1W

Осень ойкумены. Лаэрт. Глава 4 (окончание).

в выпуске 2020/06/01
21 апреля 2020 - fon gross
article14641.jpg

Я подготовился к удару, ухватившись за доску планшира, потому удержался на ногах. Авгей с Полидевком тоже. А вот Иреней, громыхая доспехами, покатился по доскам кормовой надстройки, и остановился только, уткнувшись в меня. Хорошо не сбил с ног.

- Всем! Табань! – отдал команду наш кормчий.

Я повторил ее гребцам и помог подняться брату. Гребцы ударили веслами в обратную сторону. Таран с мерзким скрипом, таким, что заныли зубы, вышел из пробоины в борту вражеского судна, в которую тут же хлынула вода. Я и Иреней вскинули щиты, опасаясь дротиков с протараненного корабля. Но его экипаж, видимо, был потрясен ударом, да еще и хлынувшая внутрь него вода, добавила растерянности. В общем, мы сумели отойти от критянина безнаказанно.

- Правый, загребай! Левый, табань! – это опять Авгей.

Я, как-то, подзабыл о втором критянине, который за это время успел подойти на опасное расстояние и прицелился нам в левый борт. Но наставник видел все и снова успел развернуть Афобия навстречу приближающейся опасности. Капитан этого корабля оказался более опытным и сумел уклониться от нашего тарана, уйдя вправо. Мы безвредно ударили своей правой скулой в его борт ближе к корме. Авгей тут же вывернул руль влево, пытаясь отойти, но с критского корабля полетели кошки, три, или четыре из которых, впились своими зубьями в наш борт. Все, приплыли! Теперь моя очередь командовать.

- К абордажу! – закричал я, что было сил, сбежал с кормовой надстройки и, перескакивая через скамьи гребцов, понесся на носовую надстройку.

 Воины вскакивали со своих мест, снимали с бортов щиты, разбирали копья и тоже пробирались к носовой части Афобия. Критяне, тем временем, подтягивали наш корабль к своему. Десяток ударов сердца и носовая его часть стукнулась о борт вражеского судна. Высунувшиеся из-за высокого борта критские воины быстро принайтовали оба корабля еще крепче.

Я взбежал на носовую надстройку. Вытащил из ножен меч. Копье решил не брать – в палубном сражении с ним не особо развернешься. Сопящий Полидевк, опередил меня, подскочил к месту, где сцепились наши корабли и стал рубить мечом, связывающие их веревки. Бессмысленно. Долго. Да и не дадут нам этого сделать. Борт критского корабля возвышался над палубой нашей носовой надстройки больше, чем на половину человеческого роста – преимущество на их стороне. Так и вышло: над бортом критянина встало с десяток воинов в полном доспехе и начали тыкать в Полидевка копьями. Тот был вынужден защищаться, прекратив свое занятие.

Критяне не атаковали, отдавая инициативу нам. В принципе, все верно – нам взбираться на высокий борт, на копья его защитников. А у них еще и численное преимущество. Ко всему вот-вот подтянутся остальные корабли критской эскадры, которые, даже в рукопашную своих людей посылать не будут – просто забросают нас дротиками. Потому, чтобы продать свои жизни дороже, надо идти вперед. Вся носовая надстройка Афобия уже заполнилась моими воинами. Справа от меня привычно пристроился Иреней. Попятившийся под вражескими копьями Полидевк, занял место слева.

- Готовы!? – проорал я.

- Ррр-а! – утвердительно проревели в ответ мои воины.

- Так, вперед! – и я рванулся к борту вражеского корабля.

Уклонился от укола копьем сверху, отбил щитом наконечник второго, оперся правой ступней на планширную доску Афобия, оттолкнулся и взлетел над бортом критского корабля. Здесь на его кормовой надстройке столпилось не менее трех десятков критян. Стояли плотно, но так, чтобы не мешать друг-другу работать оружием. Едва коснувшись левой ногой планшира критского корабля я, отбив еще два копья, выставив вперед щит, прыгнул в самую гущу врагов. Те, в основном, были вооружены копьями. Тут главное с самого начало не повиснуть на них. И это мне удалось. Правда, наконечник одного чувствительно ударил в нащечник шлема, а второй резанул выше наруча, зато остальные пришлись на щит и закрытые доспехом части тела.

Сбив с ног двух критян, я приземлился на доски палубы, пригнулся, уворачиваясь от пары копий, сделал шаг, сокращая дистанцию, не разгибаясь, снизу нанес укол мечом под защитную юбку противнику справа, резанул лезвием по бедру левому, выпрямился, ударил щитом в щит, оказавшемуся прямо передо мной. Сзади на палубу вражеского корабля уже прыгали мои люди, рубили, кололи, резали критян. Полидевк и Иреней встали у меня по бокам. Ха! Вот теперь мы повеселимся, ребята!

Вражеский воин, получивший от меня щитом, отшатнулся, но подпертый соратниками, стоящими сзади, выпрямился, бросил копье, теперь, в образовавшейся давке, только мешающее, выхватил меч и попытался уколоть меня в лицо поверх щита. Я дернул головой, уклоняясь – поднимать щит в такой тесноте чревато. Полидевк, стоявший слева, надавил щитом на щит, противостоящего ему противника, вдавил его вглубь критского строя и вонзил меч в открывшийся бок того, что стоял передо мной, угодив в сочленение торокса.  Критянин завопил от боли и непроизвольно попытался прикрыть щитом пострадавший бок. При этом он приоткрыл горло и грудь. В это, открывшееся горло я его и уколол. Хрипя и брызгая кровью, критянин сполз куда-то под ноги. Полидевк тут же подался назад. Его противник, до того противостоящий его давлению, сделал непроизвольный шаг вперед. Я же, не мешкая, продвинулся на место только что павшего критянина, оказавшись сбоку от противника Полидевка. Удар ребром моего щита по его щиту заставил и этого приоткрыться, чем не преминул воспользоваться мой друг. Противнику справа, оказавшемуся ко мне не прикрытым щитом правым боком, взяв меч обратным хватом, проткнул бедро, пробив защитную юбку. Добил его, скорчившегося от боли, Иреней. Так и пошли вперед эдакой, наработанной долгими тренировками и опытом боев, лесенкой.

Мы продвигались вперед, тесня и убивая критян, постепенно освобождая кормовую надстройку. Но шло это дело медленно с неизбежными для нас потерями. А остальные критские корабли подтягивались к нашим сцепившимся. Я спиной это чувствовал. Вот-вот сблизятся и ударят дротиками по нашей сгрудившейся компактной кучке. Нет, такой правильный бой здесь не пройдет. Надо переводить схватку в беспорядочную свалку, перемешавшись с врагами. Тогда дротики они уже не помечут – побоятся в своих попасть. А мои люди и в индивидуальной драке превосходят этих… По-крайней мере, я на это надеюсь. Но прямо сейчас смешать строй не удастся – негде развернуться. Сначала нужно, как можно быстрее сбросить врагов с кормовой надстройки и уж тогда…

- Надави! – прохрипел я.

И мы надавили. Надавили так, что критяне, оказавшиеся на краю кормовой надстройки, обращенному к гребной палубе, начали спрыгивать с нее, перемахивая через планшир. Еще чуть-чуть и критский строй сломался, начал проваливаться. Критяне стали быстро пятиться, кто-то падал, кто-то поворачивался к нам, пытаясь бежать. Этих кололи в спину. Упавших тоже добивали.

Добравшись до края надстройки, не раздумывая, я совершил гигантский прыжок вперед и вниз, на головы столпившихся на гребной палубе критян. Приземлился не слишком удачно – поскользнулся на мокрой гребной скамье и грохнулся на левый бок, гремя щитом и доспехами. Тут же получил чем-то тяжелым по шлему. В голове загудело, окружающие люди и предметы начали двоиться в глазах. Тем не менее, сумел вскочить на ноги, махнул мечом направо, налево. Кажется, даже кого-то зацепил, что в такой тесноте было совсем не мудрено. Рядом со мной сверху грохнулось что-то большое и тяжелое. Это еще что? Вскинул гудящую голову, прищурился, чтобы четче видеть. Да это же мой друг Полидевк. Пришел ко мне на помощь. Несколькими ударами он расчистил пространство вокруг нас от критян. А вот и еще кто-то летит, так же, как и я неудачно приземляется и с лязгом, сбивая зазевавшихся врагов, катится к нашим ногам. Кажется, это Иреней. Полидевк тут же прикрыл его своим щитом, крича:

- Прикрывай спину!

Это, наверное, мне… Спину? А! Понял! Я встал к другу спиной и принял боевую стойку. Видел все так же плохо. Голова кружилась. К горлу подкатывала тошнота. Хорошо же меня приложили. Видел я тоже неважно, но летящие в меня наконечники копий, все же, разглядел и сумел отбить. Два щитом и один мечом. Голова, пусть плохо, но соображала. И сообразила, что против копейщиков, вот так, стоя на месте, мы долго не протянем. Нужно двигаться и сокращать дистанцию, навязывая ближний бой. Как там Полидевк с Иренеем? Но оглянуться и проверить это мне не дали, опять попытавшись проткнуть копьями.

- Не стоять! За мной! – крикнул я.

Или только попытался крикнуть? Сделал шаг вперед, потом еще один, отмахнулся от копья. Потом что-то мелькнула сверху справа и на мою, и так уже ушибленную голову обрушился удар, погасивший свет.

 

 

Рейтинг: +5 Голосов: 5 169 просмотров
Нравится
Комментарии (5)
Евгений Вечканов # 22 апреля 2020 в 02:42 +4
Ну вот...
Алягер ком а-ля гер...
Бывает, что ж поделать!
Плюс!
Наши всё равно победят!
Ворона # 22 апреля 2020 в 04:57 +4
месиловка, переходящая в гасиловку.
С ушибленной головой - обязательно победят!
fon gross # 22 апреля 2020 в 09:25 +4
Победят, но в другой раз.
Константин Чихунов # 5 мая 2020 в 20:36 +3
Четвёртую главу прочёл и во всех частях отметился плюсом. Приключения продолжаются и это радует. Жду продолжения.
fon gross # 6 мая 2020 в 18:04 +3
Спасибо. Выложил два куска пятой главы.
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев