fantascop

Мы в ответе за тех...

в выпуске 2020/09/07
26 августа 2020 - DaraFromChaos
article14811.jpg

Стас влез в электричку и плюхнулся на свободное место. Рядом поставил тяжелый рюкзак. Народу немного - можно себе позволить. Обычно Стас так не делал, но в вагоне сидело от силы человек десять, так что ничего страшного. Да и закидывать рюкзак наверх – плохая идея: грибы помнутся, жалко.

Ведро и матерчатую сумку мужчина пристроил под ноги.

Стас сидел, закрыв глаза, под плавно покачивание электрички вспоминал шуршащие под ногами листья, влажную от утренней росы траву, шелест листьев, лучи солнца, пробивающиеся сквозь ветви и освещавшие листья земляники, ярко-синие колокольчики, золотисто-лиловые иван-да-марьи. А сколько было грибов!

Мужчину переполняла радость – простая, нутряная (наверное, так радуется собака, нашедшая кость или кот, поймавший мышь), та, что всегда охватывала его на природе. Правильно он сделал, что выбрался за город. Конечно, Ирка бухтела, почему он не забрал дочку на выходные. Еще бы, бывшей так хотелось развлечься, смотаться в какой-нибудь клуб, подснять мужика на ночь. Аня мешала.

Ирка всегда любила рестораны, клубы, танцульки и бессмысленное веселье. Стаса же напрягала необходимость красиво одеваться, выходить куда-то, пить дорогие коктейли, обсуждать незнакомых мужчин и женщин. Как напрягали и ежегодные выезды – сначала вдвоем, потом, когда Анютка подросла – втроем, - куда-нибудь на побережье, в Адриатику или на Средиземноморское побережье. Ирка заранее планировала отпуск и тщательно следила, чтобы ленивые валяния на берегу, плавание и пляжные игрища периодически сменялись культурными поездками и осмотром достопримечательностей. Не то, чтобы они не могли себе такого позволить – в конце концов, оба зарабатывали прилично, – но Стасу было скучно ходить по разрушенным замкам, картинным галереям, музеям, слушать аудиогида или занудные объяснения Ирки о том, кто, когда и зачем построил это здание, написала картину и сваял статую.

Все то же самое можно было дешевле и спокойнее получить дома, во время онлайн-тура, под бутылочку пива.

В начале супружеской жизни Стас мирился со вкусами жены, его даже умиляло это вечное стремление к самосовершенствованию, желание распланировать будущее от и до. Потом это стало напрягать, нервировать. Ира не только не одобряла рыбалок и походов за грибами с мужиками, считала, что рыба и грибы – прикрытие для пьянок и блядства, - но и требовала проводить все время с семьей, поджимала губы, бурчала что-то про «кощунство» и «осквернение семейных ценностей».

В конце концов они развелись. Аня, разумеется, осталась с матерью, но Стас забирал дочку на выходные и праздники. Увы, мамочкино воспитание давало о себе знать. Анютка категорически отказывалась принимать участие в папиных развлечениях, тащила Стаса в музей, на выставку или валялась на диване с книжкой в руках. Вытащить ее на природу можно было только под «спортивным» соусом – покататься на велике или роликах. Простые прогулки и неспешные беседы о пустяках девочку не привлекали.

Стас вздохнул. Все же он несправедлив к бывшей. Ира очень много делала для интеллектуального развития дочки: отдала Аню в хорошую гимназию, подсовывала книжки и фильмы, таскала по культурным мероприятиям, водила в фитнес-центр. Правда, сама жена последние годы предпочитала образ жизни, который искренне считала светским. Стас опасался, что в конце концов любовь к клубам и ресторанам победит, и Аня, глядя на мать, из умницы превратится в классическую фито-няшу.

К счастью, до этого пока было далеко.

Электричка резко дернулась. Стас открыл глаза, посмотрел в окно. Все те же поля, леса, какая-то маленькая станция.

- Мряяяу! – раздалось рядом.

Мужчина отвел взгляд от окна. Напротив, на соседней лавочке, сидела старушка – маленькая, аккуратная, в капроновом платочке, растянутой вязаной кофте и резиновых ботиках. На коленях у старушки стояла корзинка, в которой сидел черный-пречерный одноглазый кот.

«Просто персонаж По», - усмехнулся про себя Стас.

- Сынок, никак мой Шрёда тебя разбудил? Извини, что с неразумной скотинки взять.

- Я не спал. Просто задумался. Ничего страшного… Какое необычное имя для кота - Шрёда.

- Внучка назвала, в честь кота Шрёдингера. Она физикой увлекается, собирается в МФТИ поступать. Вся в бабушку, - гордо сообщила старушка.

- Вы физик?

«Классическая» бабушка не соответствовала представлениям мужчины о физиках, хотя как должен выглядеть «нормальный» физик, Стас толком не знал. Как, кстати, и о Шрёдингере. Конечно, если не брать в расчет известный мем о коте – то ли мертвом, то ли живом.

- Была. Когда-то. Сейчас я просто деревенская жительница, огородница.

- А что с глазом у котика? Поранился где-то?

- Кто знает. Мы его на улице подобрали. Глаз гноился, кровил. То ли сам повредил, то ли кто издевался. Люди – они иногда недобрые.

- Да, бывают такие. И что, ветеринары не смогли вылечить?

- Сказали, поздно уже лечить, слишком глубокая рана. Так что сделали, что смогли. Но Шрёда – еще та шкода, и с одним глазом и мышей ловит, и хулиганничает, и рыбу – если вдруг на столе оставишь – приворовывает… Вы, молодой человек, кстати, как к котам относитесь?

- Я… - Стас растерялся. – У меня в детстве была собака. Мы тогда в частном доме жили, держали пса во дворе. А котов не было никогда. Ира – бывшая жена – не любила домашних животных, говорила, от них грязь, аллергии и блохи. А почему вы спрашиваете?

- Мне, мил человек, недолго жить осталось…

Мужчина хотел перебить, сказать полагающее в таких случаях «Да ну что вы, бабушка! Вы еще совсем не старая!», - но, посмотрев в глаза старушке, увидев в них странное спокойствие и уверенность, промолчал.

- Поверь, старые люди такие вещи сердцем чувствуют. Даже физики. Так вот, я кота везу пристроить, чтобы не остался на улице, когда умру. Сыну не до него. У лапочки моей любимой астма, ей кота никак нельзя. Тут жена права. А ты кота не хочешь? Да и ему ты понравился.

Стас посмотрел на Шрёду. Тот и впрямь проявлял если не симпатию – в эмоциях котов мужчина не разбирался, - то любопытство к собеседнику хозяйки: высунул голову из корзинки, мурчал как трактор, даже передние лапы выпростал, чтобы разговор было удобнее слушать. И смотрел, смотрел на Стаса единственным глазом.

- Ты ведь один живешь?

- Да, сейчас один. Аня – дочь – приезжает на выходные, но она животных любит. Сколько раз просила завести котика или собачку.

- А мама не разрешила?

- Ага…

- Ну вот и возьми Шрёду. И тебе не так грустно будет, и девочке твоей в радость.

- Так я ничего не знаю про котов: ни как ухаживать, ни как кормить. Потом, прививки там всякие, блохи эти самые.

- Да всё просто. В еде он не привередливый, только воришка. К туалету приучен: делает свои дела в унитаз, потом мяучит, чтобы спустили воду. Гулять не просится, спит где придется. Может, конечно, и на тебе поспать, но это редко – когда холодно или хозяину нездоровится. Да ты слышал, наверное, все коты так делают. А так больше рядышком валяется или на кресле. Чтобы, так сказать, окрестности видны были. Прививки у него все есть. Паспорт я тебе отдам, там написано, когда срок подойдет еще раз делать. Блох нет, но шампунь специальный можешь купить. Больше для своего спокойствия, чем для чистоты Шрёды. Ну как, сынок, возьмешь?

- Что, прямо сейчас?

Стас окончательно растерялся. Вот так, не подумав, тащить неизвестное животное в дом. А вдруг он бешеный или больной? Замаешься же! Но Шрёда не выглядел ни бешеным, ни больным. Наоборот, шерстка гладкая, блестящая, глаз умный, морда хитрая.

Словно почувствовав, что говорят о нем, кот выцарапался из корзинки, отодвинув крышку, мягко прыгнул Стасу на колени, улегся там по-хозяйски и громко заурчал.

Мужчина рассеянно погладил Шрёду по голове, почесал за ухом. Тот повозился, устраиваясь поудобнее, закрыл глаза и затих.

- Ну вот и хорошо, вот и ладушки! – пропела старушка. – Вот вы с ним и договорились. А он, мил человек, - как-то внезапно перешла она на просторечье, - животина годящая, славная. Так что жить вам с ним славно да мирно.

Электричка дернулась, свет мигнул, погас и зажегся снова.

Стас невольно моргнул. На скамейке напротив никого не было. Только стояла открытая корзинка да рядом лежала небольшая книжечка – паспорт из ветклиники. На коленях у мужчины тихо спал Шрёда.

 

Добраться до дома с набитым рюкзаком, сумкой, ведром и корзинкой оказалось еще тем квестом. За час езды по городу Стас вымотался больше, чем за целый день в лесу. Шрёда помогал, как мог: сидел тихо, не пытался вылезти, только успокаивающе мяукал в ответ на негромкие матюги нового хозяина.

Открыв дверь квартиры и затащив вещи, мужчина первым делом выпустил кота. Тот прошелся туда-сюда по коридору, обнюхал ботинки, потыкался носом в придверный коврик, потом вернулся к Стасу и потерся об его ноги.

- Ага, чувак, добрались кое-как, - мужчина погладил кота. – Чудная у тебя хозяйка, честное слово. Куда исчезла, я так и не понял. Может, это не ты кот Шрёдингера, а она?.. Ладно, сейчас переоденусь и дам тебе поесть. Рыбы, прости, нету, не подготовился к твоему появлению, но банку тушенки найду. Ты как, не против тушенки?

- Муррр, - отозвался Шрёда, прошел в гостиную и улегся на диван.

- Вот и договорились.

 

Стас поставил на кухне две миски для кота и занялся разборкой грибов. Их оказалось так много, что только на сортировку ушло часа три. Потом мужчина налил полную ванну воды и занялся отмыванием и чисткой «урожая». Отварить тоже надо бы сегодня, а вот запихивать в морозилку можно и завтра. Еще Аня хотела вечером в воскресенье заглянуть, она любит грибы с жареной картошкой.

Шрёда неохотно пожевал тушенку, попил и явился в ванную, где Стас, сидя на табуретке в окружении кастрюль, кастрюлищ и ведерок, занимался грибной рыбалкой.

- Ты не боишься воды? – удивился мужчина, глядя на кота, усевшегося на ванной. – Ну как знаешь. Только смотри, не плюхнись. Тебя еще чистить потом не хватало.

- Мрррау, - согласился кот и немного отодвинулся от края.

Стас ковырялся с грибами часов до двух ночи. Всё это время Шрёда сидел рядом – сначала в ванной, потом перебрался следом за хозяином на кухню, - выпрямив спинку, подняв голову, обернув лапки хвостом. Ну просто не живой кот, а египетская статуэтка. Кажется, даже не моргнул ни разу. И не издал ни одного звука.

Наконец, грибы закончились. В тот самый момент, когда Стасу показалось, что он сейчас уснет, стоя.

Побросав грязную посуду, кое-как сполоснув руки и лицо, Стас добрел до спальни, разделся и забрался в постель. Кот пришел следом, улегся на подоконник и замер.

Уже засыпая, мужчина подумал, что надо было бы хоть душ принять после леса, но сил не было. Последнее, что запомнилось Стасу, - желтый свет уличного фонаря и белозубая улыбка, витавшая в полутемной комнате.

«Да ты не кот Шрёдингера, а Чешир», - то ли вслух, то ли про себя пробормотал мужчина и провалился в сон.

 

***

На новом месте кот освоился быстро. По утрам, после скромного завтрака (кстати, в воровстве Шрёда-Чешир замечен не был) кот заходил в туалет, затихал там на несколько минут, а потом характерным «мяв!» вызывал хозяина. Что Щрёда делал днем – Стас не знал, но по вечерам, стоило мужчине открыть дверь, кот, стремительный, как черная молния, вылетал из гостиной и, радостно урча, вставал на задние лапы, передними барабаня хозяина по ногам. Надо заметить, Чешир был очень вежливым и аккуратным котом и ни разу во время игры – а играть он любил, - не выпустил когти и не поцарапал ни Стаса, ни Аню.

Девочка влюбилась в «бедненького одногзаика» с первого взгляда, приносила ему игрушки и вкусняшки и готова была гладить кота и играть с ним целыми днями. Шрёда, при всем уважении к хозяйской дочери, похоже, находил, что девочки иногда бывает слишком много в его жизни. Поэтому, наигравшись и наурчавшись, вежливо бодал Аню головой в руку и уходил на свое место. «Местом» кот считал подоконник в спальне – и часто спал там, жутковато сверкая в темноте белком единственного глаза или зубастой чеширской улыбкой.

Никаких проблем от Шрёды не было. Стас все больше привязывался к нему, старался пораньше освободиться на работе, спешил домой – к телевизору, пиву и урчащему черному комочку на коленях.

Стас не очень разбирался в психологии котов, но мужчине казалось, что по характеру Чешира больше похож на собаку. Аня, покопавшись в интернете, заявила, что собачий характер бывает у лысых котов – донцов и сфинксов.

Судя по внешнему виду Шрёды, никаких безволосых котов у него в родне не пробегало. Самый обычный дворовый кот – черный-пречерный, только и всего. Стас, однажды сказал дочери, что Шрёда, скорее всего, происходит по прямой линии от Бастет, - отсюда и мудрость, и спокойствие. Но где-то по дороге примешался Чеширский кот – от него и умение внезапно исчезать и растворяться во тьме, оставляя одну улыбку.

Ане засмеялась, согласно кивнула и, чмокнув кота в черный нос, сообщила:

- Нарекаю тебя Бастетом.

- Впечатляет, - улыбнулся Стас. – Только Бастет – это женское имя.

- Значит, Бастом.

- Мрррау, - согласился кот.

Аня обняла отца, погладила Шрёду и спросила – обоих сразу:

- Мальчики, а отдохнуть вам не надо?

- Дочь, в каком смысле отдохнуть?

- Ну… друг от друга. Пап, ты не сердись, ладно. Но у тебя последнее время вид ужасно замотанный. Заездили тебя, бедного, на работе, да?

- Анют, ты ж знаешь, папа – крутой начальник, ведущий экономист, так что еще вопрос – кто на ком верхом ездит. Но ты права, устал я. Очень много работы навалилось в последнее время. Да еще Арина – ну ты ее помнишь, помощница моя, - ушла в декрет. Дали новенькую девочку, но там мозгов – «Тук-тук. Кто там? Сиди, я сам открою». Как в анекдоте. Хоть кофе умеет варить и за бутербродами бегает – и то хорошо.

- Большой начальник, а ты отпуск взять не хочешь?

Дочь решительно спустила Шрёду с колен, встала и потащила Стаса за собой в прихожую.

- Посмотри, ты же как носок после стиралки – ведь выжатый.

Стас посмотрел в зеркальную дверцу шкафа. А ведь Анютка права. Синяки под глазами, морда лица бледная, кажется, волосы седые появились. А в спортзале ты, чувак, сколько не был? Считай с того дня, как кота с грибами из леса приволок.

- Милая, да кто ж меня надолго отпустит? Большим начальникам долго отсутствовать не положено – подчиненные расслабятся, халявить начнут.

- Хоть небольшой возьми. На две недели, или на одну. Пап, нельзя себя так загонять, правда-правда. Мама тоже сказала, когда ты меня в прошлый раз привозил, что ты прям на ладан дышишь.

- Мама сказала?

- Ага.

Да, если даже Ирка заметила, что он плохо выглядит, - дело труба.

- Ладно, я попробую завтра поговорить с финдиром, хотя шансы невелики. Только… Анют, куда ж теперь отдыхать-то? Чешира пристраивать придется. В животную гостиницу мне не хочется, он там скучать будет.

- Баста – мне!

- Мать не разрешит.

- Разрешит. Я уже спросила. Она сказала, если ненадолго, то можно. И чтобы я сама кормила и наполнитель в кошачьем сортире убирала. Ну и шерсть тоже убирала, само собой.

- Да нет у него наполнителя. Он в туалет ходит. И не линяет почти. Не знаю, почему. Вылизывается часто, наверное.

- Так и вообще классно! Короче, мама разрешила. И еще… - девочка смутилась, покраснела. – Пап, ты не подумай чего. Я правда хочу, чтобы ты отдохнул. Но еще хочу свое животное – кота или собачку. Так я думаю, может, мама за это время привыкнет тоже, и потом мне разрешит.

Стас обнял дочь, чмокнул в макушку.

- Двух зайцев одним выстрелом? А что, идея хорошая. Только тогда уж следи за котом, чтобы у мамы претензий не было.

- Буду. Обязательно буду. Как в ВИП-гостинице.

 

Вечером, лежа в постели, Стас улыбался, вспоминая невинную хитрость дочери. Видать, и Аню Ирка допекла своими правилами. А животное в доме – это хорошо, это к добру. Может, дочке удастся мать уговорить. На собаку вряд ли – с ней хлопот больше, одежка, прогулки, лапы грязные, помойки. Но хоть кота разрешит.

- Чеширка, поможешь Ане? – мужчина повернул голову к темному подоконнику, над которым витала белозубая улыбка. – Не рассердишься, что я тебя в гости отправлю на недельку-другую? А то что-то жизнь и впрямь – стиралка полная. А я в ней носок.

- Мурр, - тихо согласился кот.

 

***

Отпуск Стасу, как ни странно, дали без проблем. Финдир посмотрел на измученного ведущего экономиста, покачал головой и, подписывая заявление, сказал:

- Не знаю, что у тебя стряслось. Надеюсь, со здоровьем все в порядке. Но отдохнуть тебе надо. Две недели, извини, дать не могу, но десять дней твои как с куста. Поезжай куда-нибудь на теплый пляж, поваляйся на песочке, покупайся, поброди под пальмами. В общем, счастливого отдыха. И чтобы вернулся мне как огурец.

- Будет сделано! – рассмеялся Стас, отдавая честь.

 

Отпуск мужчина провел так, как советовал финдир. И как хотелось самому Стасу.

Купил горящую путевку, собрал сумку, отвез кота Ане и поехал в аэропорт. Через несколько часов вылез из самолета, взял такси и прибыл в почти пустой мини-отель. Сезон уже закончился, народу было мало, поэтому девушка-администратор предложила гостю самому решить, где он хочет жить - в гостинице или в бунгало.

Стас выбрал бунгало и не пожалел. Тихо, пусто, на пляже – ни единой живой души, не считая крабиков и сухих водорослей, которые шелестели и катились под ветром, как обезумевшие ежики. Мужчина много гулял, плавал, пару раз брал на прокат дайвинг-снаряжение, валялся на пляже. Даже не читал ничего: какой-то «пап, ну просто класс и супер» детектив, засунутый Анютой в сумку, так в сумке и остался. С другими гостями Стас не общался, ограничиваясь вежливым «добрый день» во время встреч в огромном ресторане с окнами от пола до потолка.

Интернета в бунгало не было, только в гостинице, но мужчину это не беспокоило. Во время обеда он болтал с дочкой в вотсапе, смотрел фотографии Баста, уютно устроившегося на столе в Анюткиной комнате или на коленях у Иры. Бывшая, как ни странно, к коту прониклась нежными чувствами, разрешала валяться на кровати и баловала вкусняшками.

- Ты прикинь, па! – возмущенно голосила Аня. – Она кота из своей тарелки кормит. И я ничего сделать не могу. Пыталась ей что-то сказать про негигиенично и вредно животное баловать, она только вилкой на меня махнула. А этот черный засранец…

- Аняяя!

- …ладно, ладно, хулиганище. В общем, как понял, о чем разговор, подошел ко мне, заурчал как трактор и стал головой бодаться. Типа, ну я же такая лапочка, ну мне же можно.

- Ох, чую, придется мне кошачью дисциплину подтягивать, как вернусь. Но это мелочи. Главное, Шрёда маму перевоспитал. Надеюсь, теперь она тебе разрешит животное в доме.

- Я тоже надеюсь. Ну все, папуль, я побежала, у меня еще испанский не сделан. Всем чмоки в этом чатике…

- Анна!!!

- Не буду, не буду. Обнимаю. Отдыхай там хорошенько.

 

Как ни странно, за эти девять дней Стас отдохнул так, как не отдыхал давно. Не надо было соблюдать режим – да он его и не соблюдал, ездить на культурные мероприятия, столь любимые Иркой, – да и некуда было здесь ездить. Делай, что хочешь, не делай, чего не хочешь. Или и то, и другое сразу.

Домой мужчина вернулся примерно в том же состоянии, в каком обычно приезжал из леса или с рыбалки. Оказывается, бывают и приятные пляжи-моря. Главное, чтобы компания была подходящая – никакая, - и не дергал никто.

По дороге из аэропорта Стас заехал за Чеширом. Анюта, похоже, так привязалась к коту, что не отдала бы – будь такая возможность. Увидев, как Шрёда подскочил к хозяину и исполнил танец встречи на задних лапах, чуть не расплакалась.

- Со мной Баст никогда так не делал, - губы у девочки задрожали.

- Доча, это же кот. Он сам себе хозяина выбирает. А ты - член стаи. Маленький, котенок еще. Перед тобой танцевать не положено. Только защищать и охранять. Верно, Чеширка?

- Мрауу! – согласился кот и запрыгнул в переноску: дескать, поехали домой, чего ждем.

Но Стас задержался еще на пару минут: поздороваться с бывшей, договориться, когда дочку возьмет.

Ира вышла из кухни. Вид у нее был уставший – примерно такой же, как у самого Стаса перед отпуском.

- Привет, Ирин. Тоже замаялась на работе?

- Есть немножко. Заметно?

- Чуть-чуть. Но ты по-прежнему прекрасна.

- А ты по-прежнему врешь.

- Чуть-чуть. Ну что, не устала от кота?

- Нет, как раз наоборот. С ним как-то… уютнее, что ли. Приходишь домой выжатая как лимон, а он встречает, на колени прыгает. И мурчит так ласково.

- Анет говорит, ты Чешира баловать изволила?

- Можно подумать, она не баловала.

- Все ясно с вами, девочки. Чувствую, придется заняться воспитанием избалованной деточки… Ладно, я поехал… Аня, тебя жду завтра, часика в два. Раньше, боюсь, не приду в чувство. Джетлаг, собака страшная. Ир, а ты бы что ли тоже отпуск взяла, а?

- Да куда ж… Аня в школе, на танцах, в художественной студии. Не бросать же все так разом.

- Драмкружок, кружок по фото, мне еще и петь охота…

- Мам, а ты одна поезжай. Правда. А что? Папка отдохнул, так я у него поживу, помучаю, чтобы не расслаблялся. Между прочим, от него до школы столько же, сколько от нас. Давай, а?

- Аня, ну что ты выдумываешь? Папа работает много. Да и своя жизнь у него наверняка есть.

- Ир, дочь дело говорит. Ты мысль в голове поверти, подумай. А завтра Анет скажет, чего вы порешали. Ну все, девчат, пока, меня машина ждет.

 

***

- Да, дорогой мой Чешир Шрёдингера, я тоже очень рад тебя видеть, - Стас обернулся к подоконнику, где разлегся кот, сверкая единственным глазом и изображая трактор.

- Надеюсь, тебе с девочками было хорошо? Анютка говорит, ты не скучал и не плакал. Я понимаю, ты – мужик серьезный, плакать не будешь. Но хоть чуточку скучал, а, порося цвета ночи?

- Мурррр, - как-то неопределенно сообщил Шрёда.

Стас покачал головой. Если бы таким тоном разговаривал человек, мужчина решил бы, что собеседник что-то скрывает, в чем-то сомневается или просто не хочет говорить правду. Но кот… Да нет, показалось, конечно.

- В общем, отдохнул я отлично. Теперь можно и к работе возвращаться. С новыми силами впрягаться в едущую цугом карету родимой фирмы. Действительно, надо, надо было мне съездить. Права Анюта.

Кот бесшумно перемахнул с подоконника на кровать, прошелся по раскиданным вещам и, подойдя к хозяину, ласково потерся головой о его руку.

- Ага, скучал все-таки! – Стас почесал кота за ухом. – Я тоже, если честно. Море, солнце, красивые рыбки и крабики, альбатросы там всякие – это здорово, конечно. Но к тебе я уже привязался, пират одноглазый.

Чешир довольно замурлыкал, улегся на хозяйскую футболку, принялся жевать ее и теребить лапами.

- Вот дурында! Брось, она же грязная!

- Мраааау! – отказался кот, крепче прижимая к себе футболку.

- Ну ладно. Но попозже все равно отберу – постирать.

 

Стас был искренне благодарен и дочери – за дружеский пинок, и боссу – за то, что дал возможность отдохнуть. Ну и бывшей, конечно. Если бы Ирка не разрешила Ане взять кота, неизвестно еще, смог бы Стас куда-то поехать или, не дай бог, пришлось бы тащить животное с собой. А кто знает, как обычный уличный средне-российский кот переживет самолеты и тропическую жара?

Теперь Иркина очередь. Судя по всему, ее тоже на работе заездили. Похоже, у бывшей даже времени на спорзалы и салоны красоты не остается, что уж о клубах и мужиках говорить. Ну и пусть ее отдохнет вволю. А то доведет себя до ручки, начнет на дочку срываться, только хуже будет.

А Аня, Чешир и Стас вполне справятся недельку-другую. Али они не семья да не взрослые сознательные люди?

 

***

Стас не знал, что и думать. Вроде совсем недавно в отпуске был, да и на работе спокойно. Но время от времени возникало чувство, что за прошедший месяц он постарел лет на двадцать. Стало тяжело вставать по утрам. На решение простейшего вопроса, не требовавшего никаких мыслительных усилий, ведущий экономист тратил минимум полчаса. Что уж говорить о серьезных проблемах. Возвращаясь по вечерам домой, мужчина садился перед телевизором, гладил кота и тупо смотрел в экран, не в состоянии понять, что происходит в фильме и что решил ООН по Гондурасу.

Постоянно хотелось спать, ну или как минимум прилечь. По утрам, бреясь, мужчина с отвращением рассматривал в зеркале свое лицо – бледное, уставшее, с «картофельными» подглазьями и морщинками. Начали выпадать волосы, руки дрожали, когда Стас поднимал кастрюлю или чайник.

Радостные вопли дочери: «Зима скоро! Пап, мы ж пойдем на каток?! Или на лыжах куда-нибудь смотаемся!» – повергали Стаса в ужас.

Однажды в субботу вместе с Аней заявилась Ира.

Посмотрев на бывшего, она обернулась в дочери:

- Ань, ты все правильно сделала! Оставайся на хозяйстве и коте, а мы поедем в медцентр.

- Да я не…

- Поехали, я сказала! Одевайся!

Дождавшись, когда Стас наденет ботинки и накинет куртку, женщина решительно подхватила бывшего под руку и повела к двери.

 

Ира настояла, чтобы Стаса осмотрели «по максимуму». Мужчине сделали все возможные анализы – от крови из пальца до МРТ и УЗИ внутренних органов. Его мяли, просвечивали, отправляли на рентген и флюорографию, даже консилиум устроили. Ничего. Никаких нарушений и болезней.

Да, организм ослаблен, но как и почему – непонятно.

После всей этой диспансеризации Стас устал настолько, что охранник медцентра чуть ли не на себе тащил его к такси.

Дома мужчина рухнул на диван, отказался от приготовленного дочкой ужина и тупо уставился в стену. Чешир словно почувствовал, что хозяину нехорошо: пришел, лег на грудь, заурчал, принялся тыкаться носом под руку.

- Мам, пап, что врачи сказали? Мы с Бастом извелись за день.

- Ничего не сказали, - рассерженно буркнула Ира. – Поехали домой, дочь, пусть папа отдохнет.

 

***

Прошел еще месяц. Стас ходил на работу, по вечерам и по выходным валялся на диване. Даже дочке никак не удавалось вытащить отца на улицу, хоть в парк на прогулку. Ира регулярно забегала, звонила, пыталась отправить мужа еще на какие-то обследования, искала врачей, но эта суета и забота только раздражали мужчину. В конце концов бывшая сдалась.

Зато активизировалась Маришка – новая помощница Стаса. Она долго обхаживала босса, уговаривала показаться бабушке-ведунье, несла какую-то чушь про проклятие и энергетических вампиров. Стас во всю эту дурь не верил, но Марина оказалась девушкой упертой (а, может, имела виды на разведенного и небедного начальника).

Однажды утром, вернувшись после совещания в кабинет, Стас обнаружил там симпатичную женщину примерно своего возраста.

- Станислав Михайлович, это Нинэль! – шепотом сообщила Маришка. – Я ей про вас говорила. Она –очень сильный парапсихолог.

- Марина, - рассердился Стас, - я же просил вас…

- Марина, иди, работай, - мягко вмешалась женщина. – Станислав Михайлович, я всё понимаю – и ваши сомнения, и ваше раздражение. Я бы на вашем месте тоже рассердилась – приходишь в родной кабинет, а там какая-то посторонняя тетка. Еще, небось, и шарлатанка!

- Этого я не говорил, - смутился мужчина.

- Но подумали, верно? Давайте поступим так. Вы даете мне десять минут на то, чтобы посмотреть вас. Потом я скажу, что думаю по поводу вашего состояния, и уйду. А дальше – дело ваше личное. Задуматься над моими словами или сразу же их забыть.

- Но ваша работа – уж не знаю, в чем она заключается, - стоит денег.

Нинэль производила приятное впечатление, Стасу не хотелось быть резким.

– А я…

- Вы не просили меня прийти. Да и десять минут – не так уж много. Дадите мне металлическую монетку в качестве оплаты – и хватит.

- Ну… если так…

В чем заключалась «работа» Нинэль, Стас так и не понял. По мнению ведущего экономиста парапсихолог просто сидела в кресле, пила чай, время от времени взглядывала на хозяина кабинета, потом опять утыкалась носом в чашку.

Наконец Нинэль взглянула на часы и встала:

- У меня только один вопрос, Станислав Михайлович. Вы недавно получали наследство?

- Наследство? – Стас растерялся.

- Или, может быть, в вашем доме появилась чужая вещь?

- Нет… Только если что-то Анюткино. Это моя дочка.

- Нет, нет, я говорю именно о чужой вещи. Допустим, ваза покойной бабушки. Или часы двоюродного дяди.

- Ничего такого нет.

- Все же проверьте. Такое ощущение, что в вашу жизнь вторглось нечто злое. Такое обычно бывает, когда человек покупает или получает в подарок старинную вещь с неизвестным прошлым. И это зло пожирает вас заживо.

- Что?!

Нинэль взяла монетку, которую Стас предусмотрительно выложил на стол, и вышла.

 

***

Перед Новым годом Стас уволился с работы. Мужчина чувствовал себя так, словно ему исполнилось минимум лет семьдесят. Врачи по-прежнему не находили никаких отклонений. Один эндокринолог, правда, заикнулся о прогерии, но Стас, почитав о редком заболевании в Гугле, только посмеялся. Прогерия проявлется с первых дней жизни, легко диагностируется и имеет ярко выраженные внешние симптомы. Совершенно невероятно, чтобы Стас дожил до тридцати пяти лет здоровым, а потом неведомо где заразился этой фигней. К тому же она не заразна.

Финдир, прощаясь с ведущим экономистом, желал поправляться, вздыхал и старался не смотреть на резко постаревшее лицо сотрудника.

- Твое место – всегда твое. Будь здрав, дорогой!

 

Что делать дальше – Стас не знал. Официально он был здоров, а силы утекали, как вода в песок. Дальше магазина мужчина не выходил, да и оттуда возвращался измочаленным, как тот Анюткин носок. Потом Стас целыми днями валялся на диване перед телевизором и гладил Чешира. Пробовал читать, но буквы плясали перед глазами, сосредоточиться на прочитанном не удавалось, начало предложения исчезало из памяти раньше, чем оно заканчивалось. В конце концов Стас плюнул на чтение. Просто лежал и думал. О чем попало: о дочке, о своей странной болезни, о работе, о том, что хлеб закончился и завтра придется опять тащиться в магазин.

Однажды утром, лежа в полутемной комнате – свет раздражал – и глядя на сверкающий глаз кота и его витающую в воздухе улыбку, мужчина внезапно вспомнил Нинэль.

«В вашем доме появилась чужая вещь».

Чужая вещь?! Кот, конечно, не вещь, а живое существо. Но такое ли живое? Не зря его назвали Шрёдингером. То ли жив, то ли мертв. Кстати, и Чешир с Бастет тоже не вполне настоящие коты.

И эта старушка… Говорила, что внучка школу заканчивает. То есть… девочке должно быть лет шестнадцать-семнадцать. Следовательно, самой старушке – не больше шестидесяти. Но выглядела она минимум на восемьдесят. Конечно, возможно, ее сын поздно женился. Или поздно обзавелся ребенком.

Но куда она так внезапно исчезла из электрички? А потом еще Ирка. Неделя с котом – и бывшая, всегда такая красивая и ухоженная, превратилась в замотанную, измученную жизнью бабу.

Зато снова вошла в норму, когда Чешир вернулся к Стасу! А Стасу стало худо. И все хуже и хуже – с каждым днем, с каждой минутой. Словно время жизни утекает, как песок в часах.

Что же делать? Как там у По было? Убить бесстыжую скотину? Но как можно убить то, что не живо и не мертво? Да и Стас – не садист и не убийца.

- Мрррау! – кивнул головой кот.

Мужчина медленно поднялся, вышел в коридор, оделся, вернулся в комнату, запихнул орущего и царапающегося («Как чувствует, гад!») кота в переноску и вышел из квартиры.

Падал снег. Возле магазинов и в сквере стояли разукрашенные елки, в окнах домов моргали красным-синим-зеленым гирлянды.

Стас медленно брел по улице. Ноги подкашивались, кололо где-то за грудиной, руки тряслись. Переноска с бьющимся внутри котом, весила, казалось, целую тонну. И становилась все тяжелее и тяжелее с каждым шагом.

Стас остановился. Хватая ртом морозный воздух, прислонился к стене торгового центра. Чешир выцарапывался из переноски, но у мужчины не было сил запихнуть настырного то ли кота, то ли нет обратно.

- Мамочка, смотри, какой славный!

Девочка лет пяти-шести. Рядом симпатичная мама, нагруженная пакетами с подарками.

- Дедушка, вам нехорошо? Может быть, врача вызвать?

- Ничего, ничего, дочка. Я-то оклемаюсь, не впервой. А если и помру – так уже отжил свое.

- Ну что вы говорите! Вам в больницу надо! – женщина решительно достала из сумочки мобильник.

- Милая, нельзя мне в больницу. Куда ж я животинку дену? Пропадет без меня. Я и шел-то его кому ни то пристроить, пока силы есть.

- Мамочка, мамочка! Давай, дедушка поедет полечится, а мы котика возьмем? Ну мааам…

- Леночка, так нельзя… я не знаю…

- Возьмите, мамочка. Он хороший, ласковый. Детишек любит. И прививки у него все сделаны, и от блох я его мыл регулярно.

- Мурррр! – отозвался Шрёда. Он уже вылез из переноски и сейчас терся о ноги женщины.

- Маааам, ну давай! Ну на Новый год! Это ж подарок! А дедушка – прямо Дед Мороз! – девочка наклонилась, погладила кота.

- Ох, и умеешь ты выпрашивать! – рассмеялась женщина. – Ну ладно, возьмем! Но врача дедушке вызовем. Прямо сейчас.

- Его зовут Шрёда. Помните кота Шрёдингера?

- Что-то читала. Надо же, какое смешное имя.

Мужчина устало закрыл глаза, а когда снова открыл – рядом не было ни молодой симпатичной мамы, ни девочки Леночки, ни – самое главное – то ли живого, то ли мертвого кота.

Стас боялся, что слишком поздно избавился от странного существа, созданного то ли По, то ли Шрёдингером, то ли Кэрролом. И не знал – есть ли у него время, чтобы проверить это.

Похожие статьи:

РассказыБелочка в моей голове

РассказыЭксперимент не состоится?

РассказыЧерный свет софитов-7

РассказыИдеальное оружие

РассказыВердикт

Рейтинг: +3 Голосов: 7 112 просмотров
Нравится
Комментарии (15)
DaraFromChaos # 26 августа 2020 в 16:07 +3
От нечего делать решила побаловаться с классикой и потрепанными сюжетами crazy
Евгений Вечканов # 26 августа 2020 в 17:33 +3
зарабатывали оба зарабатывали,
Э?
DaraFromChaos # 26 августа 2020 в 17:35 +3
ой, пасип smile мы с телефоном, как всегда, прощелкали
Евгений Вечканов # 26 августа 2020 в 17:48 +2
Плюс.
Но зачем плохое про котов пишешь!?
Коты они же хорошие!
Я думаю, что это его новая помощница изводила, ему лучше станет скоро, поскольку он уволился. А кот ни при чём. А с бывшей, что ей хуже стало - просто совпало. Дочке же хуже не стало!
Это же элементарно!
Надо писать продолжение!

Кот не может быть виноват, потому, что он кот!
DaraFromChaos # 26 августа 2020 в 17:52 +2
ничо ни знаю! все претензии к По, Шредингеру, Кэрролу и инквизиторам :))))
а котов я, честно говоря, не жалую crazy
так что продолжение сам пиши love
Евгений Вечканов # 26 августа 2020 в 18:02 +2
У нас не кот, у нас мэйн-Кун! 50% кота, 50% собаки и 100% енота!
А кто не любит кошек, тот просто не умеет их готовить, как всем известно! crazy
DaraFromChaos # 26 августа 2020 в 18:07 +2
Мэйн-кун - это не кот!
это особенное существо smile как и донцы-сфинксы, кстати.

а готовить я их умею. но на них мяса маловато. еще меньше, чем на кроликах rofl
Earl Stebator # 30 августа 2020 в 23:24 +1
Вот сказ про кота одноглазого шибко.
Глаз-то один, но Чешира улыбка.
Но кот - только Шрёдингер знает ответ:
Он если есть - то его сразу нет
DaraFromChaos # 30 августа 2020 в 23:44 +1
пускай же говорят шакалы,
что моськи слоника достали
идет своей дорогой слон
и про Чеширов пишет он :))))))
Earl Stebator # 31 августа 2020 в 00:11 +1
Шакалы только стаей хватки
Но коль дойдёт до честной схватки
Им хватит Чижика сполна
Куда уж тявкать на слона
DaraFromChaos # 31 августа 2020 в 00:22 +1
Класс!
не рискну продолжать в рифму crazy
*поправляет гугл-очки, переходит на низкую прозу*
Как вы думаете, уважаемый граф, соотношение качеств, свойственных представителям простейших-шакалов, таких, как "трусость" и "тупость" - носит конъюнктивный, имплицитный или комплиментарный характер?
Константин Чихунов # 6 октября 2020 в 23:27 +1
А я люблю кошек. И рассказ понравился. И плюс!
DaraFromChaos # 6 октября 2020 в 23:33 +1
а я к кошакам равнодушна :)

Костя, ты хороший! love но рассказ-то простенький :)))))
Константин Чихунов # 6 октября 2020 в 23:46 +1
А ведь не всегда хочется доныривать до мутных глубин витиеватой авторской мысли. Я начал читать, увлёкся и с удовольствием дочитал до конца, не задумываясь над простотой текста.
DaraFromChaos # 6 октября 2020 в 23:48 0
ну нееее :)))
это была минута слабости smile а так-то ты ж меня знаешь: предпочитаю витиеватые мысли и многосмысленные интертрепации :))))
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев