fantascop

Приключения Кузьмы

на личной

18 марта 2016 - Бахарев

 

 

 

 

 

Котёнок по имени Дымка, хромая на ушибленную лапку, медленно ковылял по лесу. Иногда он останавливался, ложился на сухую сосновую хвою и отдыхал. С утра Дымка с приятелями, такими же беспризорными котятами, ходил на рыбалку. На лесной речке они вчера поставили сетку, чтобы наловить рыбы. Но когда сегодня пришли посмотреть, что туда попалось, им встретились лесные котята, известные задиры и хулиганы. Они хотели отобрать рыбу, беспризорники не отдавали, и им пришлось подраться. Приятелей Дымки здорово поколотили, и бросив рыбу, они разбежались по всему лесу.

Сейчас у Дымки очень сильно ныла ушибленная лапка, болело порванное ушко, а хвостик был весь разлохмачен. До склада бочек на окраине города Мяукинса, где собирались беспризорные котята, было ещё далеко. Дымке хотелось пить. Он высунул язычок и тяжело дышал.

Вдруг он услышал шуршание сосновых  иголок. Дымка обернулся. На поляну вышел большой бело-рыжий кот. Он тащил за собой двухколёсную тележку.  Увидев Дымку, кот остановился.

- Привет, дружище, - он опустил ручки тележки на землю и подбежал к котёнку. – Кто это тебя так располосовал? Неужели снова собаки перешли границу? Надо тревогу поднимать.

- Нет, это не собаки, - жалобно промяукал Дымка. – Это мы подрались с лесными котятами из-за рыбы.

- А, так ты из шайки Чубурика, - кот сел на задние лапы. – Хулиганите. Ну-ка дай я посмотрю, что там с твоим ушком, а хвост-то как тебе разлохматили!

Опасных ран у Дымки кот, которого звали Кузьма, не нашёл, дал ему попить воды из фляжки и уложил на свою тележку. В ней, укрытые куском брезента, лежала добыча Кузьмы – глухари и тетерева.

- Так вы охотник? – спросил Дымка.

- Нет, - Кузьма тоже попил воды. – Лицензия на охоту дорогая. Покупаю у лесных котов и браконьеров. Потом тушёнку делаю и продаю в Мяукинсе.

- Вы кот-ростовщик! – вспомнил Дымка. – Вы на прошлой неделе подрались с Занозой Мурлецом на площади! Он тоже тушёнкой торгует.

- Ты никому не говори, что меня видел, - предупредил Кузьма. – Узнает судья Чинуша, посадит меня в тюрьму за браконьерство.

- Нет, конечно, не скажу, - Дымка разлёгся поудобнее на брезенте и вскоре задремал.

Вечером Кузьма притащил тележку со спящим котёнком к своему дому, который стоял на окраине Мяукинса. Он разбудил Дымку и попросил посторожить, чтобы чужие не увидели, как разгружается добыча.

Потом они прошли в дом, Кузьма напоил котёнка чаем с молоком, и угостил ватрушками. Дымка чувствовал себя хорошо и не остался ночевать, а побежал на склад бочек, к приятелям. На прощание Кузьма подарил ему банку птичьей тушёнки.

 

Через два дня Дымка пробегал мимо дома Кузьмы. Тот вместе со своим помощником, глуховатым трёхлапым котом Ярёмой торговал тушёнкой. Покупатели, местные коты, брали по десять-двадцать банок. Они делали запасы на зиму. Денег никто не платил. Зимой коты покупали лицензии на охоту, добывали глухарей и тетеревов, и возвращали долг Кузьме. За одну банку тушёнки им приходилось отдавать двух тетеревов или целого глухаря. Кузьме так было выгодно, потому что из глухаря получалось три банки тушёнки. Такой у него был бизнес. И все давно привыкли к этому.

Протестовал и писал на Кузьму жалобы только его конкурент Заноза Мурлец. Он был очень жадный и всегда завидовал Кузьме. Заноза пытался даже следить за ним, чтобы доказать, что тот покупает птиц по дешёвке у лесных котов-браконьеров. Но ни разу ему это не удалось.

Судья Чинуша, который читал доносы Занозы Мурлеца, сам покупал тушёнку у Кузьмы, и поэтому никогда не придавал им значения.

- Привет, Дымка! – Кузьма помахал котёнку лапой. – Как здоровье?

- Очень хорошо, - котёнок остановился. – Завтра пойдём драться с лесными котятами. Пускай нам сетку и рыбу отдают.

Кузьма и другие коты засмеялись. Дымка подпрыгнул и убежал.

Покупатели разошлись. Ярёма, хромая, начал подметать двор. Кузьма закончил подсчёты и закрыл толстую счетоводную книгу.

- Слышь, хозяин, - его помощник прислонил метлу к забору. – Утром сегодня проходил мимо дома Чинуши. К нему на двух машинах полиция из столицы приехала.

- А что случилось? – удивился Кузьма и почесал шею. – Неужели Шаурмэн снова появился? Так что ему у нас делать? Воровать и грабить здесь некого.

- Тебя не было четыре дня, так ты не знаешь ничего! – ахнул Ярёма и подковылял поближе к нему.

- Почему четыре? – Кузьма подвинулся на скамейке, давая место помощнику. – Я два дня назад пришёл.

- Э-э-э, - хитро прищурился Ярёма. – Я тебя три дня назад ночью видел, ты на старый склад тележку привёз.

- Это с котёнком, что ли? – Кузьма снова почесал шею. – Так это не три дня назад было, а два дня. Да ладно, напутал ты чего-то. Валерьянки надо меньше тебе пить. Рассказывай дальше.

Оказывается, как пронюхал Ярёма у судейского кота-сторожа, полиция приехала искать украденную из государственного банка моржовую тушёнку, весь стратегический запас на случай войны.

- Ох, и вкусная она! – не сдержался Кузьма и с удовольствием потянулся. – Помню, когда дрались с собаками на северной границе, кормили нас этой тушёнкой. Объедение просто. И что дальше?

Ярёма рассказал, что кто-то утащил из хранилища семьсот банок этого вкуснейшего продукта. Судейский сторож подслушал разговор полицейских с Чинушей. Сыщики считали, что тушёнку увезли именно в Мяукинс. Они нашли несколько банок, оброненных ворами, и все они лежали на дороге в этот город.

- Интересно как, - Кузьма пригладил лапой растопырившиеся усы. – Ну если приехали сыщики из столицы, то обязательно найдут. Ладно, мне надо сходить на речной причал потолковать насчёт рыбы. Рыжий Хвост обещал наловить для меня уклейки да окуней.

Он спрыгнул со скамейки на землю, потянулся ещё раз и осмотрел двор. Чисто, всё прибрано. Кузьма оглянулся, и увидел, что закончивший рассказ о жуликах и полиции Ярёма заснул под тёплыми солнечными лучами, положив чёрную пушистую голову на лапы.

Кузьма уже направился к калитке, как в это время кто-то тихонько свистнул два раза. Он обернулся. В заборе, примыкавшем к лесу, отодвинулась доска и там показалась мордочка Леона, заядлого кота-браконьера, давнишнего приятеля Кузьмы. Он просунул голову в дыру, осмотрел двор и замахал лапой.

Кузьма тоже огляделся и подбежал к Леону.

- Восемь глухарей и десять тетеревов, - прошептал браконьер на ухо Кузьме. – Принесли с собой. Куда нести, на какой склад? Я вместе с лесным котом Гераклом притащил.

- Подождите до вечера, - также тихо ответил Кузьма. – В городе полиция из столицы приехала. Когда стемнеет, тогда и выгрузите.

- Мы так и подумали, - Леон протиснулся в дыру. – Сейчас тогда с Гераклом у тебя отдохнём?

- Конечно, – Кузьма посторонился, пропуская приятеля. – Я сейчас за рыбой сбегаю, а вы в погребе возьмите сметаны. Лесные коты её очень любят.

- Я тоже люблю, - Леон повернулся к дыре и несколько раз свистнул. Тут же появился лесной кот Геракл, сухощавый, подтянутый, на высоких худых лапах, на его желтоватой шерсти кое-где располагались чёрные пятна. Такая раскраска очень хорошо помогала лесным котам прятаться в лесу. Геракл молча кивнул Кузьме.

Леон повёл напарника в дом. Они пробежали мимо спящего на лавке Ярёмы и запрыгнули прямо в открытое окно.

Кузьма ещё раз огляделся и не спеша пошёл к калитке. Но она вдруг распахнулась, и во двор ворвался Заноза Мурлец. Он был весь взъерошен, хвост торчал кверху.

- Ага, жулик, попался ты мне  сейчас! – заверещал Мурлец и бросился на Кузьму. Коты сцепились и мохнатым клубком покатились по земле. Они царапались, фыркали и громко вопили.

На шум из окна выглянули Леон с Гераклом. Не раздумывая, лесные охотники бросились на помощь Кузьме. Им еле-еле удалось оттащить разозлённого Мурлеца в сторону.

- Пустите меня! – орал тот. – Он опять задёшево продавал тушёнку! Я ему всю шерсть выдерну и хвост откушу!!

Понемногу он успокоился, сел на задние лапы и начал прилизывать свою шкуру, что-то ворча при этом. Кузьма тоже принялся приводить себя в порядок.

Внезапно Заноза Мурлец поднял голову и посмотрел на приятелей Кузьмы.

- А, так это вы таскаете к нему глухарей! – завопил он. – Браконьеры! Я вас сейчас всех к Чинуше отведу!! Все в тюрьму сядете!!

Он подпрыгнул вверх, и бросился в открытую калитку. По пути он орал, что надо всех  лесных котов поймать и запихать в водяную тюрьму навсегда.

- Мы, наверное, пойдём, - Леон посмотрел вслед убежавшему Мурлецу. – Вдруг он правда судью Чинушу приведёт? А мне встречаться с ним не хочется. Возьмёт, да оштрафует. Вечером увидимся.

Стоявший рядом Геракл кивнул, и слизав остатки сметаны с усов, лесные охотники исчезли в дыре забора.

-  Ну что за день такой сегодня, - покачал головой Кузьма. Он посмотрел на мирно спящего Ярёму и вздохнув, снова пошёл было к калитке. Потому что Рыжий Хвост обещал ему рыбу, которую Кузьма очень любил.

Но тут на улице послышался шум моторов. Калитка распахнулась и Кузьма увидел шестерых полицейских котов.

- Вы Кузьма? – старший сыщик подошёл к нему и подозрительно осмотрел с хвоста до головы.

Тот от удивления сел на задние лапы и кивнул.

- Я старший сыщик Мурлок. По нашим данным, вы причастны к похищению моржовой тушёнки из государственного банка в столице!

- Да я никогда не воровал!! – возмутился Кузьма. – Я очень честный кот!!

Мурлок нагнул голову, растопырил усы и угрожающе прошипел: «Сейчас узнаем, какой ты честный кот. Обыскать дом ростовщика!»

Пятеро сыщиков, все, как на подбор здоровенные чёрные коты с белыми манишками, с одетыми боевыми перевязями, бросились искать моржовую тушёнку.

Растерянный Кузьма так и остался сидеть возле ворот. Рядом с ним прилёг ещё один сыщик, внимательно наблюдавший, чтобы тот не сбежал.

Потом, уже сидя в тюрьме, кот-ростовщик припомнил, что  обыскатели не пошли в дом, а сразу ринулись к старому складу, как будто заранее знали, где лежит украденная тушёнка.

Послышался грохот колёс тележки. Кузьма встал, его охранник напрягся. И тут из-за дома выехала тележка, доверху наполненная банками с яркими надписями «Государственная тушёнка». Сзади тележку толкали два сыщика.

- Ну, что, самый честный кот? – Мурлок не спеша подошёл к Кузьме. – Рассказывай, куда остальное спрятал?

- Что остальное? – обалдевший Кузьма смотрел, как тушёнку грузят в машину. – Всё на складе.

- Да видели мы там твои птичьи консервы, - старший сыщик фыркнул. – И перья валяются. Это, наверное, браконьеры тебе добычу таскают. Ну сейчас получишь два года водяной тюрьмы за воровство государственного имущества. А если сам не отдашь ещё шестьсот банок тушёнки, которые мы не нашли, будешь целых пять лет на сырой барже плавать!!!

Сыщики пересчитали найденное на старом складе. Там оказалось около сотни банок. А всего пропало семьсот. Кузьме связали передние лапы верёвкой из крапивы, которую коты  терпеть не могут, посадили в машину и повезли в суд.

Там вскоре собрались почти все жители города Мяукинса. Коты и кошки обсуждали, как Кузьма, порядочный гражданин, смог совершить кражу. Все они пытались заглянуть в окошко, за которым судья Чинуша перебирал лежащие на столе бумаги, фыркал и разглаживал усы.

Перед ним стоял, грустно опустив голову, несчастный Кузьма. Его охраняли два полицейских. Тут же, в кресле, развалился Мурлок. Он вытягивал свои когти и точил их об специальную дощечку, при этом грозно посматривая на арестанта.

Главарь шайки беспризорных котят Чубурик вместе с приятелями залезли на забор, откуда было прекрасно видно, что делает судья.

- Такого хорошего кота арестовали, - печально вздохнул Дымка, подрагивая ушками. – А как он мог из столицы столько тушёнки утащить, если всю неделю в лесу был? Кузьма мне сам говорил про это, когда на тележке вёз.

- Да, непонятно, - Чубурик почесал брюшко. – Надо во всём разобраться.

А в это время хмурый Чинуша аккуратно сложил бумаги и спросил у Мурлока: «Всю тушёнку изъяли?»

Старший сыщик встал и ответил, что нет. Ещё шестьсот банок находятся неизвестно где.

- А арестант не сознался, куда он их подевал? – уточнил судья.

- Никак нет! – сказал Мурлок и покосился на понурого Кузьму. – Молчит злодей!!! Хочу обратить внимание уважаемого суда, что моржовая тушёнка это стратегический запас государства на случай войны. И если она попадёт в руки врагов, то они сэкономят на снабжении целой армии и смогут причинить нам много плохого. И пока я не найду тушёнки, отсюда не уеду!

Чинуша тяжело вздохнул и погладил лапой усы. Он взял карандаш и что-то написал на бумаге, лежавшей сверху стопки. Потом судья  встал и откашлялся.

- За подозрение в краже государственной тушёнки в количестве семьсот банок, то есть стратегического запаса нашей страны и армии, решаю посадить в подвал на десять дней кота-ростовщика Кузьму, владельца дома и пяти складов. А если он не оправдается, то судить за воровство. Всё.

Полицейские снова связали лапы арестанту крапивной верёвкой и увели. Мурлок подошёл к Чинуше и начал что-то говорить. Зрители отошли от окошка и принялись болтать о поимке вора, обсуждать, где находится краденая тушёнка. Кто-то жалел Кузьму, кто-то радовался. Особенно был доволен его конкурент Мурлец. Он ходил по судейскому двору и громко мяукал о том, что Кузьма известный вор и браконьер, и что его друг Чинуша всегда заступался за него. И сейчас самого судью тоже посадят или выгонят.

- Сыщики из столицы шутить не будут! – верещал Заноза Мурлец. – Они всех негодяев разгонят или на сырую баржу отправят. И до лесных котов и до браконьеров доберутся!! Всех разоблачат!!!

Из окошка высунулся Чинуша и опёршись передними лапами на подоконник, грозно прорычал: «Мурлец!! Завтра принесёшь мне лицензию на всех воробьев, что ты ловил на прошлой неделе!! Или смотри у меня!!!!»

Заноза тут же стих и поджав хвост, тихонько убежал со двора.

Котята-беспризорники собрались возле бочек. Один из них, полосатый Максик, рассказывал, что только что видел, как один из бобров-рыболовов, продав свой улов, зачем-то ушёл к Мурлецу.

- Бобры такие недружеские, - Максик развёл лапами в стороны, удивляясь. – А тут сидел около дома Занозы, ждал его. И без рыбы, просто так. Что-то затеял Мурлец.

- Ладно, потом узнаем, что там бобёр делал, - Чубурик залез повыше. – Давайте подумаем, как нам Кузьме помочь. Всё-таки хороший кот, и нам помогал всегда.

Тут прибежал запыхавшийся Дымка.

- Я Шаурмэна видел, - крикнул он, и тяжело дыша, упал в тёплую пыль возле бочек.

Все котята повскакивали. Шаурмэн был известный вор, бандит и предатель. Во время войны с собаками он погубил многих котов, в том числе и родителей котят-беспризорников. Все думали, что Шаурмэн скрылся за границей.

- Это точно он? – спросил напрягшийся Чубурик. Его отца, кота-пограничника, выдал собакам Шаурмэн, а те его замучили.

- По-моему, он, - Дымка отдышался, поднялся и отряхнулся. – Только он ведь чёрно-белый, и кончик хвоста отрублен. А я видел его, хвост нормальный и шкура бело-рыжая, как у Кузьмы.

- А как ты его узнал? – промяукал Максик.

- У него взгляд такой страшный, никогда не забудешь, - Дымка вздрогнул. – Я помню, когда он собак привёл в наш лагерь. А здесь он ходит, смирный такой, а глаза злые, как всегда.

- Надо его выследить, - Чубурик спрыгнул на землю. – Все ищем бело-рыжего, как Кузьма, кота. Всё. Побежали искать. Такого изменника надо найти. Если только Дымка не ошибся.

Котята быстро разбежались. Решили, пока не стемнело, так как уже наступал вечер, осмотреть все улицы Мяукинса.

 

 

Арестованный Кузьма горевал в подвале судейского дома. В маленькое окошко, где стояла толстая железная решётка, пробивался тусклый вечерний свет. Кузьма свернулся клубком на лавке и думал. Кто же мог подсунуть ему столько государственной тушёнки? И зачем? Это же надо было притащить сто банок из столицы и спрятать у него на старом складе, где он сам уже давным-давно ничего не хранил, кроме сушёной рыбы.

Его враг Мурлец таким делом заниматься не станет, он хотя и скандалит, и орёт, и может подраться, но трусоват. Какие-то враги? Так вроде не было никого, с кем он враждовал. Как же так всё получилось? И ещё Ярёма дал показания сыщикам. Кузьма вспомнил, как перед заседанием суда его трёхлапый помощник рассказывал Мурлоку о том, что видел хозяина ночью с тележкой возле старого склада.

А государственный склад обокрали пять дней назад. Так, так. А он же в это время был у Леона. Они браконьерили вместе. Но про это говорить нельзя. Никто не поверит, а Леона за охоту без лицензии самого посадят.

Арестант вскочил и прошёлся по подвалу. Здесь судья Чинуша хранил часть своих припасов. Когда Кузьму посадили сюда, он разрешил ему поесть, если захочется. Но кушать совсем не хотелось. Он потрогал лапой стены. Сложенные из толстых брёвен, те были прохладными и шершавыми. Можно лапу занозить. Эх, беда какая!!! И как из неё выпутаться?!

Кузьма попил воды из стоявшего в подвале ведра, и снова улёгся на лавку. Потихоньку он задремал и вскоре уснул.

Проснулся кот от треска и сильного шороха. Что-то шумело за стеной. В окошко попадал лунный свет, и в подвале было светло.

Стены подвала немного тряслись. Вдруг одно бревно затрещало и лопнуло. В дыре показалась морда бобра. Его огромные зубы сверкнули в лунном свете. Кузьма вскочил и принял боевую стойку – ноги напряжены, шерсть вздыбилась, клыки оскалились.

Бобёр обкусал края дыры, и вывалился в подвал. На Кузьму он даже не посмотрел, обошёл подвал, сложил несколько банок из судейских припасов в свой мешок и исчез в прогрызенной дыре.

Арестант расслабился. Может, стоит убежать? Конечно, Мурлок со своими полицейскими начнёт его искать. Но лучше попытаться самому разобраться в том, что произошло, чем ждать решения от суда. Тем более, что оправдаться он пока сам никак не может.

В это время послышался шёпот в окошке: «Кузьма, ползи сюда, скорее, пока сторож не пришёл».

- Это Леон, наверное, придумал! – обрадовался арестант и бросился в дыру, проделанную бобром.

На свободе его уже ждали. Три незнакомых кота набросились на Кузьму и крепко связали ему лапы противной крапивной верёвкой. Потом его закинули в огромный мешок и куда-то потащили. Неудачливый беглец даже думать не мог, так сильно его трясли по дороге. Иногда мешок тащили по земле, по корням, кустам. При этом Кузьма сильно ушиб себе и лапы, и бока, и голову.

Наконец, мерзкое путешествие закончилось. Беглеца, который уже не чувствовал от ударов своё тело, вытряхнули из мешка на землю.

Он приподнял голову и огляделся. На поляне, освещённой луной, стояли несколько котов. Один из них, самый здоровенный, размерами с Кузьму, подошёл к нему и ласково промурлыкал: «Здравствуй, мой лучший друг. Ну, что же ты молчишь? Поговори со старым приятелем».

Перед связанным арестантом стоял давний знакомый – бандит Шаурмэн. Во время войны Кузьма был в отряде, который попал в засаду. Собаки тогда одержали крупную победу. А завёл котов под собачьи штыки, кинжалы, стрелы и клыки именно Шаурмэн. Он и сам участвовал в нападении. Тогда Кузьма схватился с ним врукопашную. Изменник когтями разорвал ему мышцы на задней лапе, а Кузьма пропорол ножом ему бок и отпластал часть хвоста.

Сейчас же он с удивлением заметил, что хвост у Шаурмэна целый. «Вырос, что ли? - поразился связанный арестант. – Как у ящерицы».

- Я тебя хорошо запомнил, - бандит присел на задние лапы. – Но ничего тебе делать не буду. Тебя сейчас волки съедят, и никто не найдёт, что осталось. И все, все будут думать, что это ты украл моржовую тушёнку и сбежал. Шаурмэн хрипло засмеялся. Его дружки тоже зафыркали, заурчали довольно.

Оказывается, как бандит рассказал Кузьме, он давно решил ограбить государственное хранилище. Тем более, что его давнишние сообщники – собаки, готовы были заплатить за моржовую тушёнку большой куш. Заодно Шаурмэн смог свести счёты со своим обидчиком Кузьмой. На лодках он привёз краденое в Мяукинс, выгрузил всё на тайную базу. Потом перекрасил свою шкуру в бело-рыжий цвет, приклеил кончик хвоста и ночью, стараясь, чтобы его заметил Ярёма, перевёз со своими бандитами сто банок на старый склад Кузьмы. И шепнул кое-кому из местных котов, что ворованное добро там лежит. Тот сыщикам и донёс.

- А когда тебя арестовали за кражу, один из моих друзей договорился с Мурлецом, - довольно захихикал Шаурмэн. – Тот нанял бобра, который прогрыз стенку в подвале. Вот и всё. Сейчас я с тобой навсегда распрощаюсь.

Где-то вдалеке завыли волки. От их страшного воя Кузьма вздрогнул.

- Прощай, торговец! – бандит огляделся. – Больше не увидимся!

Он махнул лапой своим дружкам, и шайка скрылась в кустах. А волки начали завывать всё ближе и ближе. Видимо, они учуяли запах добычи и торопились расправиться с брошенным и крепко связанным Кузьмой. Тот торопливо грыз крепкие верёвки, преодолевая противный запах и вкус крапивы. А вой голодных волков с каждым мгновением всё приближался.

Огромная луна ярко освещала поляну, на которой корчился связанный кот. Его рот был забит вонючей крапивой, и он только успевал отплевываться, всё время прислушиваясь.

Вдруг на поляне мелькнули чьи-то тени, и Кузьма напрягся, пытаясь разорвать уже разлохмаченные верёвки. Ещё чуть-чуть, но он не успел. Тени были уже рядом.

Кузьма покатился, пытаясь быть подальше от них.

- Тихо, - прошипела одна из теней. – Это я, Леон. Геракл, режь верёвки.

Лесной кот быстро расправился с путами и они побежали вглубь леса. Кузьму качало, затёкшие лапы плохо слушались, а Леон торопил, так как волки уже завывали где-то совсем рядом.

Геракл мчался первым, прекрасно различая в темноте путь. Усталый и перенервничавший Кузьма вообще ничего не понимал и плохо видел, и старался только не отстать от Леона. Вскоре они остановились. Геракл прыгнул на большущее дерево и коты полезли за ним. Пройдя по веткам ещё на какие-то ёлки, сосны, берёзы, беглецы оказались среди густой листвы. Кузьма принюхался, вроде бы они оказались на тополе. Лесной кот замер, прислушиваясь, потом махнул товарищам лапой, молча приглашая за собой.

Они оказались в большом тёмном дупле, пол был усыпан мягким, толстым слоем листьев. Кузьма расслабился и растянулся на нём во весь рост.

Леон что-то негромко сказал Гераклу и вышел наружу.

- Держи, попей, - лесной кот протянул Кузьме фляжку с водой. – Отдыхай пока, а мы за волками приглядим.

От волнения Кузьма расплескал немного воды, но успокоился. Спать ему не хотелось. Он покрутил головой, но в полутьме ничего не было видно. Тогда Кузьма тихонько вылез из дупла и прилёг на толстой ветке.

Где-то в стороне злобно ругались волки, упустившие добычу. Вскоре они показались на прогалине, неспешно бегущие трусцой по поляне. Один из них остановился и прислушался. Вдруг он прыгнул вверх, стараясь достать кого-то с веток. В ответ раздался насмешливый кошачий визг. Разозлённые волки немного покружились, потом убежали в темноту под деревьями.

Вернулись Леон с Гераклом. Попили воды из фляжки и Леон рассказал Кузьме, что в сумерках пришёл к судейскому дому, принёс пару окуней на ужин арестанту. Но заметил подозрительную возню в кустах. Притаился.

Когда стемнело окончательно, а луна ещё была на восходе, огромный бобёр начал прогрызать бревно из стены подвала. А потом тихо подошёл Геракл, обеспокоенный тем, что Леон задержался.

А дальше уже понятно, проследили, куда понесут мешок, подождали, когда уйдёт шайка Шаурмэна, и освободили Кузьму. Немного задержались, так как один из бандитов притормозил и посмотрел на связанного кота.

- Очень хорошо получилось, - Кузьма потянулся на листьях. – Я совсем не против того, что вы сделали.

Леон засмеялся, а Геракл свернулся клубком и сразу уснул. Вскоре заснули и Леон с Кузьмой.

 

Утром Дымка пробегал мимо дома Кузьмы и увидел там двоих сыщиков. Они только что закончили ещё один, очень тщательный обыск, и ничего не нашли. Об этом они говорили между собой, развалившись на бревне у забора. На маленького Дымку сыщики не обратили внимания.

- Привет полиции! – к ним подковылял заспанный Ярёма. – Позвольте с вами посидеть?

- Садись, старичина, - сыщики подвинулись. – Так ты видел, значит, как хозяин твой таскал ночью тушёнку?

- Ага, видел, - Ярёма устроился поудобнее. – Он как раз тащил тележку, а сверху на ней лежала дерюга. Закрыто было всё.

- Так ты не видел, что там лежит? – спросил один из сыщиков.

- Конечно, нет, - трёхлапый кот потянулся. – Откуда я знаю, что он вёз? Я даже спрашивать у него не стал. Лежал вон там в траве, мышь караулил. А меня ваш начальник даже не спросил, видел я тушёнку или нет. А я не видел.

- Ну, это не важно, - сказал сыщик. – Главное, что мы её нашли. А это точно Кузьма был?

- Да, конечно, - Ярёма почесался. – Такого огромного кота в Мяукинсе больше нет. Говорят, что главный генерал в столице такой же большой, но я его не видел.

- Изменник Шаурмэн тоже здоровенный, - сыщик махнул хвостом, сбив с бревна муху. – Но у него хвост короткий. Подрезали на войне.

- Это Кузьма его пометил так, - припомнил Ярёма. – Они дрались с ним в Крысином овраге. После этого Шаурмэн и пропал. А до этого много котов погубил.

- Так твой хозяин герой! – сыщик потянулся. – А зачем он тушёнку украл?

- Не знаю, - Ярёма фыркнул. – Но тогда ночью точно был он.

Дымка подпрыгнул так высоко, что успел даже развернуться в воздухе. Сыщики с Ярёмой и ахнуть не успели, как котёнок так резво рванул, что аж засыпал их пылью.

- Вот тоже бандит растёт, - проворчал трёхлапый кот, отряхивая шерсть.

На улице показалась полицейская машина. Она остановились возле дома  Кузьмы, из неё вылез Мурлок.

- Нашли что-нибудь? – спросил он у сыщиков. Те помотали головами.

- Ну, тогда поехали. Надо искать Кузьму, - Мурлок посмотрел на Ярёму: - А ты не знаешь, где он  может быть?

- В лесу, наверное, - старый кот помотал хвостом. – У него там много друзей.

- Ладно, - Мурлок посмотрел на дом Кузьмы. – Поедем бобра ещё искать, который дыру прогрыз в подвале у судьи. Чинуша разозлился. Обещал его сурово наказать. А нам бобёр расскажет, где прячется Кузьма. Это же он его попросил помочь. Больше некому.

Машина уехала по пыльной улице. Ярёма посидел на бревне, поглядел ей вслед, встал и поплёлся к себе домой.

Дымка примчался к Чубурику и рассказал всё, что слышал.

- Так, значит, ночью с тележкой был точно Шаурмэн! – главарь шайки котят даже подпрыгнул. – А хвост, наверное, привязал или приклеил. Он же хотел, чтоб его за Кузьму приняли! Побежали к Чинуше!

Судья был очень зол. Когда обнаружился побег Кузьмы и пропажа имущества из подвала, Чинуша рычал и фыркал так, что его жена и дети разбежались кто куда. А судейский сторож Мурзила залез на дерево и притаился среди листьев.

Приехавший утром старший сыщик Мурлок был обруган и выгнан искать бобра, проевшего дыру в подвал.

Сейчас Чинуша немного успокоился и чинил прогрызенное бревно. Котята подошли и несмело присели рядом на задние лапы.

- А вам чего надо, хулиганы? – судья фыркнул. – Опять что-то задумали?

- Мы ничего не задумали, - выпалил Дымка. – Только Кузьма не виноват. Это Шаурмэн всё сделал, наверно. Я вчера в городе его видел.

Чинуша отложил молоток и гвозди. Он хотя и был очень вспыльчивый кот, но если дело касалось преступников, судья сразу становился спокойным.

Котята вместе с ним прошли в дом. Чинуша налил им молока и велел говорить всё, что они знают.

- Ну что же, ваши показания имеют значение, - выслушав Дымку и Чубурика, сказал он. – И, возможно, это и был Шаурмэн. Но как это доказать? Выход один – надо поймать бандита. Или хотя бы добыть улики, что он был здесь. А кроме ваших слов, это ничем не подтверждается. Зацепка одна – найти бобра и узнать, кто его нанял. Всё. Бегите. И докладывайте мне каждый вечер, что узнали нового. Шаурмэна надо отловить. Такие подлецы не должны на свободе ходить!!!

Котята не спеша брели по улице, обсуждая, как и где искать Шаурмэна. Но пришли только к выводу, что в Мяукинсе его нет.

- А давай лесных котят о помощи попросим, - сказал Дымка. – Они в лесу его поищут.

- Молодец, здорово придумал! – Чубурик остановился, подумал немного и сказал: - Тогда я к ним побежал, договариваться. Шаурмэн враг всех котов и только отребье с ним связывается. А лесные котята, хотя и отобрали у нас сетку, таких не любят. Должны будут нам помочь.

И он убежал. А Дымка побрёл поспать в свои бочки. Проходя мимо дома Кузьмы, он услышал шум, треск, крики. Ворота во двор были открыты, и там суетились какие-то коты. Дымка заглянул. Из окна дома высунулся Заноза Мурлец и закричал, чтобы всё грузили на тележки и увозили на его склады. Коты, суетившиеся во дворе, оказались его родственниками, и они беззастенчиво грабили имущество Кузьмы. Дымка хотел возмутиться, но вовремя догадался, что его просто поколотят и залез на забор, чтобы оттуда наблюдать за наглыми котами, потерявшими совесть.

Коты бегали с тележками туда-сюда, вывозя птичью тушёнку и вещи Кузьмы. Мурлец отыскал боевое снаряжение своего конкурента, с которым тот ходил на войну. Ему понравились и портупея, и боевые ножи, и особенно дощечки для заточки когтей. Всё это он сложил в тележку и повёз в свой пакгауз на реке. Дымка пробежался за ним и увидел, как Мурлец, оглядываясь, открывает склад на крайнем причале, и затаскивает туда тачку с награбленным имуществом Кузьмы.

Уже подходя к бочкам, усталый котёнок заметил Леона. Тот медленно шёл из леса, посматривая по сторонам.

- Здравствуйте, - крикнул ему Дымка. Тот обернулся и кивнул.

- Вы знаете Кузьму? – подбежал к нему котёнок.

- Да, знаю, - Леон остановился. – А тебе что?

- Если вдруг вы его увидите, то расскажите ему про это, - и Дымка сообщил охотнику про слова Ярёмы, действия Чинуши, и про ограбление дома Кузьмы, и, конечно, про Шаурмэна.

- Ну, спасибо тебе, дружище, - Леон погладил его по голове. – Если вдруг я увижу Кузьму, обязательно ему всё это передам.

И Дымка после этого наконец-то добрался до прогретых на солнце бочек, залез в тенёчек и завалился спать. Он очень устал сегодня.

 

Когда стемнело, Кузьма с Леоном прокрались к домику Ярёмы. Сопровождавший их Геракл притаился на ветвистой раките, росшей у самого забора. Старый помощник лежал на подоконнике и печально смотрел на восходящую луну.

- Ярёма, - тихонько позвал его Кузьма. – Ярёма!

Тот не слышал, тогда Леон кинул в него комочком земли. Старикан встрепенулся, зашипел, угрожающе махнул хвостом и постояв немного, спрыгнул вниз, на завалинку.

- Это кто здесь хулиганит? – зловеще профыркал он.

- Тихо ты, это я, Кузьма, - прошептал из темноты его хозяин.

Ярёма от неожиданности подвернул лапу и упал на бок. Медленно поднялся, пригнулся, огляделся и тихо прошипел: «Айда в дом, через окно».

В тёмной комнате коты сели рядом и Кузьма начал расспрашивать трёхлапого, кого и когда он видел в ту ночь, когда на его старом складе появилась государственная моржатина в банках.

- Так тебя и видел, - Ярёма развёл лапами, потерял равновесие и снова упал. Поднялся, что-то раздражённо прошипев.

- Ты тащил тележку, - продолжил он. – А я мышей ловил. Ещё подосадовал на тебя, что шуганул ты их.

- Слушай, Ярёма, - Кузьма подвинулся к нему ближе. – А не похож был тот кот на Шаурмэна?

- Конечно, похож, - трёхлапый фыркнул. – Если бы я не знал, что он сгинул, то копия просто.

- Так он жив, - Кузьма оскалился. – Шаурмэн меня украл из тюрьмы, и бросил в лесу, на съедение волкам. Хвастался, что сейчас все на меня думать станут, что я вор.

- Ого-го! – Ярёма взмахнул лапами и снова завалился на бок. – Да что я всё время падаю! Вот это да!!

- Да ты сам вспомни, - Кузьма подвинулся к нему. – Я же пришёл на следующую ночь. Помнишь, я тебя позвал, тетеревов ощипывать?

Ярёма задумался. Потом хлопнул себя лапой по голове.

- И правда ведь. Так значит, Шаурмэн объявился! Надо его искать!

В это время об крышу домика ударился земляной ком, и шурша, осыпался вниз. За ним прилетел второй.

- Тревога! – сидевший ближе к окну Леон вскочил и выглянул наружу.

Раздался пронзительный боевой вой лесных котов – это кого-то атаковал Геракл.

Кузьма с Леоном молниями выскочили в окно и наткнулись на полицейских сыщиков. Друзьям повезло, чёрные коты в это время оглянулись на шум сзади себя, где бушевал Геракл. Кузьма грудью сбил одного из них наземь и прыгнул на спину второго. Тот не удержался на лапах и тоже упал.

- Беги!!! – прокричал Кузьма Леону, который в это время прижался к земле, готовясь прыгнуть на сыщика, преграждавшего ему путь.

Кот-браконьер скосил глаза и увидел проход в цепи полицейских, там, где барахтались сбитые Кузьмой коты. Он молниеносно шмыгнул туда и через миг уже исчез в черноте ночи. За ним огромными скачками понёсся и беглый арестант.

- За ними!! – раздался вопль старшего сыщика Мурлока. – Скорее, скорее!!!

Но бросившегося первым сбил с лап нежданный бросок Геракла, который, ещё раз издав боевой вопль, также пропал в ночи.

Троица беглецов сделала около двухсот скачков среди деревьев и кустов, потом Геракл, бежавший первым, остановился.

Он замер, высоко подняв голову и прислушиваясь. Кузьма с Леоном встали рядом, тяжело дыша. Кроме обычного лесного шума, никаких звуков коты не уловили. Слабо шуршали от ночного ветерка листья и ветви кустов, поскрипывали, раскачиваясь, стволы деревьев.

- Вроде бы нам удалось убежать, - отдышавшийся Кузьма поводил головой в разные стороны.

- Всем стоять!! – вдруг прозвучал хриплый голос Мурлока. – Вы у меня на прицеле арбалета! Каждый, кто прыгнет, получит стрелу в бок. Приказываю лечь на бок и протянуть лапы вперёд!

Леон с Кузьмой оцепенели на мгновение. Они завертели головами, пытаясь понять, откуда кричит Мурлок.

- Ты всё врёшь! – завопил Кузьма. – Ничего у тебя нет! Ты бы не догнал нас с арбалетом! Его тяжело нести.

- Тихо ты, - толкнул его в бок Леон. – Сейчас на крики другие сыщики прибегут.

И тут недалеко от них раздалась возня, шипение, фырканье. Это Геракл, неслышно подкрался к Мурлоку и бросился на него. Кузьма с Леоном тут же помогли ему. Как и ожидалось, никакого арбалета у старшего сыщика не было, но на портупее висел моток крапивной верёвки в мешочке. Ею Мурлоку и связали все лапы.

Уставшие коты растянулись на прохладной лесной травке. Рядом с ними возился Мурлок, пытаясь стянуть верёвку.

- Ну так что с ним делать будем? – Леон поморщился. Старший сыщик задел его хвостом по голове во время свой возни.

- Оставим здесь, да и всё, до утра разгрызёт крапиву, - Кузьма вздохнул. – Пусть сам помучается, а то только других этой гадостью мучил.

- А вдруг волки его учуют, - Геракл легко вскочил на лапы. – Всё-таки полицейский, на работе котяра. Я знаю, тут недалеко дуб очень мощный есть, ветки у него густые. Затащим его туда и оставим.

Его товарищи спорить не стали. Тяжёлого Мурлока кое-как, постоянно прислушиваясь, подняли на ветви дуба и прислонили к стволу.

- А сейчас слушай, столичный пижон, - Кузьма сорвал с его пасти верёвку. – Я не воровал тушёнку. Это сделал Шаурмэн. Он же и украл меня из тюрьмы. Сейчас мы идём искать его. А тушёнку он хочет продать собакам. Сам понимаешь, что с таким запасом победить их будет очень трудно. Лежи тут, грызи верёвки молча, а то здесь волки шарахаются, могут и сожрать. До свидания, господин старший сыщик!

Глаза  Мурлока сверкнули злобой, но он ничего не ответил, а лишь вцепился клыками в крапивные верёвки.

 

Добравшись до своего дупла в старом тополе, коты сразу завалились спать. И продрыхли они до середины дня. Первым проснулся Геракл, и пока Кузьма с Леоном потягивались на мягкой подстилке, сумел добыть двух диких голубей. Ими друзья и позавтракали.

- Ну, что делать будем? – спросил Леон, запив еду водой из фляжки.

- Лесные коты уже знают о Шаурмэне, - сказал Геракл, вылизывая шкурку. – Его ищут. Нам тоже пора заняться им.

- Я думаю, что он со своей шайкой сейчас пробирается к границе, - Кузьма вскочил на лапы и отряхнулся. – Значит, и нам туда же. Конечно, надо искать моржовую тушёнку. Сдаётся мне, она где-то в Мяукинсе, или рядом с ним спрятана.

- Патрулировать нужно город, - Леон задумчиво погладил усы. – А нам там показываться нельзя. Сыщики злые на нас сейчас. Посадят на катер, да отправят в столицу.

- Попросим помочь котят Чубурика, - решил Кузьма. – Я напишу письмо Рыжему Хвосту, рыболову, чтоб под мой расчёт выдавал им рыбу. А Ярёме надо передать, чтоб кормил их тушёнкой со склада.

Тут Кузьме стало немножко печально и жалко свой товар. Копил, копил, торговал, торговал и всё из-за проклятого Шаурмэна пошло в разорение.

- Правда, как ему сообщить? – задумался он. – Старик неграмотный, и на слово не поверит. Тем более, когда надо что-то отдать. Он очень экономный и бережливый.

- А пускай котята скажут ему, что это для тебя, - предложил Леон. – Он поломается, да и выдаст. Хозяина-то он пожалеет.

- Хорошо, попробуем, - хмыкнул Кузьма.

Приятели отдохнули ещё немного и побежали на север, в сторону границы. Около полудня они оказались возле деревни лесных котов. Суровые, неразговорчивые родственники Геракла накормили путешественников и подождав, пока те вдоволь напьются молока, сообщили о происшествиях в лесу.

- Наши охотники  нашли следы, ведущие к границе, - сказал Атила, вождь клана. От старости его шкура побелела, чёрные пятнышки выцвели, но кот по-прежнему был проворный, сильный и ловкий.

- Отпечатки лап, не меньше, чем от трёх котов, - Атила глянул на своего помощника, Рольта, троюродного брата Геракла. – Расскажи, что ты видел.

- Я нашёл их на песчаных дюнах, сразу за чащобами, - Рольт посмотрел на путешественников. Леон и Геракл кивнули, они знали это место. В глухом лесу на сотни скачков тянулись жёлтые пески.  Они не зарастали травой и не смывались дождями. Как будто пустыня на вид.

- Цепочка следов шла с юга на север, - Рольт встал на лапы. – Но можно было различить, что это не один кот, а несколько. Они шли по песку волчьей походкой, след в след. Но лапы разные и это заметно.

Он протянул вперёд свою лапу.

- Вот такая была, потом маленькая и один след большой, как у тебя, Кузьма. После песчаных дюн следы пропали. Я нашёл содранную кору на деревьях. Это когтями, видно. И потом они ушли верхами, по веткам. Там искать котов бесполезно.

- А когда ты видел это? – спросил Кузьма.

- Позавчера, - Рольт опустился, присев на задние лапы. – Следов от тележек не было.

- Они идут к собакам, - Леон взмахнул хвостом. – Но идут налегке. А где же моржовая тушёнка?

- Нам надо поймать Шаурмэна и его шайку, - фыркнул Кузьма. – А с консервами разберёмся потом.

Атила внимательно смотрел на гостей, припустив веки. Почесав плечо, он вздохнул.

- Шаурмэн враг всех котов. Наш клан также пострадал от его предательства. Поэтому мы поможем вам отловить эту шайку, - сказал он. – Сегодня я объявлю клич на добровольцев. И все вместе пойдём вдогонку. Надо собраться и выйти на след Шаурмэна ещё до ночи. Поэтому сейчас отдыхайте.

- Нужно послать гонца к котятам Мяукинса, - помотал головой Кузьма, отгоняя муху. – Мы думаем, что моржовая тушёнка спрятана именно там. А котята пускай её ищут.

Пока он писал письмо к Рыжему Хвосту, лесные коты отобрали семь добровольцев из молодых. Все надели охотничьи портупеи, и Атила выдал каждому участнику похода дощечки для заточки когтей. Они были сделаны из столетнего бука, и очень ценились среди боевых котов. Обычно все пользовались рябиновыми или кленовыми. Кузьма с тоской вспомнил свою боевую портупею, его дощечка была из карельской берёзы. Таких в Мяукинсе, да и в других городах, и в самой столице насчитывалось не больше десятка.

Двое лесных котят отправились с письмом и подарком от Атилы для Ярёмы. Оказалось, что трёхлапый старый котяра был старым приятелем вождя клана. На словах Атила велел передать ему, чтобы тот не жадничал, а снабдил котят, которым предстояло много шпионить, всякой едой из запасов Кузьмы.

Вечером поисковый отряд выдвинулся в сторону песчаных дюн. До наступления ночи одиннадцать котов, под командой Рольта, добрались до лесной пустыни и нашли там полузасыпанные ветром следы шайки Шаурмэна.

Перейдя дюны, отряд добрался до охотничьего стойбища лесных котов, построенного на ветках и дуплах деревьев. Здесь они заночевали.

Утром начали совещаться.

Первым высказался нетерпеливый Кузьма. Он предложил рассыпаться цепью от того места, где шайка Шаурмэна вошла в лес и искать следы.

- Они по деревьям не пойдут, - говорил беглый арестант. – Будут держаться вместе. К тому же у них с собой не было припасов, значит, станут охотиться. Останутся следы от съеденной ими добычи.

Геракл переглянулся с Рольтом. Тот кивнул, давая ему слово.

- Мы знаем, что от самого места, где они бросили Кузьму, шайка шла, не разделяясь и не занимаясь охотой, - сказал он. – Значит, при них есть немного еды. И они торопятся. И нам не стоит разбегаться по лесу. А как можно быстрее идти к границе.

Рольт согласно покачал головой.

- Они здесь не первый раз, - продолжил Геракл. – Мы и раньше видели следы, а порой и самих незнакомых котов. Но думали, это браконьеры, не мешали, поскольку добычи всем хватит. Вывод ясен отсюда: бандиты очень хорошо знают местность, и Шаурмэн здесь не первый раз. Скорее всего, у них есть тайные кладовые и свои секретные стойбища.

- А вы разве не находили их раньше? – вмешался Кузьма. – Вы же постоянно в лесу, натыкался может, кто-нибудь на чужие тайники?

- Лес огромный, - неспеша заговорил Рольт. – Здесь можно сделать тысячи стойбищ, и потом посторонний пройдет рядом, может, даже, шкурой коснётся, а не узнает. К тому же в шайке Шаурмэна коты бывалые, битые, обученные. Они, как и многие из нас, прошли войну. Причём дрались против котов и знают все повадки. Поэтому я предлагаю поступить, как думает Геракл.

Все коты отряда посмотрели на него. Тот не торопился говорить, опустив голову, размышлял, как сказать покороче и пояснее. Пока он собирался, Кузьма весь извёлся и даже начал нервно размахивать хвостом. Лесные коты, сдержанные и невозмутимые, искоса глянули на «городского», который повёл себя неприлично, но промолчали. Только Леон, застыдившись, начал тихонько успокаивать друга.

- Мы предполагаем, что цель шайки Шаурмэна встреча с собаками, - медленно начал говорить Геракл. – Значит, они будут избегать возможных встреч с пограничниками. Следовательно, надо идти туда, где обычно шатаются контрабандисты. А таких мест всего два поблизости. Я думаю, не стоит уходить далеко. Шаурмэн не ждёт погони, идёт в свою силу, не напрягаясь. А место контрабандистов в Сухой Грозе удобное, можно подойти с многих сторон, и тайных лёжек там много.

- Так и сделаем, - Рольт поднялся на лапы. – У кого есть возражения, свои мысли, говорите.

Никто ничего не сказал. Кузьма понял, что он всё ещё плохо знает лесных котов. И лучше не соваться со своими советами к тем, кто гораздо лучше его знает лес и как тут себя вести.

Рольт разделил отряд на четыре группы по два кота. Сам он взял к себе двух самых молодых соплеменников и после проверки снаряжения они, неспешной рысцой, немного отдыхая после каждых трёхсот шагов, двинулись к урочищу Сухая Гроза. Рольт шёл впереди, на правом фланге, остальные четыре группы бежали уступом, шагах в десяти друг от друга. Кузьма понял, что это и есть боевой порядок лесных котов. Он хотя и сам воевал, но так городские воины не передвигались. Они обычно в начале войны ходили беспечной толпой, а после первых потерь отрядами по двадцать-тридцать котов.

Отряд миновал густой ельник, выскочил на поросшую высокой травой и вереском поляну. Взвилась испуганная птица, но коты уже миновали вересковые заросли и вышли к подножию холма. Без отдыха отряд начал подниматься вверх, огибая растущие здесь высоченные сосны. Белый мох пружинил под лапами, сновавшие под ним по своим тропам большущие чёрные муравьи на миг останавливались, и принимали защитные позы. Но лёгкие неслышные тени охотников уже мчались далеко, распугивая других мелких обитателей песчаного холма.

- Ну, вот, и след наших бандитов, - сказал под вечер второго дня погони Рольт, когда один из поисковиков наткнулся на кучку перьев на поляне, заросшей ромашками. – Не ошиблись мы, к Сухой Грозе идут.

Видимо, коты Шаурмэна разорили целый выводок тетеревов. По своей привычке, они, скорее всего, немного поигрались с птицами, перед тем, как их съесть. Много ромашек стояли с поломанными стеблями, трава измята, а кое-где виднелась взрытая когтями земля.

- Здесь они целый день провели, - сделал вывод Геракл после тщательного осмотра поляны. – И ночевали, вон, на тех берёзах. Ушли, надо полагать, утром. А всего их шесть котов, судя по следам.

- Опережают нас на сутки, не торопятся, - Рольт взглянул на солнце, уже готовое коснуться верхушек деревьев. – Пройдём ещё шагов пятьсот, там будет ручеек. И, кстати, можно успеть рыбу там половить, если есть желание. Но завтра с первыми лучами продолжим погоню. Надо в Сухую Грозу прийти раньше бандитов. Сделаем засаду на них, поймаем и сдадим пограничникам.

Вечером, соорудив из веток лежанки на росших возле ручья огромных вязах, коты перекусили шариками пеммикана, а также несколькими форелями, пойманными Кузьмой, и легли спать.

Под утро произошла беда. Один из молодых котов, Марцел, съел вечером четыре шарика пеммикана. А это очень солёная еда. Марцел захотел пить. Он тихонько фыркнул, поднялся и полусонный, начал спускаться вниз.

- Ты куда? – вполголоса окликнул его такой же молодой охотник Клавер.

- Пить хочу, - Марцел зевнул. – Надо было меньше лопать.

- Подожди, я тоже хочу.

Вместе они, не обращая внимания ни на что, подошли к ручью и начали пить помаленьку холодную воду. В ещё тёмном лесу  уже пробовали голоса птицы, щебеча и расвистывая свои песенки. Рольт, услышавший возню, приоткрыл глаза, услышал, о чём шептались молодые коты, и снова задремал. Остальные ничего не слыхали.

- Лесными котами пахнет, - осторожно вышедший к ручью шакал-контрабандист обернулся к напарнику.

- Их всего двое, - тот внимательно понюхал воздух, и острыми глазами уставился на пьющих воду Марцела и Клавера.

- Без портупей, не вооружённые, - первый шакал выжидающе глянул на второго.

- Стой здесь, - приказал напарник и бесшумно убежал в кусты. Вскоре он вернулся.

- Сейчас их от деревьев отрежут, - сказал он. – Воду они не любят, так что замешкаются у ручья, и тут мы их прижмём и схватим.

В это время коты напились и уселись на берегу, помотав мордочками. Лёгкий предрассветный ветерок  тянул от них, и охотники не учуяли запаха крадущихся шакалов.

- Может, поохотимся? – Клавер потянулся. – А то скоро просолеем от пеммикана, как сушёные окуни. Свежих дятлов бы попробовать.

- Можно, - согласился Марцел. – Только далеко не станем отходить. Давай вверх по течению пройдём. Там я старые деревья приметил, может, кого-нибудь и найдём.

- Конечно, найдёте! – вдруг на него с криком обрушился шакал. Другой контрабандист, напрыгнув сверху, схватил Клавера сзади за шею. Охота на лесных котов была хотя и очень рискованным, но доходным промыслом. Собаки, ненавидевшие их со времён войны, давали за шкуру лесных охотников немало полезных вещей – настойку от блох, зеркала и самозарядные арбалеты. Два таких кота, доставленные через границу, стоили дороже, чем три контрабандных каравана. Сейчас шакалы тащили через кошачьи земли овсянку и сушёные горные грибы. И случайно встреченные беспечные коты оказались для них подарком.

Сбитый с лап Марцел успел взвизгнуть и сейчас яростно бился, прижатый двумя шакалами к земле. Схваченный за шкуру Клавер бесполезно размахивал лапами с растопыренными когтями. Злобно рыча, шакал крепко держал его клыками и мотал из стороны в сторону. Лесной кот чувствовал, что теряет сознание.

- Грызи ему горло! – завопил подбежавший атаман контрабандистов, глядя, как извивающийся Марцел пытается когтями распороть брюхо одному из шакалов.

- Своё побереги!!! – с диким рёвом ему на спину упал Рольт. Вслед за ним на шакалов набросились остальные коты. Ошеломлённые внезапным нападением, те не стали сопротивляться, и сразу сбежали. За ними погнались четыре охотника во главе с Гераклом. Два шакала, с разорванными шеями, в том числе и атаман, остались лежать на берегу ручья. Остальные пятеро улепётывали, забыв про груз, спасая свои шкуры.

Лежавшие Марцел с Клавером тяжело дышали. У одного кровоточили раны на лапах и спине, второй хрипло откашливался. Рольт послал Леона ещё с одним котом осмотреть окрестности, а сам начал помогать раненым. Он понимал, что расслабился, пожалел охотников, и потому не выставил ночных дозорных. Так Рольт поступил, чтобы утром все были отдохнувшие, а получилось совсем наоборот. Кузьма лежал в сторонке, вылизывая окровавленные лапы. Это он прикончил одного из шакалов и помог Рольту со вторым.

Вернувшийся Геракл доложил, что загнал шакалов в речку, их унесло течением. Двоих удалось ранить, но они вырвались.  Подошедший Леон принёс тюк с грибами и бросил его на землю.

- Контрабандисты! – коты поморщились от противного им, но приятного собакам запаха горных грибов.

- Там ещё овсянка, из которой они кашу варят, - сказал Леон. Коты зафыркали, этот продукт они вовсе не переносили, хотя в своё время пленные собаки уверяли их, что полезнее овсянки ничего на свете нет. А сушёные грибы, хоть и пахли мерзко, но были очень нужными лекарствами. Леон не зря их притащил, он был бывалый воин, сразу понял, что понадобятся. Сейчас Рольт, не обращая внимания на запах, раскрошил сухие пестрые шляпки и засыпал ими раны Марцела. Кот поморщился от тягучей боли, но даже не дёрнулся.

Клавер лежал, успокоившись, но только он приподнимался, как сразу начинался  кашель и сильно болел загривок.

- Считаю, что сейчас нам с  Шаурмэном не справиться, - сполоснувший лапы в ручье Рольт оглядел своих бойцов. – Марцел с Клавером никуда отсюда не пойдут, и ещё одного придётся оставить, присматривать за ними. Нас будет восемь. А их не меньше шестерых. В общем, подвиги совершать не будем. Мы не за этим сюда пришли.

- А что предлагаешь? – поднялся Кузьма. – Прекратить погоню, отпустить Шаурмэна?

Все коты с неодобрением посмотрели на него, а Леон вздохнул. Кузьма догадался, что снова ляпнул что-то не то. Но Рольт не обратил внимания на его слова.

- Сейчас мы сделаем лежанки для раненых повыше от земли на ветках вязов, - сказал он. – Поднимем туда  Марцела с Клавером, и мешки с грибами. С ними останется Ардекл. А Силькан помчится к стойбищу пограничников. Ни оружия, ни портупеи с собой не брать! Пойдёшь налегке. Туда не меньше одного дня бега. А мы уйдём в урочище Сухой Грозы. Всё, начали делать лежанки. Силькан, беги, и скажи пограничникам, что мы будем на месте через день.

Когда работу закончили, Рольт не дал никому перекусить, и быстрыми переходами отряд помчался на север. Вечером, когда усталые коты забрались на ветки лиственницы поспать перед последним броском за шайкой Шаурмэна, Кузьма спросил у Геракла, почему так называется урочище – Сухая Гроза?

- Там часто бывают молнии при чистом небе, - пояснил тот. – Они падают на лес и начинаются пожары. Но это бывает только, когда долго стоит жара.

Утром погоня продолжилась. Семеро охотников неслись по ровной песчаной почве среди сосен. Потом начался березняк, осинник. И вскоре отряд вышел на берег реки.

- Я здесь никогда не был, - озирался по сторонам Леон. – И как через неё переправляться?

Геракл мотнул головой направо. С высокого обрыва было видно, как вдалеке, шагов за тысячу от них на берегу суетились какие-то коты. От поисковиков их отделяла неширокая болотистая пойма скрывавшегося в тростниках и камышах ручейка.

- Это же Шаурмэн! – подпрыгнул Кузьма. – Надо атаковать их!!

- Там большая поляна, - внимательно смотревший на них Рольт огляделся. – Нам к ним не подобраться незаметно. Хотя, наброситься на них, когда они прижаты к реке, было  бы здорово. Но сейчас, когда у нас нет перевеса, это бессмысленно. Если бандиты одолеют, то скроются. Хотя, у нас есть неплохие шансы.

Командир посмотрел на небо. Там, с востока наплывали тучи.

- Будет дождь, - он поднялся на лапы. – Если мы переправимся раньше их, то сможем прижать шайку на том берегу.

Кузьма вгляделся в то, что делали бандиты. Они не спеша собирали плот. Рольт повёл свой отряд в другую от них сторону, выше по течению. Шагов через триста берега сузились.

- Вот про это бандиты не знали, - командир остановился и пригляделся. – Они привыкли ходить по ту сторону болотистого ручейка, а этот путь им не известен.

На обоих крутых высоких берегах реки росли могучие ели, между ними Кузьма увидел натянутые верёвки. Вскоре семь котов перешли по ним на ту сторону и снова помчались. На этот раз они хотели прижать шайку Шаурмэна при переправе.

- Все вместе они не поплывут, плот делают маленьким, - сказал Рольт. – Будут переправляться по двое или по трое, а потом перетягивать плот обратно. Ляжем в засаду, и если Шаурмэн будет в первой партии, схватим его и отступим. Остальные бандиты никому не нужны без своего вожака. Если не получится, тогда уйдём в урочище, и будем ждать пограничников.

Охотники залегли в густых кустах смородины шагах в пятидесяти от места переправы и наблюдали за шайкой суетившихся котов на том берегу. Шаурмэн сначала орал на них, потом вытащил из походного мешка половину тетерева, фляжку с настойкой валерьянки и принялся перекусывать. Глядя на него, и остальные потихоньку забросили сборку плота и тоже принялись за еду. Напившись валерьянки, бандиты принялись скакать по берегу, вопить и визжать. Потом они уснули.

Рольт оставил одного из своих котов – Берила, наблюдать за врагами, и отвёл других подальше. Там они тоже начали подкрепляться.

- Вот как принимать их всерьёз?! – с досадой сказал Леон. – Мы бегаем, суетимся, а они перепились и валяются, блох кормят! Знали бы, что они так поступят, взяли бы их сейчас без проблем.

Никто ему не ответил. Все грызли пеммикан и запивали его водой. Рольт о чём-то размышлял. Заметив, что Геракл уже поел, он послал его подменить Берила. Потом он сам прилёг и положил мордочку на передние лапы. Глаза его мигали, усы дёргались, командир явно обдумывал какое-то дело. Кузьма поглядывал на него, но, уже зная, что не стоит говорить без дела, помалкивал. Леон, Берил и остальные охотники Уюл и Алькон задремали. Рольт поднялся, глянул на своих бойцов, и молча ушёл. Кузьма растянулся на мягкой траве, но уснуть не мог. Тогда он решил прогуляться до деревьев, густой стеной поднимавшихся шагах в ста пятидесяти отсюда. Ныряя среди зарослей жимолости, ивняка,  черёмух, Кузьма вскоре добрался до леса.

Присмотрев высокий осокорь, он забрался на него и залёг на прямой широкой ветке. Отсюда была видна речка и даже различались валяющиеся на том берегу спящие бандиты.

- Сейчас бы я лежал у себя дома, отдыхал, - думал Кузьма. – Или болтал о чём-нибудь с Ярёмой. Как он там поживает, старикан? Накормил ли котят? Интересно, поверил Чинуша им? Может, меня уже не ищут? Хотя, пока Шаурмэна не притащим, никто не поверит. А этот гад лежит на травке и спит. Ничего, поймаем, тогда все поверят.

Вдруг он заметил, что бандиты зашевелились и начали что-то делать. Кузьма быстро спустился вниз и быстрыми шагами направился к своим. Рольт был уже там.

- Ну, братцы, приготовились, - он прохаживался по стоянке, похлопывая себя хвостом по бокам. – Сейчас посмотрим, если Шаурмэн будет первым, хватаем его, и тащим к своей переправе.

Охотники залегли в кустах смородины, внимательно наблюдая за тем, что делают бандиты.

Те наконец-то, под крики главаря, связали три толстые палки верёвками и опустили их на воду. Шаурмэн подошёл к берегу, посмотрел на плот и что-то сказал. После этого два бандита погрузились на него, один обмотал вокруг конца плота верёвку, и они отчалили.

- Всё, уходим, - внимательно наблюдавший за ними Рольт развернулся. – Идём в Сухую Грозу. Может, мы там будем не одни, - загадочно добавил он: - Оставил я письмо местным жителям.

В это время из туч, весь день бродивших по небу, хлынул дождь. Бандиты на плоту забегали, а оставшиеся на берегу стали подтягивать их к себе.

Охотники обернулись.

- У нас появилось дополнительное время, - Геракл посмотрел на Рольта. – Сейчас они бросят плот и уйдут в лес, укрываться от дождя.

- Нам тоже не помешало бы укрыться, - пробурчал Кузьма. Его пушистая шкура уже намокла и отяжелела.

Охотники быстрыми скачками помчались к лесу. Они, как и все коты, не очень любили сырость. Стойбищ здесь не было, поэтому им пришлось прятаться под широкими лапами елей. Дождь шёл почти до вечера.

 

К урочищу Сухая Гроза охотники добрались к середине следующего дня. Сухие, обгоревшие сосны торчали среди густых белых мхов. Кое-где сквозь него поднимались тоненькие стволы берёз и осин.

Коты шагали по невысоким зарослям черничника и голубики. Влажный после вчерашнего дождя мох слегка пружинил под лапами. Кузьма оглянулся, следов за ними не оставалось.

Выйдя на пригорок, охотники остановились.

Рольт огляделся.

- Вот примерно здесь и будем поджидать нашу добычу, - он оскалился в улыбке. – Сейчас заляжем в разных местах и будем смотреть. Шаурмэн остановится где-нибудь тут. К границе он не пойдёт, поопасается. Там и контрабандисты ползают, и пограничники, а сюда не заглядывают. И просматривается место очень хорошо.

Перекусив, охотники забрались на деревья, которые выбрал Рольт. Потихоньку они освоились и замаскировались. Ожидание для котов, чей способ охоты – засада, дело привычное.

На кончик ветки, где притаился Кузьма, прилетела синичка. Кот повёл на неё своими жёлтыми глазами и немного напрягся, как перед броском. Потом расслабился. Пускай летает синичка. Птичка расчирикалась, радуясь хорошей погоде, попрыгала по ветке и улетела. Кузьма, медленно поворачивая голову, посмотрел по сторонам. На сосне, с разбитой молнией верхушкой, он знал, залёг Леон. Но увидеть его не удалось. С другой стороны, на покосившемся высохшем дереве, затаился Уюл. Рольт так расставил охотников, чтобы они видели друг друга и могли обозревать как можно больше пространства.

Урочище, где сначала царила тишина, вызванная приходом охотников, потихоньку вновь наполнилась птичьим пересвистыванием, шуршанием сеноставок и мышей. Зверушки безбоязненно бегали по своим делам, отыскивая жучков и червячков. Солнце постоянно прикрывалось лёгкими облаками, и потому было не жарко.

Вдруг Кузьма услышал какие-то визги. Он не спеша посмотрел в ту сторону. Так и есть. К Сухой Грозе брела шайка Шаурмэна. Видимо, бандиты, так не и почувствовав за собой никакой погони, и ничего не опасаясь, стали вести себя совсем развязно. Они кидали палками и шишками в птиц, орали, визжали.

Главарь шагал впереди, не обращая внимания на своих дружков. Выйдя на тот же пригорок, где недавно находились охотники, он потянулся, сбросил с себя портупею с дорожным тюком и начал точить когти об лежавшее там дерево.

Кузьма не слышал, что Шаурмэн сказал своим, но видно, приказал остановиться. Те скинули свою походную поклажу, вытащили фляжки с валерьянкой, разложили какой-то перекус и принялись пировать. Шаурмэн прыгнул на высоченную сосну, росшую возле пригорка, и ловко вскарабкался на её вершину.

- А я хотел там спрятаться, - подумал Кузьма. – А Рольт не дал, сказал, что бандиты туда полезут. Всё знает лесной охотник. Молодец.

Дело было ясным. Необходимо дождаться, пока бандиты перепьются валерьянки, отмечая конец своего перехода, и потом связать их. А после этого можно и нарочного послать к пограничникам.

Спрыгнув с сосны, Шаурмэн подошёл к шайке, что-то сказал и засмеялся. Бандиты зафыркали и завизжали, катаясь от смеха по мху. Один из котов поднялся, и начал прыгать вверх, потом залез на лежащее дерево и скакнул оттуда прямо на пирующих дружков. Поднялась суматоха, раздались вопли, крики. Покачав головой, Шаурмэн взял фляжку с валерьянкой и разлёгшись рядом с шайкой, начал потягивать из неё.

Кузьма напрягся, ожидая, когда бандиты наконец-то уснут. Но подумал, что не стоит волноваться раньше времени и расслабился.

Постепенно перепившаяся шайка угомонилась. Коты разлеглись так, как кого где сморил сон. Шаурмэн встал, покачиваясь, посмотрел на храпящих приятелей, покрутил головой по сторонам, широко зевнул, мотнул мордой и отойдя в сторонку, растянулся на мягком мху и закрыл глаза.

Кузьма выждал немного и аккуратно слез на землю. Оглядевшись, он увидел, как другие охотники так же не спеша подкрадываются к спящим бандитам.

Уюл и Берил вытаскивали из сумок крапивные верёвки. Рольт показал лапой Кузьме на Шаурмэна. Но беглый арестант и так никому бы не уступил права связать личного врага. Подойдя к нему, он постоял немного, глядя на спящего главаря. Во время длинного перехода от Мяукинса до Сухой Грозы рыжая краска, которой тот маскировался под Кузьму, местами слезла, и сейчас Шаурмэн был трёхцветным бело-чёрно-рыжим.

Взяв верёвку, Кузьма ловко накинул петлю на передние лапы врага, затянул, и тут же связал и задние лапы. Шаурмэн недовольно фыркнул, но не проснулся. Обернувшись, Кузьма увидел, что остальные бандиты тоже связаны.

- Ну вот и всё, - Рольт уселся на задние лапы. – Сейчас отдохнём, перекусим и будем ждать пограничников.

Постепенно шайка Шаурмэна проснулась. Связанные бандиты начали кататься по мху, вопить и ругаться. Кузьма отошёл в сторонку, растянулся на тёплом мху и закрыл глаза. Его немного трясло от волнения – ведь сейчас, когда Шаурэн пойман, он сможет доказать свою невиновность.

- Сдадим всех пограничникам, те их допросят, выяснят, что я ни при чём, потом найдём моржовую тушёнку и наконец-то всё закончится, - думалось ему. – Снова начнётся спокойная жизнь, а то я даже по Мурлецу соскучился, эх, поругаться бы с ним, как раньше.

Раздался хриплый рык, а затем возмущённый вопль. Это проснулся Шаурмэн.

- Вы что, бродяги бездомные, совсем обнаглели?! – заорал он. – Я начальник специального отряда по отлову контрабандистов. Вас всех арестуют и сгноят на тюремной барже!!! А ну-ка, развяжите меня немедленно!!

Фыркающие бандиты примолкли, а затем, поняв, куда клонит главарь, тоже завопили, что они стражники из таможни, их надо развязать и извиниться.

- Неграмотные дикари! - скандалил один из них, с порванными ушами. – Я помощник начальника!!! Вас надо наказать за нападение на государственную таможню!! Вы сами контрабандисты!

Лежавшие поодаль охотники даже не повернули головы в сторону орущих бандитов, только Леон улыбнулся, оскалив клыки, и хлестнул себя несколько раз хвостом по бокам.

Отряхнувшись, Кузьма вскочил и подошёл к Шаурмэну.

- Здравствуй, старый приятель, - он сильно потёр лапой по одной оставшейся рыжей полос на его шкуре. – Ай-я-яй, а что это у начальника специального отряда краска слазит? Плохая маскировка.

Потом Кузьма прижал лапой нервно дёргающийся хвост лже-таможенника и вцепился зубами в его фальшивый, приклеенный кончик. Немного подёргав, ему удалось оторвать его.

Ошеломлённый Шаурмэн, увидев того, кто, как он думал, был давно съеден волками, замолчал. Остальные бандиты также прикусили языки.

Спокойно лежавшие охотники, прищурив глаза, с любопытством наблюдали за встречей старых недругов.

- Привет, Кузьма, - вдруг заулыбался пришедший в себя Шаурмэн. – Я так рад видеть тебя. Очень хорошо, что ты остался живой. Ты знаешь, я ведь так переживал. Ну, погорячился я тогда, не подумал. Давай забудем всё плохое и будем жить дружно.

- Где тушёнка с государственного склада, господин начальник спецотряда бандитов и воров?! – рявкнул Кузьма. – Отвечай, закуска ты блошиная!!!

- Не знаю, о чём ты говоришь, мой старый друг, - нисколько не испугался Шаурмэн. – Ничего мы не брали и не воровали.

- Ладно, бандюган, - успокоился Кузьма. – Отдадим тебя полиции, быстро заговоришь. Ещё за предательство во время войны ответишь.

Услышав такие слова, коты из шайки затревожились, но Шаурмэн лишь презрительно улыбнулся, и они, видя спокойствие главаря, тоже весело оскалились. Кузьма разозлился, но глядя на невозмутимых лесных котов, только помотал головой и отойдя в сторону, прилёг на мох.

Солнце уже закатывалось за деревья, и его красные лучи покрасили серые сухие сосновые стволы и белые мхи в багряный цвет. Рольт предложил перекусить. Все они поели надоевшего уже пеммикана, и запили его водой.

- А пленных тоже надо кормить! – крикнул бандит с порванными ушами. – Мы ведь тоже коты, и нам кушать хочется!

- На тюремной барже закусишь, - ответил ему Леон. – А пока отдыхай, господин помощник начальника.

На Сухую Грозу упали сумерки, Рольт лично проверил верёвки на лапах бандитов и назначил часовых.

- А где же пограничники? – отведя его в сторону, спросил Кузьма. – Я волнуюсь, как бы не сбежали проходимцы эти.

- Видимо, завтра подойдут, - негромко ответил Рольт. – Дорога неблизкая. Не переживай, никуда они не денутся.

Как только стемнело, бандиты начали стонать и визжать.

- Мы голодные, нам холодно! – вопили они. – Развяжите нам лапы, они очень затекли! Пожалейте нас, пожалуйста!

- Может, им морды связать? – подошёл Леон к Рольту. – А то спать не дадут.

- Пускай орут, - ответил командир. – Так они устанут быстрее, да и пограничники услышат нас скорее.

Охотники легли отдыхать, только двое дозорных приглядывали за пленниками.

А связанные коты продолжали шуметь и громко плакаться на свою судьбу. Как после стало ясно, делали они это не зря.

Шаурмэн иногда поднимал голову, оглядываясь, и вежливо улыбался часовым.

А в это время к стоянке охотников, привлечённая криками и воплями связанных бандитов, подкрадывалась собачья стая. Семь псов перешли границу, чтобы встретиться с Шаурмэном в урочище Сухая Гроза. И подошли очень вовремя для шайки.

- Я вижу шестерых охотников, - прошептал один из бульдогов старшему. – Атакуем сразу?

- Нет, подожди, - старший пёс, лилово-чёрный доберман со множеством шрамов на шкуре медленно поводил головой в стороны, рассматривая стоянку. – Сейчас выберем каждому из нас по одному коту и нападём. Их шестеро, нас семеро. Давай отойдём, определимся, кто на кого.

Доберман оставил наблюдателя и увёл свою стаю подальше, выбрав такое место, чтобы ветер дул на них от стоянки охотников.

- Пятеро охотников, жёлто-чёрные шкуры и один бело-чёрный кот, - доберман оскалил клыки. – Четверо спят, двое дежурят. Наши друзья связанные. Различить не трудно. Бульдоги нападают на часовых, будьте внимательны, на них портупеи, шею сразу не прокусить. Мы приканчиваем остальных. Очень хорошо, что они залегли на земле, а не на деревья залезли. Боятся, чтобы пленники не сбежали.

Старший стаи хотел зарычать от удовольствия и предвкушения схватки, но вовремя спохватился, что надо действовать в тишине. Он сражался с котами во время войны, и больше всего терпеть не мог именно лесных котов. Те действовали, как партизаны. Нападали из хорошо спрятанных засад, и при этом собаки несли большие потери. Не зря даже сейчас, когда боевые действия давно закончились, шкуры лесных котов очень высоко ценились в стране собак.

- Если нападение будет удачным, то разбогатеете, - прорычал доберман. – Выдвигайтесь по местам, окружайте стоянку. Этой ночью мы станем богатеями.

После ужина Кузьма посмотрел на связанного Шаурмэна, который лежал молча и только скалился, разволновался и ушёл отдыхать подальше от стоянки. Он залез на то дерево, где сидел в засаде и попытался уснуть, но не смог. Его смена дежурить наступала после полуночи и надо было выспаться, но никак не получалось даже задремать. Кузьма припомнил все свои обиды и злоключения, которые он перетерпел из-за наглого Шаурмэна. Его огорчения стали бы ещё больше, если бы он узнал о том, что Мурлец разграбил всё его имущество, и утащил даже боевое снаряжение. Беглый арестант переживал, что его честное имя оказалось испачкано по вине бандита. Он смотрел в сторону стоянки, но думал о своём и ничего не замечал. Даже вопли связанных пленных котов пропускал мимо ушей.

- Ну да, скоро всё кончится, - всё-таки успокоился он. – Вернусь в Мяукинс, займусь старым делом.

Кузьма стал прикидывать, какие плюсы он получил от этого приключения. Во-первых, познакомился очень хорошо с лесными котами. Пережил вместе с ними много всякого. А это значит, что в будущем можно договариваться с ними о поставках всякой добычи гораздо проще. Во-вторых, узнал новые места в лесу. Здесь и самому можно будет поохотиться. Сделать стойбище на ветках, вот хотя бы там, где контрабандисты на них напали. Дорога туда проходима даже для тележки. Очень удобно вывозить оттуда битых птиц. И в-третьих, отлично провёл время, попутешествовал. А то когда бы ещё собрался? Всё дела, дела. Да, и самое главное. Поймал Шаурмэна. За это его обязательно наградят, и, может быть, даже присвоят звание почётного кота Мяукинса. Дадут цепочку золотую на шею с медальоном, и Заноза Мурлец станет всё время завидовать.  

Ободрившийся от таких мыслей Кузьма посмотрел на стоянку. В это время один из часовых – Геракл, поднялся и пробежался лёгкими скачками, разминаясь. Скоро полночь, надо будет его заменить, подумал Кузьма, спать уже не стоит. Полная луна заливала неярким светом урочище Сухой Грозы. Кот вспомнил о том, что здесь падают молнии с чистого неба и посмотрел вверх. Множество звёзд подмигивало ему оттуда.

- Добрые такие вроде  бы, а вдруг звёзды молнии и кидают? – мелькнуло в голове Кузьмы. – Ох, наверное, они такие тяжёлые и горячие. Непросто придётся тому, на кого молния свалится.

И тут же он припомнил рассказы о Лохматом, неведомом жителе лесной страны. Это неизвестный обитатель здешних мест обычно обрушивался внезапно, сверху, прямо на плечи котам и те мгновенно засыпали. Даже поговорка такая была: «Я уснул, как будто Лохматый накинулся».

- Хватит думать всякую ерунду, - решил Кузьма. – Надо идти к стоянке, скоро Геракла менять.

Он спустился на землю и лёгкими прыжками понёсся к своим, откуда доносились непрекращающиеся вопли пленников. И тут же заметил, что какие-то тени кинулись на охотников!! Кузьма заверещал и прибавил ходу, но вдруг что-то упало на него сверху, он ударился головой об пень и отключился.

- Молния попала или Лохматый кинулся, - мелькнула мысль перед тем, как он потерял сознание.

Собаки атаковали одновременно, но за миг до этого дозорные Геракл и Уюл услышали вопль Кузьмы и вскочили на лапы. Увидев прыгнувших на них бульдогов, они сумели увернуться. Уюл, визжа, умудрился проскакать по спящим охотникам. Те моментально развернулись, как пружины, и тут на них обрушились псы.

Геракл отскочил в сторону и атакующий его бульдог, промахнувшись, врезался в лежащего связанного Шаурмэна. Тут же лесной кот выхватил из портупеи остро отточенный нож и прыгнул на спину неуклюжему псу.

Старший стаи доберман целился из арбалета в спящего Леона, но из-за внезапной суматохи не попал в него. Стрела угодила в бок вскочившего Рольта. Командир отряда крутнулся на месте, злобно зашипев, и тут же на него набросился ещё один пёс, пытаясь вцепиться клыками в горло.

Из второго арбалета стрелял чёрный терьер. Он смог пришпилить к лежавшему бревну хвост Берила. Перезаряжать своё оружие доберман с терьером не стали, так как началась рукопашная. В лунном свете мелькнули боевые клинки, когти и зубы начали вгрызаться в мышцы врагов. Внезапность нападения и то, что сразу же вышли из строя Рольт и Берил, а Кузьма валялся без сознания, дали собакам большое преимущество в бою.

Геракл располосовал споткнувшемуся бульдогу шею, тот рухнул и затрясся. Охотник перемахнул в сторону схватки Алькона с двумя псами, но при этом выронил нож.

Леон, сваленный наземь, лёжа на спине, вцепился зубами в нос напавшего на него бультерьера, а когтями рвал ему брюхо. Ослабевший Рольт неуклюже отскакивал от атакующих его добермана и ещё одного пса.

Всё нападение заняло совсем немного времени, как вдруг битва, которую коты явно проигрывали, изменилась. Чёрный терьер, жалобно завизжав, исчез, откинутый мощным ударом. Бульдог, с которым, слабея, бился на ножах раненый Уюл, свалился на бок и, напуганный, рванулся в сторону.

Берил, громко визжавший, ухватил когтями морду рвавшегося к его горлу пса, вдруг почувствовал облегчение – нападавший исчез.

- Уходим! – раздался крик добермана. – Уходим!

Дисциплинированные псы тут же бросили схватку и разбежались по сторонам. Даже трясущийся бульдог с располосованной Гераклом шеей сумел ускакать как-то боком вперёд.

Вдруг стало тихо на один миг. Но тут же раздался стон тяжело раненого, впавшего в забытье Алькона, и все снова зашевелились.

Как вскоре выяснилось, нежданную помощь охотникам оказали две рыси.

- Сегодня утром я увидел в нашем стойбище возле реки послание от Рольта, - сказал крепкий мускулистый Щендат. – Поскольку он оказывал нам услуги в своё время, мы поспешили сюда. Рольт просил прибыть в Сухую Грозу и помочь при необходимости.

- Понятно, - кивнул Геракл. – Ну, давайте поможем нашим раненым.

Вторая рысь, Чукис, уже осматривала пострадавших. Целым остался только Геракл, у Леона оказалось разорванным ухо, остальные были ранены гораздо серьёзней. Рольт страдал от стрелы, пробившей живот, и нескольких ран на спине и голове. У Берила была сломана задняя лапа и сильно ободран хвост. Уюл лежал, свернувшись клубком, его всего исполосовали ножами. У Алькона оказалось срезано одно ухо, разорвана мордочка, и располосованы зубами мышцы на левом плече.

- Как тебя зовут? – вдруг спохватился Щендат, обращаясь к Гераклу. Тот ответил и выжидающе глянул на рысь.

- Слушай, Геракл. Я когда бросился в драку, нечаянно сшиб недалеко отсюда с ног кота, он, видимо, сильно ударился. Надо посмотреть, как он.

- Это Кузьма, наверно, - предположил Леон. Он сейчас удивлялся, куда подевался его друг. Не мог же он струсить. Леон даже подумал, что Кузьма погиб.

Но пропавший кот уже сам подходил, качаясь, к месту сражения.

- Ого, вот это побоище! – сказал он и уселся на задние лапы. Его клонило из стороны в сторону. – А где Шаурмэн?

Все охотники посмотрели туда, где раньше лежал главарь шайки. Но там валялись только разрезанные крапивные верёвки. Вместе с ним пропали все коты из его шайки. Геракл припомнил, что обронил нож в схватке с бульдогом как раз там, где находился Шаурмэн.

- О-ё-ёй, - Кузьма покачал головой и скривил мордочку. – Да и ладно, пусть его блохи съедят. Давайте помогать раненым. Гнаться за бандитами сейчас толку нет.

 

К рассвету все раненые были перевязаны и уложены поудобнее.

- Двигаться им сейчас нельзя, - Кузьма сидел рядом с Леоном, закончив ухаживать за пострадавшими друзьями. – Надо ждать, пока они хоть немного поправятся.

Леон молча кивнул. Своё разорванное ухо он обмотал листьями подорожника. Раненых уложили на кучи нарванного моха и соорудили над ними навесы из веток, накрытых лопухами. Сейчас они, напившись чистой воды, принесённой из родника, крепко спали. Рольт и Уюл иногда стонали во сне.

Кузьма вертел в лапах трофейный арбалет, оброненный нападавшими собаками, потом отложил его, забрался на сосну и огляделся. Но ушедших на осмотр Сухой Грозы Геракла и рысей не увидел.

- Прямо не знаю, что делать, - вздохнул Кузьма, вернувшись обратно к Леону, лежавшему на бревне. – Рыси, конечно, молодцы, что помогли ночью. Но они сказали, что уйдут к вечеру. У них свои дела. Останемся мы втроём. А если собаки вернутся? Или Шаурмэн со своей шайкой? Мы же раненых даже на деревья поднять не сможем.

- Привет! Ого! Ничего себе! – вдруг услышали друзья чей-то голос. Они подняли головы. Возле раненых стоял Силькан, охотник, которого Рольт после нападения контрабандистов послал за пограничниками.

- Не ори, не мешай им, - шикнул на него Леон. – Иди сюда.

Немного ошарашенный увиденным Силькан медленно подошёл, оглядываясь на спящих, обмотанных подорожниками, крапивой и листочками черники друзей.

- Где пограничники?  - спросил Леон.

- Идут, - Силькан сел на задние лапы. – Я их опередил, они строем бегут, а я так, сам по себе, торопился. Мы заночевали где-то в двух тысячах шагов отсюда. Я вскочил утром, и без завтрака сразу сюда побежал.

- Врач есть с ними? – уточнил Кузьма.

- Да, конечно, - Силькан обмахнулся хвостом. – Их всего десять котов, командир и доктор. А что тут было?

- Про меня ничего они не говорили? – поинтересовался Кузьма.

- Ах, да, - Силькан взмахнул лапой. – Ты же разыскиваешься, как вор государственной тушёнки. Там на стойбище у пограничников даже портрет твой висит. Перед самым выходом нашим привезли полицейские. Ну расскажите же, что здесь случилось?

- Бежать надо коту Кузьме, - пригорюнился Кузьма и тяжело вздохнул: - Вот проклятый Шаурмэн! Все мои беды из-за него!! Все! Силькан, слушай Леона. Но потом. Сейчас помогите мне собраться, и я побежал.

- Подожди, подожди, - поднялся Леон. – Сейчас расскажем пограничникам, что тут было. Как ты ловил Шаурмэна и всю банду. Как собаки напали. Они же нормальные коты, должны понять. Хороший кот другого хорошего кота не посадит.

- Да они же на службе! – замахал лапами Кузьма. – Что ты! Хороший кот, когда на службе, родного брата крапивой свяжет. Так, портупея, дощечка, мешочек с пеммиканом. Отсыплю ещё из других, чтоб побольше было. Нож где мой? Ага, вот он. Фляжка пустая, ерунда, по пути наполню, ручейков полно. В общем, так, братцы. Вы меня не видели, и где я, не знаете. А я буду в стойбище у Атилы вас дожидаться. Оп! Ещё арбалет со стрелами захвачу. А то всё равно их пограничники заберут. Я побежал.

Кузьма проверил снаряжение, прикрепил на ремнях портупеи арбалет, пучок стрел и вскочив на бревно, повертел головой.

- А вон уже и пограничники идут, - он спрыгнул вниз и тронув лапой на прощание Леона и Силькана, помчался прочь из урочища Сухой Грозы.

 

Шедший отряд пограничной стражи остановился, увидев приближающихся к ним рысей и лесного кота.

- Что тут у вас случилось? – спросил угрюмый высокий жилистый командир чёрно-белой расцветки с нервно дёргающимся хвостом.

- Сражение было ночью, - ответил не уступающий ему в росте Геракл. Рыси промолчали, у них с пограничниками были непростые отношения и они взаимно друг друга недолюбливали.

- Мы пойдём, - Щендат вглянул на Чукис, та кивнула. – Вас сейчас много стало, справитесь, а нам некогда. Рольту наши пожелания выздоровления поскорее. До свидания, Геракл!

Длинными прыжками рыси в несколько секунд затерялись среди сухих сосен и тонких стволов берёз и осин. Командир пограничников мрачно посмотрел им вслед и повернулся к Гераклу: «Мы нашли чуть живую собаку, бульдога в боевой портупее. Ну-ка расскажи нам, чем он тут занимался до такой степени, что его располосовали всего?»

Лесной кот спокойно поведал им о ночных делах.

- Так у вас раненые есть? – ахнул один из пограничников, видимо, доктор. – Надо бежать скорее к ним. Хватит, Васюган, потом поговоришь. Побежали.

Командир глянул на него и молча кивнул. Вскоре отряд был на пригорке, где лежали раненые. Пока доктор смотрел у них раны, заставлял принимать какие-то снадобья, Геракл отвёл Леона в сторону.

- А где Кузьма? – спросил он.

- Убежал к Атиле, - тихо ответил тот. – Он, оказывается в розыске. Мурлок даже пограничникам про него сообщил.

- Тогда ясно.

Васюган, дав своим котам отдохнуть, выспросил у Геракла, где они прошлись утром с рысями, вытащил из кармана портупеи карту, поводил по ней лапой и оставив на стоянке троих пограничников и врача, с остальными умчался на поиски раненых собак и шайки Шаурмэна. Хотя Геракл сказал ему, что он с рысями прошли около пятисот шагов по следам бандитов, и скорее всего, преследуемые уже далеко, командир погранстражи был упрям и решил настичь их.

Обдумав, Васюган решил, что поскольку собаки ранены, то обязательно остановятся отдохнуть и подлечиться. До границы им после такой битвы не дойти и за три дня.

К вечеру пограничники напали на след. Видно, усталые псы совсем выбились из сил. То и дело попадались места, где они лежали и отдыхали. Перед самым закатом, когда солнце светило уже не так ярко, как днём, а тени от деревьев стали длиннющими, Васюган настиг отступающих собак. Пограничники окружили их на берегу маленького лесного озерца. Пятеро усталых псов даже не стали сопротивляться. Им надели специальные налапники, чтобы они не вздумали бегать и допросили.

- Где остальные? – суровый Васюган спросил у чёрного терьера с ободранным боком. – Кто у вас главный, и куда подевались коты-бандиты?

Терьер с трудом поднялся на связанных лапах.

- Наш вожак доберман ушёл вместе с Шаурмэном. Он тоже ранен, коты его на волокуше тащат, - ответил он.

Васюган оставил двоих стражников охранять пленных псов и бросился вдогон за Шаурмэном. След от волокуши был виден очень хорошо.

Но в темноте погоня остановилась. Утром пограничники, матёрые выносливые коты бросились снова преследовать беглецов. Однако, видимо, Шаурмэн, опасаясь их, тоже бежал со своей шайкой без остановки. Остановившись на пограничном ручейке, Васюган увидел, как на той стороне усталые коты залезают в машину собачьей охраны. Туда же погрузили раненого добермана. Обернувшись, Шаурмэн помахал лапой разозлённым пограничникам и юркнул в салон машины.

Через три дня Васюган со своим отрядом привёл на заставу пленных собак, сюда же на волокушах притащили раненых охотников.

- Большое спасибо за помощь, - поблагодарил угрюмый командир Геракла, Леона и Силькана. – Через неделю придут машины с запасами, на них на обратном пути и отправим ваших лесных в столичную больницу, и пленных туда же, тоже в столичную, но тюрьму. Всё равно лечить надо, хотя охотники уже поправляются.

Коты попрощались с ранеными, и отправились обратно, домой, в стойбище Атилы.

 

Перейдя реку, Кузьма встретил лесных котов Марцела, Клавера и Ардекла.

- Привет! Где наши? Почему ты один? – спросили они Кузьму.

Кот присел и рассказал им, что с ними произошло. После недолгого совещания охотники решили отнести пострадавшим в Сухой Грозе сушёных горных грибов. Их они тащили с собой. Вдруг пригодятся для лечения. А беглец от закона побежал в другую сторону.

Когда наконец-то Кузьма добрался до стойбища лесных котов и рассказал о всех приключениях Атиле, старый глава клана одобрил действия своих охотников.

- А ты, Кузьма, оставайся пока у нас, - предложил он. – Поживи, успокойся, всё равно тебе в Мяукинс возвращаться нельзя, пока тушёнка не нашлась.

- В том-то и дело, что не могу здесь остаться, - Кузьма почесал брюшко. – Полицейские могут к вам нагрянуть, меня искать. Я лучше в лесу обоснуюсь. Есть места, где они меня не сыщут, а я смогу что-нибудь придумать, как Шаурмэна изловить.

- Как хочешь, - сказал Атила и распорядился выдать ему два мешочка пеммикана, на всякий случай. Охотничью портупею, боевой нож, фляжку и дощечку для заточки когтей он также оставил ему.

К вечеру Кузьма добрался к дуплу в тополе, залез туда и сразу уснул. Проспал он до самого утра.

Позавтракав пойманной вчера куропаткой, беглый арестант принялся размышлять о своей жизни.

- Только одно может вернуть меня к нормальной жизни, это шестьсот банок моржовой тушёнки, - решил он. – А где их взять?

Кузьма загорюнился. Он посмотрел на себя – весь исхудал, шкура свалялась, репьи какие-то в ней застряли, усы обвисли. Ну что за жизнь такая у честного кота!! И к тому же сейчас, когда Шаурмэн скрылся, ему золотую цепочку с медальоном, как почётному коту города Мяукинса, не дадут!

- И что!!! – завопил Кузьма. – Мне сейчас всю жизнь в этом дупле сидеть!!!?

От этого отчаянного жалобного крика испуганные птицы взвились в небо, а двух лесных клопов даже парализовало на время от страха. Кот взвыл ещё раз, уже нечленораздельно, и принялся рвать когтями кору на росшей неподалёку берёзе. Потом он успокоился, критически осмотрел себя и взяв нож, стал вырезать себе из найденной твёрдой палки расчёску.

- А чтобы шкура перестала быть тусклой, надо наловить и налопаться рыбы! – закончив изготавливать инструмент, решил Кузьма. – Пойду вечером на речку – хариусов и форелей искать.

Несколько дней беглый кот приводил себя в порядок. Благоустроил дупло, даже пристроил на входе в него небольшой занавес из сплетённых веток. Тщательно и подробно осмотрел все окрестности, на высокой сумрачной ёлке сделал себе запасную лёжку. Притащил туда запас пеммикана и сушёную рыбу. И два дня ничего не делал. Ел пойманную рыбу, грыз пойманного накануне тетерева и даже не думал ни о чём. Гладко расчёсанная новой расчёской шерстка у него начала лосниться.

- Ну вот, сейчас и не стыдно показаться городским котам, - осмотрелся Кузьма. – Особенно Мурлок с товарищами будет рад меня видеть. А потом в тюрьме на воде посижу, и снова весь облиняю и исхудаю.

Он ждал, когда же появятся друзья – Леон и Геракл. Они могут сходить в Мяукинс и разузнать, что там происходит. Но их всё не было. Наконец Кузьма не выдержал и ночью сам отправился в город.

Старый кот Ярёма опять также вечером лежал на подоконнике своего домика и грустно смотрел на луну. Вдруг кто-то осторожно дёрнул его за свисавший хвост. Он недовольно сморщил мордочку и повернул голову. Внизу, на завалинке сидел Кузьма.

- Тс-с-с, - прошипел он. – Пойдём в огород, под крыжовник.

Осторожно прокравшись среди высокой травы и широких лопухов, коты уселись под колючим кустом.

- Поймал Шаурмэна? – сразу спросил Ярёма.

Кузьма только вздохнул. И вслед за ним вздохнул и Ярёма.

- Рассказывай, как в городе дела, - сказал хозяин.

- Да плохо дела, - Ярёма взмахнул лапой, укололся о шип крыжовника, и зашипел от боли.

- Мурлец, подлец, ограбил твой дом и склады подчистую, - продолжил он. – Я к Мурлоку, сыщику этому пошёл, жаловаться. А он злющий такой из леса вернулся, весь в обрывках крапивы. Давай орать на меня, что я помощник государственного вора и тоже посадить меня надо.

- Вот какой наглый! – возмутился Кузьма. – А что с добром-то моим? Вернули?

- Ничего не отдали. Мурлок заявил, что поскольку хозяина у дома нет, и не будет много лет, то всё имущество бесхозное.

- Да как же так? – возмутился Кузьма. – Вот  же я, хозяин. Как это меня нет!?

- Я в законах не разбираюсь, но судья Чинуша, когда узнал об этом, долго орал на Мурлеца, - Ярёма почесал загривок. – А потом приказал выставить охрану у твоего дома.

- И кто охраняет?

- Да меня Чинуша и назначил, - ответил старый кот. – Велел за охрану брать по банке тушёнки в неделю из твоих запасов.

- Ну это хорошо, - успокоился Кузьма.

- А что хорошего? Мурлец-то всё вывез. Я все двери и окна заколотил досками, да и прохожу там каждый день по двору, смотрю, не залез ли кто.

- А лесные котята приходили? Передали привет от Атилы?

- Да-да, были котята, - оживился Ярёма. – И подарок принесли, чашку молочную. Я ведь понимаю всё. И наших маленьких хулиганов тоже поддерживаю. У меня ведь запасы у самого были. Так что оттуда им даю. Ох, они и здоровы лопать! Мало того, что Рыжий Хвост им рыбу даёт почти каждый день, так и я по банке тушёнки с утра выделяю. Всё съедают.

- Нашли они что-нибудь? – поинтересовался Кузьма.

- Не знаю, - Ярёма развёл лапами, покачнулся, и чтоб не упасть, ухватился за ветку крыжовника, снова укололся и зашипел: - Они мне не докладывают. Только всё бегают, мордочки хитрые такие, таинственные. Их уже Мурлок ругал, допытывался, что они задумали. А те молчат. Хорошие котята, только хулиганы всё равно.

После разговора с Ярёмой Кузьма, осторожно пробираясь по огородам, выбрался в лес и не спеша побежал к своему логову в дупле. Да уж, одним котятам не справиться, надо им как-то помочь, думал он. Но вот как это сделать? И всё-таки, где же моржовая тушёнка?

Подбежав к тополю, Кузьма остановился. Вверху раздалось какое-то шевеление. Засада? Его выследил Мурлок?

Кузьма замер и осторожно, шаг за шагом отступил, затаился, прислушался. Больше никаких звуков не было слышно. Однако кот решил не рисковать и тихо, тихо ушёл подальше и забрался на свою запасную лёжку. Там он и не спал полночи, обдумывая, что ему делать дальше.

 

Вверх по реке, от границы с собаками в сторону города Мяукинса поднимался почтовый катер. Четыре дня он пыхтел среди волн, туманов, отмелей, перекатов и капризных ветров. На причале его встретил служитель почты, заядлый рыболов Рыжий Хвост.

- Привет, коллеги! – крикнул он, поймав верёвку с катера и привязав её к бревну. – Много почты? А то у нас четыре мешка набралось для столицы.

- Торговая бандероль для коммерсантов, полмешка частных писем и срочный секретный пакет для Чинуши, - ответил ему капитан, отчаянный кот Матросняк. – Принимай наше, грузи своё. А рыбы много наловил? Может, сменяем на рулон конского волоса? На удочки лучше не придумать.

- Дам восемь щук и мешок окуней, - не раздумывал Рыжий Хвост. Конский волос отлично пригодился бы для делания лесок.

- Вот и договорились, - обрадовался Матросняк. – Бери почту, развози по адресатам и вечером приходи. Мы здесь заночуем, а утром дальше пойдём.

Судья Чинуша разбирал очень скучное и нудное дело. Два кошачьих семейства никак не могли поделить между собой морковную грядку. Много лет они спорили, кому она принадлежит.

- Почему вы так спорите из-за этой грядки? – допытывался судья. – Столько земли вокруг, и огороды у вас большие. Зачем ссориться? Неужели места мало, посадите сколько хотите этой морковки и помиритесь.

- На этом месте растёт очень вкусная морковка, - твердили обе семейки и настаивали, чтобы грядка принадлежала кому-то из них. И даже несколько раз устраивали драки прямо в суде.

Вздохнув, Чинуша приказал им сидеть молча, а сам начал оглашать вердикт.

- Решаю, что поскольку морковная грядка служит местом постоянных ссор и драк, а мириться вы не хотите, - забубнил он особенным судейским голосом, наводящем скуку и вызывающим сон. -  Поэтому на этом месте повелеваю морковку больше не сажать, а посадить там саженец рябины с красными ягодами.

Спорщики-коты прямо замерли от такого замечательного решения. Ведь на рябину будут прилетать птицы, есть ягоды, а их можно будет ловить. Какой молодец судья!

- Саженец рябины надо купить у меня вскладчину, с моего огорода, - закончил Чинуша. – Вопросы не задавать. Расплатиться сегодня, до вечера, или я обе семейки ваши оштрафую! Можете идти.

Обрадованные сутяги, зафыркав от удовольствия, что такое сложное дело разрешено, да ещё и с пользой для них, пошагали к выходу из судейской комнаты. Один из истцов, молодой кот, лихо вспрыгнул на подоконник, намереваясь оттуда соскочить во двор. Но это заметил Чинуша.

- Что такое! – заорал он. – Это неуважение к суду! Сейчас посажу в каталажку на два дня! Там ремонт сделал такой, что никакой бобёр больше не прогрызёт стенку. Марш к дверям! Не хватало, чтоб в суде из окон прыгали!

Испуганный кот съёжился, спрыгнул на пол и пробежал к дверям. Оглядываясь на Чинушу, родня начала колотить его лапами. Судья зарычал, опять склоку устраиваете? Коты поскорее вывалились во двор, подальше от сурового правосудия.

- Господин судья, вам секретный пакет! – дверь распахнулась, и вошёл Рыжий Хвост. Развалившийся было в кресле Чинуша недовольно зафыркал.

- Отдохнуть не дадут, - он разгладил лапой усы. – Надеюсь, оно из казначейства, с новостью о повышении оклада?

- Да нет, - поглядел на серый конверт почтальон. – От пограничников. Прошу принять и расписаться. Вот тут. Спасибо. А можно узнать, какие секреты там сообщают?

- Давай, шагай отсюда, не положено про такие тайны почтальонам знать.

Рыжий Хвост ушёл, потряхивая своей синей сумкой, а Чинуша разорвал когтем конверт и принялся читать. Потом отложил письмо в сторонку и начал думать. Для этого он залез на подоконник и растянулся на нём. Пригревало солнышко, и незаметно размышляющий кот уснул.

- Ой, Лохматый тебя забери! – вскочил он через час. Помотал головой и выглядывая в окно, закричал: - Мурзила! Мурзила! Иди сюда скорее!

Вскоре приплёлся судейский сторож и выжидающе уставился на Чинушу.

- Иди в город, и найди Мурлока, сыщика этого бестолкового, - велел тот. – Пусть немедленно прыгает сюда. Скажи, дело срочное и секретное.

- Так точно, понял! – отчеканил Мурзила и взмахнув хвостом, убежал.

Судья дал прочесть Мурлоку полученное им письмо. Старший сыщик, ознакомившись с ним, принялся быстро чесать себе загривок.

- Хватит блох гонять! – приказал Чинуша. – Что делать будешь?

- Командир пограничников Васюган сообщает, что он своими глазами видел живого Шаурмэна, - успокоился Мурлок. – Значит, этот бандит не пропал во время войны.

- Значит, и котята не ошиблись, когда говорили, что видели его в Мяукинсе, - добавил судья. – И Кузьма может быть непричастен к воровству тушёнки, вот что.

- Хм, - Мурлок задумался. – Нет, нет, погоди. Мы знаем, что Шаурмэн был здесь и его видели пограничники. И со слов лесных котов, изменник шёл по лесу навстречу к собакам. Но зачем они встречались? Пленные псы не знают, а их вожак скрылся. Из шайки Шаурмэна никого не поймали. А государственную тушёнку нашли на складе у Кузьмы. И он сбежал от полиции и суда. Так что с него подозрения не снимаются. Но смотри, какой Шаурмэн хитрый. Взял и перекрасился. Да ещё и хвост приклеил. Жулик.

- То есть, Кузьма пока под подозрением? – уточнил Чинуша.

- Да, конечно, - сыщик встал и потянулся. – Ты же знаешь, что шестьсот банок тушёнки это снабжение целой армии. И если она попадёт к собакам, то это, в случае новой войны, даст им огромное преимущество. Так что надо и Кузьму проверить, и Шаурмэна поймать. И самое главное – найти пропавшую тушёнку! Дело государственной важности!

Старший сыщик подпрыгнул, фыркнул и направился к окну, чтобы выйти.

- Стой, стой, - окликнул его Чинуша. – Выход через дверь. Здесь суд, а не полиция, уважаемая контора.

Мурлок ухмыльнулся, но послушался судью и вышел через дверь. А сидевший под окном и слышавший весь разговор Мурзила тихонько убежал.

Вскоре он уже рассказывал последние новости своему приятелю Ярёме, который занимался обходом разграбленного хозяйства Кузьмы.

- Спасибо, дружище, - трёхлапый кот внимательно выслушал Мурзилу. – Хоть сейчас Мурлок перестанет искать одного Кузьму, а и Шаурмэном займётся тоже.

Старики-коты посудачили ещё о городских делах, о том, что погода с каждым годом всё хуже, а молодёжь всё наглее и непочтительней, и потом разошлись.

После разговора с судьёй старший сыщик Мурлок разозлился. Ведь ясно, что тушёнку украл Кузьма, а Шаурмэна припутывают, чтобы на него думали. Он пришёл в полицию и приказал немедленно собраться всем своим сыщикам, с которыми приехал из столицы.

- Вот что, специалисты дубинноголовые! – начал Мурлок кричать на них. – Вы Кузьму, государственного вора, найти не можете, а его уже начали выгораживать. Так пока вы прохлаждаетесь, этого Кузьму совсем оправдают и кражу на другого свалят! Искать немедленно Кузьму!!

После такого крика и скандала сыщики разбежались по Мяукинсу искать беглого арестанта.

- Как разозлился наш Мурлок, - сказал один из них приятелю.

- Да и как ему не злится, - хихикнул тот. – Он не может Кузьму поймать, а Кузьма его поймал, да ещё лапы связал. Наш старший сыщик только к утру верёвки смог разгрызть.

Сыщики посмеялись и вместо того, чтобы искать обидчика своего начальника, что им уже очень надоело, пошли на причал помогать Рыжему Хвосту ловить окуней.

 

Проснувшийся уже к половине дня Кузьма сначала не мог понять, почему он спит на ёлке, в гнезде из веток, вместо уютного дупла. Затем вспомнил, что ночью там кто-то шуршал. Придётся проверить, кто это шумел, решил Кузьма.

- Уже шорохов всяких боюсь, - думалось ему, когда он крался к тополю среди высокой травы. – А если бандитов не изловить, и тушёнку не найти, всю жизнь буду так по родным местам таиться от котов и других товарищей.

Он зря отвлёкся на раздумья. При охоте и скрадывании нельзя думать о постороннем. Когда Кузьма осторожно раздвинул высокие стебли щавеля, чтобы взглянуть на своё прибежище, кто-то рядом громко сказал: «Лапы вместе!»

Кузьма шарахнулся в сторону и оглянувшись, увидел смеющегося Леона. Рядом с ним сидел на задних лапах Геракл.

Друзья, а это они ночевали в дупле и испугали пришедшего туда Кузьму, рассказали ему, что произошло после того, как он убежал из Сухой Грозы.

- И что будем делать? – спросил Леон. – Пока Шаурмэн на свободе, спокойной жизни у нас не будет.

- Надо искать ворованное, - ответил Кузьма. – Больше ничего не придумать. Давайте свяжемся с котятами-беспризорниками. Может быть, они что-нибудь узнали.

Вскоре Геракл отправился в Мяукинс. На складе бочек он увидел спящего на травке Максика. Будить его не стал, а запрыгнул на самую верхнюю бочку и стал поджидать остальных.

Ближе к вечеру прибежал Дымка. Увидев Геракла, он обрадовался.

- Наконец-то вы появились! – котёнок даже подпрыгнул на месте. – Весь город уже говорит, что Шаурмэна прогнали за границу. Расскажите, как это было.

- Ну это потом, не торопясь, всё расскажем, - лесной кот спрыгнул вниз, а спящий Максик даже не проснулся. – Крепко спит ваш товарищ, - заметил Геракл.

- Он всю ночь не спал, следил за подозрительным котом, - ответил Дымка и пригорюнился: - Мы так и не нашли моржовую тушёнку. Значит, Кузьму так и будут считать вором.

- Нет, вместе мы докажем его невиновность. Правда всегда побеждает.

Дымка рассказал, что ничего не удалось найти.

- Наблюдайте за Мурлецом, - посоветовал Геракл. – С кем он встречается, с кем разговаривает, и самое главное, смотрите за его складами.

Они не заметили, что в кустах, возле сосновых бочек притаился серый кот с рыжими пятнами и коротким хвостом. Выслушав разговор лесного кота с Дымкой, он внимательно посмотрел на обоих, крепко запоминая их внешность. Подождав, когда Геракл удалится, неизвестный кот тихо, тихо, так, что травинка не шевельнулась, последовал за ним. Дойдя до окраины города, он увидел, что лесной кот остановился и начал оглядываться.  Тогда серый кот подошёл к лежавшим на тёплых брёвнах местным котам и начал расспрашивать их о том, какие урожаи были в прошлом году и какие ожидаются в этом.

- А зачем вы интересуетесь? – спросил один из жителей окраины.

- Я коммерсант, - ответил серый кот. – Покупаю подешевле, продаю подороже. Слыхал, у вас неплохо родятся огурцы и хорошие уловы окуней.

- Да, рыбы у нас много, - подтвердили местные. – А огурцов маловато в этом году.

- А что у вас случилось, я тут столичных полицейских приметил, ищут вроде кого-то. А своя полиция не может найти?

- Так торговец Кузьма украл стратегический запас тушёнки в столице, - поведали серому коту. – Вот его и ищут. Только не найдут. Он к лесным котам убежал. Приятель он ихний, так что не отдадут его эти разбойники. Вот один из них стоит, на опушке. Так-то неплохие парни, но молчаливые очень. Говорят, они Шаурмэна чуть не поймали.

- А откуда знаете про этого бандита?

- Так сегодня про это пограничники секретное письмо прислали судье и столичному сыщику, - ответили бесхитростные коты. – Там и про лесных котов написано, как они гонялись за ним.

Геракл, про которого шла речь,  перед входом в лес, оглянулся, но ничего подозрительного не заметил. Поэтому он скользнул взглядом по пыльной улице, маленькой компании котов, что-то обсуждавших, и не смотревших в его сторону, и спокойно ушёл.

Серый с рыжими пятнами кот поболтал ещё немного, потом, даже не глядя в сторону ушедшего Геракла, распрощался с котами и не спеша пошагал к центру города.

После того, как Мурлок разогнал своих сыщиков, сам он прилёг отдохнуть и проспал до самого вечера. Проснулся, так как почувствовал на себе чей-то взгляд. Мурлок поднялся, отряхнулся и увидел лежащего на лавке серого кота с рыжими пятнами, внимательно глядевшего на него немигающими глазами.

- А вы кто такой?! – грозно спросил старший сыщик. – Почему вы зашли в полицейский дом без разрешения?

- Привет, начальник, - серый кот шевельнул коротким хвостом. – Приехал вчера с торговыми машинами. Я охотник за головами.

- Так вы Безхвостый Барс! – Мурлок довольно фыркнул. – Быстро вы добрались до Мяукинса. А почему вчера не пришли, не доложили, что прибыли?

- Я тебе не подчиняюсь, - спокойно ответил охотник за головами. – Давай лучше обсудим, как станешь со мной расплачиваться. Дело-то важное. Стратегический армейский запас надо найти. А вор умный попался.

- Оплата стандартная, как обычно, - исподлобья глянул на него Мурлок. – Пять лицензий на охоту и право на ловлю ста штук стерляди. Конечно, всё это с правом перепродажи кому угодно.

- Мне стало ясно, что ищете вы не просто вора, а того, кто поставил государство в тяжёлое положение, - Безхвостый Барс оскалил клыки. – И в случае войны может создаться сложная ситуация. А вы, полиция, ничего и никого найти не можете, как обычно.

- Ладно, ладно, - старший сыщик вытащил дощечку и поточил когти. – Мои полномочия позволяют выдать тебе десять лицензий. И разрешить беспошлинный вылов плотвичек, уклейки в течение целого года. Согласен?

- Это другой разговор, и он мне нравится, - серый кот поднялся. – Вас только Кузьма интересует?

Мурлок кивнул.

- Значит, привожу его сюда, и получаю, то, что должен – десять лицензий и беспошлинную ловлю?

- Да, - подтвердил старший сыщик.

- Тогда я пошёл, - Барс спрыгнул с лавки.

- Подожди, ты здесь уже второй день, что-нибудь узнал уже?

Охотник за головами задержался и снова оскалил клыки.

- Тебя, начальник, это не должно интересовать. Я, в отличие, от тебя, по городу не болтаюсь, и новости от пограничников не рассказываю.

- Ну, деревня! – завопил разозлившийся Мурлок. – Ну как они всё смогли узнать! Секретное письмо утром пришло, а к обеду уже все коты Мяукинса про него знают!

Безхвостый Барс фыркнул и ушёл.

Старший сыщик довольно потянулся. Наглый и самоуверенный охотник за головами ему понравился. Такой весь Мяукинс наизнанку вывернет, а Кузьму притащит. И рожа такая бандитская у него. Может, он и Шаурмэна заодно поймает. Тогда и Мурлока начальство в столице отметит, и наградит. А пока ему пришло послание от главного генерала, что им недовольны, так как до сих пор не нашёл стратегический запас государства.

- Найдём! – Мурлок встопорщил шерсть и помахал хвостом. – Всё найдём и всех посадим!! А пока надо наорать на подчинённых, чтоб не расслаблялись. И не проговориться про Безхвостого Барса. Это моё секретное оружие.

 

Охотник за головами, грозный розыскник беглых преступников не спеша шагал по Мяукинсу. Приехав вчера, он заночевал на ветках высокой берёзы, и весь день бродил по городу, высматривая и выспрашивая местных котов. Сейчас он пришёл к выводу, что Кузьмы здесь нет. Безхвостый Барс решил пожить здесь немного, притворяясь коммерсантом, считая, что тот всё равно появится, рано или поздно.

- Кто-то должен с Кузьмой встречаться, - размышлял он. – Нужно проследить, где они разговаривают, и там захватить его.

Надо было ещё подумать, где устроиться на проживание. Коммерсанту, который живёт на берёзе, доверять никто не станет, примут за бродягу, и только. Барс осмотрелся и решил осмотреть дом Кузьмы. Утром ему сказали, что там всё растащили и никто не живёт.

- Если и в самом деле никого нет, поселюсь пока там, - подумал он. – А может, и Кузьма туда придёт. Тогда и поговорим.

К своему удивлению, Безхвостый Барс встретил возле дома Кузьмы трёхлапого кота. Тот подметал во дворе.

- Здравствуйте, - охотник за головами остановился, оглядывая Ярёму. – А я хотел здесь пожить немного.

- А ты кто? – Ярёма поставил метлу к забору. – Что-то я тебя раньше в Муякинсе не видал.

- Я коммерсант, - пояснил Барс. – Приехал к вам из столицы. Хочу купить товар у вас подешевле, и потом продать подороже. Разницу себе. А ты, значит, тут живёшь?

- Нет, не живу, - Ярёма вздохнул и пригласил гостя на лавку под окном. Там коты разлеглись, и трёхлапый помощник Кузьмы рассказал Безхвостому Барсу всю историю своего хозяина. Охотник за головами фыркал, возмущался, вскакивал, мотал хвостом и даже начал царапать лавку когтями. Он так изображал своё возмущение, чтобы войти в доверие к Ярёме. И это у него получилось. Ярёма, видя, как гость искренне переживает, огляделся и тихонько сказал, что Кузьма живёт недалеко от Мяукинса, где-то в лесу и иногда приходит сюда, поговорить со своим верным помощником.

- Так я ему помогу, - Безхвостый Барс снова вскочил и спрыгнул на землю.  Оттуда вновь залез обратно: - У меня есть знакомые в столичной полиции, и племянник главного судьи мне приятель. Ведь Кузьма не виноват, его подставили бандиты Шаурмэна!

- Да, да, - кивал Ярёма. – Так и есть. Надо помочь. Хороший кот, пропадает совсем.

- Давай я с ним поговорю, - предложил Барс. – Всё обсудим и я съезжу в столицу.

- Так я не знаю, где он живёт, и когда придёт, - развёл лапами Ярёма и покачнувшись, упал с лавки.

- А ты не против, если я пока здесь поживу? - предложил хитрый гость. – А Кузьма появится, приводи его сюда, вот тогда всё и решим.

- Конечно, - отряхиваясь, поднялся с земли Ярёма. – Живи, не жалко, заодно и посторожишь. Правда, тут мало что осталось. Всё Мурлец, идолище лохматое, уволок.

Распрощавшись с Ярёмой, Безхвостый Барс закрыл калитку во двор, и запрыгнув в окно, осмотрел дом. В комнате было пыльно. На кровати сохранился мягкий пуховый матрас. Мурлец почему-то не взял его. Но Барс не стал на него ложиться. Обойдя дом, он решил, что лучшее место для наблюдения и возможного бегства – это чердак. Там было два входа, и ещё охотник за головами немного разодрал крытую камышом крышу, сделав лаз. Теперь Барс мог наблюдать сверху за всеми подходами к дому.

 

Пограничный катер, после того, как отвёз раненых охотников и пленных собак в столицу, вернулся обратно.

- Целых десять дней шастали где-то, - проворчал суровый Васюган, встречая его на причале. – Интересно, какие новости привезли?

Но ничего особенного капитан катера не сообщил. Раненых сдали в больницу, пленников в тюрьму, начальство довольно. Привезли запасы пеммикана на всякий случай. И кроме того, доставили приказ из столицы искать изменника Шаурмэна и его банду.

- А будто сами об этом не знаем, - фыркнул Васюган и велел после разгрузки катера отдыхать.

Утром ему доложили пришедшие с границы наряды, что найдены следы пяти контрабандных караванов. Одного шакала удалось захватить.

- Почему так много контрабандистов перешло границу? – зарычал на него Васюган.

Шакал испугался. Он знал, что пограничники шутить не любят.

- Главный контрабандист приказал срочно доставить к собакам как можно больше горных грибов, - забормотал пленник. – Причём очень хорошо обещали заплатить. Даже авансы выдали. Вот мы и побежали.

- А сколько вас убежало? – спросил Васюган.

- Да все шакалы и пошли. Около сорока нас было. Собрались и помчались за горными грибами.

- А куда вы за ними пошли?

- В дальний лес, где ваш Лохматый живёт, - ответил шакал.

Васюган определил пойманного контрабандиста в сухую камеру, где того посадили на цепь и кормили пшённой кашей. Сам стал думать. Горные грибы это очень хорошее лекарство. А если собаки вдруг начали его запасать, то, может быть, они готовятся к войне. Потому что будет много раненых, а их надо лечить. Что же делать? У него на границе всего шесть десятков пограничных котов. Половину можно отправить в погоню за шакалами. И без помощи лесных охотников тоже не обойтись. Придётся к ним гонца посылать. Они злые на контрабандистов, не должны отказать в помощи. А дозор на границе можно и ослабить. Шакалов в ближайшие дней десять не будет, а собаки не сунутся. Знают, что сейчас переполох, ловят контрабандные караваны. Так что решено – идти за шакалами, и послать связного к лесным котам. Вместе они захватят всех нарушителей. Причём, если удастся их поймать, то надолго контрабандисты забудут дорогу через границу. И собаки, не получив лекарства, поопасаются устраивать конфликты.

Утром Васюган, взяв с собой двадцать шесть пограничников, помчался к дальнему лесу. Два гонца отправились к лесным котам, сообщать о нашествии шакалов и передать просьбу командира границы о помощи.

 

Сидевший на верхушке высоченного тополя Шаурмэн протёр лапой окуляры бинокля и приоткрыв пасть, продолжил следить за пограничным стойбищем. Он посчитал, сколько котов с зелёными портупеями ушло вместе с Васюганом и отняв бинокль от глаз, облегчённо вздохнул.

- Ну чего там? – спросил у него кот с порванными ушами, тот самый, что орал громче всех, когда их поймали лесные коты. Его звали Дряпунец.

- Всё, как у бабушки Мурзилки, - Шаурмэн повесил бинокль на шею. – Простокваша тёплая, сметана высший сорт.

- Это чего? - не понял Дряпунец. – Сметану будут брать?

- У тебя бабушка была? – главарь бандитов почесал себе брюхо.

- Нет, - помотал головой тот.

- Всё отлично, мой славный друг, - Шаурмэн полез вниз. – Пограничники, как мы и думали, убежали за шакалами.

Дряпунец облегчённо выдохнул.

- Когда пойдём в Мяукинс за тушёнкой? – спросил он, спускаясь рядом с Шаурмэном.

- Сегодня ночью, - ответил главарь. – Поэтому сейчас надо покушать много и хорошо, и лечь спать.

Уловка, придуманная Шаурмэном, удалась. По приказу вожака собачьих стай шакалы перешли границу и помчались в дальний лес. Половина пограничников помчалась за ними. Туда же, как предположил Шаурмэн, пойдут и лесные коты. И получилось, что дорога свободна. Сейчас он со своей бандой из пяти котов-отщепенцев мог незаметно пройти по пустым лесам до самого Мяукинса и забрав хранящуюся там украденную тушёнку, спокойно доставить её собакам. А те ждали стратегический продукт с нетерпением. Псы знали, что имея столько качественной еды, они смогут отомстить за поражение в прошедшей войне.

Как только сумерки упали на лес, шайка Шаурмэна скрытно перешла границу и устремилась на юг, в сторону Мяукинса. Учитывая опыт предыдущего похода, главарь запретил брать с собой валерьянку.

Бандиты бесшумно миновали все посты и помчались за своей добычей. Если они её доставят к собакам, то их ждёт спокойная безбедная жизнь. Все они будут богачами. Так им обещал Шаурмэн.

 

Пока лесные коты вместе с пограничниками шли по следу контрабандистов, а бандиты осторожно пробирались по лесам, Кузьма тосковал в своём тополином дупле.

- Уже надоело здесь сидеть, - думал он, печально глядя с высоты на полянку, где порхали бабочки и стрекозы с прозрачными крылышками. – Все живут спокойно, один я скрываюсь. И ведь ни в чём не виноват.

К нему пришёл Леон. Он вернулся от лесных котов. Сообщил, что те, почти все, убежали ловить контрабандистов.

- Я бы тоже пошёл, - сказал охотник. – Но думаю, что надо тебе помогать.

- Спасибо, - промурчал Кузьма очень грустно. – Да только что делать?

- Мы сейчас вдвоём остались, - Леон походил по ветке. – Геракл тоже убежал. У него к шакалам свои счёты. Я собираюсь завтра в город сходить. С беспризорниками поговорить, может, узнали что-нибудь.

- Давай на рыбалку сходим, - предложил печальный Кузьма. – А то я от безделья скоро как Лохматый начну прыгать на всех.

- Да, кстати, - Леон выгнул спину и почесал её об ствол дерева. – Геракл мне сказал, где у них лодки на реке спрятаны. Завтра и туда схожу. Посмотрю, что за лодки и снасти возьму у Рыжего Хвоста. Хоть окуней натаскаем.

- Хорошо, - вздохнул Кузьма. – Окуней так окуней.

Вечером друзья нашли на берегу хорошенько припрятанные лодки лесных котов. Их оказалось две. Сделанные из толстой коры, вместительные, рассчитанные примерно на пять-шесть котов.

Кузьма с Леоном срубили молодые берёзки, сделали из них удочки, и насадив на крючки червяков, принялись рыбачить.

А в это время Дымка с Максиком решили сходить на лесную речку, проверить, что попалось в поставленную ими сетку. С местными котятами после всех недавних событий они подружились. И те тоже собирались прийти помочь им.

Когда маленькие рыбаки уже разложили улов по мешкам, наигрались на песке и хорошенько поболтали о разных делах – о походе взрослых лесных котов за шакалами, о беготне городских сыщиков и другом, они завалились отдыхать в тени кустов крушины.

Потихоньку замолкнув, котята начали дремать. Вдруг Дымка услышал чьё-то фыркание. Он приоткрыл глаза и прислушался. За кустами крушины кто-то разговаривал.

- Я себе лапу занозил, - бормотал кто-то. – Надо достать занозу и отдохнуть хотя бы до ночи. А то бежим, как тараканы, без устали.

- Ладно, Дряпунец, потерпи, - ответили ему. – Через тысячу скачков моё секретное стойбище. Там и отдохнём. Всю ночь будем спать. Там у меня пеммикана много припасено.

- Ты, Шаурмэн, правду говоришь? – засомневался Дряпунец. – Ты уже второй день про это говоришь.

- Конечно, - поддержал кто-то Дряпунца. – Бежим, бежим, даже поспать некогда.

- Хорошо, Негодяц, хорошо. Успокойтесь, мои друзья. Если мы сейчас дойдём до стойбища, а не разляжемся здесь, два дня будем отдыхать.

- Ну, ладно, - согласился Негодяц.

Дымка, как только услышал чужой разговор, тихонько толкнул Максика, а сам пополз на брюшке в кусты, поближе к котам.

Он увидел Шаурмэна и всю его шайку. К нему подползли Максик и старший лесной котёнок Мурлик. Они тоже увидели бандитов.

Те ещё немного попрепирались между собой. Потом не спеша пошагали в сторону Мяукинса. Один из них, кот с порванными ушами, хромал на переднюю правую лапу. «Это, наверно, Дряпунец», - подумал Дымка.

Когда бандиты ушли, котята начали обсуждать, что делать.

- Мы побежали к своим, - сказал Мурлик. – Изменник Шаурмэн совсем обнаглел. Ничего не боится, ходит смело по нашему лесу. Ловить его надо.

- А мы пойдём, скажем про него Кузьме, - решил Дымка. – Так, да, Максик?

Его друг молча кивнул.

Котята погрузили мокрые мешки с рыбой на тележки и заторопились предупредить, что бандиты снова появились возле Мяукинса.

Недалеко от места, где Дымка с друзьями ловили рыбу, на ветвях берёзы притаился  Безхвостый Барс. Ещё вчера он подумал, что неплохо последить за котятами. Они частенько бегали в лес, и возможно, встречались там с Кузьмой.

Охотник за головами с утра ничего не ел, так как торопился успеть уйти за Дымкой. Глядя на то, как котята доставали из сетки свеженьких, бьющихся голавлей и хариусов, он облизывался. Очень хотелось кушать. Но вдруг весь аппетит у него пропал. Безхвостый Барс увидел шайку Шаурмэна.

- Ого! – прошептал он, прижимаясь к ветке, чтобы его не заметили бандиты. – Сам главный изменщик. Значит, он и на самом деле живой. И Дряпунец тут, и Негодяц. Так, так, а это кто такие? Да это Хрипун, Драммер и Рвандя. Вся шайка здесь. И все разыскиваются. И за всех отличная награда. Если их поймать, премия будет огромной. Особенно за Шаурмэна.

Барс было решил, что котята начнут следить за бандитами, но те, немного выждав, потащились с тележкой в город. Шаурмэн же с дружками направился в другую сторону. Охотник за головами выждал чуть-чуть, осторожно слез с берёзы и тихонько, постоянно озираясь и принюхиваясь, побежал за ними. Из-за хромающего Дряпунца бандиты шли медленно, постоянно переругиваясь. К вечеру они добрались до места, где когда-то сильный ветер повалил много деревьев. В этом буреломе у Шаурмэна и было секретное стойбище. Безхвостый Барс затаившись, посмотрел, как бандиты прыгают по огромным валяющимся стволам тополей и осин, потом крадучись, но быстро, оббежал вокруг, осматривая местность. Запомнив, где укрылись бандиты, он быстро помчался в Мяукинс.

По пути матёрый Барс думал, рассказать про шайку Шаурмэна Мурлоку или нет. Если он один поймает бандитов, то получит за них премию только он. А если сыщики их задержат, то ему дадут только третью часть.

- Сам поймаю, - решил Безхвостый Барс. – Поодиночке отловлю. Сегодня же подвал в доме у Кузьмы приготовлю для них.

 

Утром котята-беспризорники собрались на своих бочках.

- Надо идти в лес, к Кузьме, и рассказать ему обо всём, - возбуждённо фыркал Дымка, сообщив друзьям о том, что шайка Шаурмэна вновь появилась в окрестностях Мяукинса.

- А что мы ему скажем? – Чубурик почесал горлышко лапкой. – Надо ведь узнать, где они?

- А вы почему не проследили, куда бандиты пошли? – спросил кто-то из котят.

- Так мы рыбу везли, - удивился Дымка. – Вот какие гольяны замечательные попались. Да ты и сам их лопал сегодня.

Котёнок смущённо засмеялся и больше вопросов не задавал. Чубурик посмотрел на него и покачал головой, но ничего не сказал.

- Я предлагаю устроить засады, - Дымка поскрёб когтями бочку. – Вот.

- Надо узнать, зачем бандиты сюда пришли, - промяучил Максик.

- Это всё правильно, - Чубурик сел на задние лапы и обмотался хвостом. – Поэтому давайте так сделаем. Помните, бобёр помогал Шаурмэну вытащить Кузьму из подвала. А до этого он разговаривал с Мурлецом. Этот торговец, наверное, как-то знаком с бандитами. Надо следить за ним. И смотреть за всеми, кто приходит в город.

- А сыщикам скажем про них? – промяучил Максик.

- Им не до Шаурмэна, - махнул хвостом Чубурик. – Они всё Кузьму ищут.

Вскоре котята разбежались – следить за Мурлецом и вообще присматривать за теми, кто появляется в Мяукинсе.

 

Безхвостый Барс утром, ещё затемно, сбегал к стойбищу бандитов, и подслушал их разговор.

- Сегодня весь день будем отдыхать, - разговаривал Хрипун с дремлющим Рвандей. – Эй, ты слушаешь меня?

- Угу, угу, - пробурчал тот и поглубже свернулся в клубок. Было ещё прохладно.

- Угу, - передразнил его Хрипун и потянулся. – Охраняю тут вас, охраняю.

Он зевнул и свернувшись, тоже заснул.

Барс увидел, как из-за торчавших сухих веток валявшихся буреломных деревьев появился Шаурмэн. Оглядев спящих караульных, суровый главарь фыркнул, но будить их не стал. Он прыгнул на растущую рядом толстую осину, залез на ветки и не спеша осмотрелся. Убедившись, что никакой опасности нет, Шаурмэн соскочил вниз, потянулся, поточил когти об кору дерева и снова скрылся в буреломе.

Выждав немного, Безхвостый Барс осторожно вылез из своего укрытия и бесшумно убежал в Мяукинс. Он решил встретиться с Мурлоком, потом плотно перекусить и выспаться. На следующее утро охотник за головами хотел приступить к отлову бандитов.

Вечером к охотнику за головами прихромал Ярёма.

- Ты говорил, что можешь Кузьме помочь, - сказал он, устраиваясь на лавке под окном. – У тебя знакомые вроде какие-то есть в столице.

- Да, конечно, - поддакнул Барс.

- Пойдём со мной, - Ярёма спрыгнул на землю. – Поговорить надо.

Безхвостый Барс подумал, что сейчас старикан отведёт его на встречу с беглым арестантом. И обрадовался. «Сейчас я захвачу Кузьму, и сдам его Мурлоку, - решил он. – А утром за бандитами отправлюсь. Тем более я Мурлоку сегодня сказал, что завтра со всей этой бандой покончить можно».

Охотник за головами не ошибся, Ярёма привёл его на свой огород, где в кустах лежал Кузьма. Но он был не один, а с Леоном.

Лесной охотник немного уступал приятелю в размерах, но, как сразу оценил Барс, был вёрткий, ловкий, матёрый и бывалый кот.

«Не получится Кузьму задержать, - пожалел Барс. – Ну ладно, зато познакомимся, а потом договоримся встретиться один на один, и тогда поймаю».

- Нам Ярёма сказал, что у тебя знакомые начальники в столице есть? – сразу спросил у него Кузьма. – Можешь помочь правду найти? А то меня гоняют, как старую крысу в подвале, хотя я ни в чём не виноват, а даже герой, так как Шаурмэна ловил.

- А ты Кузьма и есть? – притворился незнайкой Барс, хотя сразу узнал его по приметам.

- Да, это я, - беглец подёргал усами. – Ты извини за невежливость. Просто я нервный очень стал. Меня оболгали всего, дом ограбили, ловят на всех дорогах.

- А я Леон, - представился его друг. – Помогаю ему правду найти.

- Да, да, ты уж помоги хозяину моему, - развёл лапами Ярёма и упал. – Ой, что я падаю всё время, как Лохматый будто меня кидается на меня.

Безхвостый Барс сделал вид, что думает. На самом деле он решил сразу, что надо выманить Кузьму одного на встречу и схватить.

- В столицу пешком идти, за год не дойдёшь, - почесал охотник за головами горло. – Надо плыть. А на катерах, ни на почтовом, ни на грузовом, нельзя. Сразу сообщат властям.

- Это точно, - вздохнул Ярёма и пригорюнился. – Сразу сообщат, ага.

- Я тебе Кузьма, что предлагаю, - Безхвостый Барс огляделся и заговорил шёпотом: - Надо лодку найти и уплыть на ней. Вдвоём быстро доберёмся, дней за десять. А там, в столице, сразу к начальникам пойдём и тебя оправдают. Я слово замолвлю перед ними. Все начальники мои друзья.

- Так есть лодка! – Кузьма вскочил и замахал хвостом. – Тогда завтра и поплывём!

- Вот и хорошо! – обрадовался Барс. – Где встретимся?

- Скачков пятьдесят ниже последнего пакгауза на берегу, - выпалил Кузьма. – Там ещё густые ивы растут.

- Значит, завтра, на восходе солнца, - уточнил охотник за головами. – И сразу в столицу поплывём.

- Договорились, - Кузьма сел на землю. – Тогда утром там и встречаемся.

Безхвостый Барс попрощался с котами и побежал спать. Настроение у него было отличное, завтра он схватит Кузьму, сдаст его сыщикам и пойдёт ловить бандитов. Разбогатеет сразу во много раз, и можно будет не работать.

В этот вечер Максик следил за пакгаузами Мурлеца. Когда солнце уже закатывалось, он начал зевать, очень захотелось спать. Но надо было наблюдать и котёнок поборол дремоту. И не зря. Вдруг он увидел, как из кустов выскользнул незнакомый кот с растрёпанной шерстью, и оглядываясь, быстро пробежал к пакгаузу Мурлеца. Там он постучал лапой в дверь. Она открылась и выглянув, Мурлец запустил его внутрь. Вскоре незнакомый кот вышел и убежал обратно в лес.

Максик догадался, что это бандит из шайки Шаурмэна. Он подождал, пока тот не убежит и сам помчался докладывать о нём Чубурику.

Хотя солнце уже скрылось, стояли светлые сумерки и котята, придя с постов и засад, играли в мягкой пыли возле тёплых ещё, нагревшихся днём, сосновых бочек.

Запыхавшийся Максик нашёл Чубурика, дремавшего после ужина на куче опилок.

- Там эти, от Шаурмэна приходили! – громким шёпотом сообщил котёнок и увидев, что их вожак проснулся, быстро рассказал ему всё, что видел.

Чубурик внимательно его выслушал и решил поставить там двух наблюдателей, чтобы они и ночью смотрели за пакгаузом Мурлеца.

А Безхвостый Барс, очень довольный, пришёл в дом Кузьмы, где он временно обитал, перекусил сметаной и жареной рыбой, и завалился спать. Завтра у него был хоть и трудный день, но после него он стал бы богачом.

 

Ещё затемно Кузьма проснулся, сбегал на ручеёк попить и умыться, позавтракал и стал снаряжаться в путь. Проснувшийся Леон зевал и давал советы, как вести себя в столице и что говорить начальникам.

- Пойду провожу тебя до Мяукинса, - сказал он, широко разевая пасть и дёргая хвостом. – Потом по городу погуляю, и уйду к лесным котам. Может, успею ещё контрабандистов половить.

Кузьма приладил на себя портупею, огляделся и вздохнул. Только-только он привык к жилищу в тополином дупле, как приходилось с ним расставаться.

- Пошли, - Кузьма взглянул на верхушки деревьев, где уже вовсю чирикали проснувшиеся птицы.

Леон потянулся и легко спрыгнув на землю, подошёл к нему. Оглядевшись по сторонам, коты быстрыми прыжками помчались к реке.

Примерно в это же время Дымка сменил другого котёнка на дозорном посту возле пакгаузов Мурлеца. Как часто бывает перед рассветом, стояла полная тишина, ветерок, тянувший с реки всю ночь, утих.

- Сейчас роса выпадет, - поёжился Дымка и вдруг замер.

Из кустов вышли, один за другим, шесть котов во главе с Шаурмэном. Главарь что-то неслышно для Дымки сказал и два кота, один с подранными ушами, вероятно, Дряпунец, побежали на причал, возле которого застыл на воде полицейский катер. Отвязав верёвки, они перегнали его к пакгаузу Мурлеца. Там уже были открыты ворота в сторону реки. Из них бандиты принялись выносить тяжёлые коробки и грузить в катер.

Дымка тихонько растолкал напарника. Тот поёжился, потянулся и хотел что-то возмущённо пропищать, но на его мордочку легла лапка.

- Тихо ты, - прошипел Дымка. – Шаурмэн тут.

Затаившись в смородине, котята внимательно наблюдали за бандитами. Вдруг из пакгауза вышел Шаурмэн вместе с Мурлецом. Они прошлись по причалу, потом спрыгнули на берег и начали ходить туда-сюда, о чём-то разговаривая. Шаурмэн недовольно посмотрел на лапы, запачканные мокрым песком, и что-то сказал Мурлецу. Тот кивнул и они отошли от берега и остановились как раз возле кустов смородины, за которыми спрятались котята.

- Я переговорил с главным контрабандистом, - фыркал Шаурмэн, оскаливаясь. – И предложил ему помощь в доставке сухих грибов. Знаю места, где они растут как трава. И он согласился мне помочь.

- А как помочь-то? Как? – даже пасть от любопытства приоткрыл Мурлец.

- Главный контрабандист послал своих шакалов всех сразу через границу. Прямо не скрываясь. Такой переполох поднялся! – Шаурмэн весело зафыркал. – Пограничники за ними бросились. Мы подождали и уже без всяких помех перешли речку и сюда. Граница стала как забор, с которого сняли все доски. Одни дыры.

- Какой ты хитрый! – восхитился  Мурлец. – А что дальше будет? Что ты ещё придумал?

Шаурмэн помолчал, потом оглянулся на пакгауз. Его бандиты всё ещё таскали коробки. Он поправил свою портупею, вытащил ударные стальные накладки для когтей и принялся натачивать их об дубовую дощечку.

Мурлец сел рядом и вздохнул.

- Понятно, это всё тайна, - сказал он.

- Я советую тебе спрятать все свои ценности как можно подальше, - Шаурмэн внимательно осмотрел засиявшие накладки. – Как только мы доставим тушёнку, начнётся война. Собаки сразу перейдут границу.

- Ого! – Мурлец разинул пасть.

- Тебе их бояться нечего, - Шаурмэн пошевелил усами. – Ты здорово нам помог. Поэтому получишь награду. Но первыми сюда придут воины, а они не очень разбираются, кто из котов хороший, а кто плохой. Спрячься, а потом найди меня или кого-нибудь из моих котов. Здесь, в Мяукинсе. Понял?

Котята, слушавшие разговор, переглянулись. Вот это да! Снова война. И если бандиты увезут тушёнку, то собаки точно победят.

- А зачем ты взял полицейский катер? – Мурлец глянул на реку. Коты, уже погрузившие все коробки, разлеглись возле пакгауза и отдыхали.

- Не на рыбацких лодках же везти столько добычи, - Шаурмэн убрал накладки и дощечку в портупею. – К тому же другого просто не было. Через пять дней будем у собак. И недели через две встречай! Думаю, назначить тебя мэром Мяукинса. Ты не против?

- Нет! – обрадовался Мурлец и вскочил. – Я давно хочу быть мэром города. Ух! Всем покажу, как надо покупать и что покупать!! И у кого покупать!

- Молодец! – Шаурмэн встал. – Всё. Мы пошли вниз по реке. Спасибо, друг!

Коты быстро убежали на причал пакгауза. Вскоре катер отчалил и пошёл вниз по течению. Мурлец смотрел ему вслед.

А котята уже мчались по лесу. Дымка послал своего приятеля к Чубурику, а сам побежал к тополю, в чьём дупле жил Кузьма.

Выпрыгнув на полянку, он столкнулся с неспешно бредущим Леоном.

- Дымка! – воскликнул тот, и потёр ушибленную лапу. – Ты что спозаранку носишься по лесу?

- Ох, Леон, - котёнок сел и отдышался. – Шаурмэн только что со всей своей бандой уплыл вместе с тушёнкой вниз по реке.

- Вот это да! – лесной охотник даже подпрыгнул, и закружился. – Надо что-то делать, что-то делать, что-то делать.

- А где Кузьма? – спросил Дымка.

- На берегу, - Леон остановился. – Бежим к нему. Скорее! Он умный, что-нибудь придумает.

И они помчались к зарослям ивняка, там, где у лодок ждал хитрого Безхвостого Барса их друг.

Маленький Дымка отстал от  Леона, мчавшегося размашистыми, огромными прыжками. Котёнок запыхался и вскоре пошёл шагом, тяжёло дыша.

Когда он добрался до берега, Леон уже совещался с Кузьмой, что им делать.

В это время из-за речного поворота показался полицейский катер.

- Сыщики! – вскрикнул Кузьма. – Надо им сообщить!

- Нет, нет! – промяукал Дымка. – Там же бандиты!

- И точно! – Кузьма от злости начал рыть землю.

Между тем полицейский катер проплыл мимо них. Спрятавшиеся в ивняке друзья увидели, как там веселятся бандиты. Шаурмэн стоял у руля и что-то кричал. Один из его шайки привязал к мачте какую-то чёрную тряпку и стал тянуть верёвку. Вскоре Кузьма, Леон и Дымка увидели, как над катером поднялся пиратский флаг.

- Придумал! – Кузьма поднялся и напряжённо смотрел вслед уплывающим бандитам.

- Что, что? – подошёл к нему Леон.

- Мы с тобой пойдём за ними, и попытаемся опередить, чтобы предупредить пограничников, - Кузьма повернулся к нему. – Нельзя, чтобы моржовая тушёнка попала к собакам!

- Или нападём и потопим катер, - добавил Леон.

Дымка с восхищением смотрел на отчаянных котов.

- А возьмите меня с собой, - попросил он.

Друзья посмотрели на него.

- Дымка, Дымка, - покачал головой Кузьма и только хотел что-то сказать, как его перебил Леон.

- А как же торговец-то?! Ты же с ним хотел в столицу плыть сейчас, - он огляделся, выискивая его взглядом. – Может, с собой его возьмём? Он кот могучий, здоровенный.

- Ах, да, - Кузьма задумался. – Нет, мы его ждать не станем. Когда он ещё подойдёт, может, проспал. К тому же придётся его уговаривать. А бандиты в это время всё дальше и дальше уплывут. Так что отчаливаем прямо сейчас.

- А я? – расстроено спросил Дымка. – Я же согласен. Меня не надо уговаривать.

- Ты сейчас понесёшь записку Мурлоку, - Кузьма вытащил из портупеи карандаш и бумажку и что-то быстро написал. – Отдашь ему и расскажешь, всё, что видел. Вот  с сыщиками и плыви за нами. Давай, дружище, скачи быстрее! А то, боюсь, мы вдвоём можем не справиться с бандитами.

- Понял, понял, - заторопился Дымка и засунув записку в свою перевязь, бросился бежать в Мяукинс.

А Кузьма с Леоном столкнули одну из лодок на воду, и оттолкнувшись вёслами от берега, поплыли вслед за бандитами по широкой реке.

Пробежав скачков сорок, Дымка пошёл шагом. Он сегодня уже так набегался, что очень устал. Сейчас ему хотелось лечь и немного подремать. Но надо было торопиться. Главное, успеть добраться до сыщиков, пока бандиты не уплыли далеко. Они пустятся в погоню и поймают Шаурмэна, да и тушёнку вернут. Войны не будет. Надо спасать страну котов.

Поднявшись на пригорок, Дымка увидел вдалеке пакгаузы торговцев. До города осталось немного, скоро он отдаст записку Мурлоку и тогда всё будет хорошо.

Внезапно перед ним появился серый с рыжими пятнами кот. Помахивая коротким хвостом, он пристально посмотрел на котёнка.

- Ты кто такой? – Безхвостый Барс, а это был он, огляделся. – Ты же из шайки Чубурика. А куда ты идёшь?

- У меня важное дело, - ответил Дымка.

- Стой, стой, - Барс подошёл поближе. – А что это у тебя в перевязи? Записка? Ну-ка дай мне.

- Нет, не дам, - котёнок отпрянул. – Это очень важное сообщение от Кузьмы к Мурлоку.

- Отдавай! – заверещал Барс и бросился на котёнка. Дымка начал сопротивляться, но не мог противостоять сильному матёрому коту. Тот разорвал перевязь и несколько раз ударил котёнка своими острыми когтями. Вытащив записку, Безхвостый Барс прочёл: «Мурлок! Шаурмэн украл ваш катер и везёт на нём всю тушёнку к собакам. Может начаться война. Скорее начинай погоню. Я плыву за бандитами на лодке, хочу успеть предупредить пограничников. Торопись!»

Охотник за головами задумался. Проклятый Шаурмэн! Помешал ему поймать  Кузьму. И оба уплыли по реке. И оставили его без награды. Какие же они подлецы!

Застонавший котёнок отвлёк его от размышлений.

- Не жилец, - посмотрел на него Барс. – Сгоряча я здорово его ударил.

Он оттащил Дымку в небольшую ложбинку и бросил там. Сам охотник за головами постоял немного, ещё раздумывая, разорвал записку, и решившись, побежал к зарослям ивняка. Там, на берегу, он увидел следы Кузьмы и Леона, и лежащую на берегу лодку, сделанную из толстой коры.

- Никаких припасов нет, - с досадой подумал Безхвостый Барс. – Придётся добывать еду по пути. И торопиться надо. Ладно, по дороге решу все проблемы.

Он столкнул лодку в воду и толкнувшись веслом, поплыл вслед за своей добычей.

- Я неплохо заработаю, если поймаю только Кузьму и Шаурмэна. Конечно, если сам поймаю, без помощи сыщиков, - размышлял Барс, выйдя на течение. Теперь ему надо было только удерживать на нём лодку с помощью руля. – А всех бандитов если поймать, то богачом стану. А если тушёнку ещё захвачу.

Барс задумался. Конечно, стратегические консервы он не собирался отдавать собакам. Зачем становиться врагом всех котов? К тому же это политика, в которой трудно разобраться, но легко стать виноватым. А если захватить ещё и тушёнку, то её можно, её можно продать государству! И точно. Надо будет её запрятать как следует, а потом выпросить себе премию. И ведь заплатят. И тогда можно стать сверхбогачом и больше уже не гоняться за всякими бродягами по обеим берегам реки.

От таких мечтаний Безхвостый Барс развеселился, и начал прыгать по лодке, забавляясь тем, как она качается. Потом успокоился, и чтобы поскорее догнать свою добычу, принялся грести веслом. Поскольку настроение было отличным, Барс запел песенку про глупого пса и хитрого кота.

В это время лежащий в траве Дымка попытался приподняться, но сил не было. Он жалобно мяукнул и потерял сознание.

 

Уплыв подальше, бандиты решили остановиться и отдохнуть. Хрипун высмотрел на берегу небольшой заливчик. Туда они и причалили свой катер. А чтобы их не заметили, Шаурмэн велел нарезать веток и утыкать им палубу и борта. После этого бандиты завалились спать. Они очень перенервничали, когда шли к Мяукинсу, боялись, что их поймают по дороге. И волновались при погрузке тушёнки. Бандиты же знали, что в Мяукинсе до сих пор рыщут столичные сыщики. А они народ беспощадный, особенно к предателям. И наконец-то, вся шайка Шаурмэна оказалась в безопасности. Грузовые катера ушли вверх по реке, почтовик и пограничное судно были в столице, гнаться за ними, даже, если узнают про их путешествие, просто некому. Через несколько дней они будут за границей, а там богатство, счастье и всё хорошее. Поэтому бандиты не очень торопились, несмотря на понукания Шаурмэна, и сейчас легли отдыхать. Поскольку и пограничники, и лесные коты где-то далеко-далеко гонялись за контрабандистами, они никого не боялись и спали, даже не выставив караульных. 

Пока шайка дрыхла, мимо них проплыли Кузьма с Леоном. Они не смотрели по берегам, а высматривали бандитов на воде.

- Видно, далеко они уже отмахали, - Леон положил весло. – Конечно, у них катер паровой.

- Тогда будем плыть без остановки, - Кузьма вздохнул. – И днём, и ночью. Они же всё равно захотят отдохнуть, поохотиться. Припасов-то у них немного с собой. Есть-то нечего им.

- У нас тоже припасов мало, - Леон посмотрел на мешок, который Кузьма взял с собой, готовясь к путешествию в столицу. – А ты рыбу умеешь лапами ловить?

- Нет, только на удочку или сеткой, - Кузьма чихнул. – Вот, правду говорю. Говорят, на мелком месте надо лапами ловить.

- Есть захотим, научимся и на глубоком месте рыбу ловить, - вздохнул Леон и продолжал загребать веслом.

Едва друзья скрылись за одним из речных поворотов, как возле залива, где спали бандиты, показалась лодка с Безхвостым Барсом. Он немного устал гнаться, хотел есть и песенки уже не распевал. Наоборот, стал злым и мечтал, что когда свяжет Кузьму или Шаурмэна, или Дряпунца, ну, кто первый попадётся, то выщиплет у них шерсть на кончике хвоста.

- Будут как крысы ходить, - фыркнул Барс. – А все станут над ними смеяться.

Потом он решил, что хватит гнаться за всеми, и надо подкрепиться, а затем уже и ловить преступников.

Безхвостый Барс причалил лодку там, где заросли ольхи густо покрывали берег. Выбрал место под небольшим обрывчиком и укрыл лодку ветками. Посмотрел на пустую реку и отправился на охоту.

 

Шайка Шаурмэна проснулась уже вечером. Драммер с Рвандей закинули сетку, остальные, кроме главаря, потащились в лес размяться и поохотиться. Вскоре они принялись ужинать свежей рыбой и несколькими перепелами.

- Отличный пикник, - рыгнул Хрипун и развалился на травке. – Даже неохота куда-то плыть, драться, воевать.

Негодяц, обгрызавший здоровенного судака, закивал, из пасти у него торчал рыбий хвост. Шаурмэн, ковырявший палочкой в своих клыках, нахмурился.

- Доедаем и сразу вперёд, - фыркнул он. – Через четыре дня станем богачами и такие пикники сможем делать каждый день.

Коты нехотя забрались на катер, посбрасывали маскировочные ветки и отчалили. Полицейское судно побежало вниз по реке, догоняя лодку с Кузьмой и Леоном, которые, не догадываясь об этом, торопились настигнуть их.

Проснувшись после обеда и отдыха, Безхвостый Барс спустился к реке, попить водички. Подняв голову, он скользнул взглядом по реке и вдруг напрягся, и тихо, тихо, стал отступать под обрывчик, в тень от кустов ольхи.

Он увидел, как по реке не спеша плывёт полицейский катер, на руле стоит то ли Хрипун, то ли Негодяц, а Шаурмэн с кем-то ещё развалились на палубе.

- Как же так получилось? – Барс проводил бандитов взглядом. – Почему они сзади оказались? И где тогда Кузьма с приятелем? Может, тоже сейчас покажутся? Непонятно, что происходит.

Разозлённый охотник за головами столкнул свою лодку и начал грести, размышляя, где же добыча.

- Ладно, от этих отставать не стану, - решил он. – Странное дело. На реке вроде спрятаться негде, а такие дела происходят.

Река часто петляла, это было выгодно для Барса, так как он мог укрываться за поворотами и наблюдать за бандитами. Но когда начало темнеть, следить стало трудно. Хотя, вскоре показалась луна, и чёрный силуэт катера, пыхтящего паровым мотором, видно было хорошо. Лёгкая лодка Безхвостого Барса быстро неслась по гладкой воде.

Однако, на небе появились облака и луна стала прятаться за ними. Барс выругался от досады и решил причалить к берегу.

- Рано утром продолжу погоню, - подумал он. – А то ничего не видно из-за облаков. Ещё на берег наткнусь.

Он догрёб до берега и вытащил лодку. Достал из неё пойманного днём рябчика, перекусил и было собрался подремать. Однако, Барс вдруг увидел невдалеке ещё одну лодку, привязанную за корягу. Охотник за головами бесшумно подкрался к ней. Недалеко от воды, на выброшенных из реки брёвнах тут мирно сопели спящие Кузьма и Леон.

Безхвостый Барс даже помотал головой, думая, что они ему померещились. Подошёл поближе, нет, точно они. Он также бесшумно отошёл и бросился к своей лодке. Достал моток крапивной верёвки, отрезал от неё два куска, наделал петель и вернулся обратно. Быстро накинул петлю на лапы Кузьмы, затянул её, потом также связал Леона.

Коты проснулись и начали дёргаться. Кузьма даже скатился на берег и чуть не утоп. Барсу пришлось вытаскивать его на сухое место.

- Что такое!!? – завыл Кузьма. – Леон, где ты?

- Меня кто-то связал, - прохрипел тот. – Я не знаю, кто.

Тут облака разошлись, и луна ярко осветила охотника за головами.

- Торговец!? – удивился Кузьма. – Как ты, что ты, почему ты здесь?

- Я не торговец, - оскалился Безхвостый Барс. – Я охотник за беглыми преступниками.

- Так ты обманывал нас? – возмутился Леон. – Ты такой нечестный кот?!

Барс фыркнул и ничего не ответил.

- И что ты хочешь с нами делать? – спросил Кузьма.

- С тобой утром мы поплывём в Мяукинс, а твоего друга я отпущу, он мне не нужен. За него не платят. Но пока оставлю связанным, чтобы не драться с ним.

Все замолчали. Кузьма очень расстроился и стал печально думать, что ему  опять не повезло. Видно, судьба такая у меня, размышлял он, оказаться невиновным и за чужие проделки сидеть в водяной тюрьме.

Леон ни о чём не думал, а пытался перегрызть крапивные путы. Но Безхвостый Барс не беспокоился об этом. Раньше рассвета освободиться у лесного охотника не получится, а он к тому времени уплывёт, а ихнюю лодку оттолкнёт от берега и она уплывёт по течению.

Спать не хотелось. Наконец-то удалось схватить Кузьму! Мурлок будет доволен, у него свои счёты с этим беглым котом.

Хорошая прибыль никогда не бывает лишней.

- Как тебе не стыдно, Барс, - жалобно заговорил Кузьма. – Ведь я не виноват, а Шаурмэн с бандитами и ворованной тушёнкой плывёт к собакам за границу.

Охотник за головами встопорщил усы и задёргал хвостом. Как же он забыл! Ведь ещё бандиты у него на очереди! А как быть сейчас? Он вскочил и начал ходить туда-сюда по берегу. Ведь нельзя котов связанных тут оставить. Они могут умереть или, что ещё хуже, убежать.

- Эй, обманщик, иди сюда, - позвал его Леон.

Остановившись, Безхвостый Барс посмотрел на угрюмо глядевшего лесного охотника и подошёл к нему поближе.

- Я тебе предлагаю союз для поимки Шаурмэна, - сказал Леон.

- А что я заработаю на этом? – поинтересовался Барс.

- Бандитов шестеро, нас трое, - начал говорить свой план Леон. – Если мы на них внезапно нападём, то сможем им помешать. А ещё лучше, если поломаем мотор на катере.

- Да, да, - подкатился к ним Кузьма. – Они остановятся, тушёнку на себе не понесут. А тут и полиция подоспеет. Я им записку написал.

- Не подоспеет, - ответил Барс. – Я записку у котёнка отобрал, а сам он сопротивлялся, я его поранил сильно. Он, наверно, уже помер.

- Вот какой ты гад! – не сдержался Кузьма. – А как всё врал! Знакомые начальники в столице, известный торговец, все тебя знают. А сам хуже Шаурмэна! Дымку убил просто так!

- Не просто так, а чтобы награду за тебя получить, - возразил Барс. – Это бизнес у меня такой.

- Ну-ка, хватит ругаться, - вмешался Леон. – Потом разберёмся, кто чем занимается. Сейчас главное – бандитов отловить. Смотри, Барс, тебе выгода какая. За их головы наверняка награды назначены. Мы на них не претендуем. Забирай всё себе. Для нас главное, вернуть честное имя Кузьме. А это только тогда возможно, когда тушёнку вернём и Шаурмэна приведём.

- А как вы мне будете помогать ловить бандитов, если вы связанные? – спросил Барс.

- Так развяжи нас! – закричал Кузьма.

- А вы не убежите? Или, может, драться начнетё?

- Зачем мне бегать? – завопил Кузьма. – Я нормально, спокойно жить хочу! Я уже устал бегать. Давай поймаем бандитов и всё. Никаких скандалов с тобой не будет. Честное мяу!

- А ты? – повернулся Барс с Леону.

- Я тоже даю честное мяу, что не стану тебе припоминать наши обиды, - ответил тот.

- А за котёнка мстить не будете?

- Нет, - ответили друзья. А Кузьма добавил: - Но про него я расскажу его друзьям, и тогда сам бойся их.

- Хорошо,  я согласен, - Барс сходил за ножом и разрезал верёвки. – Кстати, у меня верёвок мало. Надо будет наплести, когда поплывём. Как рассветёт, пойдём за крапивой. Или, если где по дороге увидим, то нарвём.

Кузьма и Леон не ответили. Они растирали затёкшие от верёвок лапы.

Вскоре нечаянные союзники начали обдумывать, что им делать. Но ничего не придумали и решили поскорее плыть вдогонку за бандитами. А план придумают, когда догонят шайку.

Лодку, на которой приплыл Безхвостый Барс, коты оставили на берегу. И даже оттащили её подальше от воды, вдруг кому-нибудь пригодится. Сейчас они шли по реке быстрее. Двое гребли, а третий рулил. Потом по очереди менялись местами.

Однако за целый день никого не встретили. Река была пустынной. Уже ближе к вечеру они увидели на берегу какой-то старый, немного обвалившийся шалаш. И здесь коты решили заночевать.

Первым на берег выпрыгнул Леон и сразу нашёл свежие следы.

- Смотрите! – закричал он. – Здесь были бандиты.

Преследователи внимательно оглядели всё вокруг. Песок был истоптан лапами, а около бревна, наполовину лежавшего в воде, был след от катера.

- Здесь они причаливали, - посмотрел на Кузьму Барс. – И были здесь долго. Наверно, бандиты плыли всю ночь, а потом тут отдыхали. И уплыли они совсем недавно. Вода даже следы все не смыла.

С невысокого обрывистого бережка спрыгнул Леон.

- Там, в шалаше сетка лежит, - он мотнул головой. – Старая, и с дырками. Бандиты её не тронули, хотя всё переворошили.

- Значит, у них есть своя сетка, - решил Кузьма. – И что дальше?

- Я предлагаю наловить как можно больше рыбы, а потом немного поспать и плыть дальше, не дожидаясь рассвета.

- А зачем нам много рыбы? – Кузьма посмотрел на реку. – Надо на еду наловить и всё.

- Безхвостого Барса бандиты не знают, - Леон мотнул головой в сторону охотника за головами. – Он подплывёт к ним, когда они будут отдыхать вечером или утром, и скажет, что торговец рыбой. Пока внимание у них отвлечёт, мы с берега нападём.

- То есть мы их как увидим, сразу сходим с лодки? – уточнил Кузьма. – А Барс к ним подплывёт и обманет?

- Да, - кивнул Леон. – Обманывать он хорошо умеет.

- Хороший план, - согласился Безхвостый Барс. – Давайте начнём рыбу ловить.

Тяжёлой, нагруженной лодкой управлять оказалось легче. Она больше не виляла, не дёргалась по сторонам. Коты гребли изо всех сил. К рассвету они очень устали.

- А вот и бандиты, - негромко сказал Леон, сидевший на руле.

Гребцы обернулись. И точно, слева около берега стоял полицейский катер. Никого из шайки не было видно.

- Давайте нападать, - Безхвостый Барс начал сильно грести своим веслом, разворачивая лодку. – Свяжем их сонных.

- Стой, стой, - негромко крикнул Леон. – Проснулись, негодяи.

И точно. Видно было, как на берегу зашевелились коты, начали спускаться к воде, чтобы попить и умыться.

- Нет, нам сейчас их не взять, - вздохнул Кузьма. – Они отдохнули, выспались, а мы устали. Давайте дальше уйдём, как сил хватит.

Коты принялись грести. Они не знали, что Шаурмэн решил идти по ночам. Он опасался встреч с пограничниками или лесными котами. Так что преследователи потеряли целый день. Они могли бы остановиться неподалёку и напасть ближе к вечеру. А шайка Шаурмэна только что остановилась, и бандиты вернулись с осмотра берега. Сейчас они весь день собирались отдыхать.

А лодка уходила всё дальше и дальше. Прибавилась ещё и неприятность – на жаре началась портиться рыба. Её пришлось выкинуть.

Во второй половине дня коты причалили, натаскали травы, закрыли ею лодку. Безхвостый Барс отыскал огромные заросли крапивы и принялся вязать верёвки. Леон с Кузьмой закинули сетку и легли отдыхать. Пока было светло, все они поглядывали на реку, ожидая, что вот-вот покажется катер с бандитами. Но его так и не было.

- Сломался, видать, - сказал Барс, укладывая мотками верёвку. – Будем тогда здесь ждать. Хотя они могут и ночью идти. Дежурить будем.

Вечером достали сетку, наелись до отвала свежей рыбы. Потом снова сетку закинули, уже до утра. Пойманный улов уложили в ямку, вырытую на берегу и накрыли листьями крапивы.

Коты залегли спать по очереди. И под утро, когда небо стало светлеть, Кузьма услышал, как вдалеке тактакает паровой мотор.

- Вставайте, просыпайтесь, - кот начал тормошить спящих. – Едут уже.

Катер прошумел мимо вскочивших котов и скрылся за поворотом реки.

- Торопиться не будем, - Леон не спеша умывался. – Сейчас они причалят и завалятся спать. Всю ночь на реку смотрели, чтобы не врезаться куда-нибудь.

Поэтому они не спеша достали сетку, сложили в лодку рыбу, позавтракали и только после этого отчалили.

Плыли преследователи не торопясь, внимательно осматривая берега.

- Вот они, - прошипел Кузьма, сидевший на руле, и повернул лодку к берегу.

Катер стоял под наклонившейся над водой берёзой и был тщательно укрыт ветками и травой. Если бы коты тщательно не всматривались в берега, они бы его и не заметили.

Причалили. Кузьма с Леоном принялись готовиться к бою. Хотя они и надеялись, что бандиты спят и можно будет их захватить без труда. Но готовыми надо быть. Тщательно проверили боевые портупеи, ножи. Оставили всё лишнее – дощечки, перевязи. Безхвостый Барс делал то же самое. Мотки крапивной верёвки он прикрыл нарванной травой. Рыбку разложил на виду и побрызгал на неё водой.

- Чтобы свежей казалось, только что пойманной, - пояснил он.

- Ты смотри, лодку не утопи, - хмыкнул Кузьма и посмотрел на Леона. – Ну, что, пошли, дружище?

- Пошли, - Леон подпрыгнул, а затем несколько раз лапами взрыл песок, проверяя, как работают мускулы.

Друзья скрылись в кустах. Барс залез на росшую возле берега черёмуху. Он ждал, когда они подберутся поближе и будут готовы. Сверху он заметил, что бандиты выставили наблюдателя. Тот растянулся на ветке кривой берёзы и дрых.

Наконец Безхвостый Барс увидел, как в высокой траве мелькнули две тени, и осторожно подкрались к самому берегу. Залегли они так, чтобы одним прыжком можно было сразу перемахнуть на катер.

- Отлично, - пробормотал охотник за головами. – Можно начинать.

Он оттолкнул лодку, ловко прыгнул в неё. И не спеша начал грести одним веслом, подгребая им то с одной, то с другой стороны. Барс был спокоен. Хотя впереди была опасная схватка с грозными врагами, но он их не боялся. Не в первый раз ему приходилось драться с бандитами и прочим отребьем. Главное, как Барс знал из своего огромного опыта, это сразу захватить или связать главаря. Без него все прочие бандиты сразу терялись, не знали что делать, и их можно было брать без всякого труда.

Сейчас надо было сразу захватить Шаурмэна, и считай, на этом всё бы и закончилось. Вся шайка бы сразу и сдалась.

Выплыв из-за поворота реки, Безхвостый Барс направил лодку к катеру. Он надеялся, что все бандиты спят и тогда поймать их будет очень просто.

Осторожно подгребая, охотник за головами причалил лодку к берегу. Она зашуршала днём по песку. И тут же на катере показался Дряпунец.

- Ты кто такой? – он подозрительно всмотрелся в приехавшего.

Барс усмехнулся про себя. Два года назад он ловил Дряпунца. Поймал его ночью, накинул крапивный мешок на голову, тот даже и не понял, кто его задержал.

- Я торговец рыбой и верёвками, - профыркал он, мотая коротким своим хвостом. – Может, купите?

- А какая рыба у тебя? – Дряпунец почесался боком об рулевую рубку, подняв хвост. – Если стерлядь или судак, то возьму. Эй, Шаурмэн! – закричал он. – Тут рыбу рыбак привёз. Будешь выбирать?

Своими криками он разбудил всех бандитов, кроме караульного, который продолжал дрыхнуть на ветке берёзы.

На палубе показался Шаурмэн. Он осмотрелся, потом присел, выгнул спину и прыгнул на берег, поближе к лодке охотника за головами.

- Ну, показывай, что там у тебя? – Шаурмэн понюхал воздух. – Вроде рыба свежая.

- Конечно, сегодня наловил, - Безхвостый Барс глянул на берег, где уже показались Кузьма и Леон. Бандиты потягивались, смотря на улов Барса, и стояли к ним спиной.

Охотник за головами отдёрнул в сторону мотки крапивных верёвок.

- Вот, пожалуйста, смотрите, - он отодвинулся.

Принюхивавшийся Шаурмэн наклонил голову, разглядывая рыбу, и поставил передние лапы на борт лодки. В это время Барс накинул на них петлю, резко затянул её и дёрнул. Главарь шайки упал, и тут же охотник за головами бросил ему лапами песок в глаза. И быстро накинул на голову ему мешок. Шаурмэн забился на берегу, отфыркиваясь и пытаясь освободить лапы. Бандиты оторопели. И тут с берега прыгнули Леон и Кузьма. Они врезались в шайку с такой силой, что Хрипун и Дряпунец слетели с палубы катера в воду и забарахтались там. Барс пытался скрутить задние лапы Шаурмэна. Но тот умудрился вскочить, и мотая башкой с мешком, вслепую заскочил в лодку. Охотник за головами прыгнул за ним. Вверх и в стороны полетели рыбы, чешуя, верёвки. Коты рычали и вопили. Барахтавшийся в реке  Хрипун от страха не понимал, что случилось, и бился, поднимая волны. Дряпунец выбрался на сушу, и даже не отряхнув шкуру, заскочил в лодку, на помощь главарю.

Рвандя и Кузьма рвали друга друга когтями. Но у Кузьмы, готового к схватке, на передних лапах были стальные отточенные накладки. Вскоре Рвандя сдался и еле уполз  в сторону. Леон бился с хмурым Драммером. Тому удалось точным ударом сорвать с лапы лесного охотника стальные когти и потому они сражались на равных.  Сплетясь в клубок, они катались по палубе катера. Отпрыгнув в стороны, коты пригнулись и зашипели. И тут на Леона сверху, с ветвей берёзы упал дозорный бандит – Негодяц. Он вцепился зубами и когтями ему в загривок и принялся рвать шкуру.

Однако его сбил Кузьма. Бросив подранного Рвандю, он ловко скакнул на Негодяца. Тот не удержался и упал в воду, ударившись при этом об руль катера головой.

Драммер кинулся на Кузьму, схватив его за бок когтями, но тут на помощь другу поднялся израненный Леон. Вдвоём они одолели бандита. Выдранная с того шерсть покрыла палубу. Он смог вырваться из когтей атакующих и одним прыжком достиг берега. С громкими воплями Драммер скрылся в высокой траве.

Леон едва держался, Кузьма хромал на три лапы. Оба они были изодраны в бою. Но надо было помогать Безхвостому Барсу, ведь он бился с самым опасным противником – Шаурмэном.

Но неожиданно тот сам появился перед ними. Яростно зашипев, он опрокинул друзей. И тут же ловко связал им лапы всё той же противной крапивной верёвкой.

- Барс! – завопил Кузьма. – Помоги!

Над ним появилась морда Дряпунца, бандита с подранными ушами.

- Ори, ори, - он оскалился так, что усы встали торчком. – Ваш приятель пошёл на корм рыбам.

- Присмотри за ними, - велел ему Шаурмэн. – Я узнаю, кто уцелел. Ты гляди, какие отчаянные парни в этом Мяукинсе живут, не побоялись  напасть на нас.

Дряпунец потуже затянул верёвки на лапах пленников и сев рядом, начал вылизывать свою шкуру.

- Ох, и мощный был этот обманщик, - профыркал он. – Как будто рыбой торгует, а сам едва-едва нас не схватил. Ладно, Хрипун вылез из воды и помог с ним справиться. Правда, ваш дружок здорово Хрипуну врезал пару раз. Он еле живой на берегу валяется.

Вернулся Шаурмэн. Он пробежался по катеру, спрыгнул на берег, осмотрелся там, потом залез на берёзу. Оттуда скакнул обратно на палубу.

- Драммера нет, Негодяца нет, Рвандя еле хрипит, а Хрипун еле дышит, - он потянулся, злобно глядя на связанных пленников, потом приказал Дряпунцу: - Глянь, как там этот дружок ихний?

В это время раздался плеск воды. Бандиты подскочили и бросились смотреть, что это.

- Поплыл обманщик, - удивлённо сказал Дряпунец. – Сдаваться не захотел.

- Уважаю таких, - Шаурмэн несколько раз дёрнул хвостом. – Пускай плывёт. Не утонет, так мы ещё встретимся.

Бандиты вернулись к пленникам. Кузьма пытался грызть верёвки, но ничего не получалось, сил после драки совсем  не осталось. А Леон лежал рядом без сознания.

- Ну что, Кузьма, никак мы с тобой не можем расстаться, - покачал головой Шаурмэн. – То я тебя вяжу, то ты меня. Но сейчас всё это закончится. Помочь тебе некому. Один твой дружок валяется, ничего не понимает, второго река уже унесла. Так что прощайся с жизнью, Кузьма. Проверь-ка верёвки, Дряпунец, крепко ли они связаны?

Бандит подбежал, подёргал узлы, отчего у Кузьмы заболели раны, и оскалился от удовольствия.

- Связаны они отлично, - Дряпунец подёргал мордочкой и потянулся. – Надо их из тени на солнце положить, чтоб сильнее  мучились.

- Молодец! – Шаурмэн зафыркал и поскрёб когтями палубу. – Вытащи их на самое жаркое место и облей водой. Им очень плохо станет. А я пойду нашим раненым помогу.

Изнемогая от жарких лучей солнца, Кузьма пытался уползти в тень от берёзы, но Дряпунец, фыркая от удовольствия, возвращал его на солнцепёк. Вернулся озабоченный Шаурмэн.

- Совсем плохо нашим, - сказал он. – Лежат в беспамятстве. А чего этого кота мучаешь?

- Какого? – не понял бандит.

- Вот этого, который с Кузьмой вместе был. Сбрось его на берег, пусть там валяется. Мне он не нужен, бродяга лесной.

Главарь прошёлся возле тяжело дышащего, со свалявшейся шерстью Кузьмы. Потом присел возле него и оскалился.

- Наконец-то я смогу тебе отомстить, - он дёрнул несколько раз хвостом. – Вообще, всё здорово получилось. Никто не мешает, времени много. Я смогу очень хорошо помучить тебя. Дряпунец!

Бандит, только что сбросивший Леона на песчаный берег, быстро подскочил к главарю и вытаращил на него глаза.

- Облей его водой два раза, - приказал тот. – Я сейчас приду.

Кузьма закрыл глаза и думал о том, что ему в этом году просто очень, очень не повезло. И ведь никто не узнает, где он сгинул, и будут считать его вором и беглым арестантом. По крайней мере, официально.

Вылитая Дряпунцом вода освежила его. Он даже задышал гораздо легче. На палубу вылез Шаурмэн. Он снова присел возле Кузьмы, положил дощечку, стальную насадку на когти и оскалился. Растянувшийся неподалёку Дряпунец довольно зафыркал. Шаурмэн принялся затачивать стальные когти об дощечку, посматривая при этом на Кузьму.

- Сейчас он начнёт меня рвать на части, - догадался несчастный кот и тут же решил, что лучше утопиться, чем  так погибнуть и попытался резко вскочить и прыгнуть с катера в реку. Но стороживший каждый его шаг Дряпунец сбил Кузьму обратно на палубу. Потом они вместе с Шаурмэном радостно зафыркали.

- Боится, - протяжно мяукнул главарь. – Сейчас совсем испугается.

Внимательно осмотрев сияющие стальные когти, Шаурмэн отложил дощечку в сторону и огляделся.

- Прекрасная погода, - он поднялся, потянулся и стал прилаживать насадку на свои когти.

- Прощай, Кузьма, - Шаурмэн ударил лапой по палубе. От неё отскочили мелкие щепки. Бандит зарычал, сгорбился, как перед броском и напружинил хвост. Кузьма попытался встать, немного приподнялся и вдруг глаза его расширились, он не удержал равновесия и упал. Дряпунец и Шаурмэн невольно обернулись и замерли.

Прямо на них быстро шёл катер. Почтовый катер, где капитаном был отчаянный кот Матросняк. На его палубе столпились здоровенные коты-сыщики. Впереди стоял Мурлок, наклонив голову, глядя исподлобья и помахивая хвостом.

Почтовый катер врезался в песок, совсем рядом со слабо шевелящимся Леоном, с него прыгнули сыщики и мигом оказались на палубе рядом с бандитами. Но в тот миг, когда они только начали соскакивать, Шаурмэн взвился в воздух и огромным прыжком перескочил через ограждение палубы и рухнул в реку.

Он отгрёб немного, и тут его подхватило течение и понесло вниз.  Дёрнувшегося за главарём Дряпунца сыщики быстро связали, затем начали осматриваться.

Важный Мурлок не спеша поднялся на палубу.

- Это кто такой трусливый, что убежал от нас? – спросил он у Дряпунца.

- Шаурмэн, - грустно ответил бандит.

- Ух ты! – Мурлок аж подпрыгнул. – Догнать его, немедленно догнать предателя!

Но пока сыщики кричали Матросняку, чтоб тот отчаливал скорей, пока сами догадались спихнуть с берега лодку, на которой приплыл Безхвостый Барс, Шаурмэн скрылся из виду. Мурлок лично на катере проверил берега, но даже следов от главаря шайки не нашёл.

- Ладно, никуда он от нас не денется, - с досадой сказал главный сыщик, вернувшись обратно. – А вот с Кузьмой надо поговорить как следует.

Бедный кот, чуть живой после драки и переживаний, что его замучают бандиты, лежал без сил. Он только прохрипел сыщикам, чтобы они помогли Леону.

Те дали выпить лесному охотнику несколько капель валерьянки и наложили на раны компрессы из сушёных грибов. Один из сыщиков помог и Кузьме.

Раненых бандитов и Дряпунца занесли в специальный арестантский трюм, что был на полицейском катере. А потом Мурлок начал разбираться с Кузьмой.

- Вижу, что тушёнку тебе не удалось сбыть собакам, - он развалился на палубе перед немного очухавшимся Кузьмой. – А сейчас давай сознавайся во всём, что ты натворил, и как воровал государственные припасы.

- Я ничего не брал, я ловил бандитов, - прохрипел бедный кот. – Мурлок, ты совсем дурак, что ли? Разве стал бы я драться с Шаурмэном, если бы мы вместе с ним были?

Мурлок нахмурился, у него задёргались усы.

- Ты героя из себя не строй! – прикрикнул он. – Разберёмся в суде, кто что делал! Вашего дружка Мурлеца мы уже арестовали. Он во всём признался.

- Хоть одна радостная новость, - Кузьма хотел приподняться, но голова закружилась, и он прилёг обратно на палубу. – А как вы нас нашли?

- Как, как, - Мурлок сел на задние лапы и начал вылизывать себе грудь. – Я же сыщик, интуиция подсказала, где вас искать. Узнал, что пропал наш катер, подумал, что кроме тебя или Шаурмэна некому так делать. Догадался, что вы в сторону границы поплывёте. Ну, и в погоню за вами сразу. И поймал! Тебя поймал. И тушёнку нашёл.

Он встал и отошёл в сторону, что-то говоря сыщикам. Тут вдруг на берегу трава раздвинулась и показался шатающийся Драммер.

- Я сдаюсь! – заорал он. – Я всё расскажу, только спасите меня. Не оставляйте меня здесь. Я раненый, меня волки могут съесть. Спасите, а я всё расскажу и помогу.

К нему не спеша подошли сыщики и провели в арестантский трюм. Там Драммер начал ругаться с Дряпунцом, кто из них герой, а кто трус. Потом они начали драться, и сыщикам пришлось отсадить Дряпунца в другой трюм.

Мурлок дал команду отчаливать. Он велел посадить Кузьму с Леоном на катер к Матросняку, и приказал одному сыщику охранять их. Сам на полицейском катере отошёл от берега и тот быстро, вместе с арестованными бандитами, грузом тушёнки и остальными сыщиками, пошёл вверх по течению.

Матросняк с сыщиком, не торопясь, прицепили лодку на буксир, а затем их катер, не спеша, взял курс на Мяукинс.

Кузьма с Леоном лежали на мягких матрасах, набитых сухими листьями, прямо на палубе. Они решили не спускаться в каюты, так как на свежем воздухе им было гораздо лучше. Сыщик вынес им поесть – сгущёнки и сметаны.

- Мурлок так торопился в Мяукинс, что даже продукты все оставил здесь, - засмеялся он. – Нам тут хватит на неделю. Так что можно не торопиться.

Из рулевой руки высунулся весёлый Матросняк.

- Я бы с удовольствием с вами дня два отдохнул где-нибудь, поохотились бы, порыбачили, но почту надо везти, и так опаздываю, - сказал он.

Кузьма наелся сметаны, запивая её тягучим сгущённым молоком, и его потянуло в сон.

- А как всё-таки вы нас нашли? – спросил он у сыщика. – Я что-то Мурлоку не верю.

- И правильно делаешь, - смешливо зафыркал сыщик. – Я слышал, как он врал про интуицию свою, что-то ещё. Врёт он всё.

- А как дело было? – помотал головой, прогоняя дремоту Кузьма.

- Да котёнок к нам приполз, - сыщик растянулся на тёплой палубе. – Точнее, его Ярёма увидал, когда он еле-еле добрался до города. И к нам на тачке прикатил. Говорит, сообщение у него важное. Ну и рассказал, что бандиты катер угнали, что тушёнку увезли и что вы за ними в погоню кинулись.

- А тут и я подвернулся, - снова высунулся из рулевой рубки Матросняк. – Я нарочно быстро из столицы приплыл, чтоб порыбачить с Рыжим Хвостом пару дней. А Мурлок как будто валерьянки бочку выпил, скачет, орёт. Ну и погнались мы за Шаурмэном.

- Конечно, он будет орать, - зафыркал сыщик. – То его Кузьма связал, то катер казённый бандиты украли. Тут ещё не так орать будешь.

- А Дымка-то живой? – у Кузьмы весь сон прошёл от таких новостей.

- Живой, живой, - сыщик махнул лапой. – Его сразу в больницу увезли. Доктор сказал, что сильно ранен котёнок, но всё будет в порядке.

Приподнявший голову Леон внимательно слушал рассказ. Кузьма подошёл к нему и тихонько похлопал по лапе.

- Ну вот и хорошо, дружище, главное, что Дымка остался жив, - сказал он.

Леон кивнул головой и шатаясь, встал.

- От таких новостей мне лучше стало, - он подошёл к мискам со сгущёнкой и сметаной. – Надо перекусить немного.

- Да ешь, ешь, - сыщик поднялся. – Я сейчас ещё рыбы принесу.

Через два дня почтовый катер прибыл в Мяукинс. На причале его встречали Дымка, Чубурик, Максик и другие котята.

- Мы охраняли пакгаузы Мурлеца, - сообщили они Кузьме. – Там же твоё добро лежит, так чтобы родня у него не растащила, мы сторожили.

- Молодцы! – Кузьма погладил всех котят. – А сейчас пойдём ко мне домой в гости, будем веселиться.

Но отдохнуть им не дали как следует. На следующий день Кузьму вызвали в суд.

Мурлок заявил, что беглый кот всё равно причастен к краже тушёнки, и надо его наказать. Чтобы отвязаться от надоедливого главного сыщика, Чинуша приговорил Кузьму «за ротозейство» к неделе работ по воспитанию котят.

После этого Мурлок со своими сыщиками, арестованными бандитами и государственной тушёнкой уплыл в столицу.

А Кузьма принялся восстанавливать своё нарушенное хозяйство. Ему помогали котята и Геракл с лесными котами. Они вернулись из похода против контрабандистов очень довольные. Им удалось переловить почти всех шакалов.

В гости к Кузьме зашёл и суровый пограничник Васюган. Он о чём-то переговорил с ним и ушёл, такой же серьёзный и угрюмый.

Потом, по секрету, Кузьма рассказал Леону, что Васюган советовался с ним, как поймать Шаурмэна.

Никакой награды Кузьма не получил, но и не горевал из-за этого. Ведь жизнь снова стала, как прежде, такой же спокойной. Даже ещё лучше, так как Мурлец получил пять лет водяной тюрьмы за помощь бандитам, и сейчас никто не мешал ему торговать браконьерским товаром.

И всё было хорошо, пока Матросняк не привёз сообщение судье Чинуше, что снова появилась шайка Шаурмэна, и надо быть настороже. Его видел у собак один сбежавший из плена лесной кот. Бандит уговаривал пленного охотника вступить в его команду и обещал, что тот очень разбогатеет.

Но что задумал Шаурмэн, это пока оставалось неизвестным.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Похожие статьи:

РассказыКошкин сказ

РассказыСказка для Ксюши

РассказыПлемянник Дракулы

ВидеоЗлые русские кошки.

РассказыКошурочка, или Кошачья должность

Рейтинг: +3 Голосов: 3 647 просмотров
Нравится
Комментарии (11)
Вячеслав Lexx Тимонин # 18 марта 2016 в 18:37 +4
Неистово мяучу! В смысле, плюсую!!!
Бахарев # 18 марта 2016 в 18:39 +3
Первая моя сказка. Волнуюсь, если честно. Получилась или нет :)
DaraFromChaos # 18 марта 2016 в 19:03 +2
если честно, у меня некоторый когнитивный диссонанс приключился
с одной стороны, сказка написана нормальным для детишек языком
с другой, попадаются моменты - сюжетные и стилистические - которые выбиваются, ломают ритм повествования.
Да и не очень я уверена насчет тематики zst
по последней причине сказку сейчас скину на мейл соседке: у нее двое детишек, на них (как обычно, и протестируем) :)))

но плюс поставлю. за первый героический опыт!
Бахарев # 18 марта 2016 в 19:17 +4
Самое тяжёлое - упрощать предложения. Спасибо за тестирование. Результат сообщите :)))
DaraFromChaos # 18 марта 2016 в 19:21 +2
результат, конечно, сообщу :))) всем местным сказочникам всегда сообщаю :)))

Самое тяжёлое - упрощать предложения.
а вы это намеренно делали?
имхо - зря. zst

сколько я сказок написала, никогда специально не меняла язык и стиль. писала, как казалось правильным применительно к конкретному сюжету.
никогда не задумывалась: не слишком ли сложно? а вдруг не поймут? а вдруг получится "по-взрослому"?
детишки куда мудрее нас. и понимают гораздо больше
Бахарев # 18 марта 2016 в 19:26 +3
Да, пытался писать как можно проще.
DaraFromChaos # 18 марта 2016 в 19:38 +3
не хочу навязываться (ни как консультант, ни как автор, обязательный к прочтению :))))), но у меня сказки все очень разные.
Есть "классические русские", есть - с элементами притчи-размышлялки, японские, европейские под средние века, под Диккенса, европейские современные, а-ля легенды.
и знаете, читают самые разные дети - и по возрасту, и по менталитету, и по социальному положению
и каждый детёнок находит что-то свое, ему лично близкое

если и дальше собираетесь писать сказки, поверьте: не надо "подстраиваться". вас и так поймут, если в сказке будет "живая душа", уж простите за пафос :)
DaraFromChaos # 19 марта 2016 в 15:21 +2
как обещала, делюсь впечатлениями детишек (девочка - только что исполнилось 9 лет, мальчик - почти 7)

мама читала вслух. Девочке понравилось ("интересная история! Кузька молодчина!"), только сказала, что "сказочник пишет, как для маленьких! а мы уже большие"
а мальчику, по словам мамы, не очень глянулось. он, конечно, дослушал, но все время вертелся, отвлекался на игрушки.
и попросил маму новых сказок от тети Наташи :))))

сорри, что кратно, но что в мейле прилетело, то и озвучиваю
Бахарев # 21 марта 2016 в 10:13 +1
Спасибо!!! :)
Mef # 18 марта 2016 в 23:46 +3
Захватывающая детективная сказка! Мне понравилось+
Бахарев # 21 марта 2016 в 10:14 +1
Благодарю!!!
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев