1W

Последний рассвет

в выпуске 2014/03/03
21 декабря 2013 - Григорий Неделько
article1237.jpg

[В соавторстве с Тимуром Ховдеем.]

 

Посвящается всем, кто нам верит и кому мы верим;

нашим родным и друзьям, которые были с нами в трудную минуту;

и спасибо группе Queenза их прекрасную, вдохновляющую музыку.

 

 

            Заходящее солнце устало освещало руины. То, что когда-то было прекрасным городом, являло собой груду битого кирпича, железобетонные остовы да осколки стекла. Раньше здесь жили люди, был слышен детский смех, шумели машины, играла музыка… Теперь тут живут пустота, уныние и тишина, изредка нарушаемая печальным пением ветра.

            Последние лучи света яркими бликами отражались от кусочков разбитого стекла, в которых было видно небо. Если вглядеться, можно было разглядеть уголок неба и в стёклах очков человека, сидящего на поваленной статуе. В глазах его читались необъятная боль и безмерная тоска. Тоска по чему-то безвозвратно утерянному застыла в неподвижных зрачках, глядевших на осколки. На осколки неба.

 

* * *

 

            — Стакан виски… со льдом, — заказ прозвучал чётко и сухо.

            — Со льдом? Хм… на тебя не похоже, — удивлённо проронил бармен. – Держи. Со льдом… Ты всё ещё ходишь в Старый Город, да? Брось ты это дело. Добром оно не кончится, помяни моё слово. Ну, как ты не поймёшь, Странник, это же глупо. Зачем жить прошлым?

            Тот, кого назвали Странником, молча осушил стакан. Безразличие и усталость сквозили во всех его движениях.

            — Спасибо, Гансыч, — сказал он. – Спасибо тебе за виски и за совет. За всё. Но мне пора.

            Пустой стакан с глухим стуком опустился на стойку.

            — Удачи тебе, дружище, — произнёс Гансыч вслед уходящей фигуре.

            В ответ лишь хлопнула входная дверь.

            — Вот чудило! – рассмеялся парень, сидящий около входа. – И где таких идиотов откапывают?

            — Где надо, там и откапывают, — сердито проворчал Гансыч. – Ты, сопля, сам не знаешь, что болтаешь. Сразу видно, не местный.

— Да кто он вообще такой, этот ваш Странник? – недовольно буркнул парень. Похоже, обиделся.

— Странник-то? – переспросил Гансыч. – Он легенда при жизни и жизнь при легенде. – И в словах бармена почему-то послышалась грусть. – Странник – единственный, кто выжил после Взрыва…

— Да не может быть, — запротестовал было парень, но завсегдатаи бара прикрикнули на него, и он замолчал.

— Так вот, — продолжал Гансыч. – Во время Взрыва он находился в эпицентре. Все, кто был в городе, погибли. Просто исчезли. Остался только он. Ходят слухи, что он потерял в том Взрыве невесту, вот и бродит по руинам…

 

* * *

 

            Осколки неба. Осколки человеческих судеб. Все мечты и чаяния людей вмиг исчезли в яркой вспышке.

            — Помнишь? Я знаю, ты помнишь. – Странник сидел на обломке скалы и, склонившись над кулоном, шептал. – Помнишь, как мы были счастливы…

            Поднялся ветер и стал играть пылью, занося ей осколки.

            Покрытые мозолями руки нежно сжимали кулон, в который была вставлена фотография молодой девушки. Её прекрасные карие глаза искрились счастьем, навеки застывшем на маленьком клочке фотобумаги.

            — Помнишь, как мы любили гулять в парке? Там мы покупали мороженое. Ты любила тот парк.

            На его глаза навернулись слёзы. Две солёные капли упали на кулон и медленно потекли к его краю – чтобы вскоре сорваться вниз и разбиться о мёртвую серую почву.

            Странник встал. Его глаза, полные слёз, глядели вперед. Он направлялся вглубь руин – настало время исправить ошибки прошлого…

 

* * *

 

            — Ходит по руинам и ищет, — сказал бармен, наполняя стаканы посетителей. – Эх, если б Взрыва не было…

            — А вдруг это Странник его устроил? – произнёс какой-то лысый старичок.

            В баре сразу стало тихо.

            — Да-да, вдруг это сделал он? – хитро повторил дедок. – Ведь Странник был из Учёных.

            — Что-что?! – возмутились посетители.

            — Не может такого быть!

            — Да врёт он всё!

            — Он был из Учёных, — не отступал дедок.

            Но люди в баре не спешили верить ему. В их голосах слышались недовольство и насмешка.

            — Если хотите, я расскажу вам о нём, — предложил старичок.

            Наступило молчание. Потом кто-то выкрикнул:

            — Ладно, пусть рассказывает.

            Его поддержали:

            — Да.

            — Давай.

            — Говори, дед.

            Старик пару раз кашлянул и начал рассказ.

 

* * *

 

            Это случилось шестьдесят лет назад. В то время мы с ним работали в лаборатории при Институте альтернативной физики. Мы занимались опытами с материей: концентрировали её в специальных контейнерах при помощи установки.

            У него была невеста, красавица, одна на миллион. Они были идеальной парой.

            Однажды он решил сделать невесте свадебный подарок: он хотел использовать её кулон вместо контейнера. И, чтобы осуществить задуманное, ему была нужна установка. Если бы мог, я бы отговорил его от этой затеи. Но я был в командировке…

В тот день они гуляли по парку – они любили там бывать. Дождавшись подходящего момента, он вручил ей подарок. Как он потом рассказывал, когда она попыталась надеть кулон на шею, произошёл Взрыв. Нестабильность материи привела к страшным последствиям. Вспышка света – и кругом ни души. Все люди и звери исчезли, как будто их и не было. Здания обратились грудами бесполезного камня. И только Странник стоит посреди этого огромного пустыря, в который превратился Город, и сжимает в руке кулон…

Я приехал, как только узнал о случившемся. Руины и пустота – вот всё, что я увидел, когда вошёл в Город. Жуткое зрелище.

Со Странником тогда что-то произошло, но что, я понял лишь через много лет. Я состарился, а он нет. Нестабильная материя способна на многое. Вот так.

 

* * *

 

            — Вот так, — старик сделал глоток и поставил стакан на стол.

— Выходит, это по его вине погибли люди! – нарушил тишину чей-то гневный голос.

Но старичок не обратил на него внимания.

— И, мне кажется, он нашёл способ всё исправить. По крайней мере, я впервые за долгие годы видел, как он улыбается.

— М-да… — Бармен поскрёб в затылке.

Старичок передал ему опустевший стакан.

— Плесни-ка ещё.

 

* * *

 

            — Любимая… теперь я знаю, как всё вернуть. Сделать так, как прежде. – Его шёпот становился всё тише и тише. – Я всё исправлю. Я вернусь к установке.

До Взрыва Город был прекрасен. Это был научный центр, всегда полный учёных, туристов и студентов.

            Взрыв разрушил все наземные строения.

Но, как в любом научном центре, тут было множество подземных лабораторий. Исследовательских комплексов.

            Все входы в лабораторию, где он работал, наглухо запечатало Взрывом. Но существовал тайный ход, не указанный ни на одной карте комплекса. Старый канализационный коллектор. О нём знали всего несколько человек, в живых из которых остался лишь Странник…

 

* * *

 

            Прошло столько лет, а лаборатория совсем не изменилась. Разве что толстый слой пыли покрыл всё оборудование.

Кругом ни души, только шаги Странника нарушают тишину.

            Поворот, ещё один, и вот он у служебной лестницы – руки на автомате перебирают стальные перекладины… Пара мгновений, и начинает работать генератор резервного питания. Его рёв врезается в тишину, как острый нож в кусок плавленого сыра. Осталось дойти до центра управления… Генератор, платформа и излучатели – всё готово к работе.

            — Слышишь, дорогая? – генератор заглушает его шёпот. – Скоро, уже совсем скоро…

            Он не спеша кладёт кулон на платформу: ему уже некуда торопиться.

— Почти, — говорит он в пустоту помещения.

Поворот ручки выключателя – и яркий свет заполняет лабораторию…

 

* * *

 

            Странник сидел, склонившись над кулоном, в котором была собрана первородная энергия – чистая, ужатая материя. Её мощь завораживала. Он держал в руках абсолютную силу. То, ради чего велись войны, страдали люди, он сжимал сейчас в кулаке. От осознания этого голова шла кругом.

            Дрожащей рукой он повесил кулон себе на шею.

— Всё… теперь – всё.

            Вспышка сильнейшего света выжгла ему глаза и спалила его кожу, мышцы и кости. А взрывная волна, зародившаяся следом за ней, разметала его прах на много миль вокруг.

            Его жизнь оборвалась, но умер он гораздо раньше. Тоска – неизбывная тоска по любимой убила его.

            Всходило солнце. Его яркие лучи плясали на блестящем кулоне. Капельки росы искрились солнечным светом.

Это был рассвет, который так и не увидел Странник.

Его последний рассвет.

 

(2007, 2008)

Похожие статьи:

РассказыПроблема вселенского масштаба

РассказыДоктор Пауз

РассказыПограничник

РассказыПо ту сторону двери

РассказыВластитель Ночи [18+]

Рейтинг: +2 Голосов: 4 1296 просмотров
Нравится
Комментарии (11)
0 # 23 декабря 2013 в 21:01 +3
Руины города - не просто ведь останки зданий и построек. Это руины жизней, чувств и обломки чьих-то судеб.
Сюжет интересный, глубокий смысл. И написано красиво.
Спасибо за произведение.
Григорий Неделько # 24 декабря 2013 в 00:08 +2
Вам спасибо, Оксана! smile Половина похвалы, если не больше, причитается соавтору. :)
Константин Чихунов # 8 января 2014 в 01:56 +2
В этом есть что-то мистическое, ходить по осколкам, слушать различимые только тобой одним голоса прошлого.
Красивый рассказ, красивый финал.
Григорий Неделько # 8 января 2014 в 22:27 +1
Спасибо, Константин! Я уговаривал знакомого писать, но он, видимо, предпочёл работу с компьютерами. С ним же мы написали "Ржавый карнавал".
Константин Чихунов # 9 января 2014 в 01:28 +1
Надо будет почитать.
Григорий Неделько # 12 января 2014 в 23:05 +1
Читкани. :)
Григорий Неделько # 31 января 2014 в 20:04 +1
Аудиоверсия http://gan.podster.fm/8
Константин Чихунов # 1 февраля 2014 в 15:43 +1
Озвучка отличная, но голос совершенно не похож.
Григорий Неделько # 1 февраля 2014 в 15:44 +1
Спасибо. :)

На мой? Если да, то 5-6 лет назад начитывал и на другой аппаратуре, ну и ещё кое-что делал потом с записью вынужденно.
Константин Чихунов # 1 февраля 2014 в 15:46 +1
Ну конечно на твой, это же ты? Я в принципе узнал сразу, но отличия от нынешнего на лицо.
Григорий Неделько # 1 февраля 2014 в 15:48 +1
Мой-мой. :)
Да, сам немного удивился, когда слушал.
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев