1W

Одна жизнь, одна смерть.

в выпуске 2013/12/16
25 октября 2013 - Королевский Дмитрий
article1066.jpg

Как же все-таки не охота умирать. Тем более, сейчас, весной. Когда, казалось бы, сама природа выходит из этого долгого многомесячного состояния «смерти», или же просто летаргического сна. И начинается нечто невероятно красивое, терзающее душу.

Николай втянул пахнущий «весной» воздух и закашлялся. Боль буквально взорвала грудную клетку. Окурок дернулся и выпал из желтых пальцев. «Черт, мне осталось так мало, а я до сих пор не могу сказать этой привычке — нет!» — почти равнодушно подумал мужчина. Больной потухший взгляд снова поймал лик солнца. Лучи, такие теплые, такие ласковые, они слепили его. Однако Николай не отводил слезящихся глаз. Он впитывал каждый светящийся лучик с жадностью путника, долго бредущего по пустыне, и наконец нашедшего оазис с прохладной чистой водой. «Все перед смертью обретает цену», — всплыли услышанные когда-то слова песни или же стихотворения. Да, раньше это были просто слова, лишь относительно недавно они обрели вес и цену.

Мимо по узкой пешеходной тропе, едва не задевая лавочку, на которой сидел мужчина, вальяжно, издавая приглушенные звуки музыки, прокатил наглухо тонированной джип. «Жируют, суки», — опять же, без особых эмоций, подумал Николай. Утирая старым, потертым, в мелких дырочках от сигаретного пепла, рукавом ставшие мокрыми щеки. Мужчина, морщась, выпрямил затекшую спину. Отверстия на спине, залепленные пластырем, через которые из легких откачивали жидкость, почти не болели. Вся боль была там, в нутре, в грудной клетке. Где, смачно чавкая, кусочек за кусочком поедал его ненасытный, бесстрастный к его желаниям рак.

Николай поднял голову, в  уже зеленеющих кронах растущих вдоль пятиэтажке деревьях, радостно перескакивая с ветки на ветку, щебетали птички.

— Да давайте здесь сядем!

Услышал он и повернулся на голос.

К соседней лавочке, хохоча и сквернословя, подошла шумная компания. Четыре парня и три девушки, в руках цветные банки с коктейлями, баллоны с пивом, пакеты с чипсами.

Молодость.

Как, все-таки, незаметно ты прошла. Где тот юный разгильдяй с папиросой в зубах и гитарой в руках? (Прямо поэт во мне заговорил под конец жизни). Где? Николай пошевелил отекшими ногами. Надо бы заходить домой, скоро придет доктор, а вместе с ним и спасительный «морфий».

Дом.

Разве это дом, когда там тебя никто не ждет? Эти старые, с заплесневелыми обоями, стены, и облупившийся потолок тесной «однушки» он перестал считать домом, когда умерла она. Его Катя. Николай почувствовал, как защемило сердце. Да, с ее смертью все пошло наперекосяк. Володька, сын, и без того никчемный по жизни, как сдурел. Связался с плохой компанией: наркотики, воровство, убийство, и, как следствие всего этого, — тюрьма. «Да уж, сынок, не дожить мне до твоего освобождения!»

— Эй, ты, тебе хреново, что ли? На, возьми, похмелись!

Николай не заметил, как к нему приблизился один из парней, что весело проводили время на соседней лавочке. В компании по-весеннему оголившихся девиц. Молодой человек с  длинной черной челкой и огромными наушниками, болтающимися на тонкой шее, протягивал ему  одноразовый стаканчик с пивом. Неизвестно почему, но Николай не отказался, хотя не было у него этого самого похмелья. Он протянул дрожащую руку и принял прохладный, пенный напиток. — Спасибо, — сипло вымолвил мужчина и отхлебнул из стаканчика.

— Санек, Санек, снимаешь? — долетел до него взволнованный голос.

— Да не мельтеши ты перед камерой, придурок! — огрызнулся на него голос «Санька». —Конечно, снимаю!

Уже почти ничего не осознавая и не различая, Николай увидел приближающихся к нему парней. Один из них шел, держа что-то в вытянутой руке.

— Смотри, смотри, как бомжа повело! — услышал он, чувствуя, что теряет сознание. — Сколько ты ему этой дряни насыпал?

— Да хватит, чтоб улетный «мультик» снять, ща его так заплющит….

— Что-то мне кажется, ты немного переборщил, Саня…

Последние слова он едва различил из-за внезапно пропавшего слуха. Все померкло. Ушла боль, несколько месяцев терзающая его тело. Стало легко. Невероятно легко! Ему показалось, что он воспарил. Мужчина открыл глаза. Но сделал он это по-другому, без усилия мышц, поднимающих веки.

Он летел.

А там, внизу, окруженное кучкой подростков, на заплеванном асфальте лежало высушенное болезнью тело. Его тело. В которое не было никакого желания  вернуться.

05.07.11. (01:53)

Озвучено проектом «ПослеSLoвие»  (http://viboo.org/project/fant/item/korolevskij-dmitrij-odna-zhizn-odna-smert

Похожие статьи:

РассказыЯ – Справедливость

РассказыДевочка с лицом Ника Кейва

РассказыВторой шанс

РассказыЧудовищная история

РассказыЭтот мир...

Рейтинг: +5 Голосов: 5 1146 просмотров
Нравится
Комментарии (9)
Константин Чихунов # 26 октября 2013 в 00:31 +2
Ощущается трагичность момента, тоска, обреченность и смерть, как избавление. Я не особый сторонник трагично - безнадежных сюжетов, но Ваш рассказ, Дмитрий, мне понравился.
Королевский Дмитрий # 26 октября 2013 в 15:22 +3
Спасибо, Константин, рассказ навеян личными переживаниями, поэтому такой грустный.
0 # 1 ноября 2013 в 20:25 +4
Интересный рассказ. Спасибо.
Королевский Дмитрий # 2 ноября 2013 в 15:51 +3
И Вам спасибо за отзыв!
Королевский Дмитрий # 24 октября 2014 в 10:54 +2
И вам спасибо за отзыв!
Артур Шайдуллин # 16 декабря 2013 в 09:48 +5
Да-а-а, хорош рассказ, спасибо.
Экономьте свет в конце тоннеля (с)
Королевский Дмитрий # 24 октября 2014 в 10:54 +2
Спасибо за отзыв)
Eva1205(Татьяна Осипова) # 18 декабря 2013 в 21:29 +4
Дим помню этот рассказ, грустно, жаль главного героя. А с этими телефонами и "заснять видео" столько бывает жестоких приколов понятных только таким же бесчувственным людям!
Королевский Дмитрий # 24 октября 2014 в 10:55 +2
Рассказ навеян собственными переживаниями, поэтому и грустный такой, спасибо!
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев