1W

ТАЙМДАЙВЕР (продолжение 12)

в выпуске 2016/10/06
3 марта 2016 - Игорь Каплан
article7736.jpg

21.

Утро оказалось безрадостным. За окном шел проливной дождь. Все вокруг было серым и тоскливым. Вставать не хотелось совершенно. А хотелось, наоборот, лежать весь день в постели и ничего не делать. А еще лучше, еще и ни о чем не думать. Но это-то как раз и не получалось. Мысли снова и снова возвращались ко вчерашнему разговору с Мишелем, к вновь обретенным способностям и к тому, как всем этим распорядиться.

Сергей протянул руку и взял со стола ПАН – тот самый потоковый анализатор, полученный накануне от Мишеля. От него веяло чем-то потусторонним. Нет, выглядел он вполне обычно. Не зная - от часов и не отличишь. Разве что, чуть крупнее и кнопок побольше. Но сегодня от часов можно ожидать чего угодно. Что только в них не встраивают, и мобильный телефон, и фотоаппарат, и дозиметр...

Нет уж, увольте. Гардин всегда придерживался того мнения, что каждая вещь должна уметь делать пусть что-то одно, но делать это она должна хорошо. Что толку в автомобиле, начиненном электроникой, которая показывает все, от температуры в салоне до погоды за бортом, если из-за какого-нибудь программного глюка не заводится мотор? Правильно, никакого. Сделать ты ничего не можешь, разве что, всю эту электронику вырвать с корнем и выбросить. И капот можно сколько угодно открывать и закрывать. Пользы от этого ровно столько же, как и от зонтика в ясную погоду.

Помнится, когда Николай купил свою очередную машину, Сергей восхищался электронной начинкой. Особенно ему понравился бортовой компьютер, который он тогда видел впервые. Когда Сергей стал этот компьютер нахваливать, Николай сказал ему мрачно:

- Да пропади он пропадом, этот компьютер. Очень мне интересно знать каждый раз при старте, что расход топлива двадцать пять литров…

Сергей всегда весьма скептически относился к технике, собранной по принципу «много в одном». Это хорошо только для «Head & Shoulders». Это там «все в одном флаконе» на пользу идет. В технике же, зачастую, что-то одно за счет чего-то другого. Поэтому, для звонков Гардин предпочитал все же пользоваться обычным телефоном, а не встроенным в часы, а для фотографий, считал, неплохо иметь еще и фотоаппарат, а не только мобильный телефон.

Он немного поигрался с ПАНом, вызывая различные режимы и рассматривая то один узел пересечений времени, то другой. Высчитывать временные участки было не так просто, как это делал на большом экране Мишель, но Сергей приспособился довольно быстро. На пробу он попытался просчитать пересечение с конкретными точками во времени. Не сразу, но и это ему удалось. Нужен просто определенный навык, как и во всем. Подумал и сделал еще один расчет. А потом долго, задумавшись, смотрел на дисплей, запоминая каждую цифру на нем...

От раздумий его отвлек звонок в дверь. «Вот черт! Утром должны были зайти Семен с Николаем». Гардин посмотрел на часы – полдесятого. «Да, заигрался», - подумал он, лихорадочно впихивая себя в штаны. Звонок звенел, не переставая, пока Сергей не добрался до двери и не открыл ее. Он не ошибся. За порогом действительно стояли Николай, который улыбаясь во весь рот жал кнопку звонка, а рядом с невозмутимым видом Семен.

После того, как все расселись на диване, Сергей еще раз пересказал свою поездку к Мишелю и последующие за ней приключения в доисторическом лесу. Рассказывал он в основном для Семена, так как Николай уже слышал все это ночью. Варутян слушал внимательно, и, когда Сергей закончил, спросил:

- И что ты думаешь теперь делать?

- Думаю, собрать в дорогу все необходимое и посетить еще раз Готфрида. Наши временные потоки вот-вот разойдутся, и, боюсь, нам с ним уже никогда не увидеться.

- А можно и мы с тобой? – тут же спросил Николай.

Гардин вопросительно посмотрел на Семена и тот неопределенно пожал плечами:

- Я не против. Почему бы и нет.

- Ну что ж, ладно. Тогда собирайтесь и после обеда встретимся у меня. Думаю, на этот раз побыть там немного подольше. Ты, Семен, предупреди Лену, что мы все вместе уезжаем на несколько дней.

Семен кивнул. Они с Николаем поднялись и отправились по домам собирать необходимые в дорогу вещи.

*   *   *

После обеда все снова собрались на квартире у Сергея. У Бобова за плечами был большой рюкзак, поверх которого был привязан спальный мешок. У Варутяна лишь небольшая дорожная сумка, перекинутая через плечо.

- Ну, и что ты там напаковал? Аж целый рюкзак! – Спросил Гардин у Николая. – Я же говорил, только самое необходимое берите. Белье сменное на всякий случай и тому подобное. А ты что набрал?! Ну, зачем тебе спальный мешок с собой?

- Мало ли что! А в нем можно и на снегу спать. Сколько раз он меня выручал. Вот, помню...

- Стоп! – Прервал его Сергей. – Так, выкладывай, что ты там набрал.

- Во-во, - поддакнул Семен. – Я ему говорил, чтобы он все свое барахло дома оставил. Не в поход же собрался идти. Да, его разве переубедишь... У него в рюкзаке еще и палатка есть...

Общими усилиями друзьям удалось убедить Николая выложить из рюкзака часть из принесенных вещей, после чего тот опустел на две трети и стал походить уже не на серьезную ношу туриста, собирающегося пешком пройти минимум пол Европы, а на средних размеров дорожную котомку.

Одеты все были примерно одинаково: джинсы, кроссовки, рубашки, куртки... Они уселись в машину, покидав в багажник свои пожитки, и Сергей направил ее к больнице, в которой находился после аварии. Ехать в этот небольшой городок на границе с Бельгией пришлось часа два. Дорога прошла в полном молчании, если не считать храпа Николая, который уснул уже через пять минут, уютно устроившись на мягком сидении. Почему Сергей решил отправиться именно туда – трудно сказать. Для него пока так и осталось полной загадкой, каким образом он переносится в то или иное место. Но каждый раз, переносясь в прошлое, он оказывался всегда в нужной точке пространства. Мишель объяснил ему принцип перехода из одного времени в другое, но это никак не помогало понять, как выбирается место прибытия. Можно было бы предположить, что происходит перенос в ту же самую точку, то есть, сдвиг идет только по времени. Но слишком уж отличался ландшафт. Даже с учетом времени, не могло на равнине вырасти таких гор. Слишком уж маленький промежуток. Что для Земли тысяча лет? Даже и две тысячи... Миг. Она привыкла отсчитывать этапы своего взросления годами с гораздо большим количеством нулей в конце.

Так и не придя ни к какому выводу, Сергей и решил ехать к больнице. Он рассудил, что раз уж однажды попал в замок Готфрида из нее, то почему бы не попробовать сделать это еще раз? Вдруг из одной и той же точки настоящего можно попасть всегда в одно и то же место в прошлом?! Во всяком случае, убедиться или опровергнуть это можно будет только после опыта.

Поэтому они втроем и оказались на маленькой стоянке около больницы. В таком тихом месте можно было машину и на несколько дней оставить. Ничего с ней не случится. Гардин оглядел еще раз своих товарищей, чтобы убедиться, что все в порядке. После этого все взялись за руки, так как Сергей не был уверен, как в подобном случае поведет себя его новое умение. Он прикрыл глаза, сосредотачиваясь, и почти сразу же увидел перед мысленным взором уже знакомый лес и ведущую к нему тропу. Только была она на этот раз значительно шире. Уже не узкая неприметная тропинка, рассчитанная на одинокого путника, а широкая дорога, по которой бы проехала и телега. Он потянулся к лесу, который сразу же приблизился на расстояние вытянутой руки. Охнул рядом Николай и Гардин открыл глаза.

Они стояли на одной из улочек средневекового городка. Вдоль улицы медленно текла река, лениво переваливаясь через валуны. Весь берег ее зарос высокой травой, почти в рост человека. Поэтому речку было не столько видно, сколько слышно. Домики, в основном одноэтажные, тянулись по берегу в обе стороны. Чуть ближе к центру города были видны двухэтажные дома, но их было не много. Там же, в центре, стояла и большая красивая церковь с высокой колокольней, которую венчал флюгер, выполненный в виде диска. Сразу за церковью поднималась над городом огромная скала, на вершине которой и стоял замок. Сергей ни разу не видел замка Готфрида от сюда, но был уверен, что не ошибается и это именно он.

Стояло раннее утро, и людей на улице почти не было. Мимо проехала телега с запряженной в нее доходящей лошадью, которая была столь худа, что было совершенно непонятно, как она вообще передвигает ноги, не говоря о том, что еще и тащит за собой груженую телегу. Женщина с корзиной в руках быстро пробежала у самой стены ближайшего дома, опасливо глядя на странно одетых незнакомцев, и скрылась за углом через несколько домов дальше по улице. Серая полосатая кошка неторопливо прошла мимо друзей, не приближаясь, однако чересчур близко. Остановилась и несколько секунд оценивающе смотрела, не перепадет ли чего тут. Поняв, что не перепадет, повернулась спиной к людям и пошла дальше по своим делам, показывая всем своим видом, что не больно-то и хотелось.

- Ну что, - нарушил тишину Сергей, - пойдем в замок?

Собственно, вопрос был риторическим. Можно было и не спрашивать. И так понятно - куда же еще идти. Семен молча кивнул. Николай пожал плечами, мол, чего ерунду спрашиваешь.

Сергей достал из своей спортивной сумки меч, подаренный Готфридом, и повесил на перевязи через плечо. После этого развернулся и пошел к центру городка, к церкви, откуда, как он полагал, можно будет добраться и до замка. По дороге вся троица с любопытством разглядывала дома, улочки и все, что попадалось на их пути. Дома были построены в основном из грубого серого камня, что придавало им особенный колорит. Те, что побогаче – из кирпича. Но редко, когда весь дом строился целиком из кирпича, больно уж дорогой это был материал, хотя попадались и такие. Чаще же из кирпича были сделана лишь часть дома или только отдельные элементы такие, как дверные и оконные проемы. Встречались дома сложенные из сланца. В основном на окраине города, ближе к реке. Но чем дальше от реки, тем все богаче и богаче были дома. В центральной части городка практически не было одноэтажных строений. В основном двухэтажные. Причем, было видно, что ко многим домам второй этаж пристраивался гораздо позже. Видимо, по мере изменения статуса и финансового положения хозяина дома.

Кривые улочки, по которым друзьям пришлось пробираться к центру города, были очень узкими. На большинстве из них вряд ли бы разъехались два всадника. Они петляли и пересекались под самыми невероятными углами, расходились и сходились, когда им только вздумается, безо всякой системы. На утоптанной грунтовой дороге встречались мощеные участки у отдельных домов. Чем ближе к центральной площади, тем дорога становилась все шире, а мостовая была уже целиком выложена равным и хорошо подогнанным булыжником.

Наконец, они вышли на небольшую площадь перед собором. Площадь как площадь, собор как собор. Ничего особо выдающегося он из себя вблизи не представлял. С окраины города, когда он был виден возвышающимся, нависающим над всеми домами, то казался чем-то невероятным. Вблизи же было видно, что собор стоит на небольшой возвышенности, отчего и казался снизу таким огромным. Хотя, на самом деле, был достаточно скромных размеров. Как Гардин и предполагал, сразу за собором начиналась дорога, плавной дугой уходившая вверх, к скале, на которой стоял замок Готфрида.

Подъем занял минут пятнадцать. Шли не торопясь, время от времени оглядываясь назад, на оставшиеся внизу дома. Чем выше забирались друзья, тем более красивая панорама города открывалась им. Наконец подъем был позади, и они остановились перед маленьким каменным мостом, за которым виднелись ворота, ведущие в замок. Ворота были закрыты, а перед ними в непринужденных позах стояли и беседовали два солдата. Это явно были стражники, хотя одеты они были как-то не так. В том смысле, что оружие было при них, как и положено стражникам, но вот одежда… Даже не сама одежда, а как она сидела на этой парочке… Скорее они напоминали гражданских, навесивших на себя амуницию. Первое, что приходило в голову – «партизаны» на сборах. Хотя, очевидно, что ни о каких «партизанах» тут и слыхом не слыхали.

На подошедших незнакомцев они если и обратили внимание, то не удосужились прекратить ради них свою беседу. Сергей вышел немного вперед и остановился в ожидании. Ни один из солдат даже не взглянул в его сторону. Они продолжали болтать, явно игнорируя гостей. Может быть, это был неурочный час, или в это время к замку приходят только нищие да убогие, за которых, возможно, друзей и приняли. Выяснять наверняка было не у кого, а стоять и ждать у моря погоды, не зная, соизволят ли стражники обратить на них внимание, тоже не хотелось, и Гардин решил привлечь к себе внимание сам:

- Простите, пожалуйста... – начал он, но один из стражников грубо оборвал его:

- Пошел отсюда! Мы сегодня не подаем.

- Ага, - подхватил второй – подавалка заболела.

Оба стражника при этих словах загоготали удачной, по их мнению, шутке.

- Вы не поняли, - снова попытался достучаться до них Сергей, но его опять перебили.

На этот раз второй из воинов оторвался от диалога с товарищем и медленно вразвалочку подошел к Гардину. Меч его болтался сзади на поясе, свисавшем, как ремень у дембеля.

- Ты что, все еще не понял? Так я могу и иначе объяснить...

Он лениво размахнулся, очевидно, желая нанести удар кулаком. А, может быть, это движение должно было означать сигнал к бегству для Сергея. Но тот не стал долго над этим раздумывать, как и ждать, пока рука стражника дотянется до его лица, а сам нанес молниеносный сильный удар ногой в грудь обидчика. Тот отлетел назад к воротам, и рухнул около них как мешок с песком. У него на лице было написано при этом немалое удивление. Его товарищ в первое мгновение опешил от такой наглости, но быстро, как ему показалось, пришел в себя и бросился на Сергея, на ходу пытаясь выхватить меч. Но Гардин оказался быстрее. Его меч уже замер в сантиметре от лица воина, в то время как оружие противника только-только начало выезжать из ножен. Стражник на мгновение замер, не зная, что делать, и скосил глаза на товарища, надеясь на поддержку, но Сергей покачал головой:

- Он тебе не поможет. Он сейчас побежит за начальником стражи и приведет его сюда. А ты будешь все это время стоять спокойно, если не хочешь, чтобы я отрезал твой длинный нос. Ты меня понял?

Солдат осторожно кивнул, скосив глаза на меч у своего носа. Гардин посмотрел на валявшегося на земле стражника, который, казалось, и не думал подниматься с земли.

- Ты еще здесь?! А ну, бегом за начальником стражи! Или ты все еще не понял? – передразнил он лежавшего на земле солдата.

Тот резво вскочил на ноги и скрылся за воротами. Семен с Николаем все это время стояли в сторонке и молча наблюдали за всей сценой, которая длилась минуты две от силы.

- Да, - протянул Николай, - не слабо тебя тут встречают.

- Ага, - поддакнул Семен – сейчас этот кадр еще и делегацию по встрече притащит.

Сергей только пожал плечами, мол, что тут скажешь, сами все видите. Он посмотрел на незадачливого пленника. Тот все это время продолжал стоять ни жив, ни мертв, с опаской поглядывая на острие меча. Скорость, с которой Сергей управлялся с оружием, оказало свое воспитательное действие, и горе-охранник боялся лишний раз даже вздохнуть. «Мальчишка совсем, лет семнадцать от силы. Еще чего доброго в штаны наложит», - подумал Гардин. Он убрал меч в ножны и похлопал охранника по плечу:

- Ладно, расслабься. Ничего я тебе не сделаю. Но в следующий раз будь повежливее.

Тот энергично закивал головой, хотя и остался стоять на месте практически по стойке смирно. Но краска уже стала снова поступать к его лицу. Вскоре послышался громкий топот, будто стадо бизонов быстро приближалось к воротам. Но это оказались, естественно, не бизоны, а толпа солдат, вооруженных кто чем и одетых кое-как, но, за то с такой решимостью на лицах, словно готовились прямо тут всем скопом сложить свои головы, но не сдаться. Было их человек двадцать, и Сергей с тоской подумал о том, что с такой толпой ему не справиться. Даже с учетом помощи Семена и Николая. Да и толку-то от них. Им ведь не приходилось еще по-настоящему ни в бой ходить, ни просто оружие в руках держать. Опыт же компьютерных «стрелялок», до которых Николай был охоч, не стоило всерьез принимать в расчет.

До ворот оставалось каких-то пять-шесть метров, когда между бегущими на помощь солдатами и, собственно, воротами выросла фигура в длинном плаще и с длинным мечем на поясе. Новый персонаж, ни говоря ни слова, просто стал на пути толпы и стал терпеливо ждать ее приближения. Выправкой он сильно отличался и от часовых и от их товарищей, которые в нерешительности остановились перед ним. Выждав долгую минуту, пока все успокоились, и восстановилась полная тишина, он спросил:

- Ну, и кто мне объяснит, что тут происходит?

Вперед выступил охранник, которого Сергей отправил за начальником.

- На нас напали!

- Кто?

- Вот он, - сказал солдат и показал рукой на Гардина.

Только тут воин в плаще обернулся и уставился на Сергея и его друзей. Несколько мгновений он стоял в нерешительности. Потом лицо его расплылось в улыбке:

- Сергей!

- Точно, Роланд, он самый, - сказал Гардин, подходя к старому знакомому и пожимая ему руку.

- Так это ты напал на нас? – усмехаясь, спросил Роланд и похлопал Сергея по плечу.

- Ну, не то, чтобы напал, но немного поучил это чучело, как нужно службу нести.

При этих словах Сергей кивнул на охранника, стоявшего за спиной Роланда. Тот сразу сделался красным, как рак и двинулся к Сергею с самым зверским выражением лица, какое только был способен изобразить. По дороге он попытался выхватить из ножен меч, но его попытка не удалась. Роланд боковым зрением увидел начинающееся движение из-за своей спины и без раздумий с разворота влепил незадачливому воину кулаком прямо в лоб. Тот рухнул, как подкошенный. Оно и понятно, не зря же перчатки Роланда были отделаны металлическими пластинами. Другой бы уже не поднялся, а этот ничего, вскоре начал подавать признаки жизни.

Роланд посмотрел на притихшую толпу:

- Подберите – он кивнул на лежащего на земле, - а как полностью очухается – ко мне его, - после чего снова обернулся к Сергею. – Давненько же тебя не было видно. Герцог рассказывал, что ты помог ему в одной передряге.

- Было дело. Кстати, Роланд, я на этот раз тут не один, - Гардин повернулся к все еще стоявшим рядом Варутяну с Бобовым. – Это Семен, а это Николай, - представил он друзей.

Роланд кивнул обоим:

- Готфрид рассказывал мне о вас. Друзья Сергея – мои друзья. Пойдем в замок, - повернулся он к Сергею – герцог будет рад тебя видеть.

Гардин подобрал свою сумку, брошенную тут же перед потасовкой, и вся троица двинулась вслед за Роландом. Обойдя копошащихся около подбитого Роландом вояки людей, они все вместе прошли в ворота и оказались во внутреннем дворе замка.

Сергей был уже тут однажды, но и он испытал легкий трепет при виде замка, пристроенного к скале. А о Николае с Семеном и говорить нечего. Они так крутили головами по сторонам, проходя по внутреннему двору, что Сергей всерьез начал опасаться, как бы у них головы не отвалились.

Во дворе было очень людно, несмотря на ранний час. Море самого разномастного народа расположилось тут лагерем, будто цыганский табор. Повсюду было слышно бряцанье оружия и конское ржание. То тут, то там раздавались крики и брань. Кто-то спал прямо на земле, укутавшись в плащ. От нескольких костров поднимался дымок, и тянуло запахом готовящейся еды. Чем-то это все напоминало лагерь Готфрида, каким Сергей увидел его в первый раз, в лесу. Но в тот раз он сразу же распознал в увиденном именно военный лагерь, а тут все было по-другому. Вроде бы и так, но, в то же время, чего-то не хватает для того, чтобы сборище всех этих людей причислить к числу военных.

Хотя, ратники Готфрида тоже были здесь. Некоторых Гардин узнал. Часть из них стояла на стенах, несколько человек сидело на лестнице, ведущей к птичьему питомнику и верхней башне. Еще трое стояли и разговаривали недалеко от ворот, через которые только что прошли друзья. Они мельком посмотрели на Гардина с друзьями и вернулись к беседе, не проявив к вновь прибывшим совершенно никакого интереса. Но от Сергея не ускользнул мимолетный взгляд, который один из троицы бросил на Роланда, в ответ на который тот еле заметно кивнул. Пока друзья вслед за своим провожатым шли по двору замка, Сергей стал свидетелем еще одной мимолетной сцены. Один, явно слегка подвыпивший субъект, шатаясь и размахивая зажатой в руке бутылкой, двинулся в сторону лестницы, на которой сидели два воина. Пьяный немного не дошел до них, когда один из сидевших просто поднялся и сделал шаг навстречу. Мужчина остановился как вкопанный и, казалось, даже протрезвел. Он быстро развернулся и зашагал в противоположную от лестницы сторону, уже даже и не сильно шатаясь. Вся сцена длилась лишь несколько секунд и осталась бы для Сергея незамеченной, как и для всех остальных обитателей огромного двора, если бы Гардин именно в этот момент не смотрел в ту сторону.

Тем временем, вся компания пересекла двор, и Роланд вошел в одну из множества маленьких деревянных дверей. Все последовали за ним, сразу же оказавшись в длинном каменном коридоре с редкими окнами. Метров через тридцать коридор закончился винтовой лестницей. Вся компания поднялась по ней и очутилась в том самом зале, где Сергей обедал вместе с Готфридом в первое свое появление в замке.

Стол стоял на своем месте, и Готфрид снова сидел за ним. Но на этот раз перед ним не было ни закусок, ни напитков. Он склонился над какими-то бумагами - то ли картами, то ли схемами – и старательно их изучал. Услышав шаги он поднял голову и несколько секунд смотрел на прибывших. Потом лицо его просветлело и он, встав из-за стола, быстро подошел к Сергею.

- Господи, как я рад тебя видеть! – медленно проговорил он, хлопая Гардина по плечу. – Ты как всегда появился кстати. Вместе мы точно чего-нибудь придумаем...

Тут он заметил стоявших сзади Николая с Семеном и с улыбкой шагнул к ним, протягивая руку для пожатия:

- Очень рад вам, друзья. Проходите и чувствуйте себя как дома. Это просто здорово, что вы решили составить компанию Сергею.

Он повернулся к Роланду:

- Распорядись, чтобы нашим гостям приготовили комнаты.

Роланд коротко кивнул и вышел. Готфрид прошел на свое место за столом и жестом предложил гостям располагаться тут же. Семен и Николай, которые до сих пор все еще чувствовали себя скованно в непривычной обстановке, немного расслабились и не выглядели больше такими «отмороженными».

- Софи, - крикнул вдруг Готфрид громко, и в дверном проеме возникла уже знакомая Гардину девушка. – Принеси нашим гостям что-нибудь перекусить и выпить.

Девушка, не поднимая головы, удалилась, будто привидение. Минут через десять она вернулась, неся в руках большой поднос, на котором стояло блюдо с холодным жареным мясом, еще одно с фруктами, серебряный кувшин и несколько, опять же серебряных, кубков. Она быстро и аккуратно расставила все принесенное на столе и так же бесшумно, как и появилась, вышла из комнаты.

Николай, проводил ее мечтательным взглядом, но Сергей пнул его под столом ногой, и когда тот повернулся к нему и, хотел было уже возмутиться, показал ему кулак. Возмущение на лице Николая тут же сменилось выражением оскорбленной невинности, мол, я что – я ничего.

- Вы пока угощайтесь, - сказал Готфрид, показывая на тарелки, - а мне нужно еще изучить карту.

Теперь и Сергей видел, что герцог сидит именно над картой. Очертания местности, нанесенной на бумагу, ничего ему не говорили и он поинтересовался:

- А что это за карта?

- Это замок епископа и его окрестности.

- Ого! Ты что, решил идти на него войной?

- Война уже идет и не я ее начал. Мириться с его выходками я больше не собираюсь. Знаешь, есть люди, которые понимают только язык силы. Так вот, епископ Арлонский из таких. Все попытки спокойно поговорить он воспринимает лишь как слабость и тут же пытается нанести удар.

- Мне это знакомо, - грустно усмехнулся Сергей, - в этом плане мы от вас не далеко ушли.

- Готфрид, - подал голос Семен, - а кто все эти люди внизу, во дворе. Вроде бы и с оружием, но на войско что-то мало похоже.

- А! – махнул рукой герцог. – Какое это войско... Мне люди нужны, чтобы на епископа идти. С оружием-то они все худо-бедно управляться умеют, а вот что такое дисциплина – никогда не слышали. Сколько ни бьюсь – никакого толку. Нескольких, самых буйных, пришлось даже публично повесить в назидание остальным. Одна надежда на моих солдат. Они во дворе за порядком присматривают.

- Я заметил, - усмехнулся Сергей.

- Вот-вот, - понимающе кивнул Готфрид, - Но это ничего, над дисциплиной мы поработаем. Время у нас еще есть.

Немного посидели молча. Сергей, Семен и Николай ели мясо, запивая его легким вином, а Готфрид продолжил изучение карты. Вскоре к нему присоединился и Гардин. Подойдя поближе к герцогу, он смог лучше разглядеть карту. Собственно картой этот лист бумаги можно было назвать лишь условно. Скорее уж схематическим рисунком. Хотя, и выполненным очень старательно. С большим количеством мелких деталей и каких-то обозначений. Внимание Сергея привлекла группа квадратиков, ромбов и тому подобного, расположенная в левой части листа.

- Это и есть замок, который ты хочешь взять? – спросил Сергей.

Готфрид молча кивнул, не отрываясь от карты.

- А почему он нарисован, как отдельные строения, а не как одно целое? Да и четких границ нет... Он что, не огорожен стеной, там, или еще чем?

Готфрид поднял голову, потом начал объяснять, показывая на карте:

- Во многих местах там нет необходимости в стене. Ее заменяет естественная преграда – скала. Весь замок построен на большой скале. Причем, лежит он на нескольких уровнях, соединенных специальными переходами. На каждом из уровней свои укрепления. В открытых местах поставлены стены. Очень прочные и высокие. Но они, тем ни менее, единственный путь в замок. О том, чтобы преодолеть скалу в тех местах, где стен нет, нечего и думать.

- Ворота?

- Вот тут и тут, - показал Готфрид на карте две точки. – Но дело в том, что к ним нам не подобраться. Во-первых, их будут защищать в первую очередь. Во-вторых, посмотри сюда – замок защищают две реки. – Герцог указал на полосы, которые Сергей принял за дороги, обходящие замок с двух сторон. – Мосты, ведущие от ворот на противоположный берег, можно не сомневаться, будут подняты. А значит, нужно будет пересечь реку, подняться по отвесной стене к воротам, а это метров восемь – десять, а потом попытаться опустить мосты. Даже в спокойной обстановке это сделать очень не просто, а тут придется находиться под постоянным обстрелом лучников. Вот так-то.

- Так что, - спросил подошедший Семен, - выходит замок совершенно неприступен?

- Ну, - Готфрид сделал неопределенный жест рукой, - абсолютно неприступных замков не бывает. Просто я еще не нашел способ, как его захватить. Но, надеюсь, с вашей помощью что-нибудь придумаем. Ты, Сергей, как всегда, появился именно в тот момент, когда я в тебе очень нуждаюсь. Надеюсь, что когда-нибудь придет день, и я смогу отплатить тебе тем же.

 

Рейтинг: +2 Голосов: 2 428 просмотров
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий