1W

Миротрясение

на личной

9 октября 2016 - Григорий Неделько
article9472.jpg
 

 NADOHS = SHODAN = NADOHS = ......

Часть 1

1

   Планета сочилась холодом, пустотой и смертью. Холодом погоды, жизненной пустотой и смертельным предчувствием. Я не видел зондов, тестирующих и меняющих погодные условия, но чувствовал их. Никто не заполнял собственным присутствием пространное ничто однообразных равнин, холмов и взгорьев, однако - на некоем не осознаваемом до конца уровне - я и не отрицал возможности этого. Ну а смерть... смерть просто дышала, и негде было скрыться от её смрадной уничижающей вони.

   "Хоть бы объяснили, "шишки" из спецармии, зачем им понадобился я? Нет, проще наговорить неясных и нечётких, абстрактных слов, проще оставить на планете, ничего про неё не сказав.

   И напоследок уведомить, чтоб без победы не возвращался".

   - Простите, сэр, но в чём заключается миссия?

   - Ты что, глухой?

   - Ещё раз прошу прощения, сэр, но задание мирное или нет? Уточните хоть это.

   - У тебя есть пушка?! - рявкнул тогда полковник, с лицом, что твой лесной валун.

   Я подумал, лучше будет не думать, а ответить прямо и без сомнений.

   - Да, сэр. - И добавил, конечно: - Причём не одна.

   - Так вот и радуйся, мать твою! И чтоб без победы не возвращался.

   - Есть, сэр.

   Беседа бесперспективная, понял я.

   - Ты один из сильнейших в своём роде, - продолжил вдруг полковник, да ещё и мягче, чем раньше.

   Я, однако, был настороже.

   - Так точно.

   - Ну и вперёд! - по-особенному, как умеют только старшие военные чины, закончил разговор офицер с лицом-булыжником.

   Я к тому моменту стоял за пределами звездолёта, при полном параде: спецкостюм, защитные средства, пушки и гранаты почти по всей площади одежды, амуниция там же, блок-очки, противокислотные и огнеупорные боты.

   - Пока. Удачи, - бесстрастно крикнул полковник.

   Я не отдал честь, но махнул рукой: какая разница - всё равно корабль улетал и не обещал вернуться вскоре. Да и полковник тоном давал понять: задание не из лёгких; потому и, чтобы облегчить душу подчинённого, позволил себе малость нарушить субординацию.

   Мельком глянув вслед стартующему, а затем и уносящемуся звёздному судну, я отвернулся и посмотрел на то, что в ближайшем будущем ждало меня впереди. Звук магнитных двигателей я слышать перестал, весь сосредоточившись на задании, которое... которое... чёрт! что бы эта фигня собой ни представляла.

   Впереди тянулась безжизненная земля; кочки то теснились друг к другу, то расходились намного, то вновь сближались. Холмы - невысокие, но прекрасно различаемые на фоне остального ландшафта - переходили в равнинные земли; равнины разной длины нередко вздыбались холмами разной высоты. И нечто ощущалось в воздухе... Нечто мерзкое, противоестественное.

   Справа впереди тянулся горизонтально и, закругляясь, уходил вперёд жидкий лесок. А вот по левую сторону от леска...

   Я приподнял на лоб защитные очки и отцепил от бока бинокль. Благодаря начинённому электроникой обзорному устройству всё стало понятнее - не то чтобы гораздо, но волнительное чувство начало обретать формы. Впереди виднелся то ли малых размеров город, то ли крупная крепость. Он (или она) был обнесён высокой стеной. Постройка включала в себя ворота, множество башен по периметру, внутренние строения с дверями, дороги, пару площадей... И всё это дышало безжизненностью, мёртвостью. Искусственностью.

   "Значит, - сделал вывод я, - либо дело в моих субъективных ощущениях, либо город-крепость возведён знающими технику и науку людьми. Либо я, как и всякий нормальный спецоперативник, чую смертельную опасность за версту".

   Опасность не столь уж трудно различить, коли тебя вооружили по самые зубы... ох, да что там, буду честен перед вами и собой - по самые помидоры! А вооружив, отправили на неведомую тебе планету. Планету, про которую ровным счётом ничего не сообщили. А уж если ты замечаешь на ней наземный форт, чуть ли не целиком - или как раз таки целиком - построенный из металлов... вывод, увы, напрашивается сам собой.

   Я прицепил бинокль обратно, вернул защ-очки на место.

   Предстояла, судя по всему, интересная прогулочка.

   

2

   Мои рост, вес, комплекция и подготовка позволяют несильно беспокоиться и комфортно себя ощущать во время заданий. Собственно, меня на них и посылают именно из-за перечисленных характеристик. Сколько в моём активе уничтоженных врагов, обезвреженных бомб и мин, взятых точек, осущетвлённых налётов, выполненных секретных и спецопераций?.. Я сбился со счёту. Правда, обычно мне предоставляют помощников либо же я сам выступаю чьим-нибудь братом по оружию.

   Теперь же всё изменилось: меня назначили единственным атакующим и защитником, и детективом, и представителем спецслужб на отдельно взятой планете явно враждебной наружности. Объяснение не заставило себя долго ждать: причина в секретности. Видимо, то, что творится на планете, совсем не по душе Специальной Армии Терры. И нужно разобраться с этим как можно тише, даже незаметнее... но однозначно эффективно. Тогда я понимаю замысел САТ.

   Неясно другое: почему я один?!

   Или...

   Враги не подозревают о моём существовании?

   Вполне возможно. Что ж, если догадка верна, у меня огромное преимущество. Хоть и задание в одиночку вторгнуться на неизвестную планету и противопоставить себя тамошним обитателям, пусть и имея отличнейшую фору, - такое задание не причислишь к лёгким.

   Одолевая подъём за спуском, подъём за спуском, я размышлял.

   При достаточном уровне технического развития разумная раса (или же раса, близкая по своим ментальным характеристикам к планке, что мы называем "разумностью") могла выстроить крепость-город и обеспечить его всем необходимым в течение считанных недель. Особенно если у них имеются в наличии заранее придуманные и сохранённые на носителях схемы самой крепости; её башен, домов, планы дорог, расположения площадей...

   А значит, вероятнее остальных предположение, что мне предстоит схватиться пускай и с подкованным в области наук и, видимо, военных тактики, стратегии и хитрости врагом, но врагом, объявившемся здесь недавно. Последний факт наделял меня несомненным преимуществом. Возможно, я свежим взглядом сумею заметить то, что ускользнуло от противника, найду слабое место, о котором он не осведомлён, отыщу способ умно и неизбежно нанести максимальный урон при максимальной для меня выгоде.

   O'K, пока рассуждения довольно логичны и просты, но всё-таки получить предварительные инструкции от командующего никогда не вредно. Я ведь могу и ошибаться, верно?

   По крайней мере, до тех пор пока я не выясню, что к чему, и не определюсь с главной - или финальной - проблемой задания, мне нельзя недооценивать врага. Делать это недопустимо никогда. Тем более если ты не в курсе, ни кто он, ни чего хочет, ни как сражается, ни на какие военные фортеля способен... Предположим, они - гости здешних мест. Но подобная версия совершенно не определяет уровень их расы по состоянию планеты...

   "Вот же умные начальнички, чёрт! - мысленно выругался я. - Зачем перебарщивать с таинственностью?! Что, нельзя бы хоть намекнуть: "Эй, парень, расслабься! Да ты их одной левой сде..."..."

   Тут-то мне они, наконец, и встретились.

   Слева и справа, будто жуки из нор, поползли-посыпались одетые в разноцветную спецодежду тела. Расцветка глаз не радовала, представленная однотонностью, матовостью и тёмностью: красным, синим, зелёным - или их настолько же безрадостным сочетанием. В руках нападавшие держали короткоствольные и длинноствольные оружия. Я также мгновенно отметил наличие защитных шлемов на их головах; на поясе у некоторых висели гранаты, различных видов и форм, а следовательно, и назначений.

   Ну привет, ребята!

   Я быстро рванул влево, выхватывая на ходу дробовик.

   Раздались выстрелы, и лазерные красные линии прожгли в холме дыры в том месте, откуда я только что смылся.

   Обернувшись и взяв в поле зрения всех видимых врагов, я моментально сосчитал их количество: восемь. Ого, какой большой и тёплой компанией меня встречают!

   Вскинув дробовик и, не используя ни оптического, ни лазерного, ни автоприцела, я принялся палить по агрессивным цветным фигурам. Благо, САТ не послала бы сюда первого попавшегося, кто не умеет стрелять на ходу... а я, замечу, был вынужден палить, не прекращая движения назад.

   Бах! Бах! Бах! Три первых выстрела из дробовика, и три первые разноцветные фигурки валятся на землю. Две остаются лежать на месте, третья, пошатываясь, встаёт. Нихрена себе они выносливые! Либо... Я мигом сопоставил образ металлической крепости и свои недавние предположения... либо они роботы. Киборги!

   Враждебная секретная база искусственных гуманоидов на затерянной планете. Чудесно! Моё задание нравится мне всё больше и больше!..

   Последовали ответные выстрелы. Я скользнул вбок, уклоняясь от одного; замер, отпрыгнул, пропуская другой. Чтобы не задели третий и последующие, побежал вниз с холмика, наискосок от красно-сине-зелёных вояк. Разряды бластеров неслись вслед; к ним примешались сгустки зеленоватой плазмы. Ну-ну! А энергоружий у них нет?

   Я замер и, резко крутанувшись, поднял дробовик в тот самый момент, когда вскинул ружьё и выстрелил "парень" в тёмно-зелёном прикиде. Сгусток энергии! Словно на заказ!

   Не помню, что сделал вначале: матюгнулся или упал, распластавшись на земле. Тем не менее, от синевато-белого смертенесущего облачка я спасся. Вскочил на ноги и выпустил, наверное, четверть обоймы в грязно-зелёного наглеца. Гуманоид упал и подниматься не собирался.

   Оставалось пятеро... Четыре с половиной, если считать раненого. И чёрт разберёт сколько, буде они принадлежат к роботам-киборгам! Причём к роботам, а может, киборгам дьявольски реалистичной, человекоподобной модели!

   Раненый некто в цветастом костюме постарался меня достать, для чего бросил гранату. Вскинув дробовик, я взорвал гранату в воздухе - она оказалась световой; очки предохранили от пагубного воздействия взрыва света. Я рванул дальше вниз. Застыл, обернулся и взялся расстреливать пять уже несущихся навстречу фигурок. Раненый рухнул и больше не вставал; его сосед с бластером потерял, так сказать, голову и свалился рядом. Ещё один, с плазморужьём, лишился нижней части ног. Не сдаваясь, он попытался поднять плазмомёт и пальнуть в меня, однако в следующее же мгновение голова напичканного металлом братца (или кто он, к дьяволу, такой?!) разлетелась мелкими кусочками.

   Оставались двое.

   Первый из них, прекращая преследование, разбередил мои любопытство и чувство самосохранения. В то же время второй начал не переставая садить в меня из пистолета-автомата. Бегая боком, я не давал вражине попасть и сам пытался достать наглеца. Когда в ПА закончились патроны, визави молниеносно снял с пояса два пистолета и продемонстрировал отработанный навык стрельбы с обеих рук. Чертыхаясь, я, точно в цирке, изгибался, скользил и прыгал из стороны в сторону.

   "Ну только дай мне стрельнуть в ответ, гад!" - всё более накаляясь, думал я.

   Тут пальба прекратилась. Я в то же мгновение поднял дуло дробовика и, менее чем за секунду направив его на своего обидчика, спустил гашетку.

   Дробовик молчал.

   Ё-моё! Осечка?!

   Палец нажимал на собачку. Глаза автоматически глянули на индикатор заряда.

   "0".

   Патроны, мать их, закончились!

   Я успел лишь возвратить опустевший дробовик назад и вытащить из-за спины импульсную винтовку - когда увидел, чем всё это время занимался второй из желавших мне смерти. На плече он держал тяжёлое орудие, приспособленное, а скорее, впоследствии изменённое для ручного пользования. Чёрное широкое и глубокое дуло ухмылялось и щерилось мне в лицо. Переносной гранатомёт! Или ракетница! Ох, да не один ли фиг!?..

   Второй выстрелил. Я понял, что не успею скрыться слева; и я знал, что мне даже не стоит пробовать искать спасения справа. Бомба, которую выплюнула громоздкая пушка, при габаритах той самой пушки и той самой бомбы, всё равно "найдёт" меня и если не разорвёт на части, то будет ещё хуже. Но совершенно не хотелось ни погибать "во цвете лет", ни становиться истекающим кровью куском мяса с раздробленными костями. Поэтому я, крепко стиснув в руках импульсную винтовку и тесно прижав руки к груди, прыгнул вперёд - и полетел вниз, прямо под гору. Дальше и дальше, кувыркаясь вначале в воздухе, а после и по земле, набирая скорость и скатываясь по оказавшемуся - ну конечно же! - довольно отвесным холму.

   Едва круговерть прекратилась, я почувствовал чёткое желание блевануть. Пришлось удержаться. Спасибо защитке и отличной подготовке, я ничего себе не сломал. Примагниченные оружия, боеприпасы и вспомогательные устройства тоже уцелели, а равно и нежно, однако твёрдо прижатое к груди импульсное ружьё. Я уже видел разноцветных врагов наверху, понимал, что надо выбирать из пары возможностей: вспрыгнуть и спасаться бегством или сидеть и отстреливаться.

   Ха! Угадайте, что я выбрал?..

   Второй, с гранатомётом, заряжал свою жуткую махину соответствующим по величине зарядом.

   Первый, тот, кто палил по мне и из пистолета-автомата, и, позже, с двух рук, размахивался, намереваясь бросить в меня гранату.

   Размечтался, сынок.

   Импульсная винтовка посмотрела на первого в ту миллисекунду, когда его рука поднялась в наивысшую точку над головой. ПЧУУХХ! Плевок-выстрел сжатой в шар энергией, лохматой сферой, оставляющей позади тепловой след. В животе первого появилась громадная дыра.

   Я помахал врагу ручкой.

   Тело мертвеца брякнулось наземь, но прежде выскочила из пальцев граната. В глазах второго, успевшего зарядить гранатомёт, я даже отсюда прочёл изумление напополам с недоумением. Граната взорвалась! Объёмный огненный круг поглотил обоих разноцветных. Когда же пламя рассеялось, я имел счастье лицезреть жалкие горящие останки парочки солдат.

   Я улыбнулся. Я выдохнул. Я сплюнул и выматерился.

   И сделал два вывода.

   Первый: амуниция и оружие противника (личность пока не установлена) защищены от уничтожения и самоуничтожения в процессе боя, а следовательно, я веду бой вовсе не с кем-то молодым и неопытным.

   Второй вывод: эти очень и очень негостеприимны - настолько, что готовы собственноручно расстрелять и разорвать на клочки непрошеных гостей.

   Моя теория, кажется, потихоньку подтверждалась и постепенно обрастала мясом...

   Я встал на ноги, примагнитил импульс-винтовку и, позволив себе краткий отдых, взобрался на холм. Смотреть на обгорелые "запчасти" было неприятно, но мне предстояло нечто значительно более неприятное: обыск. К несчастью, тот ничего неожиданного не дал; это же касалось и остальных шестерых убитых. Единственное, что мне пригодилось, - их патроны; по счастливому совпадению, амуниция цветастых хоть и не повторяла полностью мою, сатовскую, однако идеально подходила к пистолету, дробовику, автомату, бластеру...

   Сразу же назрел вопрос: как так?! Откуда у неведомой расы, к тому же, практически наверняка, искусственного происхождения, оружие и патроны чуть ли не земных моделей?

   Ответ тоже не заставил себя ждать. В САТ всё знали. И в начальстве САТ знали. И в начальстве начальства... Не исключено, что когда-то мы с ними сотрудничали, тайно, разумеется... Или, больше того, построили их!.. А потом, как всегда, расхождение интересов, собственный путь, несогласие, недовольство, конфронтация... восстание... война!..

   Неужели Земля в тайне от собственных жителей ведёт гражданское противостояние? Весьма странную гражданскую войну, если учесть, что дело происходит на другой планете и в неё, со стороны восставших, включены... роботы! Киборги. В общем, иск-люди.

   "Которых, надо думать, - виртуозно сориентировался мозг, - мы сами и построили".

   Вот как, значит?

   Построили, сделали помощниками, потом братьями, потом - свободными... А потом - война!

   Ну что ж, тогда ясно, зачем нашим "лучший из лучших", однако в единственном экземпляре. Я должен, действуя будто бы по собственной инициативе, проникнуть на базу восставших железок, в их штаб - и сорвать планы революционеров. Незнание в данном случае - неопределённый фактор, меняющийся согласно спонтанному алгоритму. Задача сложнейшая, но с учётом всех факторов...

   Ох, всех ли? Какую часть правды от меня скрыли, если вспомнить, что мне не сказали абсолютно ничего? И что знают и чего не знают высокие организаторы, что скрывают от простых солдатов, от местных начальников, от крупных шишек, друг от друга?..

   Чтобы отвлечься, я попытался с помощью мультисканера (инфра-, ультра-, радио-, рентген-...) прощупать окружающее, начиная с этого холма и заканчивая дальней стеной крепости. И... Ну, блин, конечно! Они глушили сигналы.

   А может статься, не они или же не только они, но и наши.

   Какое же сокровище (я усмехнулся) скрывается внутри базы-новостройки? Что за опасность? Вероятность артефакта я исключил немедленно, и пусть не со стопроцентной уверенностью, но я был более чем на 99 пунктов из 100 убеждён: пасынкам землян, да ещё покуда ведущим войну за освобождение, не по силам и не по знаниям создать нечто грандиозное. Небывалое. Могущее перевернуть разом и полностью противостояние двух рас, двух миров, двух интеллектов, реальностей и вселенной.

   И тут же издало ехидный смешок чутьё.

   "Ты же знаешь, - настойчиво шепнуло оно в самое ухо, - в том-то и причина. Ониизобрели. И что бы там ни было, оно - здесь".

   

3

   Редкая трава; низкие и, в основном, чахлые деревца; ноль кустов. Я преодолевал метр за метром, при помощи техники, которой научился в Центре Подготовки, контролируя дыхание, физическую силу, внутреннюю и внешнюю энергии, биотоки.

   Стена маячила впереди уже какое-то время; я спускался и поднимался по покатым либо в довольной мере крутым склонам. Здесь, в отличие от ровных горизонтальных территорий, трава вообще почти не росла, лишь состриженным, наверное, погодой бобриком или малозаметными проплешинами. Я остановился у верхнего края возвышения, прилёг и, будучи - я надеялся - незамеченным, посмотрел в бинокль. Не удалось рассмотреть никого и ничего нового.

   Тогда, убрав бинокль, я стал передвигаться ползком. Земля не мешала и не помогала, только тормошила слегка разницей температур: выше - на горбе склона и близко к нему, и ниже - у основания и до некоторой степени за его пределами. Пробираться пришлось долго; работа сама по себе муторная, да ещё приходилось снижать скорость, чтоб не попасться на глаза случайному патрулю, так же как и неслучайному. К счастью, никакие отряды, ни отголоски отрядов, ни их раздельные части не попадались.

   Зародилась мысль:

   "Что если восемь врагов, которых я, нужно признать, не без труда одолел, были группой быстрого реагирования? Вполне допустимый вариант. Значит ли это, что меня заметили?"

   Не прекращая почти машинального движения, я ответил на свой же вопрос:

   "Вероятнее всего, нет, не значит. А вот корабль они могли заметить или, пожалуй, засечь. Мы садились далеко, ну и пилота не следует учить основам военного вождения и маскировки. Только звук, при наличии у врагов необходимой аппаратуры, поймать не так уж сложно".

   И подобные причинно-следственные цепочки заставили меня ещё больше насторожиться, ещё внимательнее и ответственнее подойти к вылазке.

   Пока же, однако, развивался лишь первый её этап. В конце концов, достигнув стены, перекрывающей вход в крепость (а может, город), я встал, перевёл дух и огляделся. Прислушался.

   Никого. Ни звука - кроме моего собственноличного дыхания.

   Я уже рассматривал крепостную стену в 4D-бинокль - и включая функцию реального времени, и деактивируя; всё, что мне удалось, - разглядеть приставную лестницу, висящую на этой искусственно возведённой великанской металлической ограде. Не надо быть гением, чтобы догадаться: лестницу позабыл оперотряд, с которым мне "посчастливилось" увидеться и даже пообщаться. Либо они, предугадывая мои возможные действия заранее, специально оставили способ забраться на стену. И, что характерно и важно, лестница без лишних проблем "выхватывалась" биноклем при обыкновенном обзоре с отдалённого расстояния. ...Но делать нечего - придётся рискнуть. Я обязан рискнуть.

   Передвигаясь вдоль сохраняющего постоянную температуру (ощутимо холодную) металла стены-великана, я направлялся на несколько сотен метров вправо, или, учитывая, что я повернулся к хромированной громаде спиной, влево.

   "Метров 400 - 450", - прикинул я, не сбавляя шага и не теряя концентрации.

   Рядом по-прежнему никого.

   До цели - 300 метров.

   200...

   ...Никого...

   150...

   100...

   Никого.

   50...

   10...

   И вот она, лестница. Висит прямо передо мной и соблазняет своим видом; да она, плюс ко всему, раздвинута!

   "Опасность! - загорелось внутри сознания. - Опасность!"

   Я осмотрелся, опять прислушался, подождал, затаил дыхание, сам затаился...

   "Ничего".

   Ладно, хватит сомнений. И я, ухватившись руками за третью по счёту ступеньку, подтянулся; оказавшись выше, перехватился и полез дальше. Наконец я смог установить ноги на перекладине. Неторопливое, осторожное движение вверх, и вот я на стене; я спустил ноги с лестницы и спрыгнул в узковатый прошеек, пересекающий, похоже, стену по всей длине. Спереди и позади меня не то чтобы возвышались, но перекрывали дорогу, предостерегая и спасая от падения, полуметровые возвышения, послушно скользящие за прошейком и охватывающие его повсюду.

   Решив, что солдатам по какой-то, пока мне неясной причине не удалось бы выйти из крепости через ворота и тем же путём вернуться (возможно, ворота открывались чересчур медленно либо производили много шума), я пошёл аккуратным, профессионально беззвучным шагом в левую сторону. Я выбрал это направление, потому что именно там пересекало прошеек-тропинку нечто механически металлическое. Открывающий ворота механизм? Вполне, вполне... Но если солдатам не дозволялось пользоваться им или это было слишком опасно, какой мне от замка толк?

   Я приостановился; в мыслях примерился к расстоянию, разделяющему верх забора прошейка и землю крепости, потому что ровно столько придётся мне пролететь, прежде чем попасть за ограждённую территорию. Сколько выходит? Метров 16, 16 с лишним, 17?.. Ну, никак не меньше пятнадцати - пятнадцати с половиной. Всё равно что прыгать с крыши пятиэтажного дома. Рискнуть? Ну уж нет, только в крайнем случае; развлекаться прыжками с пятнадцатиметровой пустоты - явный шаг прочь от благоразумности и солдатских выдержки и логики.

   И я двинулся дальше по направлению к предполагаемому запирающему механизму.

   Два-три десятка шагов, и вот действительно он: винегрет из сложного сочетания поворачивающихся и неподвижных частей. Я пристально оглядывал его, оттуда и отсюда, примерялся, пробовал запустить и так, и эдак - голыми сильными руками и голыми сильными руками, вооружёнными ремонтным набором, набором взломщика, электропалкой... Мысль выстрелить из лучемёта я оставил на потом, для безвыходной ситуации.

   Хотя-а...

   Я ещё раз, гораздо более внимательно, изучил хитроумный электронно-механический замок; измерил его мультиремонтником. Хм-м-м... Если удастся пробить вон то соединение и закоротить едва видимый за ним элемент...

   Выбор оказался невелик: либо сягать, как говорят у нас в САТ-школе, с пятиэтажного здания, рискуя угодить прямиком в лапы невидимого, но, без сомнения, наличествующего противника; либо открывать "дверь" альтернативным методом, привлекая заодно потенциальных, только дезориентированных охранников.

   Я вытащил бластер, прицелился и дал привычно бесшумный залп. Соединение-перегородка оплавилось, но не разрушилось; я пальнул туда же ещё раз, и ярко-красный разряд разделил мостик надвое. Третий ядовито-жгучий выстрел - отлично! Фиксирующий элемент растёкся, заискрил, нервно-болезненно задвигался!.. И ворота с глухим тяжким звуком поехали вверх. "Ударившись" о верхнюю линию, запрограмированное ограничение, створки-гиганты стали.

   Шлёпнув бластер на магнито-пояс, я ринулся к брошенной перебитым отрядом приставной лестнице. К тому моменту, когда я слез - скорее, скатился по ней, - спрыгнул и, с ускорением пробежав, неуловимо замер, чтобы выглянуть в открытые врата... враг уж очутился на месте.

   Они выбегали из зданий, из-за зданий, из-за поворотов и откуда-то ещё. Целясь быстро и чётко, я укладывал их одного за одним. Сперва всё шло хорошо и просто, поскольку они не догадывались о происходящем; затем - так как догадались, однако мало что понимали. Узрев же ситуацию под нужным ракурсом и в полном объёме, они рассредоточились и открыли по мне огонь из разнообразных оружий. Давненько я не вызывал столько ненависти и страха у столь разнопланово и мощно вооружённого, столь великого числа людей. Ой, да хрен с ними! пусть будут людьми - так проще идентифицировать.

   Я стрелял и прятался за стену, и вновь стрелял. Когда попросту высовываться и нырять в норку стало невозможно - часть стены, укрывавшую меня, разнесли на кусочки, - расстояние, что приходилось преодолевать, увеличилось, а сообразно увеличились и затраты на действия и энергию. И всё же опыт и ум, сопровождаемые, кажется, удачей, благоволили ко мне. Расправившись больше чем с половиной охранников и тех, кто пришёл к ним на подмогу, я исчез из их поля зрения, отбежал подальше и затаился. Пришлось подождать, но это компенсировала лёгкость, с которой я разделался с глупцами, что выскочили в погоне за мной. Прочие проявили благоразумность, только и это не спасло цветастых роботомордых. Упала очередная жертва моей предельно точной стрельбы, и нападение прекратилось.

   Я прокрался к дырке в стене, соединившейся с дырой от врат, и, сохраняя крайнюю настороженность, заглянул в крепость. Как я и ожидал, последовала пальба.

   Мне потребовалось около десяти минут и две перезрядки бластера, дабы разделаться и с этими ребятами; после баталия затихла бесспорно окончательно. Освободив руки от бластера, я не спеша, памятуя об аккуратности, равной по цене жизни, зашёл на территорию крепости.

   Что сказать? Крепость действительно являла собою крепость - не меньше и не больше, - что значит - была спланирована и выстроена на совесть. Да к тому же качественные материалы, хорошо работающие механизмы ворот и дверей домов, организованная вооружённая охрана... Преимущество одинокого полуслепого волка помогло мне одолеть защитников бастиона и пробраться внутрь - оно и, быть может, что-то ещё, абсолютно непознаваемое.

   Потормошив мёртвые тела, я забрал патроны, заряды, мини-генераторы, парочку гранат и мин, бомбу... Перезарядил, до показателя "Maximum", бластер; закидал патроны в дробовик. В последний раз окинув взором поле боя, я пришёл к выводу, что всё ценное у меня и пора двигать отсюда.

   Двери многих домов оставались либо открытыми, либо закрытыми, но незапертыми. Я заглянул в первый, второй, третий... Везде меня встречала пустующая, намного боле, чем аскетическая, обстановка, и тогда мои предположения о механической сущности врагов нашли последнее подтверждение. Модернизированные люди обязательно окружили бы себя любимыми, животными, растениями, навевающими приятные воспоминания вещами, символами достатка, счастья и беззаботности...

   O'K. Куда теперь? В домах, да ещё в переднем секторе крепости, наверняка ничего важного и ценного, в чём меня убедила их обстановка. Я провёл взглядом вдоль изгиба крепостной стены: она, в одном месте извиваясь совсем уж под невообразимым углом, уводила в неизведанные пространства.

   Держа наготове, в опущенной руке, бластер, я преодолел метры, разделявшие меня и жирную точку излома металлической спины... и вышел к некоему непонятному сооружению. С виду оно напоминало завод - громоздкий, хладный, подавляющий не столько размером и обликом, сколько улавливаемым на уровне шестого чувства назначением. Каковое, к сожалению, было для меня пока что неизвестно.

   - Время выяснить!

   Озираясь по сторонам (зазря: наверное, я перекрошил всех врагов в пределах прямой видимости), я подступил к двери, ведущей внутрь завода. Буду называть строение именно так, ибо оно чертовски уподоблялось земным заводам и фабрикам: неживыми линиями стен, тёмным цветом, широкими высоченными трубами, безразлично-мрачным стилем окон и дверей... Автовход, загораживающий нутро подъезда, как и всякий порядочный автовход, обладал кодовым электронным замком. Зная, что набранный неправильно на e-замке код практически непременно заставит звучать сигнал тревоги или иным образом оповестит о моём присутствии тех, кто в здании (если они там есть), я принял иное решение.

   "Если уж вламываться, то качественно!"

   Я усмехнулся; надеюсь, в плане сигнализации мне повезёт, как и в случае с крепостными воротами.

   Отцепив от магнитного пояса забранную с тела мёртвого врага бомбу, я потратил некоторое непродолжительное время на её изучение. В общем-то ничего нового - лишь цвет и расположение сенсо-кнопок различаются.

   "Ну, ребята, - подумал я, имея в виду САТ и всех, кто с ней связан, - похоже, вам придётся многое мне объяснить..."

   Запрограммировав бомбу, я отбежал и спрятался за изгибом стены. Я считал про себя:

   Минута... Сорок секунд... Полминуты... Пятнадцать секунд... Пять... четыре... три, две, одна, ноль!..

   Прозвучал взрыв!

   Автодверь скукожило и вбросило вовнутрь, заставив помещение завода загрохотать, зазвенеть, заударяться!..

   "Ну, где вы, охраннички?"

   Никто не выбегал через рваную, рыгающую и полыхающую огнём дыру наружу. И никто не спешил сквозь разодранную пасть в тёмное чрево.

   Опять придётся брать ситуацию в свои руки!

   Отцепив автомат, я в нормальном темпе, впрочем, неизменно поглядывая по всем сторонам, пересёк пролегшие между мной и дитём взрыва метры. После чего - смело нырнул в наземную чёрную глубину.

   

4

   Тропинки-дорожки оттенков ночи текли и возвышались, и падали под уголом, и наискосок же возносились. Удивляясь тому, что ни единый разъярённый из местных, пусть он сто раз на сто раз робот, не выскакивает наперерез, чтобы разорвать меня или снять с меня шкуру, я шагал по мистическому мраку завода. И, судя по встречаемым мною устройствам, автоматам и механизмам, знакам и обозначениям, надписям - я правда угодил на завод.

   Ну и что у нас тут делают?

   Первый этаж, пустынный и (для меня) бесполезный, я осмотрел споро, без проблем и без малого полностью. Проблемы начались выше, на этаже втором, причём - неожиданно и чуть ли не неотвратимо.

   "Решили засесть? - догадался я. - Залечь. А потом выскочить и схватить меня тёпленьким... Не дождётесь! Не знаете, на кого напали".

   Однако они могли и знать... что, тем не менее, здесь и сейчас не имело совершенно никакого значения: содержание не менялось.

   Они, слово тараканы, повыскакивали отовсюду разом и принялись палить. Из-за такого тактического хода я не видел, где враг и куда стрелять мне, и просто слепо отстреливался, надеясь на чутьё; и отступал назад, на лестницу, вниз.

   Стрельба усилилась; фигур будто бы прибавилось. Кажется? Или нет? Вероятнее - нет, потому что черти, особенно наученные несколькими подряд промахами, непременно изобрели бы какой-нибудь нечитаемый ход. Уловку и план, чтобы сбить со следа наглого одиночку - солдата "высшей категории", и расправиться с ним. То есть со мной. Что же оставалось, что предстояло мне?

   Продолжая вслепую отстреливаться, я активировал энергощит; тут же парочка-другая лазерных полос угодила в мутное, туманное поле, в марево, овевавшее и защищавшее меня целиком.

   Пока есть возможность, надо ею воспользоваться!..

   И я опустил очки и, стараясь не думать, насколько сильно рискую, вмиг увидел на затенённом фоне силуэты нападавших - и принялся методично и хладнокровно их расстреливать.

   Примерно на втором десятке отстрел пришлось прервать, ибо поле-экран замерцал, давая понять, что энергия на его обеспечение заканчивается, а враги, ко всему прочему, своими выстрелами дестабилизируют систему энергетической защиты. Я сбежал - почти что спрыгнул - на лестничный пролёт и укрылся за собственно лестницей. Часть роботов в костюмах, как и ожидалось, приостановили пальбу; прочие - по-видимому, стоявшие поблизости - нет. Поменяв угол полёта заряда на более крутой и мощность на более высокую, меня "искали", пытаясь достать, плазменные комки, лазерные полосы, энергетические сгустки... Покатилась граната. Инстинктивно подняв брови, я развернулся и бросился вниз. Последовавшим три-четыре секунды спустя взрывом меня подняло, подхватило и бросило через перила - вниз, прямо на пол первого этажа.

   Хотелось бы сказать, что я очнулся, пришёл в себя... но на это просто-напросто не оставалось времени! И защ-костюму не воздав хвалы, я вскочил, точно бешеная собака, и, повернувшись лицом к усеивавшим второй этаж врагам, застрочил из автомата. Фигуры задёргались, западали на пол, повылетали из-за лестничных пролётов, перекувырнулись через ограждение второго этажа... Всё болело, всё ныло, но я не прекращал стрельбы. Автомат астматически закашлял. Проклятье! патроны! Я даже не повесил его назад, нет - отбросил. И выхватил из-за спины раздвижной пулемёт; требовалось время на то, чтобы придать ему надобную форму, а потому я укрылся за располагавшейся поблизости будкой. Смертоносные послания множественных видов поливали и поливали ту будку.

   - Ну, сволочи...

   Нажать здесь, раздвинуть тут, увеличить, вытащить, изогнуть, присоединить, сложить, доформировать... И мой шестиствольный пулемёт готов!

   Я заорал благим матом - и так, на высоченной громкости оглашая внутренности завода всевозможными непотребными словами, фразами и их бесконечными вариациями, выпрыгнул из-за угла будки и погрузил в пулевое облако находившихся на втором этаже. Кое-кто спускался на первый этаж, а кто-то уже успел это сделать. Но передислокация их не спасла - никого!

   Переходя с громкой, но осмысленной речи на дикий, нечитаемый ор, я всаживал в помогающие мне разноцветьем приметные фигурки пулю за пулей - точнее же, десяток пуль за десяткм пуль.

   А потом раскладная шестистволка также закашлялась и отказалась дальше стрелять. Однако того и не требовалось: большую часть видимого пространства покрывали тела убитых, раскрошенные железячки-шестерёнки и дырки от пуль. В носу саднило от запаха подожжённого пороха; к нему примешивался, доносясь всё явнее, аромат победы - вонь закоротивших роботов и их перегоревших проводок.

   - Фу, блин, - с не до конца осознаваемым чувством произнёс я.

   И отбросил пулемёт.

   Прежде чем продолжить поиски на поле тайны и брани, я потратил пару минут, чтобы воспользоваться переносной аптечкой, и ещё где-то минут с десяток, пока дожидался дезинфицирующихся, заживляющихся, затягивающихся ран, проходящих ушибов, рассасывающихся синяков. И пил и ел еду из вакуумного армейского пакета. И возвращал себе ощущение контроля над самим собой и над реальностью.

   

5

   Вопроса "Куда направиться дальше?" как такового не стояло: не зря ведь я зачищал себе дорожку на второй этаж. Подобрав мною же побросанное оружие и изъяв у навеки отключённых патроны, я перезарядил свои средства атаки, защиты и возмездия. И, наконец-то, сумел внимательнейшим образом оглядеть этаж N2.

   Меня немедля заинтересовала дверь с надписью "Только для персонала завода!"; за такой дверью с такой надписью непременно скрывается что-нибудь полезное, а если не полезное, то любопытное! Толкнул дверь - она, понятное дело, не открылась. Снова автоматика... К несчастью, ни у кого из приговорённых мною к робоческому аду ещё при первом обыске не обнаружилось ничего, напоминающего ключ-карту, что безапелляционно требовал запирающий механизм. Повторный обыск я принял решение не проводить.

   Спустившись обратно на первый этаж, я прошёл в единственное помещение, которое покуда не посетил. Просторная пустота или пустой простор - а в центре, в окружении лазерных лучей и световых лучей сигнализации... что бы вы думали? Естественно: ключ-карта!

   - Хе, - многозначительно изрёк я и подступился к смертельной паутине лучиков.

   Взгляд тотчас выхватил из-под потолка скрытые, автоматически активирующиеся пулемёты и мультизарядные бластеры. Волшебно. Но хорошо хоть обычно - не первый раз с подобным сталкиваюсь.

   Вынув отражатель - по сути, зеркало со встроенными компьютерными функциями, - я вытянул у него устойчивую ножку и поставил рядом с первым из лазерных лучей. Когда, не без моей помощи, зеркальце отражателя пересекло острую до смерти линию ярко-красного цвета, отражатель "ощупал" остальные подобные лучи, проиндексировал их местонахождение и угол отражения - и замкнул одновременно каждый на себе. Лазеры пропали. Я передвинул стеклянное и незаменимое средство против систем безопасности, отразив плоской гладью световой лучик; схема повторилась, и вот уже сигнализация выведена из строя. Сложив и убрав приборчик, я взошёл на постамент и забрал с подставки насыщенно-синюю ключ-карту.

   Затем на второй этаж, к "строптивой" двери. Сунуть ключ-карту в считыватель, и вуаля - проход открыт!

   "Что ещё меня ждёт?" - задал я чрезвычайно насущный вопрос; во благо предосторожности, памятуя об уже случившемся, задал я его исключительно в мыслях.

   Ну а ждало меня нечто насколько непредсказуемое, настолько и напрашивавшееся, если по-прежнему исходить из того, как развивались события до сего мига.

   Портал. В центре помещения, большой, похожей на цех комнаты, однако без машин, стоял неактивный портал.

   Быстро, но тщательно, по-профессиональному оглядев комнату, кроме портала я ничего, что притягивало бы глаз или руку, не разыскал. Тогда я подступил к устройству перемещения и стал разбираться с ним. На вид - не примечательнее тех порталов, о которых я знал и которые видел... за вычетом одного малозначительного факта: в моём мире, мире Земли, порталы существовали пока только на уровне планов, догадок и, вероятно - не могу быть уверен, поскольку не связан с Центром Научного Прорыва, - разработок.

   "Ну и как ты включаешься?"

   Будто откликнувшись на мысль (или взаправду откликнувшись? кто его поймёт...), портал засиял и засверкал белым - чистым, истинно белым, таким, что зарябило и стало тяжело и даже немного больно в глазах. Я отступил на шаг от светящегося белоснежного овала... И вновь повторил этот шаг.

   А есть ли у меня выбор?.. Я хмыкнул. Да как обычно: конечно - нет! И я нырнул в портал.

   

6

 

   Место, где я очутился, выглядело ещё более пустынным, тихим, внезапным и загадочно угрожающим, чем то, которое первым встречало меня на планете. Вообще же насыщенность огромного, протянувшегося на километры во всякие стороны пространства ограничивалась только чем-то едва заметным, поблёскивающим вдали.

   Я не сумел отцепить бинокль - нечто ощутимо, больно ткнуло меня и толкнуло, и повалило наземь. Чувствуя кровь под одеждой, я принялся озираться... и не заприметил ни единого человека... или робота, или их помесь, или кого угодно - просто возле меня не находилось вообще никого. А затем я поднял глаза наверх.

   Я поднял глаза вверх и увидел летающую машину; она казалась незаконорожденным ребёнком вертолёта старых времён и современного грузового мобиля, способного передвигаться по воздуху столь же легко, что и по земле. Из машины-гибрида открыли огонь. Мразей, что палили по мне, видно не было, и две-три минуты я только тем и занимался, что уворачивался от пуль, выплёвываемых прикреплённым на борту летяги-ублюдка пулемётом.

   Ну O'K, твари!..

   У меня наличествовала в арсенале одна вещица, которую я берёг на крайний случай; за всю бытность спецвоином, наёмником особого назначения, мне лишь дважды довелось её использовать. Один раз - против целого полчища хорошо вооружённых врагов; и второй - когда отбивался от полудюжины клыкастых, когтистых, рукастых четырёхметровых чудищ на заброшенной планете. В первом случае положение осложняло то, что противники воскресали, применяя химикат уникального рода (за ним-то меня и послали); второй случай происходил в дебрях полулесов-полуджунглей, где я отыскивал - и отыскал! - пропавшего суперагента Инопланетной Разведки Терры. Пример номер один стоил мне восьмидесяти процентов повреждений кожи и тысячи взорванных в ошмётки кибернетичеких мутантов; пример номер два - превращённых в слегка политое кровью ничто монстров и комы продолжительностью полтора месяца. Неужто у меня хватит наглости и смелости хотя бы схватиться за ручку того чёртова, мать его, оружия?!

   И заметьте, я не ругаюсь, а, можно сказать, перефразирую название...

   ...Всё вышеперечисленное - не надо и объяснять - пролетело в голове за считанные мгновения. Я перекувырнулся по земле, поморщился и стиснул зубы от боли в раненом боку. Застрекотал пулемёт под небесами. Неулавливаемым рывком отцепив от магнита импульсную гранату, я подбросил её настолько высоко, насколько в принципе мог. Летучая уродина вильнула собранным на какой-то адской фабрике телом, импульс-граната взорвалась... и я, расширив глаза от шока, ошарашенный, будто ударенный по голове тяжёлым молотом, взирал на целёхонький, без царапинки летательный нонсенс.

   - Вот, значит, как!?

   Я истово зарычал, потянулся за спину - и дёрнул ручку джет-пака, вещи незаменимой, но излишне примечательной и с малым зарядом. Издав звучное "Пш-ш-ш-ш!..", антигравитационный ранец вознёс меня под облака.

   Через толстое стекло я видел в кабине опешившего пилота. Поменяемся местами, дружок?

   Управляя джет-паком с помощью особенных движений тела, рванул вверх, заложил крутую дугу, упал вниз и ворвался в кабину уродистого вертолёта-мобиля. Пулемётчик заорал и кинулся на меня. Я пригвоздил его к полу выстрелом из бластера. Пилот вертолётомобиля только повернулся ко мне - и вот уж его мозги украшают толстенное бронированное стекло.

   Выключив антиграв-ранец, я ринулся к пульту управления чудовищной летающей машиной, оттолкнул мёртвое тело пилота и цепко вгляделся в усеянную кнопками, рычажками, сенсорами и сенсо-кнопками плоскость. Долго рассуждать не пришлось, да и время поджимало: накреняясь, мобилеверт всё сильнее забирал вниз. Я схватился за вертикальную подвижную то ли ручку, то ли палку пречёрного оттенка, коей незадолго до смерти оперировал водила, и, убедившись, что поворачиваю при её помощи машину, выровнял траекторию полёта. Минуту я разбирался с управлением скоростью, а разрешив и эту проблему, поудобнее и поспокойнее сел в пневмокресле сброшенного мною на пол пилота и повёл адски защищённую громадину вперёд. Прямо вперёд - да, туда, где маячило на горизонте нечто сверкающее. Я был уверен - вот цель моей миссии, вот пункт назначения!

   Вдруг недовертолёт, или перемобиль, ударился обо что-то невидимое, из-за чего я потерял управление. Это произошло почти у самого сверкающего предмета; по мере приближения, впрочем, предмет превратился в объект, массивное квадратное пространство, огороженное по периметру толстенной высоченной стеной. А с воздуха, надо полагать, его охраняло и защитное поле, куда я врезался на полном ходу.

   И, дёргая пуск джет-пака, я уже выпрыгивал из кабины, а уродливый автолёт, вертясь и кружась, и падая набок, и вниз, и - на землю, потерпел-таки крушение. Взрыва не последовало, но падение, учитывая габариты и массу машины, и количество разворошённой и вскинутой вверх земли, получилось, в любом случае, запоминающимся.

   Отключив джет-пак, я сидел на корточках перед поверженным исполином... Но смотрел не на него... и не на обступившую меня опять, будто в самом начале путешествия, редкую или вовсе отсутствующую траву... и не на бугристую равнину... и не на небо переливов морской волны, и не на синеватое солнце, и не на помигивающий разными красками горизонт... и не в пустоту, ибо, за исключением перечисленного, не было вокруг более ничего... А впрочем же, нет - нет! Было! Было! И на это как раз и обратился мой взор...

   ...На подавляющие внешне и внутренне, весом и размерами и непонятным чужеродным оттенком, и титаническим изображением морды богомерзкой твари, коей память моя не находила ни уместности, ни логики, ни обоснования и ни прощения... - на ворота - циклопические врата!, - включавшие в себя всё описанное, устремились глаза непонимающего и растерянного воина. Наёмника. Мои глаза.

   Мне не хватило времени ни толком поразиться, ни прийти в ужас, ни озадачиться - я не успел ровным количеством ничего, а врата уж открывались. И открываясь, они поднимались - и сопровождалось сие действо невозможным, неописываемым, оглушительным рыком-криком.

   Я замер на месте.

   "Что за хрень?!.."

   Очень скоро я понял - что.

   Когда ворота, несомые непонятно чем - ни АГ, ни чего-либо подобного я не заметил, - замерли посреди воздуха, в образовавшийся многометровый дверной проём выбежало нечто на козлиных ногах. Козлиные ноги, все поросшие шерстью, что гуще, чем у возрождённого на Терре мамонта, удерживали искрящийся на синем солнце металлический торс. В центре торса билось, обливаемое циркулирующей в грудине и отчего-то не выливающейся наружу кровью, сердце шириной и высотой со стену одноэтажного дома. А над торсом и сердцем была вытянутая, волосатая же шея-шланг-столб, шея-колонна. А на той колонне - ярящаяся красным огнём огромадных круглых слепых глаз козлиная глава! С массивнейшими рогами, со сталагмитами-, сталактитами-клыками, со сверхчутким извергающим сопли носом, с неудержимой вонью из пасти-пещеры!..

   Теперь я был гораздо более чем ошарашен.

   - Приятно познакомиться, - с неопределённым (и для самого себя) чувством сказал я. И - спокойнее, увереннее: - Ну что, чудо природы и техники, познакомишься с моим другом?

   Оно заревело, намереваясь потушить солнце, возрвать звёзды и вытащить из-под земли Ад в мир реальный.

   Однако что значит "реальный"?

   "Когда-нибудь потом, - подумалось мне, - я задамся этим наиважнейшим вопросом. А пока..."

   И я вскинул снятый-таки с намагниченной спины BFG.

   Big Fucking Gun.

   - Приятно познакомиться, Мистер Козлиная Морда. Меня зовут Квэйк. А тебя?

   И, не дожидаясь ответа, я зажал кнопку спуска.

   

Часть 2

   

1

   Морда у выродка была отвратительная. Уменьшив его - да-да, до параметров игрушечного солдатика, - я с радостью раздавил крокодилью рожу тяжеленным противорадиационным ботинком.

   - Ну, кто у нас тут ещё дракон из канализации?

   Я улыбнулся Лос-Анджелесу, возвращая его ядерному светилу ироничный лучевой отклик, отражённый солнечными очками. Ядерным, к слову, было уже не только солнце.

   И не только эта улица.

   И не только L. A....

   ...И мне это совсем, совсем не нравилось!

   Я убрал за пояс шринкер и вынул из-за спины крохотулю - ручную ракетницу.

   - Come get some, сукины дети. - Я коротко усмехнулся и сплюнул. - Кто хочет рока? Let's rock! Подходите и разберёмся по-мужски... насчёт невинно заражённой и превращённой постапокалиптический радиоактивный ад Земли! Да вы, наверное, и предложений таких длинных не понимаете.

   Погоготав, я двинулся вдоль улицы; путь мой пролегал между кинотеатром и многоквартирной высоткой.

   О бедный любимый L. A.! Вот что превратили тебя уродливые, вонючие, занюханные вусмерть мутанты?! "Meltdown" - вот теперь название тебе и твоё!..

   Прерывая нежданно, таракашками набежавшие мысли, кто-то выруливал из-за угла и мерзостно хрюкал при этом, и поднимал винтовку.

   Свободной рукой я со скоростью молнии выхватил дробовик. Тут же выстрелил! Кровоточа рваной раной, кабаномордый повалился на асфальт, забрызгивая его кровью; его винтовка полетела в сторону, патроны к винтовке - тоже... и прямиком ко мне, хе-хе.

   - Да это всё равно что кусок пирога съесть! Эй, где вы, ублюдомордые?! Жизнь вам не пляж. Выходите: я хочу повеселиться! - Я мельком глянул в собственное отражение в окне подсобного помещения кинотеатра - и не удержался: - Чёрт, а я хорош!

   И окно взорвалось от пистолетного выстрела. И раздался бередящий душу вой. Кто-то одноглазый замелькал на переднем плане. Отовсюду посыпались, побежали, понеслись.

   Из разбитого окна виднелась жёлтая ключ-карта.

   Чтобы потом!..

   - Слава те господи - наконец-то началось по-настоящему! Hail to the king, babies! Поиграйте с Дюком Нюкемом, крошки!

   И, насвистывая бодрую рок-н-ролльную мелодию, я сопроводил её настоящим, неопровержимым ракетным залпом.

   

2

   ...

   

(Апрель 2016 года)

   

   

   

   

   

   

  

Похожие статьи:

РассказыСкрытые силы (Часть 1/2)

РассказыКак разрушить реальность? [18+]

РассказыСкрытые силы (Часть 2/2)

РассказыЖизнь и невероятные приключения Мумзеля Барракуды

РассказыРоман "Три фальшивых цветка Нереальности" (Треки 1 - 5)

Теги: боевик
Рейтинг: -2 Голосов: 2 449 просмотров
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий