fantascop

Совсем не смешно

в выпуске 2015/10/01
20 апреля 2015 - Григорий Неделько
article4377.jpg

Передача уже подходила к концу, когда разъехались двери и в студии появилось четыре молодца в униформе. Высокие, широкоплечие, мускулистые, они носили на поясе лучевое оружие. Двое оперов блокировали обычный и запасной выходы, а ещё два слева и справа подступили к Смайлу. Ведущий программы "Разрешённое веселье" не сомневался в своей защищённости.

Святослав «Смайл» Ловецкий, звезда экрана, знаменитый «комик с вечной улыбкой», богатый любимец верхов и низов, оказался невероятно удивлён. Получивший от правителя Российского Содружества карт-бланш на юмор и оплативший любую возможную смеховую страховку на годы вперёд, он не понимал, что происходит.

С возникновением в зале четырёх чёрных безмолвных силуэтов среди зрителей воцарилась тишина.

По ту сторону телеэфира люди неотрывно глядели в плоские мониторы, оценивая неожиданный ход сценаристов, по-своему истолковывая его и предвкушая концовку.

Однако сценаристы не имели отношения к этому крутому повороту. Они, в отличие от многомиллионной аудитории, понимали: творится что-то настоящее, странное и совсем не смешное.

И хотя никто ещё не произнёс ни слова, словно бы софиты померкли и будто весёлые голограммы растеряли весь свой блеск и всякий позитив. Человек с микрофоном старался не видать волнения, но его взгляд, скользящий от одного оперативника к другому, говорил более чем красноречиво. И ни легкомысленная причёска брюнета-комика, ни синий пиджак – это яркое пятно прямой субботней трансляции, ни обворожительная, никогда не сходящая с лица, легендарная улыбка не улучшали положения.

Он знал, что пришли за ним; оставалось лишь выяснить почему. И – неужели такое возможно?!

С небольшим опозданием к Смайлу прошествовал маленький лысый человечек в сером костюме, некая личность, невзрачность которой доведена до абсолюта. И всё равно от карлика веяло невысказанными эмоциями, теми самыми, что вводили в страх население огромного, многочастного государства. Человек встал возле Смайла и устремил на того безразличные глаза. Закончил играть оркестр, и музыканты аккуратно, тихо, осторожно сложили инструменты.

- Кажется, Смайл, - слегка похрипывая на гласных, произнёс визитёр, - ты дошутился.

- Н-но... – от волнения комик начал заикаться, - но мне дан «зелёный свет»...

- Был дан. Ты перегнул палку, когда выдал ту остроту.

Смайлу очень не понравилось ударение на слове «последнюю».

- Я ничего такого...

- Возражения мы послушаем в другом месте.

Оперативники взяли ведущего под руки.

- Компетентные органы дали нам сигнал сразу же после шутки об Илларионе Всеволодовиче, - сухо пояснил человечек в сером. – Президент не стал возражать. Захочешь – попробуй опротестовать решение.

Судя по интонации, а точнее, по отсутствию оной, Смайлу не стоило и пытаться. Потому что многие пытались, но – бесполезно: государственная машина работала слишком хорошо.

Под изумлённое молчание публики, Святослава повели к выходу; кажется, настало чьё-то время лить слёзы в «камере грусти».

Смайл обернулся на ходу, всматриваясь в лица пришедших на его программу людей. Студию наполнило чувство запрещённого сострадания к преступникам юмора – гости скрывали истинные мысли, насколько хватало сил и умения.

- Улыбайтесь, господа, - бросил Смайл, продвигаясь между рядами красных кресел, мимо молчаливых фигур. – Улыбайтесь.

И исчез в тёмном прямоугольнике выхода. За ним последовали серый человечек и двойка оперов, к кому вскоре присоединились и оставшиеся вершители порядка.

Несколько секунд в студии ничего не происходило, и вдруг на сцену выскочил организатор шоу.

- Проносим извинения за доставленные неудобства, - волнуясь, выпалил он. – Деньги можно вернуть в кассах с четвёртой по шестую. А на последующих эфирах в качестве ведущего выступит более достойный гражданин.

Закончив с дежурными фразами, организатор вытер испарину на лысине белым платком, скомкал тот, сунул в карман и поспешно покинул сцену.

Смайла заменил Кир Улыбкин, давно и не очень успешно конкурировавший с ним. Бывшего ведущего осудили на двадцать лет исправительной грусти без права отмены и смягчения приговора. А месяцем позже смех прибавил в цене на 10%, установив очередной промежуточный рекорд в 2267 году.

 Шуточки, знаете ли, слишком дорого стоят в высокоорганизованном настоящем.

 

(Апрель 2015 года)

Похожие статьи:

РассказыЦена смерти

Рассказы2063-й. Мы

РассказыАд в огне

РассказыНереальность (квест) [Сценарий игры об Ином Мире и Децербере]

РассказыНазад в Ад: Ещё один нереальный детектив

Рейтинг: +3 Голосов: 5 757 просмотров
Нравится
Комментарии (6)
Жан Кристобаль Рене # 20 апреля 2015 в 01:04 +2
Вот что мне нравится в ваших рассказах, Гриша, так то, насколько мастерски у вас получается преподносить грустные, тяжелые темы в веселом и легко читаемом ключе!
P.S. "Цена смеха"!!! Убило наповал!
Григорий Неделько # 20 апреля 2015 в 11:16 +1
Спасибо, Кристобаль! :)
Тема, конечно, грустная, и сюжет, и идея, но старался написать легко.
Вячеслав Lexx Тимонин # 20 апреля 2015 в 02:25 +2
Плюс поставил Гриша, за твое мастерство. Такого плана (сильно уж философские), меня рассказы не очень то цепляют, но твой дочитал до конца. Идея торговли эмоциями сложная в реализации. У тебя получилось :)
Григорий Неделько # 20 апреля 2015 в 11:16 +1
Слав, спасибо! :)
Мне кажется, тут больше НФ и/или антиутопия, но поразмышлять можно.
AlekseyR # 20 апреля 2015 в 09:14 +3
И я присоединяюсь к вышесказанному,
Ведь много философского тобой рассказанному -
Да, шутки, прибаутки до тех пор привлекаемы,
Пока в них власть имущие не узнаваемы!
Григорий Неделько # 20 апреля 2015 в 11:17 +1
Как говорится, у нас свобода слова, но если что... smile Шучу.
Спасибо, Алексей!
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев