1W

Непутёвый (глава 2)

на личной

22 марта 2016 - Максим Фарбер
article7887.jpg

***


 

Ивашка сидел на крыле у ворона. Грязные, худые мальчишечьи ноги, торчавшие из куцых белых штанов, свисали прямо в воздух – в голубую бездну. Он видел под собой облака, под облаками – белые, розоватые и серебристо-синие шпили больших городов, замков, поместий... Ему на всё это было наплевать.

Он видел под собою равнину. На той равнине стояла девушка, игравшая в мяч с драконом. При этом второй дракон (совсем ещё маленький, детёныш) не уставал посасывать её грудь -- а зеленоглазый мужчина с золотыми волосами и карлик, похожий на него, как на брата, так же точно не уставали аплодировать. И странная женщина, более всего смахивавшая на труп (да-да -- полуразложившийся, кстати!) улыбалась против воли...

А потом картина сменилась: теперь взору мальчика предстали двое, идущие по пыльному тракту. Один – в грязной хламиде, весьма похож на Господа с сестриной иконы, только, судя по всему, голодал уже не первый день; вот и истощал до крайности. Второй был стар, лыс и очень толст; белый плащ с кровавым подбоем не придавал ему солидности.

Двое о чём-то оживлённо спорили. «Ну не-ет, добрый человек, неправ ты!» – кричал нищий, горячо и рьяно показывая руками... а вот куда именно он показывал, и что хотел этим сказать, Ивашка не сообразил. «Есть, есть ещё многое на свете, друг понтифик, что и не снилось вашим учёным книжникам!»

Спорщики скрылись за поворотом; они шли туда, где (как увидел мальчик с высоты) в конце пути был холм с тремя высокими столбами. Но ни первый спорщик, ни второй пока не догадывались, что именно их там ждёт...

А потом ворон подлетел к железной (причем, полностью железной – не только снаружи) башне на утячьей лапке. Она стояла, оборачиваясь кругом себя, и на пороге ждал толстый краснорогий дьявол.

Ивашку приняли, как говорится, прямо в вилы. Подцепив его за ворот сорочки, дьявол торжествующе пронёс мальчика внутрь – по узкому, полутёмному проходу, где за решётчатыми стенами тлели багровые огни. Войдя в большую комнату с земляным полом (там царила жуткая грязь), бес откозырял своему злому начальнику и трём его подручным. Сбросил Ивашку наземь. Ухмыльнулся, разглядевши в углу щуплую девчонку в голубой юбке – та сидела на длинной скамье и сосредоточенно пряла.

Злой чёрт – начальник – тоже ухмыльнулся. Самодовольно прищёлкнул языком, зевнул, потом рыгнул и сказал:

– Приказываю – девчонку сегодня подать на обед, парня – завтра. А теперь – р-разойтись!

Худышка плакала, размазывая слёзы по лицу грязной ладонью. Ванька, ни жив ни мёртв, жался к её ногам. Черти ржали во всю глотку; потом – убрались вон.

Крутилось веретено; большой круглоглазый пёс вышел из угла, посидел, посмотрел, скучающе цапнул Ивана за пятку короткими кривыми зубами, и полез обратно к себе – в тёмный закуток.

Появились какие-то другие два сатанаила. Схватили девочку под микитки, потащили прочь… Летучие мыши под потолком протяжно заревели, потрясая громадными крылами. Ванька подумал, не зареветь ли и ему. Выждал пару минут, пока стихли шаги охранников, и, убедившись, что в комнате никого нет, кроме него самого и пса – заплакал.

 

Тем временем ангел, не зная обо всех этих ужасных вещах, мчался через дремучий лес, надеясь отыскать следы ворона.

Навстречу нашему герою, по широкой песчаной дороге, катилось Нечто.

Выглядело оно так: рыхлый, неровный комок грязного, сизого теста, на кое-как слепленного нерадивой хозяйкой, и очень мало к тому же пропечённый. Но у него был рот (вернее, пасть: объёмистая, судя по тому, как чудище её разевало, довольно жадная), были глаза, подобные чёрным изюминкам, тонкие ручонки... и всё. Ног не было. Быть не могло.

Ангел еле удержался от соблазна пнуть его пяткой, такое оно было мерзкое. Но, подумав, всё-таки решил чуть более мирно поговорить.

– Э-эй, – прокричал он раньше, чем тварь пересечёт дорогу. – Даже не поздоровался.

– Что мне с тобой здороваться, – хмыкнуло оно. – Ты кто вообще такой?

– То же самое у тебя я хотел спросить...

– У меня? Да ведь я давно на весь лес знаменит. Не знал разве? – (Он умолк, видимо, что-то прикидывая про себя, и мешамер счёл это хорошей возможностью подойти к нему ближе). – Я от медведя ушёл, – заворчал грязный ком. – От самого лесного хозяина. Он меня сожрать хотел, но я обманул. Слышишь, парень? Так что не слишком о себе воображай, ты мне не соперник.

Огромный рот дёрнулся, раскрываясь и схватил воробья. Чавкнул, сдавливая его челюстями; сглотнул. Гордо посмотрел на ангела.

– Я в лесу владыка, – убеждённо сказал страшный колобок. – Так что прочь с дороги.

Ангел только скорчил недоумевающую гримасу и развёл руками.


 

***

 

За селом дорога раздваивалась; левый путь (над ним, должно быть, чёрная птица и летела) вёл на широкую просеку; правый – к густым дебрям, куда и чёртов-то прислужник сунется в одном-единственном случае: если жизнь крепко надоела. Ангел понял, что надо бежать на просеку: ведь там – люди!

Но первое, что он увидел на ней, была куча мусора. Огромная куча старого хлама -- сиденья и ножки стульев, разломанные, облитые чем-то коричневым. Бежевая, пушистая и заросшая багровой грязью кроличья лапа – почему-то без тела, однако двигалась...

«Он бежал по дорожке», – мелькнуло в мозгу мешамера. – «И ему перерезало ножки. А пришить их назад – вот уж бедный, толстый и глупый крольчище! – даже старым опытным ветеринарам не под силу... Пожаловаться, что ли, нашим на Небесах?»

Ангел продолжал свой путь. Вскоре он увидал поваленное дерево, за которым копошились разные мелкие твари: круглотелые жуки с тёмно-бурыми боками и тонюсенькими ножками, ловившие мух; худой бельчонок с проплешинами в шерсти, еле-еле сумевший выдрать хвост из пасти большого толстого паучары; какие-то странные цветы, жадно, без прожёвыванья, заглатывавшие насекомых...

«Все только и знают, что друг дружку жрать», – подумал мешамер. – «Что за жизнь такая!»

И отправился дальше.

Кот в чёрной каракулевой шапке, склонившись вместе со своею метлой над грязным газоном, трудился в поте лица своего (вернее, морды. Но это не так важно). Бурая его шерсть, перехваченная ярко-красным пояском, блестела на солнце, когда он усердно выметал жухлые листья.

– Эй, – окликнул мешамер пестро одетого бородача на осле. Тот оглянулся, осветив довольно мрачное и унылое место по-настоящему доброю улыбкой. Ангел помахал ему рукой; он знал, что как раз в эту пору знаменитый хитрец Федосий собирается на базар – и мысленно пожелал ему удачно «поохотиться». Потом он вошёл в лес и, как и раньше, выискивая в небе след чёртова посланца, стал пробираться по густым дебрям.

На это ушло больше полусуток; а когда порядком стемнело, он оказался возле замка.

Похожие статьи:

РассказыПортрет (Часть 1)

РассказыОбычное дело

РассказыПортрет (Часть 2)

РассказыПотухший костер

РассказыПоследний полет ворона

Рейтинг: 0 Голосов: 0 557 просмотров
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий