fantascop

Планета пяти лун. Глава 2. Вспышка

в выпуске 2018/08/02
24 июля 2018 - Ольга Логинова
article13120.jpg

Глава 1

Лёгкие кучевые облака спокойно плыли по лазурному небосводу, образуя причудливые фигуры; за них изредка прятался бледный «откусанный» круг серой луны — Гордуила. Солнце уже клонилось к западу, отбрасывая на землю длинные тени. Его косые лучи освещали огромные лесные просторы; гигантские деревья с вечнозелёной кроной и большими плотными листьями тихо шелестели под порывами прохладного ветерка, и весь тропический лес, как шахматную доску, покрывали сменяющиеся светлые и тёмные пятна.

В противовес спокойствию над вершинами деревьев, в недрах джунглей жизнь кипела вовсю. Лесной народ э́львенов готовился встретить синюю луну Вендэйл, начинающую первый и последний месяц этого года. Небольшой мелорн у самой северной окраины тропических лесов, даже не имеющий названия, так же делал приготовления к празднику. Женщины и мужчины в открытой одежде из крупных плотных листьев и различных цветков — традиционный костюм земледельцев — весело сновали между деревьями; одни готовили еду, другие стояли за прилавками, по случаю праздника заполненными товарами из соседних мелорнов, третьи занимались украшением поляны и подготовкой к обряду. Повсюду носились их маленькие отпрыски в коротких лиственных юбочках, влезая на жилые деревья, рассматривая товары, смеясь и напевая хором любимые песни. А на холмистой поляне, отделяемой от леса петлёй узкой резвой реки, поварам помогали две девушки в коротких причудливых платьях. Одежда, плотно облегающая тело от плеч до середины бедра, была сплетена из тонких травянистых лиан, эластичных, но достаточно крепких, чтобы защитить от клыков или когтей животного. Более плотное плетение на груди и бёдрах плавно сменялось крупной сетью на спине и животе, открывая нежную белую кожу двух охотниц.

Вдруг показавшаяся над поляной тень прервала работу эльвенов, и жители отозвались гулом радостных аплодисментов, завидев двух приближающихся на флибио́рнах всадников. Эти милые неуклюжие животные с лёгким овальным телом и круглой головой с большими яркими глазами имели перепонки между передними и задними лапами, позволяющие им удерживаться в воздухе, прыгая по самым верхушкам деревьев. Неуклюжими они казались лишь на земле, а сейчас грациозные фигуры в чёрно-белых пятнах плавной спиралью спускались вниз; сделав в воздухе круг, они весело промчались по поляне и остановились в центре мелорна. Люди, быстро разбежавшиеся к деревьям, поклонились двум всадникам — друиду и его ученику.

Со спины флибиорнов сошли двое невысоких мужчин в длинных хлопковых балахонах. Один, с густыми каштановыми волосами и худым серьёзным лицом, выглядел лет на шестьдесят и был одет в белый балахон с вышитым зелёным орнаментом в виде листьев и цветков Эникэл — священного цветка, являющегося символом рода — по кромке воротника, рукавов и подола. Это одеяние друиды надевали только в праздники и на обряды; повседневный же наряд друида можно было увидеть на его молодом ученике: желтоватый балахон с бледным силуэтом дерева на груди и спине.

Лишь босые ступни друидов коснулись земли, как от радостной толпы отделилось три фигуры старейшин в похожих хлопковых балахонах с легким орнаментом неясных символов и без каких-либо изображений. Подойдя к гостям на расстояние пары шагов, они по очереди в знак приветствия положили правую ладонь чуть выше локтя друида; гость ответил тем же.

— Мы вновь рады приветствовать Вас в нашем мелорне, Барлен кэл ЛиʼВанлидэн, — с улыбкой молвил первый старейшина: высокий, худой, с непроницаемым лицом и проседью в длинных тёмных волосах.

— Благодарю, Варэл кэл ИнʼТерредвин, — ответил друид. — Полагаю, у вас всё готово и мы с моим учеником можем приступить к обряду?

— Конечно, как и всегда. Нужные вам атрибуты вы найдёте на Древе старейшин.

Кивнув, гости в сопровождении старейшин отправились к самому высокому центральному дереву с обширной кроной; три его нижних яруса занимали совещательный зал и библиотека старейшин. Поднявшись по сплетённой из лиан лестнице, мужчины скрылись в листве Древа, а остальной народ вернулся к работе и радостно заканчивал последние приготовления.

Встреча Новой луны всегда была одним из любимых эльвенских праздников, и проходила она в начале каждого месяца. Каждое шестое торжество, совпадавшее ещё и с началом года, сопровождалось особенно весёлыми гуляниями, которые продолжались целую неделю. С бо́льшей радостью ждали только праздников, посвященных богине воды Элбериде и Ла́ринмэл — самой планеты, матери всего живого.

Вскоре из Древа старейшин донеслась тихая мелодичная музыка, и мелорн тут же погрузился в тишину. Люди, до этого оживлённо переговаривающиеся, стали стекаться к центру, по пути подзывая детей. Весёлая ребятня радостно сбегалась, тихо переговариваясь и стараясь пробиться в первые ряды.

С Древа старейшин спустился ученик друида, неся в руках круглую каменную чашу с причудливым рельефом узоров; её края медленно поднимались вверх, образуя как бы незаконченную полусферу. Чаша была заполнена редкими магическими травами и цветками Эникэл. Следом спустился сам друид, тихо напевая песню на неведомом языке; его низкий голос далеко разносился, не заглушаемый лёгким шёпотом толпы, но мелодичные переливы слов ускользали от понимания.

Поднявшись на самый высокий берег, выступающий над речушкой не более, чем на пять метров, ученик опустился на колени и переложил ингредиенты из чаши на землю, после чего спустился к реке, дабы наполнить её чистой холодной водой. Пока молодой парень поднимался, его наставник что-то начертил на земле и ещё тише забормотал заклинание. Когда в центре небольшой пентаграммы оказалась чаша, он начал окунать в воду травы и цветы, растирая их и что-то приговаривая; к его бормотанию присоединилась и более громкое и разборчивое — ученика. Помешивая воду руками, друид изредка окроплял землю вокруг чаши, вновь рисовал какие-то узоры на траве. Вскоре жидкость в чаше, растворив все ингредиенты, засверкала таинственным белым светом, который разлился по всей поляне, отбрасывая вокруг множество трепещущих бликов.

— Новая луна вступает в свои владения, и да доверим свои судьбы Вендэйлу, несущему мир, покой и процветание! — громко произнёс ученик, и его уверенный голос разнёсся по мелорну. Друид повторил то же на магическом языке, повернувшись на восток и подняв руки к небу.

И тут же из-за горизонта выглянул край второго по величине спутника; синяя луна робко поднималась по лазурному небосклону, будто боялась, что солнечные лучи прогонят её обратно. Но солнце любило эти луны; осветив синий диск, оно подарило ему ещё большую яркость. Один из лучей, отразившись от Вендэйла, скользнул на полянку, будто притянутый сверкающим в чаше магическим раствором.

И зелье словно ожило: ещё сильнее заискрившись, оно окрасилось во все оттенки синего и заплескалось в чаше, будто стремясь вылиться за её края. От упавших на траву капель пошли причудливые узоры и, когда вода завертелась настолько быстро, что вся вылилась на землю, всё внезапно успокоилось. Мелорн замер в ожидании самого большого чуда.

И оно наконец произошло!

Сначала несмело, но всё больше разрастаясь, искрящаяся магическая жидкость заполнила всю реку, и вскоре весь мелорн был залит чудесным синеватым сиянием.

— Гараннэн валиип белинвэл, Вендэйл! — воскликнул друид, и все разразились весёлыми возгласами. Повсюду вновь заиграла музыка, а радостный народ заполнил всю поляну, пустившись танцевать. Обряд был окончен, и теперь людей ждал счастливый праздник.

Возобновились и приготовления праздничного ужина; две охотницы, помогающие поварам, наконец освободились и, ополоснув руки в боковом ручейке (речная вода была священной), присоединились к весельям.

— Леонора, наконец-то! — к невысокой, даже по меркам эльвенов, черноволосой охотнице подбежала девушка покрупнее; её густые каштановые волосы водопадом спускались до талии, подчёркивая нежную белую кожу, лишь в некоторых местах прикрытую листьями и синими цветами. — Идём скорее танцевать!

— Черри, ты же знаешь... 

— Ничего не хочу слышать! В прошлый раз ты танцевала, — Черри упрямо завладела рукой Леоноры и повлекла её в самую гущу танцующей молодёжи.

— Это было в Берике! — попыталась оправдаться эльвенка.

— Ну и что. Я видела, какая ты была счастливая, а потому не позволю тебе сбежать сейчас! Сегодня ты целый вечер проведёшь с нами.

— Что же ты, Лео? Мы заскучаем без горячих танцев нашей охотницы! — красивый парень попытался приобнять девушку за талию, но Леонора быстро вывернулась.

— Баррэл, успокойся, ты никогда не был в её вкусе! — рассмеялась Черри.

Шестнадцатилетняя Черри — лучшая подруга Леоноры — с детства была душой их большой компании. Когда-то и охотница ни в чём не отставала от неё, но это было в далёком прошлом. А сейчас девушка незаметно покинула веселящуюся толпу и запрыгнула на одно из окружающих поляну деревьев. Видимо, друиды, строившие мелорн, отвели для него роль Древа друидов, а потому сейчас оно пустовало за неимением обитателей.

Умело перепрыгивая с ветки на ветку, гибкая и ловкая эльвенка быстро переместилась на несколько десятков метров вверх. Здесь она наткнулась на привезших старейшин флибиорнов: эти милые пушистые животные, усевшись верхом на ветку, цепкими пальчиками притянули другую, лакомясь свежими зелёными листочками. Леонора, улыбнувшись, подошла к ближайшему зверю и опустила руку в его мягкую пушистую шерсть между большими полукруглыми ушами. Флибиорн оторвался от еды, взглянул на охотницу большими изумрудно-зелёными глазами и, прикрыв их, заурчал. Приласкав дружелюбное существо, Лео подошла к крайним ветвям, ещё способным выдержать её вес, и отогнула листву, чтобы взглянуть на главную площадь мелорна.

Она ещё не добралась до самых вершин, но уже отсюда открывался замечательный вид. Искрящаяся синим цветом река окрашивала деревья вокруг, и вся поляна казалась сказочной; а темнеющие небеса будто отражали земные краски, лишь на западе окрашиваясь градиентом сиреневого, розового и оранжевого.

Залюбовавшись окружающим миром, эльвенка опустилась на ветку, притянув колени к груди и обняв их руками. Стройная и миниатюрная, она вовсе не казалась хрупкой из-за чуть заметного рельефа сильных мышц; плотное платье из лиан облегало лишь небольшую грудь и бёдра, почти не скрывая её крепкой фигуры. Но мечтательное выражение лица с его мягкими чертами, лёгкой улыбкой на губах и большими синими глазами, казалось, не сочеталось с образом сильной охотницы.

— Леонора, вот ты где! — звонкий голос подруги прервал раздумья девушки. — А я тебя всюду обыскалась.

— Черри? — охотница подняла брови, удивлённо взглянув на подошедшую эльвенку. Тело её подруги — слабое, но совершенное — слегка блестело от пота, и неизвестно, что было удивительней: то, что девушка прекратила танцевать, или то, что она взобралась на дерево. — Что-то случилось?

— Просто я решила, что по праздникам тебе не стоит оставаться одной. Внизу такое веселье, зачем же сбегать от него?

Лео пожала плечами и, чтобы перевести разговор, взглянула на небо:

— Здесь намного красивее, чем в той толпе. Эльвены очень близки к природе, но даже они не видят этого прекрасного заката. Ведь и ты никогда не смотрела на мир с высоты, верно?

— Нет, куда мне, — слегка усмехнулась Черри. — Я ведь выращиваю растения, моё дело — копаться в земле, а не прыгать по ветвям.

Леонора загадочно улыбнулась.

— Тогда идём за мной! — воскликнула она, проворно вскочив на ноги и даже не пошатнувшись на гладких ветвях.

— Куда?

Не сказав ни слова, охотница медленно направилась вверх, выбирая более простые тропы.

— Ты что, идёшь к вершинам?! — серые глаза Черри внезапно сделались круглыми. — Сумасшедшая, я ведь не смогу туда добраться!

— С каких это пор страх победил в тебе любопытство? — хитро прищурилась эльвенка, и подруга хитро прищурилась.

— Подстрекательница! — притворяясь обиженной, крикнула она и последовала за Леонорой.

Помогая Черри в неустойчивых местах, охотница привела подругу к самым вершинам огромных деревьев. Ещё несколько шагов, и их головы вынырнули из плотного лиственного покрова.

— Звёзды, как красиво! — одними губами прошептала Черри.

Над ними вдруг распростёрся удивительный мир. Две луны — серая у западного горизонта и большая синяя — у восточного — неяркими полукружьями вырисовывались на небе, окрашенном в различные тона: от лазурно-синего на востоке до огненно-красного на западе. Кое-где пролетали пурпурные и кремовые облака, образуя причудливые небесные замки. А солнце, уже готовое окунуться в тёмно-зелёное море, заливало весь мир золотом.

— Это восхитительно! — к Черри наконец вернулся дар речи. — Теперь я поняла, почему ты пропадаешь здесь почти каждый вечер.

— К сожалению, снизу почти невозможно разглядеть эту красоту из-за высоких деревьев. Только в восточных сторонах поляны виден такой закат. Но всё же основное представление разыгрывается здесь. — Леонора, слегка осмотревшись, опустилась на самую крепкую ветвь, подтянув правую ногу к груди и положив на неё подбородок.

— Да уж… Наверное, отсюда всегда открывается чудесный вид? Даже ночью…

— Наверху ночи намного светлее, чем кажется с земли. Особенно, когда на небе появляется самая большая жёлтая луна.

— Ты права, Эндилин и с земли выглядит великолепно… — Черри тоже неловко уселась. — Кстати, ведь именно она начинает следующий год. Ты ведь знаешь, что это значит? — хитро улыбнулась девушка.

— Тебе исполнится семнадцать? — задумавшись, Леонора подняла брови.

— Ох, да это-то тут при чём?! Нет, я про легенду. Жёлтая луна ведёт за собой перемены, помнишь?

— Да, первая Правительница, после смерти взойдя на небеса, всё так же управляет нашим миром… — Леонора задумчиво проговорила строку из легенды. — Но ведь она не может повлиять на решения людей, верно?

— Зато она влияет на нашу судьбу. Подумай: в год Эндилин всегда случается что-то необычное. Помнишь, как пять лет назад старейшина Варел кэл ИнʼТерредвин наконец нашёл себе жену? И это после ста пятидесяти пяти лет одиночества! Разве не странно?

— Может ты и права, — Лео пожала плечами. — И почему ты так хочешь перемен? Мне казалось, ты и без них счастлива.

— Да, это так, но ведь всегда интересно: не знать, что тебя ждёт на следующий день. Быть может, и я наконец-то влюблюсь, — мечтательно протянула эльвенка.

— Кто знает, что нам уготовано звёздами, — вздохнула Леонора. Она задумалась, чего же сама хочет от грядущего года? Сорок пять дней пролетят незаметно, и нужно было уже сейчас решить, о чём она попросит Ларинмэл во время новогоднего обряда. И охотница даже знала, чего желает, но почему-то этого боялась.

— С каких это пор ты стала мыслителем? — Черри, внимательно наблюдавшая за подругой, наклонила голову. — Ещё несколько лет назад твоей главной заботой было не получить от матери за наши проказы, а теперь ты так серьёзно ко всему относишься. — Девушка хитро прищурилась. — Признайся, это ведь школа не идёт тебе на пользу!

Леонора усмехнулась.

— То есть, я тебе больше нравилась глупой и невежественной? — притворно обиделась она. — Или ты завидуешь, что я знаю больше тебя?

— А как же! — воскликнула Черри и засмеялась своему притворству. — Конечно, я рада за тебя, но и не беспокоиться не могу. — Девушка стала серьёзной. — Когда ты внезапно стала замкнутой, я волновалась, но потом привыкла и решила, что ты просто повзрослела. Но пару недель назад, когда мы праздновали твоё совершеннолетие, ты была такой открытой: пела песни, танцевала, смеялась… И вспомни, попрыгать в реку с тех мостов предложила именно ты! А ведь мы даже не пили магического напитка старого Бэйвина… — Черри задумалась, и вдруг воскликнула: — Звёзды, почему я не подумала об этом раньше! Мы ведь столько упустили…

Леонора рассмеялась, представив, сколько всего они могли бы натворить в хмельном виде, и подруга, переняв эти мысли, прыснула в ответ.

— Зачем ты притворяешься? — вдруг спросила Черри с таким серьёзным лицом, что Лео стало ясно: этот вопрос давно её интересовал.

— Притворяюсь в чём? — с наигранным удивлением спросила охотница, но собеседница твёрдо выдержала её взгляд. Слишком хорошо они знали друг друга, чтобы суметь что-то скрыть. Леонора вздохнула. — Я не знаю. Мне всё время кажется, что я здесь чужая. Не могу себя заставить не контролировать каждое своё действие, когда оказываюсь в вашей компании.

— В нашей компании, Лео. Ты всё ещё часть её, по-прежнему наш друг. И мы скучаем по тебе. Да, у вас с Сафэном что-то произошло. Ты никогда об этом не говорила, но я ведь вижу, что-то случилось! Ещё два года назад, на той охоте, после которой ты совсем нас покинула. Вы не хотите об этом рассказывать, ну и ладно, дело ваше. Но остальные-то не виноваты! Зачем лишать нас твоей компании?

— Потому что Сафэн не уйдёт. А я уйти могу, — буркнула Леонора себе в колени. Сжавшись в комок, она сидела на ветви и смотрела на копошащиеся снизу листья.

— Почему бы тебе с ним не помириться? Два года прошло…

— Он слишком горд, чтобы быть способным на это. Да и мне извиняться не за что.

Черри придвинулась ближе и приобняла подругу.

— Ну и что теперь, всю жизнь избегать общения с нами? Так и умрёшь здесь в одиночестве.

— Есть и другой выход.

— Я думала, ты оставила идею переезда.

— Ничего я не оставила! Но и улететь тоже не могу. — Леонора отвернулась.

— Ты говорила, у твоей матери достаточно денег.

— Она не хочет покидать мелорн. А я боюсь улетать одна. Я так ждала совершеннолетия, а тут мне исполнилось пятнадцать, и я поняла, что совсем не готова к самостоятельной жизни! Меня считают взрослым эльвеном, но где эта моя взрослость? Я такой же ребёнок, каким была год или два назад. Мне по-прежнему нужна чья-то забота, поддержка. Если я уеду, я буду ужасно скучать по маме, тебе… Я не выдержу долго в одиночестве.

— Так езжайте в Берик! — посоветовала Черри. — Всё равно вы с мамой мотаетесь туда почти каждый день: у тебя школа, у неё работа. И вам будет проще, и мы по-прежнему сможем видеться. Когда уедешь из дома один раз, потом это сделать будет проще.

— Я думала об этом, но… не знаю. Берик, конечно, крупнее, но не вижу разницы между жизнью там и здесь. Если уж уезжать, то по-настоящему, а не туда, откуда тут же смогу вернуться.

Черри открыла рот, чтобы возразить, но так и не нашла подходящих доводов. Она сама не знала, как поступила бы на месте подруги.

Небо уже потемнело и потеряло свои яркие закатные краски; луны стали ярче, а на востоке уже перемигивались первые звёзды. Лёгкие перья сероватых облаков медленно плыли, вяло пытаясь догнать друг друга. Даже чириканье последних птиц угасло, и лишь монотонное стрекотание доносилось из чащи. Царица-ночь вступала в свои владения, и только люди не желали подчиняться ей, рассевшись у костров и затянув любимые песни.

— Благодарю, что привела меня сюда. Это правда прекрасно, — улыбнулась Черри. — Но меня уже потеряли.

— Ты права, нам давно пора вниз, — поднялась с ветки Леонора.

Девушки молча спустились к кострам и подсели к поющей и смеющейся молодёжи. Лео тоже подпевала их любимым песням, а потом просто смотрела на языки пламени, на их вечный завораживающий танец, и думала о своём. Мать рассказывала, как маленькая Леонора, слушая рассказы отца о его путешествиях, говорила, что вырастет и отправится по миру вместе с ним. Потом отца изгнали, его черты стёрлись из памяти, но тяга ко всему неведомому осталась. И теперь, когда она может в любой момент осуществить свою мечту… Что-то её останавливало: неизвестность ли будущей жизни, жалость ли к матери, которая останется здесь одна, или же просто понимание тяжести самостоятельного пути — этого она сказать не могла. И всё же, твёрдо решив покинуть свой дом в ближайшее время, эльвенка ждала чего-то ещё и откладывала эти планы на неопределённое время.

 

***

Ночь уже давно опустилась на лес, и все мелорны погрузились в тишину; магическое сияние рек постепенно успокаивалось. Лишь лёгкая тень неизвестного всадника тихо неслась над деревьями. Флибиорн легко отталкивался от верхушек деревьев, даже в темноте различая давным-давно знакомый путь; женская фигура на нём блаженно потягивалась, мечтая о том, как её усталое тело опустится в застеленный шкурами гамак. Слабое мерцающее сияние на юго-востоке, почти незаметное даже в ночном сумраке, отвлекло её от блаженных мыслей.

Вдруг мерцание стало ярче и на секунду вспыхнуло ослепляющим неестественно-белым светом, больно ударившим по привыкшим к темноте глазам. Громкий жалобный крик разнёсся по лесным просторам, и тень всадника пропала из виду. Через некоторое время воздушная волна поколебала недвижный покров джунглей, и больше ничего не нарушало тишину и спокойствие зимней, но по-прежнему тёплой тропической ночи.

Глава 3

Похожие статьи:

РассказыОбычное дело

РассказыПотухший костер

РассказыПортрет (Часть 1)

РассказыПоследний полет ворона

РассказыПортрет (Часть 2)

Рейтинг: 0 Голосов: 0 383 просмотра
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий