fantascop

Осень ойкумены. Лаэрт. Глава 3 (начало).

в выпуске 2020/03/23
13 февраля 2020 - fon gross
article14529.jpg

Глава 3

 

Итак, дождались! Я взлетел на боевую площадку башни. Вот они наши! Толстой темной змеей, взблескивающей искорками солнечных бликов от оружия, выползают из-за ближнего холма. До них не более трех стадиев. Совсем скоро «змея» выползла с дороги на неровное поле перед воротами города, бугрящееся кое-где валунами. Ликийцы остановились и начали строиться для боя. Сотня горожан, запирающая нас с внешней стороны городских стен, заколебалась. Развернулась к новому врагу. Я крикнул вниз, чтобы открыли наружные створки ворот. Атаковать их не собирался. Опасно – Деметрий может бросить своих людей в новую атаку изнутри города, и оставленные мной в воротах воины их не удержат. Но пугнуть стражников стоит. И у меня получилось. Горожане, стоящие с наружной стороны ворот, как только открылись створки, заметались, начали разбегаться, держа направление вдоль стен. Где-то там имеются тайные ходы. Не надо бы допускать объединения сил Деметрия.

Я вскочил на парапет башни, замахал руками, закричал, призывая ликийцев не терять времени и сразу идти в ворота. Меня поняли. Пираты сломали строй и толпой ломанулись к распахнутым створкам. Я махнул рукой Агафоклу с Иренеем, мол, за мной и кинулся вниз к своим людям. Протолкался в первый ряд, скомандовал готовность к атаке. Волей-неволей, но нам придется возглавить атаку на продолжающих стоять в двух десятках локтей городских ополченцев. Иначе нас затопчут свои же. Грохот ног и оружия позади нарастал. Пора!

- Бей! – заорал я. – Круши!

И, сразу перейдя на бег, кинулся на стену щитов горожан. Полидевк, Полидор (бедро ему перевязали, он снова в строю) и Ирененей не отставали, четко держа равнение. Соратники, стоявшие во второй шеренге, догнали нас и уперлись щитами в наши спины. Строй обрел монолитность. И вот такой узкой колонной – четверо в шеренге, восемь в ряду – мы врезались в фалангу ополченцев.

Копье я потерял почти сразу – наконечник застрял в пробитом насквозь тораксе, стоявшего  первым горожанина. Следующего за ним воина я, пропустив его копье над наплечником панциря, сбил ударом щита. Еще копье! Щит вверх, ногой в подставленное колено! Не нравится! Выхваченным из ножен мечом в открывшийся бок, в сочленение торакса. За этим делом пропустил удар копьем в правое плечо. Доспех выдержал, а Полидевк, уже тоже потерявший копье, острием меча в бедро достал моего обидчика.

- Вперед! Не останавливаться! – между судорожными вздохами прокричал я.

Нужно прорвать строй ополченцев, или нас размажут по ним, набегающие сзади ликийцы. «Размажут» это фигурально. Просто, если бой примет затяжной характер, нам придется биться в первых рядах и мои люди понесут потери. Большие потери. Мне это надо? Потому вперед. Рассечь строй горожан надвое, развернуться, ударить в спину. Только так.

И у нас получилось. Все же, ополченцы были потрясены прибытием наших соратников и бились вяловато. В какой-то момент, опрокинув и заколов очередного противника, я увидел перед собой не щит с торчащей над его верхним краем башкой в шлеме, а просторную улицу, уходящую вниз к морю. Не останавливаясь, мы пробежали пару десятков шагов, давая возможность всей нашей колонне пройти сквозь строй ополченцев. Остановились. Перестроились, встав пошире.

Ликийцы к этому времени уже ударили. Ударили толпой, без строя, как бежали сквозь ворота. Их счастье, что мы уже раскололи фалангу горожан надвое, ну и почти пятикратное численное преимущество, само собой, тоже имело значение. А когда мы ударили с тыла, фаланга потеряла строй, сбилась в кучу. Кто-то из малодушных побежал. Но основная масса, пусть и без строя, продолжала сражаться. Не мудрено – за их спинами близкие. Их они защищают.

Часть ополченцев обратились лицами к нам. Я приказал не слишком напирать. К чему? Людей у меня и так не слишком много, а ополченцы все равно обречены. Перебить их теперь дело времени. Я продолжал сражаться в первом ряду, отобрав у кого-то из заднего ряда копье. Теперь мы выстроились по восемь человек в шеренге и по четыре в ряду. В самый раз. Рядом со мной опять Полидевк и Иреней. Полидора погнал в задний ряд – повязка у него на ноге намокла от крови.

Когда сбившихся в кучу ополченцев осталось не более полусотни и их полностью окружили, кто-то отчаянный повел оставшихся на прорыв. И поперли они на нас. Вот тут пришлось попотеть! Мы потеряли троих, но сумели остановить отчаявшихся горожан. Кто-то, прикрывавший их отступление, протолкался в первый ряд, остановился напротив меня. Ба! Да это же опять Деметрий! Досталось ему – шлем сбит, забрызганный кровью щит во вмятинах, из рассеченного лба по щеке струится кровь, взгляд безумный. Начальник городской стражи узнал меня.

- Опять ты! – прохрипел он и без паузы попытался достать зазубренным, окровавленным мечом.

Деметрий устал. Да еще и ранен. Я легко отбил его нападение, а потом выбил меч из слабеющей руки.

- Убей, - выдохнул он, опуская щит и подставляя незащищенное горло.

- Не сейчас, - качнул я головой и ударом щита отправил его наземь. – Связать и взять с собой, - приказал, обернувшись назад к своим людям.

Потерявшие предводителя ополченцы, побросали оружие и опустили щиты, сдаваясь. Этим собственная жизнь показалась дороже жизни, свободы и чести близких. Что ж, каждому – свое. Кто-то кинулся разоружать и вязать ценных рабов, у меня же были другие планы. Организованное сопротивление в городе, надо полагать, подавлено, теперь зевать нельзя. Наш путь лежит в центр городка, где расположены самые богатые дома. Направление движения я прикинул заранее, с боевой площадки башни, когда мы еще находились в осаде.

- За мной! – скомандовал я и легкой рысцой побежал вниз по опустевшей улице города.

Не добежав где-то стадий до гавани, я свернул налево. Улица пошла на подъем. Появились дома в два и в три этажа. Их пока пропускаем. Нам нужен дом правителя. Вот, похоже, и он, окруженный невысокой стеной, украшенной мозаикой. За стеной целый комплекс построек, над которыми возвышается башенка с острой крышей, покрытой черепицей. Красиво… Двустворчатые ворота заперты, но, чтобы их открыть, таран не потребуется – жидковаты.

Я кивнул на сомкнутые створки. Парни одобрительно взревели. Человек семь-восемь, сбившись в кучу, ухнули и ударили общей массой. Створки затрещали и прогнулись. Еще удар. Снова треск. Ворота вынесли третьим ударом. С ликующими воплями и улюлюканьем мои воины кинулись во двор. Пяток стражников, стоявших прямо за воротами, встали на колени. Их, не останавливаясь, отшвырнули в сторону. Двери в мегарон – главное помещение дома градоправителя, оказались не заперты. Часть моих людей исчезла там, остальные разбежались по другим помещениям. Через какое-то время послышались женские вопли и грохот от бьющейся посуды и падающей мебели. Пускай порезвятся парни – заслужили. Главное, чтобы ничего не подожгли.

Я, Полидевк и Полидор остановились посредине двора. Еще у наших ног лежал связанный, так до сих пор и не пришедший в себя, Деметрий. Иреней возглавил веселье – любит он это дело, хлебом не корми. Мне заниматься грабежом собственноручно было не по чину. Полидевк не любитель подобных развлечений. Ему бы сейчас поесть – вон как ноздри раздувает и головой крутит, определяя, где здесь расположена кухня. Полидору не до веселья. Ему откровенно плохо – кровь из-под повязки струится по ноге, лицо бледное, как у покойника. Много крови потерял мой лучший боец. Надо о нем позаботиться. Я поманил пальцем одного из пятерых разоруженных стражников, продолжавших стоять на коленях возле ворот. Тот вскочил на ноги, подбежал и низко поклонился.

- Мой товарищ ранен, видишь? – обратился к нему так, как должно разговаривать высшему с низшим.

- Да, господин, - еще раз согнул спину раб.

- Проводи его в дом, найди кого-то, кто разбирается в ранах. Есть такие?

Тот снова поклонился, подтверждая мои слова.

- Пусть о нем позаботятся. Лично ответишь, если что-то будет не так.

Новый поклон, а затем раб почтительно подхватил Полидора под локоть и повел его, хромающего все больше, ко входу в небольшую пристройку к мегарону.

- Поесть бы, - поскреб панцирь на животе Полидевк.

Да, пожалуй. Поесть было бы неплохо. И не только поесть. Как всегда, после смертельной опасности, очень хотелось женщину. Ну, насколько знаю, такое свойственно почти всем воинам. Даже тем, которые уже в годах и кровь у них не бурлит, как у нас, молодых. Еще и бабы эти так визжат! Но проявлять нетерпение в этом вопросе мне невместно. Парни сами все знают и совсем скоро приведут для меня достойную добычу. А пока, и впрямь, можно перекусить.

Поманил второго бывшего стражника, а теперь раба. Показалось, что тот подошел недостаточно быстро и поклонился недостаточно низко. Рабов надо учить. Безо всякой злобы ударил его основанием ладони в точку под носом, стараясь не угодить в зубы – к чему портить товар. Удар неприятный, знаю на собственном опыте еще со времен тренировок у Авгея. Из глаз раба заструились слезы, он пошатнулся и зашмыгал носом.

- Поклонись и поблагодари господина за науку! – рыкнул Полидевк.

Раб склонился в низком поклоне.

Рейтинг: +3 Голосов: 3 182 просмотра
Нравится
Комментарии (6)
Евгений Вечканов # 13 февраля 2020 в 16:08 +2
Какие суровые пираты!
Плюс.
Ворона # 14 февраля 2020 в 06:42 +2
нормальные пираты. smoke
Бандиты как бандиты, такие и нада joke
Ворона # 14 февраля 2020 в 06:50 +2
Полидевк, Полидор (бедро ему перевязали, он снова в строю) и Ирененей не отставали, четко держа равнение.
э-ге-гей! Поли-поли, И-не-ней! dance
fon gross # 16 февраля 2020 в 11:17 +1
Трудное детство, деревянные игрушки, приколоченные к полу...
DaraFromChaos # 13 февраля 2020 в 20:00 +2
автор, что такое? почему так мало?!
ну совсем же нечего читать :))))))))
*обиженно уходит писать, потому что чтение кончилось*
fon gross # 16 февраля 2020 в 11:21 +1
Только сядешь за писанину, ан нет - злоба дня влезает и выдавливает крылатую лошадку куда-то на улицу. Слышно, копытцами на морозце постукивает.
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев