fantascop

Незомбируемый

в выпуске 2016/01/07
11 ноября 2015 - Григорий Неделько
article6705.jpg

Лучшие книги говорят тебе то, что ты уже знаешь.

(Джордж Оруэлл)

 

Если Центр сказал, что источник дезинформации здесь, - значит, он здесь.

Ев пока не доставал ручного лазера, но окружающая атмосфера гнетущей тишины и обманчивого – он был в этом уверен – спокойствия категорично настаивала на том, чтобы быть готовым выхватить оружие. И держать его взведённым.

Опытный военный, сотрудник Центра Галактического Информационного Контроля, он прибыл на Персей-1, самую крохотную планетку созвездия Персея, потому что именно отсюда, как бы абсурдно подобное ни звучало, исходил мощный сигнал. Такой, который способен перебить земную радиосеть и устроить на всех шести континентах забастовку, крах и сумасшествие любых медийных систем. Такой, который слышен на колоссальном расстоянии и от Земли, и от Персея-1. Такой, с которым люди прежде не встречались. Кой дьявол занёс источник на Богом и его святыми забытый крохотный, по космическим меркам, космический шарик, ранее ни разу не привлекавший внимания Звёздной Инспекции и Разведки, вопрос иного рода, и рода очень странного.

Обстановка своей типичностью сразу не понравилась Еву (в чьём имени, возможно, действительно содержался намёк на всеобщую проматерь, поскольку сверхкороткое уменьшительное из двух букв при развёртывании превращалось не во что другое, как в Евгений). Получается, на потерянную – намеренно или нет – планетку-лилипутку кто-то завёз пишущую и передающую аппаратуру: не могла же она появиться тут сама собой? Вопрос «Кто?» бередил ум и вызывал ту самую обеспокоенность, на уровне инстинкта, генетического предчувствия. Кто играет роль злодея: преступники на виду? Тайные заговорщики? Кто-то ещё?

Ев не раз за последние часы, что оставался один, прокручивал в голове сцену смерти спутников. Друзья, они же коллеги, собутыльники, не менее «крутые» бойцы, погибли молниеносно, страшно – и непонятно. Когда контролёры (земное прозвище) подошли к высокой и толстой двери из неизвестного металла, сверкнула вспышка, яркая, словно чёрт знает что. Еву она запомнилась мгновенно раскрывшейся белоснежной, жгущей глаза полосой, а после, когда он рухнул на мощённый грубыми многометровыми плитками пол (в самом деле пол!) Персея, воин уже ничего не видел.

Он пролежал пару минут вниз лицом; потом встал, осмотрелся и увидел ребят, всех троих, неподвижно растянувшихся справа от него. Ев подошёл к первому. Пустые глаза, смотрящие в никуда, уставились на него; крепко сомкнутый рот будто хранил жутчайшую тайну, что никогда не должна быть произнесена вслух. Ев проверил индикатор пульса. «Ноль». Сердце Ева заныло и забилось в груди.

Он приблизился к следующему, наклонился над ним, проделал ту же операцию с индикатором. Пульса нет – мёртв. И глаза, остекленевшие глаза, буравящие насквозь и одновременно застывшие навечно. Рот второго трупа раскрыт в беззвучно-оглушительном крике. Да что произошло?!..

Стараясь унять дрожь, Ев постоял с минуту. Не помогло. Тогда он подошёл к третьему, чтобы подтвердить – нет, не опасения – изведанную заранее правду. Так и есть, ещё один мертвец; глаза закрыты, рот тоже, но от того не легче.

Что случилось? Что, чёрт возьми, творится?!

Дрожь стала бить сильнее.

Ев поднёс ко рту уместившийся в начале предплечья миниатюрный переговорник, гением учёных наделённый способностью связаться с далёкой родной Землёй.

- Центр.

Молчание.

- Центр, мать вашу! Ответьте.

Молчание.

- У меня три трупа, и неясно...

Молчание.

Он прервал речь на полуслове и резко прекратил связь. Затем потянулся к переключателю и задействовал ближнюю передачу. Нет, ни единый из трёх переговорников его мёртвых (убитых?) друзей не откликнулся на зов. Рация также умерла.

Ев присел на корточки, обхватил себя руками, склонил голову, попытался подумать. Мысли не лезли в голову, а если пробирались, были похожи на хитрых лжецов, коварных змей, ядовитых соблазнителей и убийц. В Академии учили многому, но не тому, что делать в ситуации, когда ты попросту не представляешь, что делать. А что-то делать надо...

Что ж, он встал и, осторожно, предельно внимательно ступая, оглядываясь по сторонам, держа наготове ручной лазер, двинулся к манящей, как и всякая тайна, холодной, неизвестно из чего и неизвестно кем сделанной двери. Та бесшумно распалась посередине, горизонтально, на две большие части, которые бесшумно же скрылись: одна – под землёй, другая – в нависающем каменном потолке. Ев поднял взгляд к небу, к оранжевому пыльному простору без солнца и луны, без далёких звёзд и с близкими серыми и тёмно-серыми облаками. Постоял, собираясь с силами и мыслями, и переступил порог. Дверь опять сомкнулась за спиной.

Шагая по пустым, окованным гладким металлом коридорам, он безнадёжно отгонял мысль о грозящей опасности: если ребята погибли быстро и загадочно, спасёт ли его нечто, счастливый случай, шанс? Он поднимался по лестницам без перилл, он спускался по лестницам без перилл, коридоры, схожие, точно клонированные братья, продолжались некончающейся чередой. Тогда он не выдержал, вынул лазер, чтобы взвести его и убрать назад в автокобуру.

Пока что прямых намёков на грозящую опасность не было. Обнадёживало это? Или напротив, заставляло сильнее съёживаться внутри? И тут он увидел дверь. Не обычную дверь, во всяком случае, не безликую, что вели из бесчисленных коридоров в коридоры без числа, а дверь со знаком. Вполне понятным землянину символом.

Восьмёрка внутри круга.

Бесконечность, замкнутая в бесконечность же? Что это может значить?

Ев замер шагах в десяти от двери, не желая давать сигнал открывающему или следящему элементу – или чему там? – сработать. Кто знает, что ждёт по ту сторону столь внезапно и не к месту взявшегося портала.

Восьмёрка внутри круга... Числа внутри событий? Наоборот? И вообще – две вещи одного рода или совершенно разные? Ответа не находилось.

Надо идти.

Неспешно ступая по гулким плитам из металла, он дал двери заметить себя и отъехать вбок. За порогом развернулось и ждало невероятное. Внутренне, автоматически не соглашаясь с увиденным, желая получить стопроцентное подтверждение, он зашёл туда.

И огромное пустое пространство, без видимого потолка, без стен, без дверей, объяло его собой. Ев мерил сюрреалистическую картину взглядом, надеясь, что глаза подсчитают расстояния, поймут задачи, отыщут решения. Увы. Неохватная пустота продолжала являться не более и не менее, чем неохватнейшей пустотой. Хотя... нет!

Он обрадовался, даже рванулся вперёд. Потом сдержался-таки, напомнив себе о трагической и таинственной смерти ребят и о предельной осторожности, первейшему правилу поведения в опасных незнакомых местах, не говоря уж о планетах – сплошных загадках.

Несколько часов назад, прощупывая Персей-1 сверху локаторами, они не обнаружили здания. Вроде бы неудивительно, ведь оно пряталось в пещере; но локаторы обязаны прощупывать планету насквозь! И помещение без границ, комната размером с какую-нибудь пустыню, - отчего приборы пропустили её?! Неровности рельефа, вызванные его искусственным происхождением или строительными работами, когда возводилось секретное здание, не выплыли ни на экране локатора, ни на мониторах чувствительных «дальнобойных» камер.

Ев выматерился и – насмешка судьбы! – в тот же момент обратил внимание на вздымающуюся где-то вдалеке громаду. Что там? Он сделал нужное движение пальцами правой руки, активируя встроенные сенсоры, и приблизил изображение. Настроил чёткость. И матернулся вторично. Нагромождение аппаратуры – вот что представляла собой нелепая многометровая конструкция впереди. Визоры, компы, камеры, радио, локаторы, сенсоры... чёртова уйма техники! С виду, высококлассной и, уж конечно, не виданной раньше техники. Отсюда марок устройств не разобрать, да и указаны ли они в принципе? Если да, крайне маловероятно, что он о них когда-либо слышал.

Рука Ева застыла в воздухе, сам он застыл на месте, погружённый в размышления. Оттого и упустил миг, когда метровые гроздья металла, пластика и стекла задрожали, поднялись вверх и раздвинулись, являя основу, туловище. Самое настоящее тело, с руками и ногами, длинными, мощными. Ступней нет, кистей тоже. Туловище – собрание плоскостей и углов; будто прототип робота, конструкция которого так и брошена на стадии предварительного чертежа.

Нога-параллелепипед, нога-колонна взмыла в воздух и обрушилась на пол. Ев не слышал звука, но поклялся бы, что ощутил дрожь, пробежавшую по земле. Вторая нога повторила движение первой; затем вновь задвигалась первая, вновь вторая – робот (или что это за дьявольский конструктор из информационных устройств?!) шёл вперёд. Ев не питал иллюзий насчёт того, куда направляется махина, быстро догадался бы и тупой. Руки «робота» не шевелились. Несмотря на это, Ев выхватил убранный было ручной лазер и выставил перед собой, подсознательно, безусловно, не особенно рассчитывая на его защиту.

Минуло минут пять, и вот тогда пол взаправду задрожал. И чем ближе подходило существо... андроид... шутка или послание властвовавших на планете сил, тем дрожь становилась ощутимее. Она передавалась в ноги – сначала в них, а после всё выше, охватывая тело целиком, вплоть до губ и зубов. Ев не сразу заметил, что инстинктивно медленно отходит назад. Он заставил себя замереть, приказал жёстко, вслух, прекратить отступление и дождаться информационного монстра. Название, что подошли бы этому (гостю? хозяину), скапливались в голове грудой, просились на язык и с языка. Рука, державшая лазер, дрожала уже и от волнения. Если бы гигант захотел, то пустил бы оружие вход немедля, не дожидаясь доброй воли Ева. ...Или он обманывает бойца? Неужели «железный человек» обладает разумом?

Их разделяло уже не больше двадцати великанских шагов. Вот для чего требовались настолько плотные металлические плиты на полу, точнее, для кого. И для него же, надо полагать, создавался весь... комплекс. А может, был создан им самим?

Во рту пересохло, язык прилип к нёбу. Ев всё равно провёл им по губам. Десять шагов, девять... восемь... семь... Главное, не бояться. Главное, приказать себе дождаться финала, каким бы он ни оказался, не струсить, не сбежать. Ради ребят. Ради Земли!.. Шесть шагов... пять... четыре...

Ев обернулся, скользнул взглядом по двери и снова повернул голову к самодвижущейся россыпи приборов, экранов, а ещё – он только что заметил – антенн, пультов, рычагов, реле и механизмов, колёсиков, шестерёнок...

- Ты... – упало с губ Ева. Он собрался с силами и проронил ещё раз: - Ты!..

Три шага... два...

Оно замерло в одном шаге от него.

Ев вскинул голову, стремительно скользя по вспышкам света на мониторах, кнопках, устройствах и прочем, прочем, прочем, скользя к вершине. Сколько в чудовище «роста»? Десять метров? Больше?

Рука с лазером упала к бедру; другая взлетела, раскрыв ладонь, растопырив пальцы.

- Ты... Кто... ты?

Свободная, левая, рука Ева потянулась к медиамонстру. Однако застыла в сантиметрах от тела, будто бы, коснись он этого хоть кончиком пальцев, наступит неизбежная и кошмарная смерть.

- Кто ты? – повторил контролёр, как показалось ему самому, увереннее, чётче.

Тишина. В тишине горят и переключаются экраны, демонстрирующие неясно что, словно бы набор вспышек, образов, фигур, картин – нечёткий, размытый до неузнаваемости. Вроде бы что-то гудит. Еле заметно двигаются шестерёнки и колёсики. Наклоняются туда и сюда рычажки, а некоторые, замыкая цикл, дёргаются непрерывно.

Ев стоит и ждёт. Сейчас, сейчас ему должны дать ответ. Так? Или нет?..

Он не уловил мгновения, разделявшего неподвижность и её изменение. Откуда-то из недр искусственного чудовища выдвинулся короткий тонкий отросток и коснулся плеча человека.

Лазер выпал из руки, стукнулся об пол.

Ответ пришёл с ослепляющей, обжигающей, а вернее сказать, выжигающей вспышкой. Именно она глушила сигналы, когда корабль прощупывал планету. Она же скрывала ото всех иных устройств здание и его конструкцию. И она же, возможно, не давала до поры увидеть неподвижного робота-монстра. Ев не знал наверняка.

Но он с абсолютной уверенностью понимал, что нашёл источник зарегистрированного на Земле сигнала. Его испускало не устройство и даже не множество устройств, и не искусственное создание, и не своеобразное мыслящее существо. Информация как она есть, в чистом виде – вот что являл собой десятиметровый великан и его экраны, и его аппараты, и шестерёнки, и колёсики... Послание покинувших родной дом иноземных жителей. Скорее всего, давнее. Попытка чуждого разума найти чужой разум среди вселенской пустоты.

Только никто не говорил, что цель обязательно будет мирной.

Ев рухнул на колени, когда шторм информации подмял его под себя. Образы вставали перед глазами, и он не успевал понять их, прежде чем они гасли и сменялись новыми образами. Снова и снова. Без остановки. Без конца...

Но одно он запомнил. Слово, знакомое не только землянам, но и создателям робота-посланца. Оно и звучало-то почти так же, а уж в его значении не стоило сомневаться. Идеальное понятие для того, кто не подвергается воздействию внешних убеждений, поскольку сам представляет собой их средоточие и квинтэссенцию.

Название посланца.

«Система»...

...Что станет с Солнечной системой, когда он вернётся?

 

(Ноябрь 2015 года)

Похожие статьи:

РассказыПограничник

РассказыВластитель Ночи [18+]

РассказыПроблема вселенского масштаба

РассказыПроблема планетарного масштаба

РассказыДоктор Пауз

Рейтинг: -1 Голосов: 3 570 просмотров
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий