1W

Родом из сердца

в выпуске 2015/08/13
9 апреля 2015 - Григорий Неделько
article4281.jpg

[Из цикла об энгэ]

 

Генерал-полковник Глинкин включил четырёхмерную карту и начал инструктаж.

- Здесь вы видите расположение наших энгэ-частей, они обозначены зелёным. Тут, - он указал рукой, - по-прежнему выделенные красным, предположительные места дислокации отступников. Мы уже пытались выкурить их и заставить рассекретить свои позиции, но они держатся. Судя по результатам последних боёв, в распоряжении отступников неплохой арсенал и прилично боеприпасов. И, кажется, у них имеются некие приспособления, глушащие наши локаторы. Раньше локационное оборудование без труда находило дислокации отступников; теперь же – полный провал. Локаторы считывают пространство, а экраны пусты: будто бы и нет никаких результатов, которые стоило бы отображать. Я бы поверил получаемым – или, точнее, не получаемым – данным, если бы не потери, что мы несём. Только в результате последнего боя мы потеряли три с половиной десятка воинов, и это лучшие из лучших. Восставшие же отделались двенадцатью – пятнадцатью смертями, по крайней мере, так утверждают те самые локаторы. Снова и снова погибают ребята, а «невидимые» отступники отсиживаются в укрытиях. Итак, ваши мнения, идеи, предложения?

Руководители отрядов молчали. Наконец один поднял руку.

- Да?

- Нужно усовершенствовать локационное оборудование.

- Хорошая идея, - вроде бы согласился Глинкин. – Но, во-первых, на это потребуется много времени, за которое мы можем понести немалые потери. А во-вторых, и в-главных, каким образом улучшить локаторы? У вас есть идеи? У техников, например, нет.

Снова молчание. Теперь заговорил Павел Ефимцев, в прошлом – обычный человек, а с недавнего времени – наиболее перспективный и, пожалуй, самый мощный из негаллюцинирующих.

- У меня есть идея.

Глинкин кивнул.

- Давай.

- Только она имеет два «но». Первое: я не до конца уверен в возможности того, что озвучу. И второе: придётся сильно рискнуть, отправив на Восточный фронт, где засели отступники, большую часть незанятых отрядов.

Генерал-полковник озадаченно хмыкнул.

- Смело. А можешь пояснить?

Тогда Ефимцев рассказал, что случилось вчера.

 

 

За день до брифинга он с женой Викторией Добровольской, вторым сильнейшим энгэ, находился у себя дома. Выдалось несколько дней отпуска, и хотя в скором будущем чете предстояло опять вступить в борьбу за мир в настоящей реальности, сейчас они думали о повседневных вещах.

- Как считаешь, - заговорила Вика, - лампа из того магазина здесь будет хорошо смотреться?

- Не знаю, - ответил переключающий каналы визора муж.

- Ну а тут?

- Да ставь куда хочешь, дорогая.

- Тебе же абсолютно всё равно, - упрекнула Вика.

- Не то чтобы всё равно, - уклончиво сказал Ефимцев, - но тебе же виднее.

- Ты всегда перекладываешь на меня обыденные заботы.

- Зато во время операций выхожу на первый план.

- Ой, вот только не надо о работе. – Вика недовольно сморщила лицо.

Павел улыбнулся.

- Поставь эту несчастную лампу на прикроватную тумбочку.

- Там уже есть одна.

- Поставь на ту, что с противоположного края.

- Советчик... – Жена покачала головой.

Ефимцеву надоело щёлкать визором, и он отдал чёткий мысленный сигнал выключиться. Аппарат мгновенно потух.

- Ты ведь даже не уверена, что хочешь эту вазу приобрести, - заметил Павел.

- Зато я точно знаю, что мне надоело смотреть на «сердца». – Вика кивнула в сторону светящегося красным артефакта, действительно напоминающего по форме человеческий орган. Оно украшало собой свободную тумбочку.

«Сердце» досталось чете в результате последней операции, или, скорее даже, приключения. Его функции представляли собой пока не разрешённую загадку, а пришелец из какого-то другого, непонятного мира, с кем Павел общался при помощи «сердца», любил говорить загадками.

- Когда будешь в следующий раз вести дебаты со своим другом-иномирцем, - проворчала Виктория, - не забудь поинтересоваться, куда эту хреновину можно сбагрить.

- Не надо её никуда сбагривать, - воспротивился Павел. – Это очень необычный и очень нужный артефакт.

- Насчёт необычного соглашусь. А как ты подтвердишь его нужность?

- Из-за него в параллельной вероятности чуть люди не погибли! Вспомни драму на самолёте, где «сердце» перевозили. Наверное, они сами не разобрались в том, что оно собой представляет, и всё же... Хм. Вообще-то, - категорично заявил Ефимцев, - у меня такое чувство, что Гость не специально недоговаривает. Он даже имени своего не может назвать, потому что мы его не поймём, а если и поймём, то не запомним. Помнишь, он сам сказал.

- Сказал, сказал, - слегка утомлённо подтвердила Вика.

Павел страдальчески вздохнул.

- Давай я прямо сейчас с ним поговорю, если он, конечно, свободен. И сделаю это ради тебя.

- Буду крайне тебе признательна.

Ефимцев поднялся с принимающего форму тела дивана и подошёл к «сердцу». Красное и светящееся, оно занимало половину тумбочки. Орган еле заметно вздымался и опадал, словно подлинное сердце, а прислушавшись, можно было разобрать издаваемые им тихие, хрустальные нотки.

Сев на кровать, Павел аккуратно взял с тумбочки «сердце» и поднёс к себе. Как и в прошлые разы, минуло некоторое время, прежде чем мужчина почувствовал контакт. «Сердце» будто вошло с ним в резонанс; он вздыхал, и дышало оно. Затем «сердце» загорелось ярче обычного и послало красную волну ему в грудь. Ефимцев принял её, и в следующую секунду перед энгэ раскрылся белый портал. Из разрыва в комнату шагнула высокая, чопорно выглядящая фигура в бардовом одеянии. Портал закрылся за спиной новоприбывшего.

- Павел, - удивительно спокойным голосом проговорил тот.

- Здравствуй, Гость, - поздоровался Ефимцев и замолчал ненадолго, формулируя вопрос.

Гость, впрочем, не торопил – терпеливо ждал.

- У нас с женой, - затем осторожно начал хозяин квартиры, - возникла к тебе пара вопросов. Ты ведь понимаешь, сотрудничество между мирами – сложная, редкая и важная вещь.

- Слушаю твои вопросы, Павел.

- Как бы поточнее выразиться... Моя жена Вика сомневается в полезности «сердца». Я не могу ни опровергнуть этих слов, ни доказать её правоту, однако абсолютно уверен в одном: артефактов, подобных «сердцу», я ещё не встречал, хоть и успел повидать немало.

- Ты видел многое, Павел, - проронил Гость. – Не всё, для тебя возможное, но многое.

- И я также убеждён, что предметы, позволяющие незримой ниточкой связать два мира, - удивительно редки. Их надо хранить и беречь. Верно?

- Верно, - сказал Гость, и чуть ли не впервые его речь прозвучала понятно.

- Но какой толк от «сердца»? Оно светится, но его свет ни на что больше не годен. Оно живое, но его нельзя использовать как орган. Через него мы общаемся, но и только. Мы ведь не способны до конца найти с тобой взаимопонимание.

Павел замолчал, ожидая реакции. Гость понял это.

- Вы хотите познать предназначение того, с чем никогда раньше не сталкивались. Но тот факт, что вы оперируете непознанным, и должен подсказать вам решение.

- Какое? – не выдержала уже Вика.

- Может, что «сердце» надо использовать неким непривычным для нас образом? – предположил Ефимцев.

Гость согласно кивнул и пояснил:

- Непривычное для вас обычно для нас. И наоборот. Правда, не всегда.

- Не мог бы ты растолковать, что имеешь в виду? – попросил Павел.

- С радостью. Но, боюсь, ты меня не поймёшь. Ищи подобие.

- Подобие?

Гость простёр руки к «сердцу».

- Я изо всех сил стараюсь, подбирая правильные слова для нашей беседы. Это нелегко, потому что мы из разных миров, мы разные существа, и у нас различные сознания.

- Странно, - тихо кинула Виктория. – Вроде у каждого голова, руки, ноги, сердце...

- Моё «сердце», - отреагировал Гость, - вот оно. – И вновь показал на светящийся артефакт.

И тут в голове Ефимцева щёлкнуло: он разрешил загадку.

- Это «сердце»... – Павел не мог поверить и озвучить мысль полностью. – Это «сердце» - на самом деле твоё?! Оно дарит тебе жизнь, и без него ты погибнешь? Потому ты и приходишь ко мне – поскольку оно тут?

- Ты – хранитель моего «сердца», - отозвался Гость.

Павел был ошарашен. Полученные знания открывали новые перспективы. Оставалось лишь понять какие.

 

 

- Ну, и что нам это даёт? – прервал повествование один из руководителей отрядов.

- Подождите, я ещё не закончил, - откликнулся Ефимцев.

И продолжил рассказ.

 

 

Потом они попрощались, и Гость исчез.

Через пару часов Викторию вызвали в штаб, и она оставила мужа одного. Павел сидел в тихой пустой квартире и созерцал «сердце» - а «сердце», казалось, смотрело на него. Затем он принял решение: вероятно, отчаянно смелое, но сулящее большие возможности. В том случае, если энгэ прав, разумеется.

Ефимцев достал и открыл надёжный чемодан с кодовым замком. Постелил на дно материю, положил «сердце», укутал его и защёлкнул замок. Взяв чемодан в руку, он вышел из квартиры и направился к мобилю.

 

 

Дорога по воздуху от дома до клиники трансплантологии заняла всего ничего.

Доктор Нельсон принял Павла без очереди: они успели подружиться, а кроме того, Нельсону было известно, какую роль играют Ефимцев и Добровольская в современном мире.

- Чем обязан, Паш?

Вместо ответа Ефимцев положил на стол перед доктором чемодан и набрал код. Крышка открылась; энгэ поднял её, являя взору Нельсону нечто поразительное. Светящееся красное чудо.

- Не хочешь ли ты сказать... – едва ли не прошептал врач.

Павел коротко кивнул.

- Сможешь пересадить его?

 

 

- Ничего не понимаю, - опять перебил рассказчика говорливый командующий. – Тебе пересадили тело инопланетянина?

- Не инопланетянина, а иномирца, - поправил Ефимцев. – Нет, слушай дальше.

 

 

У Нельсона имелись связи с институтом кибернетики. А тем, как подозревал Павел, ничего не стоило собрать робота – благо, механические люди давно стали у людей живых помощниками в быту и на работе.

Ефимцев ошибся лишь в одном: робота и не пришлось конструировать, потому что с десяток рабочих моделей хранились на складе. Среди них были и экспериментальные, но, хотя соблазн оказался велик, Павел не стал рисковать.

Пересадка, с учётом сверхсовременного оборудования, заняла считанные минуты. А следом «заказчику» представили человекообразный механизм, металлический снаружи – и живой внутри.

 

 

- И не просто живой, - закончил рассказ Ефимцев, - а с сознанием Гостя.

Генерал-полковник Глинкин не поверил ушам.

- Шутишь? Да я должен увидеть это собственными глазами!

Павел разулыбался.

- Нет ничего проще: робот ждёт в коридоре.

- Так пусть его пропустят... – Однако Глинкин не закончил фразы.

Поднялась автоматическая дверь, и внутрь просторной комнаты, в сопровождении солдат-энгэ, ступил робот. С виду, человеком человеком, даже двигался не угловато.

- Приветствую, - спокойнее, чем говорят роботы, произнёс робот-иномирец. – Мои звукочувствительные сенсоры уловили ваш диалог.

- Это робот метеорологической службы, - внёс ясность Ефимцев. – А внутри удобно расположился мой приятель Гость.

- И что он может... – начал было Глинкин, но осёкся. – Погоди-погоди. Ты утверждаешь, что робот метеорологический?

- Да.

- Значит, он умеет посылать на дальние расстояния сигналы и принимать их обратно, обрабатывая полученную информацию?

- Именно таким образом и работают современные метеослужбы.

- Но внутри корпуса находится иномирянин, который... который... господи, неужели он способен пересылать и возвращать с сигналом самого себя?

- Абсолютно верно!

Глинкин с любовью и нежностью смотрел на Гостя-робота. И вдруг встрепенулся.

- Чего же мы ждём?! Пускай просканирует защищённые редуты отступников...

- Уже, - кратко оповестил механизированный иномирец. – Должен уведомить, что восставшие действительно разработали глушитель, блокирующий сигналы ваших локаторов. Вот его чертёж.

На экране по соседству с картой появилось 4D-изображение сложного устройства, спроецированное роботом.

- А пока отступники не догадались, как заглушить меня, вот места расположения их отрядов.

Мгновенно на реалистичной карте отобразились точки, линии и области красного цвета.

Все люди потрясённо молчали. Взять слово решился Павел Ефимцев.

- Не кажется ли тебе, Гость...

- ...что мы стали лучше понимать друг друга? – угадал тот.

- Точно. И ещё...

- ...что это начало большой дружбы?

Услышав, что его мысли снова отгадали, Ефимцев не сдержал смеха.

- Конечно, - молвил он потом. – Ну конечно, мой, вне всяких сомнений, сердечный друг!

 

(Апрель 2015 года)

Похожие статьи:

РассказыПограничник

РассказыПо ту сторону двери

РассказыДоктор Пауз

РассказыВластитель Ночи [18+]

РассказыПроблема вселенского масштаба

Рейтинг: 0 Голосов: 2 968 просмотров
Нравится
Комментарии (5)
DaraFromChaos # 9 апреля 2015 в 21:23 +1
...вот только жалко, что понимать друг друга они стали при проведении военно-разведывательных действий cry
лучше бы на чем-нибудь мирном сошлись love

но здорово!
Григорий Неделько # 9 апреля 2015 в 23:19 +1
Дык там война давно уже. Я стараюсь, как могу, её прекращая. :)

Спасибо, Дар! Неожиданно иронично и светло даже получилось для цикла об энгэ.
DaraFromChaos # 9 апреля 2015 в 23:28 +1
хороший это цикл. Только давай уже, заканчивай войнушку v
Григорий Неделько # 10 апреля 2015 в 13:51 0
не, ну, я постараюсь, но там ещё должно быть эпохальное противостояние энгэ и отступников, почти как у Льва Николаевича, разрывы реальности и всё в таком духе. :)
Григорий Неделько # 10 апреля 2015 в 13:51 0
Да, спасибо! :)
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев