантастическую историю в клочья, как утренний туман.

«Борись за свое будущее!» Хороший лозунг. Может, пойти в политику? Стать, — чем черт не шутит, — президентом? Тем самым, что не захочет плясать под чужую дудку и развязывать войны ради обогащения кучки упырей в погонах?! Но сначала объяснить дяде, насколько сильно раздражает это дурацкое прозвище — Ряша. Сколько можно терпеть…

 

6

Отрывной календарь на 1985 год начинал свою жизнь плотным толстячком, однако к декабрю заметно похудел. Из-под золотистой шапки топорщились корешки ушедших дней. Игорёк проснулся, спрыгнул с кровати и босиком побежал на кухню, где висело это чудо. Выплясывал, тянулся и канючил до тех пор, пока мама не подняла сына на руки, чтобы он мог цапнуть страничку с гигантской цифрой 13.

— А у кого сегодня день рождения, а?

Папа часто начинал и заканчивал предложения протяжно акая, все в семье к этому привыкли. Мальчик радостно переполз на отцовские плечи, уселся там, уютно свесив ноги. Пришпорил и слегка дёрнул за волосы. Он знал, что подарок давно уже спрятан на шкафу в прихожей. Скорее туда! Что здесь? Блестящая коробка, перевязанная широким бантом. С величайшей осторожностью её перенесли на диван. Маленькие ручки торопливо распутывали узел, но тот затянулся ещё сильнее. Тогда папа засмеялся и достал из кармана складной ножик. Заграничный, а значит ужасно модный. Распорол ленту и вынул черного кота.

— Гэдээровский! — ахнула старенькая бабушка, выходя из своей комнаты. — Он же пять рублей стоит. Ох, разбалуешь сына, Иван. Вырастет сорняком и тунеядцем…

— А все логично: пять лет — пять рублей. В следующем году шесть потратим. Не жалко, а?

Именинник не слушал. Прижимал игрушку к груди и смотрел на всех счастливыми глазами. А когда выяснилось, что киса умеет говорить «Мяу», стоит только надавить на переднюю лапу, мир остановился. Хорошо, что не надо идти в детский сад — там карантин. Ветрянка. Из-за этой заразы лицо у малыша в зелёных точках. Зато можно весь день играть дома, под присмотром бабушки.

К вечеру старушка устала от постоянного мурчания, заснула в кресле перед черно-белым телевизором. Мальчик посадил Черныша на подоконник и они вместе стали ждать: очень скоро на дорожке появятся родители, идущие с работы. Мама выпорхнет из трамвая, помашет рукой папе, идущему по бульвару. Они встретятся и вместе зашагают к подъезду.

Как всегда.

— Игорь, ты должен кое-что запомнить, — сказал вдруг кот.

Примитивный динамик хрипел, искажая голос, однако слова звучали отчётливо.

— У меня мало времени и сейчас ты вряд ли поймёшь. Поэтому просто запомни. Повторяй, пока не заучишь наизусть. Жизнь течёт только вперёд. Никогда не пытайся исправить своё прошлое. Никогда, слышишь?  Обещай мне. Обещай!

И его стеклянные глаза загорелись в сумерках зелёным светом.

Похожие статьи:

РассказыВремя ударить по струнам

РассказыЯщер

РассказыКнига перемен

РассказыСтрессовая ситуация

РассказыМашина времени доктора Дживерса

Рейтинг: +4 Голосов: 4 1007 просмотров
Нравится
Комментарии (14)
DaraFromChaos # 2 декабря 2016 в 21:50 +2
я тааак ждала бабочку, а ее не случилось cry zst
Стасс Бабицкий # 2 декабря 2016 в 21:57 +3
Тут скорее обратный путь: бабочка - кокон - гусеница...
DaraFromChaos # 2 декабря 2016 в 22:07 +2
не уж! в начале было слово бабочка rofl
Стасс Бабицкий # 2 декабря 2016 в 22:16 +2
Ну так у кого в начале было слово, тот горшки не обжигает...
Впечатлительная Марина # 2 декабря 2016 в 22:50 +2
И снова очень интересно написано. А че опять про бабочку писать? Данная фантазия тоже захватывающе смотрится. laugh
DaraFromChaos # 2 декабря 2016 в 23:03 +2
А че опять про бабочку писать?
действительно, "че", когда и без бабочки параллели просматриваются laugh
Анна Гале # 3 декабря 2016 в 00:52 +3
Ой, сколько буковок! Сегодня точно не осилю scratch вообще такие большие тексты рекомендуется на сайте разбивать на несколько частей zst
Стасс Бабицкий # 3 декабря 2016 в 16:44 0
Я пока не особо вник в здешние правила и объёмы. Разобью напополам:)
Впечатлительная Марина # 3 декабря 2016 в 12:52 +1
такие большие тексты рекомендуется на сайте разбивать на несколько частей zst
Во, и я хотела попросить выложить отдельными частями. Тогда будет легче читать и больше читателей будет.
Впечатлительная Марина # 3 декабря 2016 в 12:54 +1
Да, и котейка приглянулся на картинке laugh
Стасс Бабицкий # 3 декабря 2016 в 16:45 0
Кот по имени Кот. У друзей живет
Анна Гале # 3 декабря 2016 в 16:31 +2
Дочитала. Понра! +!
РусланТридцатьЧетыре # 3 декабря 2016 в 23:06 +2
Мне положительно нравится виденье этого аффтара. Ваще, когда читается гладенько, вроде и не чувствуется, что букоф много.
Ворона # 7 декабря 2016 в 02:15 0
В следующей серии зеленоглазенький терминатор припрётся в 1980-й прямо на 8 марта агитировать маму будущего Игорька никогда его не рожать.
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев