1W

От мана до депа...

в выпуске 2015/08/27
1 апреля 2015 - Григорий Неделько
article4154.jpg

1

 

Психикатор поймал меня у самой двери. Я уже оделся и закрыл дверь, когда почувствовал на спине настойчивый взгляд. Оглянулся, и действительно: стоит какой-то невысокий мужичок с жиденькими волосами, одетый в непримечательную одежду. Во всём его облике было минимум притязаний. Кроме того, в поведении абсолютно ничто не указывало, к которой общеполе он принадлежит. Вроде бы для мана слишком спокоен, но при этом для депа чересчур много бодрости в глазах. В общем, сложив признаки воедино и высчитав среднее арифметическое, я догадался, что передо мной именно психикатор.

- Здравствуйте, - подчёркнуто вежливо поздоровался он.

Я буркнул в ответ что-то невразумительное: прекрасно знал, как к опозданиям относится начальство, и потому спешил. Правдивость пословицы «Не зли мана» я изведал по себе.

- Нет, спасибо, - резковато откликнулся я и попробовал протиснуться к лифту.

Психикатор по-прежнему загораживал проход.

- Хорошо, - чрезвычайно спокойно, чуть ли не безразлично откликнулся он. – Но если передумаете, вот моя карточка.

- Угу.

Я выхватил из рук прямоугольную картонку, побыстрее сунул в задний карман брюк и, заметив, что психикатор ослабил напор, рванулся к лифту. Коснулся сенсора, вызывая кабину, и принялся нервно переминаться с ноги на ногу. Мне казалось, лифт едет раз в десять-двадцать медленнее, чем должен бы. Наконец, он оказался на месте, и дверцы разъехались, приглашая внутрь. Я оглянулся и увидел, что психикатор звонит в следующую квартиру.

М-да-а... Нет таких сил, которые могли бы истребить в людях жажду наживы. Мир после многочисленных войн раскололся, а то и развалился на две общественные половины, или общеполы. Первая общепола – маны, сокращённое от «маньяк»: дёрганые, агрессивные, вредные и злобные. Вторая половина – депы, что означает «депрессующие»; эти замкнуты в себе, не любят разговаривать, предпочитая диалогу смурное молчание и самокопание. А психикаторы – ловкие дельцы, предлагающие за деньги перейти из стана в стана. Были маном? Надоело? Заплатите, и вас сделают депом!

«Возможно ли подобное на практике? – думал я, несясь вниз на пневмолифте, выходя из автоматической двери подъезда и направляясь к флайт-кару. – И что происходит во время трансформации? А может, кто-нибудь из знакомых пользовался услугами прощелыг-психикаторов?..»

Словом, подумать было о чём.

 

2

 

В воздушную пробку я не попал, но на работу так или иначе опоздал. Из-за приставучего психикатора, из-за кого же ещё! Надо просыпаться раньше, чтобы в будущем стопроцентно приходить вовремя. Впрочем, к чёрту! Начальник сам всегда опаздывает – чем другие хуже него?

Примерно так рассуждал я, устраиваясь на рабочем месте, за мощным беспроводным компьютером. Я трудился проектировщиком, рисуя в программе «3D Reality» макет новой станции воздушного метро.

Сегодня поработать не удалось: главный вызвал по интеркому, чтобы лично доказать неправильность моих рассуждений. Конечно, в тот момент я пока об этом не подозревал.

- Вызывали? – сказал я, заходя в кабинет Алексеича.

- Вызывали, - рыкнул Алексеич.

Я теребил в руках рубашку; он жёг меня глазами.

- Третье опоздание за месяц! – наконец продолжил начальник, и его зычный голос распространился словно бы по всему проекторскому бюро.

- Только третье, - поправил я.

- Аж третье! – не согласился Алексеич.

«Вот разорался», - подумал я и тут же выдал:

- Вы закончили? Тогда возвращаюсь на место: у меня целая станция не завершена.

Алексеич побагровел. Прежде чем снова закричать, он включил звукоизоляцию и только потом заорал:

- Думаешь, раз ман, всё можно?!

- И что? – попытался парировать я.

- И ничего! – нанёс следующий «удар» главный. – Край знать надо. И не падать!

- Так ведь все опаздывают, - резонно, пусть и слишком эмоционально заметил я.

- А под сокращение попадёшь ты.

Чего?

- Э-э, - выдал я.

- Давно следовало уменьшить штат. И подчистить кадры, - объяснил Алексеич. Он вдохнул поглубже, успокаиваясь.

- Кто на меня стукнул? – процедил я.

- Не твоё дело. Да и есть ли разница?

- Возможно, нет, но...

- Тогда уходи, ради бога, и не мешай отыскивать других кандидатов на увольнение.

- Но подождите...

- Брысь.

Да-а. Вот так меня и вытурили из бюро, где я проработал в основном верой и почти правдой около пяти лет.

 

3

 

Вернувшись домой, я развалился в кресле, обитом искусственной кожей, и включил визор на первой попавшейся программе. Необходимо расслабиться, обдумать положение и найти новую работу.

Вместо этого, следуя мановой натуре, я схватил автофон и набрал нескольким друзьям. Каждому описал ситуацию и каждого попросил помочь. В ответ слышалось одинаковое: «Понял, но сейчас занят. Подумаю над твоей проблемой. Перезвони попозже». Я сразу пришёл к выводу, что эти тропинки никуда не приведут.

Ладно. Я достал из кармана фон, зашёл в «E-магазин» и приобрёл пару-тройку газет с объявлениями. Прозвонил с десяток фирм, но нигде безработный ман не требовался. Ещё и отвечали грубо, несдержанно. Нет, они, безусловно, тоже маны, и всё-таки позитива не прибавилось.

Я отложил фон, откинулся на спинку кресла и стал думать. Мыслительная деятельность ни к чему не привела, поэтому я закрыл глаза и упал в дрёму.

 

4

 

То ли в лёгком сне, то ли в некоем пограничном состоянии вспомнилась визитка психикатора.

Я подскочил в кресле и полез в задний карман. Вынув, рассмотрел красный картонный прямоугольник. На передней стороне фамилия – Криванов, и инициалы – П. В. Чуть ниже рисунок, похожий на символическое изображение мозга, - две дольки-полушария внутри круга. И надпись: «Ассоциация свободных психикаторов». А в самом низу – номер.

Снова сграбастав фон, я набрал нужные цифры.

- АСП приветствует вас! – раздался до жути уравновешенный голос Криванова. – Чем могу помочь?

- Не заняты? – сходу уточнил я.

- Нет, - ответили мне. – Приезжайте.

И он назвал адрес.

 

5

 

Офис Криванова располагался в непримечательном здании, причём незапоминающимся в строении было ровным счётом всё. И блёклый, непонятный цвет – то ли серый, то ли пегий, то ли светло-бежевый. И форма – будто нагромождение углов и сторон. И расположение – где-то посреди узких улочек и между старыми домами.

Ждать лифта не хотелось, а потому я протопал к 319-му кабинету пешком. Лестница тоже оказалась совершенно невыразительной в архитектурном плане, можете мне поверить!

Очереди не наблюдалось. Я постучал, мне сказали «Открыто», и я вошёл.

- Прошу, присаживайтесь. – Криванов указал рукой на свободное кресло.

Упав в мягкое и удобное, я закинул ноги на стол: ман всё-таки.

- Значит, решились? – переходя к делу, осведомился Криванов.

- Именно, - не совсем сдержанно, поскольку ещё злился из-за увольнения, ответил я.

- Разрешите поинтересоваться причиной?

- Захотелось смены обстановки.

Криванов хмыкнул, но уточнять не стал. Следом, не говоря ни слова, он выдвинул ящик, достал из него устройство, похожее на помесь шприца с пистолетом, и положил на стол.

- Переключатель, - будничным тоном объяснил владелец кабинета, словно я видел это устройство не раз и не два. – Работает очень просто, - опередил мой вопрос психикатор. – Выставляем настройки, подносим к голове, нажимаем кнопку и ждём. Воздействие на определённые мозговые зоны усыпляет вас, а переключатель в течение десяти-двадцати секунд устанавливает на поверхности коры микрочип. Тот, с одной стороны, подаст мозгу сигнал на отключение, стирая вашу мановую сущность. Но в то же время чип активизирует центры, ответственные за депрессивное состояние. Следовательно, вы превратитесь в депа и станете вхожи в иную общеполу.

Я покатал в голове услышанное так и эдак, однако подвохов не нашёл.

- Сколько стоит? – озвучил, пожалуй, наиболее важный вопрос.

Криванов назвал цену. Многовато, наверное, но, учитывая обстоятельства, меня устроило.

- Когда операция? – спросил я.

- Да когда угодно, - весело отозвался Криванов. – Хоть сейчас. Только переведите условленную сумму на мой счёт.

Я согласился. Мне назвали номер счёта, и с фона я скинул туда сколько надо.

Затем Криванов поднялся с кресла, подошёл и приставил переключатель к моей голове. Еле слышный щелчок, что-то коснулось макушки, а в следующую секунду я выпал из бытия.

 

6

 

- Ну вот и всё, - объявил Криванов, когда прошёл снотворный эффект и я очнулся.

Я смерил психикатора подозрительным взглядом; потом обвёл недовольным взором неяркий, неинтересный, минорно смотрящийся кабинет.

- А операция точно прошла успешно? – пробубнил я.

- Не сомневайтесь, - уверил Криванов.

Мысли обленились. Я пошевелил их, пробуждая к жизни, и обдумал происходящее.

«Вот хоть режьте, а не нравится мне итог! Почему-то я им недоволен», - таков был вывод.

- Вижу, на вас навалилась несильная депрессия? – намекнул Криванов.

Ах вот оно что! Ну конечно.

- Получается, я... этот... – произнёс нехотя.

- Он самый. Деп, - подтвердил психикатор.

Я печально вздохнул, свыкаясь с поменявшимся настроением.

- И не забывайте каждый год заглядывать на профилактику, - уведомил Криванов, - микрочип может засбоить. Если же будете испытывать особенно сильный дискомфорт, звоните – незамедлительно обследуем.

- Спасибо, - буркнул я, упёрся в подлокотники и встал с кресла.

Уже возле выхода меня внезапно нагнала мысль.

- Док, а вы ман или деп?

Криванов улыбнулся.

- Ни то, ни другое. Я – бип, биполярник, редкое нынче существо. Просто, окажись я одним из вас, как бы смог давать «пациентам» объективную оценку?

Я согласно кивнул, вместе с тем изобразив на лице недовольную мину. Ясное дело, понадобится некоторое время, чтобы привыкнуть к изменениям в характере.

 

7

 

Повторно я попал к Криванову спустя месяца два. Психикатор был удивлён.

- Вы? Но какими судьбами?

Я полусонно, сбивчиво, короче говоря, по-деповому рассказал свою невесёлую историю.

Первые дни мне понадобились, чтобы более-менее свыкнуться с депрессивным состоянием души. Затем я начал искать работу. Поиски завершились удачно – я опять устроился архитектором воздушного метро, только на сей раз в бюро депов. Всё шло вполне гладко, зарплата устраивала. Конечно, обстановка всеобщей хандры слегка действовала на нервы, но не больше, чем нездоровое веселье в среде манов.

Так бы я, наверное, и трудился в том бюро, если бы однажды на глаза не попалась заметка; рассказывала она о депах и манах и об их будничных трудностях. В частности, повествование касалось загадочного «принципа противостояния». Когда прекратились войны и воцарился относительный мир, людям пришлось очень постараться, чтобы вновь наладить отношения. И хотя обе общеполы – маны и депы – помогали друг другу, чего-то в государственном устройстве не хватало для полноценного, качественного функционирования и улучшения уровня жизни.

Проанализировав данные, учёные разработали тот самый «принцип противостояния». Рядовые обыватели о нём даже не подозревали, тогда как суть принципа касалась их непосредственным образом. «Принцип противостояния» подразумевал, что маны и депы ведут совершенно идентичную жизнь: живут в одинаковых квартирах, трудятся на одинаковых должностях, одинаково отдыхают на одинаковых курортах... Вот и выходило, что маны, представляющие собой силу разгона, толкают паровоз жизни вперёд, а их «коллеги» депы тянут состав назад. И мир, под надзором третьей силы – бипов, приходит в равновесие.

- Постойте, - продолжил я. – Вы же понимаете, что это до ужаса напоминает древнюю басню про лебедя, рака и щуку!

Криванов задумался.

- Здесь есть частичное, но очевидное сходство, - осторожно подтвердил он.

- Во-о-от, - грустно протянул я. – И эта статья, значится, ввергла меня в пучину депрессии.

- То есть, вы хотели бы снова сделаться маном?

- Нет.

- Остаться депом?

- Да нет же.

Криванов развёл руками.

- Тогда не понимаю...

Я издал печальный-препечальный вздох и пояснил:

- По-моему, единственный шанс вырваться из порочного круга – примкнуть к третьей стороне, биполярникам.

Криванов призадумался ещё крепче, а я на всякий случай прибавил:

- Готов, по мере возможности, содействовать, в том числе материально.

Психикатор покачал головой.

- Дорогой вы мой, будь всё настолько просто, я бы давно уже заделался депом, - признался он. – Или маном.

- Хм. Но как же быть?

Криванов закурсировал по кабинету.

- Проблема заключается в модернизации переключателей или разработке иного типа мозговых устройств, - произнёс он размышлительно.

Я изумился и обрадовался одновременно.

- Значит, с разрешением на исследования и финансированием проблем не будет?

- Конечно, не будет.

Звучало воодушевляюще, но тут, неожиданно для меня, настала очередь Криванова тяжко вздыхать.

- Дело в том, - поделился, - что недовольство существующим порядком назрело давным-давно. И крайне серьёзное недовольство. Все устали от психологической растроенности – но притом продолжают жить, любить, работать... и не желают никаких перемен!

Я опешил.

- Почему же?!

Криванов изобразил усталую улыбку.

- Нет ничего проще. Всё как обычно – по инерции.

 

(Апрель 2015 года)

Похожие статьи:

РассказыЛизетта

РассказыКультурный обмен (из серии "Маэстро Кровинеев")

РассказыО любопытстве, кофе и других незыблемых вещах

РассказыКак открыть звезду?

РассказыНезначительные детали

Рейтинг: 0 Голосов: 2 963 просмотра
Нравится
Комментарии (3)
AlexHog # 2 апреля 2015 в 03:38 0
Ммм... закрутка интересная, но не слабоват ли финал? Обрывается будто на середине, и всего лишь констатацией существования лени)
Григорий Неделько # 2 апреля 2015 в 11:56 +2
Не знаю. Может. Я же изначально, как автор, не объективен. :)

Спасибо за коммент!
Григорий Неделько # 2 апреля 2015 в 12:04 +1
Опубликован тут http://bigital.ru/ot-mana-do-depa
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев