1W

Скользящие в Огне. 4-я глава.

в выпуске 2015/05/28
21 декабря 2014 - Редькин Александр
article3106.jpg

Глава 4

Полёт длился недолго. От гелиополиса до границы экватора с предэкваториальной зоной шар, бешено вращающийся и удерживающий в себе странников, пролетел около пятнадцати сот. Приблизившись к границе, он выбросил плазмоидов из своего возбуждённого магнитного поля прямо в Океан, а сам, следуя команде невидимого оператора, полетел обратно к Сфере. Раскрученные шаром, странники оказались вышвырнуты из Эоса прямо в бурлящие волны горячей плазмы. Благодаря низкому расположению волн и навыку левитации в условиях плазменных цунами, странникам удалось спастись. Не долетая до поверхности Океана четверти соты, они растратили, приобретённую от шара, кинетическую энергию при торможении об Эос и вылетели из опасной зоны по широкой дуге. Оказавшись вне опасности, смертельно голодные и психически уставшие они полетели вдоль границы.

Неожиданно странники захотели спать. В обычных условиях их следующий сон должен был наступить не ранее как через несколько месяцев, но тут не прошло и половины. Гелиосферусы связывали это с пребыванием среди загипнотизированных шароидов и энергетически затратным ближним контактом с эволюционером. Так или иначе, но кратковременная фаза сна на десять суток вплоть до фазы материализации абстракций стала странникам необходима.  На пути они встретили Сол-Яч средних размеров. Уставший от напряжения, а также начавший краснеть от недостатка кремниевых сгустков, термоглаз молодого странника фиксировал по её периметру съедобную плазму вперемешку с углеродисто-кальциевой. Странники снизились и принялись поглощать пищу, замечая при этом довольно быстрое образование клейкой плазмы, обычно редкой на экваторе. Плазмоиды жадно насыщались.

Со стороны границы дул сильный и разреженный ветер — там не прекращалась война фракталов с 3-м Гармоническим Законом. Лететь прямо в бурлящий Океан с целью сна казалось безумством, впрочем, как и возвращаться в сторону Сферы. Поэтому странники приняли решение исчерпать быструю фазу сна прямо на границе. Для этого они отлетели от Сол-Ячи за вероятные пределы её роста и, создав себе защитные оболочки, погрузили свои разумы в Информационное Поле.

Поле открывало возможности глубоких ближних коммуникаций. И первое, что явилось молодому страннику в чёрном пространстве Поля, оказалось яркой красной точкой разума его спутника. В работе находился только один фрагмент Сол-Нца — экватор и в нём, кроме странников, не осталось больше ни одного гелиосферуса, находящего в медитативном сне. А ведь ещё три месяца назад в Поле блуждали термосигналы миллионов плазмоидов, кипел обмен информацией, шёл живой диалог гелиополисов. Ничего этого сейчас не было, только два одиноких разума быстро скользили по пустоте, ограниченные собственным воображением. Конечно, в Поле входили не только разумы плазмоидов, но и другие объекты Океана и Эоса. Так, например, красные разумы странников постоянно натыкались на информационные копии фракталов, шароидов и Огня. Стены Живого Огня выглядели в Поле как тончайшие яркие и ломающиеся нити, фракталы представлялись объёмными геометрическими фигурами, а шароиды фиксировались бледными точками.

Разум молодого странника сообщал спящему красноглазому о сути диалога, произошедшего с эволюционером. Красноглазый также верил в ложность утверждений о гибели Сол-Нца. Но очевидным становилось то, что эволюционер всё-таки добился с помощью своих генетических опытов и сильной воли частичного переустройства мира под себя, под свою гордую теорию. И смерть миллионов плазмоидов, из которых так и не получился качественный генетический материал для производства эо-солов, явилась её объективным следствием. Холодная теория распространялась в Эосе со скоростью, вырывающегося из соты раскалённого водорода, и она, в целях сохранения цивилизации гелиосферусов, требовала упреждающего гашения. В этом случае рассчитывать приходилось не только на работу Гармонических Законов, но и на собственные усилия по сглаживанию той волны возмущения, которую поднял на экваторе строптивый плазмоид. Красноглазый, отбросив разумом линии Огня и бледные точки эо-солов, предложил молодому страннику контр-материализацию. Идея материализовывать абстракции из плазмы мыслящего Океана, чтобы противостоять Сфере и конкретно эволюционеру, показалась молодому страннику вероятностно эффективной. Он передал красноглазому термосигнал поддержки.

Прежде всего, до выхода из медитативного сна, странникам предстояло предугадать, какой именно тип плазмо-магнитных образований будет особенно результативен в сопротивлении. Альтернативные «Я», материализованные с зарядом агрессивной энергии, или звёздчатые многогранники для такой борьбы не годились ввиду их слабой термической стойкости и химической нестабильности. Конусы и кольца для борьбы также не подходили: конусы контактировали исключительно с кремнийорганическими разумами, а наличие такого у эо-солов Сферы казалось сомнительным, а кольца могли лишь многократно копировать вражеские действия да ещё к тому же были слабо управляемы. Для помощи 3-му Гармоническому Закону в войне с армией эволюционера оставались только фрактальные образования, но тут следовало быть крайне осторожными. Фракталы отличались непрогнозируемым поведением, каждый раз при материализации они имели уникальные характеристики и свой индивидуальный алгоритм действий. Молодой плазмоид предложил красноглазому создать несколько фракталов разного типа, рассчитывая на то, что хоть один из их фракталов всё-таки войдёт во взаимодействие со Сферой и, вписав её силой в своё магнитное поле, втянет обратно в Океан. Гибель эо-солов беспокоила странников мало. Собственными термоглазами и разумами они убедились в их фактической мировоззренческой смерти: навсегда затуманенный углеродисто-кальциевой плазмой разум, мнимая убеждённость в родстве с Сол-Ячами и дерзость мимикрии, под якобы погасшее Сол-Нце.

Первый, материализованный странником, фрактал имел форму диска. При его создании молодой гелиосферус использовал большое количество плазмы. Он собрал её силой разума с поверхности Океана, и продукт получился при этом достаточно большим. Фрактал обладал повышенной способностью отражать тела других плазмо-магнитных образований, был достаточно лёгким для перемещения в нижнем слое Эоса. Материализующий его странник решил, что одного такого диска будет недостаточно и создал ещё два похожих, отличающихся лишь размерами и силой отражения. В это время и красноглазый, задействуя все свои резервы разума вылепил из горячей волны фрактал, чем-то похожий на маленькое полупрозрачное водородное облако. После того как четыре фрактала ожили, странникам предстояло выйти из своего сна, где они, создав несколько эфемерных, но опасных плазменных образований, пребывали уже около десятка суток.

Первым проснулся красноглазый и тут же принялся за управление своим облаком, которое так и стремилось поскорее взлететь вверх к Сол-Эосу и сгореть в его верхних слоях. Странник, постоянно излучая холодные термосигналы, подстёгивал облако в сторону Сферы, не позволяя ему смещаться вверх-вниз с высоты в одну соту. Следом проснулся и молодой плазмоид. Приобретённый им навык создания защитных оболочек, помог ему не быть отброшенным своими же собственными дисками. Попав в зону отражения фракталов, защитные оболочки лопались и отбрасывались в Океан. Молодому страннику, использовавшему как и красноглазый, тот же приём управления фракталами, удалось выстроить свои диски перпендикулярно поверхности Океана. Разобравшись в термическом управлении своими фракталами, странники полетели вместе с ними от границы вглубь экватора, навстречу физическим опасностям и психическим неожиданностям.

Неожиданно тих оказался экватор. В Эосе, иногда возникая из сот, проносились острые стрелы струй водорода, свистел термальный ветер и кое-где горел Живой Огонь. Странники летели по Эосу быстро, почти не корректируя свой полёт. Каждый сосредоточенно следил за качеством управления своими фракталами, которые с каждой пройденной сотой теряли силу. Необходимо как можно скорее бросить их на поражение Сферы и находящихся в ней эволюционеров. До объекта атаки оставалось всего несколько часов лёта как перед возбуждёнными фракталами странников, летящими немного впереди, показалась армия кольцевых фракталов, заслонившая собой горизонт Эоса.

Цепь колец, управляемая старейшиной последнего экваториального гелиополиса, двигалась к границе. И вот на её пути возникли три отражающих диска. Не ожидая на своём пути никаких препятствий, кольца, растянувшиеся по горизонту, наткнулись на отражающие поля дисковых фракталов и начали отбрасываться ими во все стороны. Часть колец, летевшая первой, попадала в горячую плазму Океана и быстро там тонула. Вторая часть колец облетала диски молодого странника мимо, но попадала в облако красноглазого, где полностью аннигилировалось на фотоны. Облако-фрактал при этом набирало массу и теряло реакцию на термическое управление красноглазого. Старейшина, видя потерю контроля над ситуацией, направлял, уцелевшие в поединке с отражающими дисками, кольца термосигналами, заставляя их веерно и на большой скорости долетать до границы. Когда же огромная часть колец отразилась дисками в Океан, то старейшина понял, что всё закончено. Попытавшись скрыться бегством, он резко взметнулся вверх и, описывая там левитационную петлю, неожиданно попал под действие энергии своего заблудшего кольца и оказался им расплющен.

Сражение закончилось. По его итогам лишь несущественное количество колец, облетев странников и их отряд фракталов по флангам, добралось до границы. Подавляющая же часть колец погибла вместе со старейшиной, будучи либо утоплена в Океане, либо аннигилирована над ним. Странники вышли из сражения целыми, чего нельзя было сказать о материализованных ими фракталах. Маленькое полупрозрачное облако, поглотив массу плазмо-магнитных колец, выросло в разы и стало абсолютно неуправляемо. Красноглазый видел это и, опасаясь стать его жертвой, отлетел от облака-фрактала подальше. Диски молодого странника ещё управлялись, но ослабли энергетически, что делало их слабым оружием перед холодной и клейкой Сферой. Но, не теряя времени, в течение которого вскоре ожидался распад фракталов или их гибель по 3–му Гармоническому Закону, странники направили их в центр Сферы, уже начинающей прорисовываться в вибрирующем Эосе. Прошло ещё несколько часов полёта на безумной скорости как почти ослабевшие диски, по сигналу молодого гелиосферуса, предприняли героическую попытку снизить Сферу с вершин Сол-Эоса и отклонить ось её вращения. Тщетная попытка! Сфера, из которой неожиданно вылетел с разведывательными целями плазмоид-адепт, не отклонившись ни на мизер, лишь втянула в себя два диска. Но последний диск, самый крупный из материализованных, вместе с адептом ликвидировало само Сол-Нце по 3-му Гармоническому Закону. Тонкий и острый фонтан раскалённого водорода, с силой вырвавшись из одной из сот, пронзил адепта вместе с атакующим диском. Сгустки разорванной материи и жидкая плазма начали медленно оседать вместе с фонтаном обратно в Океан. Сфера осталась недвижима, даже наоборот, она увеличила свою скорость полёта против течения поверхностных слоёв плазмы.

Странники понимали, что внутри клейкой и шевелящейся Сферы остался лишь один, управляющий ею эволюционер. Создание новых фрактальных колец внутри Сферы оказалось прервано, что могло в перспективе вызвать как полное открытие Информационного Поля, так и разблокирование границы экватора. Эволюционер продолжал управлять Сферой, всё ещё находясь в информационном коконе. И, то ли от атаки дисками, то ли от этого скрытого управления, изменилась внешняя поверхность Сферы. Все составляющие её эо-солы в один миг развернулись, обратив во внешнюю среду свои, ранее удерживаемые клейкими нитями, термоглаза. Выпученные от яркости Эоса, они обозревали Океан в поиске возмутителей, столь опрометчиво, попытавшихся атаковать их с помощью магнитных фракталов. Склеенные до сих пор клейкой плазмой, они, не боясь нарушить формы материнской Сферы, синхронно повернулись и уставились на странников, кружащихся рядом с ней. Несколько особо гневных эо-солов, возбуждённых энергией втянутых дисков, оторвались при этом от поверхности Сферы и левитировали в Эосе. Заметив их, лишившиеся своих материализаций, странники решили отлететь от Сферы назад, но были обнаружены. На лету меняя температуру своих плазменных тел на обжигающе-холодную, и лишённые, вследствие мутации, части разума, эо-солы разгонялись в Эосе, грозя гелиосферусам быстрой смертью. Красноглазый и молодой странники уже давно не употребляли в пищу кремниевых сгустков, ввиду чего скорость их движения резко уступала скорости догоняющих их шароидов-мутантов. Красноглазый летел за молодом странником и, находясь от него на значительном расстоянии, уже чувствовал приближение холода. Догоняющие эо-солы в несколько мгновений могли нанести им ожоги, а после, тараня тело, утопить в Океане.

Погоня не могла продолжаться слишком долго. Странники ослабевали, теряли энергию и скорость. И вот уже один из стаи грозных эо-солов, срывая с поверхности Океана тонкий слой плазмы, поднырнул под отчаянно летящих гелиосферусов, и с силой ударил красноглазого в область термоглаза. Странник сразу утратил движение. Получив физический удар и холодный ожог, он по какой-то кривой инерционной траектории пролетел ещё немного и завис, утратив равновесие. В это время на него обрушилось ещё несколько десятков таких же ударов от стаи мутировавших шароидов, и он оказался повержен. Молодой странник не видел гибель красноглазого, но знал о его смерти по хаосу ощущаемых сзади термосигналов, и предпринял единственную возможную попытку спастись. Он заснул, спрятав свой глаз внутри тела, и замкнул в кольцо свою нервную систему. Используя для погружения в сон временную остановку и торможение эо-солов, он, рассчитывая сгенерировать в быстром сне отражающий диск, попытался заснуть на ходу и ему это удалось.

Всё вокруг почернело. Странник спал на лету, в то время как его плазменное тело быстро скользило в огне между Океаном и Эосом. Позади быстро затухала красная точка — разум его спутника. Вокруг струились тонкие яркие нити Живого Огня, облетая которые разум странника замечал всё увеличивающееся их количество. Нити росли, удлинялись, набирали вес. Между ними, всё более затрудняясь в полёте, мчалась стая серых точек. И, как это было видно в сумерках Информационного Поля, она гналась за одиноким ярко-красным шариком, видимым в его пространстве. Нити не прекращали роста, набухали, заполняли собой пустоту и мешали полёту серой стаи. От одних нитей ответвлялись другие, третьи, ещё и ещё, пока всё пространство вокруг одинокого красного шарика и сильно поредевшей группы эо-солов не заполнилось ними. Лететь дальше стало некуда. Серые и красный объекты Информационного Поля оказались каждый в своей ловушке, а нити продолжали рост. Наконец, они заполнили собой всё, и произошла яркая вспышка.

Сумерки закончились. Нити тоже куда-то пропали. Поле Сол-Нца открыло разуму молодого странника своё новое пространство. И вот уже в космосе этого информационного пространства странник обнаружил вдалеке несколько таких же красных точек, как и он сам, а потом ещё несколько в другом месте и понял, что Сон-Нце восстановило Поле, и вышел из фазы быстрого сна.

Эос блистал девственной чистотой. Над Океаном не пролетало ни облачка враждебной материи. Куда-то окончательно исчезла стая шароидов-мутантов. Вернувшись чуть назад, молодой гелиосферус понял, что исчезла и сама клейкая Сфера с эволюционером внутри. Вместо неё, по действию 3-го Гармонического Закона Сол-Нца, откуда-то сверху, из горячих слоёв Сол-Эоса на странника упал твёрдый углеродисто-кальциевый шар и утонул в Океане плазмы.

Похожие статьи:

РассказыРебенок солнца.

РассказыСолнечный синдром

РассказыОни слышали это!

РассказыОстановка >(s)

РассказыСкользящие в Огне. 3-я глава.

Рейтинг: +1 Голосов: 1 918 просмотров
Нравится
Комментарии (2)
Yurij # 2 января 2015 в 21:51 +1
Приветствую, Александр.
Отписываюсь по всем 4-ем частям.
Как уже писал в комментариях Ваше произведение очень не просто читается из-за специфичной атмосферы. Далеко не всем по вкусу будут, однако своих читателей найдет (ну, хотя бы я). Не уверен, что удалось показать не-человеческую логику и модели поведения (Да! Мир невероятно фантастичен, безусловно!) но сюжет основан именно на человеческой логике. Я по-крайней мере, увидел так: есть система со своими законами, в этой системе появляется "бунтарь" стремящийся ее изменить, но в итоге Великая природа функционирующая по своим фундаментальным законам все расставляет на свои места - если, я что не так понял (а это допускаю ввиду специфичности мира) вы, Александр, меня поправьте. Итак, логика сюжета вполне человеческая, логика поведения героев - тоже т.к. встретившись с "бунтарем" "герой сначала пытается его переубедить, затем противостоит ему.
Как я понимаю, это последняя часть? Если нет, будет интересно почитать продолжение. Но решать Вам.
Жаль других мнений на счет "Ксенофантастики" нет (интересно, что другие авторы думают на счет этого).
Редькин Александр # 19 января 2015 в 23:15 +2
Спасибо за комментарий. Читается действительно нелегко - весьма специфичный мир. Слишком нечеловеческая логика и негуманоидные модели поведения на мой взгляд будут неинтересны читателю. Человек хочет увидеть себя и подобных. Солнце расставит всё по местам. Продолжение в данном рассказе не планируется. :)
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев