1W

Тайна Глории

в выпуске 2020/11/02
20 октября 2020 - !!
article14898.jpg

29 января улицы Лондона заполонили мальчишки-газетчики. Размахивая листами, пахнущими типографской краской, они отважно бросались под ноги прохожим и кричали, надрывая глотки:

- Последняя новость! Таинственное исчезновение!

- Связь с пароходом «Вечность» потеряна!

- Что произошло с экспедицией?!

- Почему молчит эфир?!

Джентльмен в синем, спешивший к зданию Королевского географического общества поднял два пальца. К нему тут же кинулся добрый десяток ребят. Прохожий выхватил наугад одну из протянутых газет и кинул пенс.

Развернув газетный лист, он бегло пробежал взглядом статью на первой полосе:

«Два года назад лорд Кетсвэлл – пионер-исследователь межзвездного эфира объявил о своих планах по исследованию недавно открытой планеты. Сэр Алекс Белл заявил об огромной важности предстоящей экспедиции. «Это будет нашим подарком всему человечеству» - сказал он, отвечая на вопрос о цели путешествия. От дальнейших комментариев сэр Белл отказался. Однако, стоит предположить, что исследователи надеются найти на Глории приемлемые условия для существования человека. Если новая планета окажется близнецом Земли в прямом смысле, проблема перенаселенности будет решена на ближайшую сотню лет. В таком случае это действительно станет великим подарком нашей цивилизации!

Согласно теории Жозефа Луи Лагранжа существуют пять точек устойчивого равновесия в системе Солнце-Земля-Луна. Первая – между Солнцем и Землей. Вторая находится позади Луны. Третья – напротив Солнца, всегда по другую сторону от Земли. Четвертая и пятая точки лежат в 60 градусах впереди и позади орбиты Земли, образуя равнобедренный треугольник. История засвидетельствовала несколько наблюдений нахождения рядом с Венерой неизвестной планеты, размером две трети земной, которая скрывалась за солнечным диском. И вот с изобретением автоматических фотографических аппаратов, за Солнце было отправлено два механических небесных разведчика. Сделанные за Солнцем снимки изображений были переданы посредством бегущего луча на визоры, установленные в астрономических лабораториях Земли. И на этих кадрах ученые наконец отчетливо разглядели таинственного близнеца Земли, предсказанную еще жрецами Египта и Шумера – планету Глорию.

Исследования, проведенные механическими небесными разведчиками, позволили установить, что температура на поверхности и состав воздуха не отличается от привычных человеку. Данное обстоятельство послужило крупным козырем для сторонников абиотического происхождения планетарной атмосферы и гидринного ядра Земли.

Семеро добровольцев, возглавляемых лордом Кетсвэллом, отправились в пучины космического океана, чтобы исследовать новую землю. Однако, после спуска небесного парохода на планету, связь с кораблем была утеряна.

Пароход «Вечность», сообщив об успешной посадке, не выходит на связь уже более трех дней. Что произошло с экипажем?»

В Географическом обществе царила полная неразбериха. Шли спешные сборы спасательной экспедиции. Лорд Генри заявил, что готов не только участвовать в спасательной миссии, но и оплатит расходы по подготовке к ней.

- Пароход должен быть готов не позднее 3 февраля! – требовал он от представителя корабельно-строительной верфи. Заметив джентльмена с газетой, лорд Генри широко раскинул руки и возопил с мольбой в голосе: - Профессор Доло! Прошу, нет требую, чтобы вы возглавили нашу экспедицию! Никто, кроме вас не способен провести расчеты и проложить курс.

- Но я собирался через неделю идти к Марсу с экспедицией достопочтенного Син Чу, - с явным сожалением в голосе ответил профессор.

- Профессор, - мистер Доло почувствовал нежное прикосновение к своей руке, обернувшись он увидел перед собой леди Флоранс, - Умоляю вас от лица всего человечества, которое в отчаянии, но уповает на вас, как единственную надежду!

Конечно же профессор не смог устоять перед очаровательной леди и дал незамедлительное согласие.

Спустя пять дней пароход для путешествия в межзвёздном эфире был в стартовой шахте. Экипаж и пассажиры заняли свои места в герметичных капсулах, обеспечивавших защиту от перегрузок при взлете.

- Начать отсчет! – скомандовал профессор.

- Один. Ключ на старт! – откликнулся боцман, следивший за стартом из специального бункера. - Два, запуск котлов! Три. Четыре. Разогрев паро-водорода включить!

- Есть включить разогрев! – ответил Мак Кинли, проверив показания приборов.

-  Пять. Шесть. Семь. Проверка давления!

Матрос отвлекся на то, чтобы проверить давление в параккумуляторе.

- Восемь, девять, десять.

Убедившись, что требуемая величина достигнута, он открыл клапана и пар устремился в цилиндр с водородом, сжимая и разогревая газ.

Мак Кинли дал команду закрыть диафрагму над стартовой шахтой и включить насосы, отсасывавшие воздух из ствола.

- Давление водорода в цилиндре 320 атмосфер! - крикнул бооцман, глядя на манометр. - Температура - 15000… 16000… 17000 градусов! Старт!

- Есть старт! - подхватил Мак Кинли.

Небесный пароход стартовал. Громадный столб воспламенившегося водорода извергся из пусковой шахты, унося за пределы атмосферы таинственный корабль. Из шахты вверх забили молнии. Водород, соединившись с кислородом, образовал воду, тут же устремившуюся вниз в виде кипящего дождя. Десятки тонн пара из аккумулятора рассеялись по долине, окутав ее туманом, превратившимся в дождливую морось.

Профессор, находясь в защитной капсуле, следил за показаниями приборов. Отделилась стартовая ступень. Скачок контактного давления от 10 до 40 m/sec2. Капитан дал команду отделить вторую ступень. Даже в защитной капсуле ощущалось, как растягиваются ее пружины креплений. В течении восьми томительных скорость росла: 7 м/сек, 8 … 11,200 км/сек.

Пароход, отстреленный громадной стартовой пушкой, на высоте тысячи метров автоматически наклонился на 15 градусов по курсу 90, для экономии топлива. Через пять тысяч метров прошла еще одна авто-корректировка курса на 15 градусов. Достигнув намеченной высоты, автоматика включила системы жизнеобеспечения в помещениях. Наступила тишина. Едва появилось привычное тяготение и началась подача кислорода в салоны, он открыл крышку и покинул укрытие.

- Старт прошел успешно, - сообщил профессор остальной команде и пассажирам. – Экипажу занять свои места!

Выбравшись из защитных капсул, люди стали осваиваться. Мак Кинли в первую очередь занялся двигателем, калибровкой магнитрона и регулировкой систем жизнеобеспечения. Берт проверил целостность обшивки и обогревательных цилиндров с изотопом Ni63. Боцман осмотрел навигационную панель, настроил антенны связи, а затем направился в кладовую.

Открыв дверь складского помещения, Боровой не удержался и довольно цокнул языком. На стеллажных полках в идеальном порядке были закреплены коробки с консервами, галлоны соков, свертки с сушеным мясом, мурцовкой, вялеными фруктами, суповыми концентратами и сублимированными пайками. Все пакеты подписаны и расположены в соответствии с порядковой маркировкой. Боровой взял наугад несколько упаковок и проверил срок годности.

Очевидно, что владелец небесного парохода не поскупился на запасы продовольствия, закупив качественные и самые свежие.

С таким же тщанием была подобрана экипировка.

- Надеюсь это все не понадобиться, —прошептал боцман, разглядывая среди всего прочего автоматические скорострельные винтовки и пневмо-пистолеты.

Тщательно заперев за собой дверь, Боровой направился в кают-компанию, где уже собрались пассажиры. В зеленоватом свете люминофорных ламп лица их выглядели довольно мистически, словно люди и не были вовсе людьми, а какими-то монстрами с далеких планет. Девушке, непривычной к таким испытаниям, было явно не по себе. Затейливая прическа ее несколько скосилась из-за того, что были потеряны шпильки во время пребывания в защитной капсуле. Элегантные походные шаровары и скромная сатиновая кофта - помялись. А лицо покрыла нездоровая бледность. Пока леди безуспешно пыталась закурить, вокруг нее суетился молодой врач.

- Накиньте это, - заботливо проговорил он, протягивая кашемировый палантин.

Оставив безуспешные попытки разжечь сигарету, Флоранс закуталась в теплую, пушистую ткань. Однако, её продолжало трясти.

- Хорошо, что корабль сразу выходит в межзвездный эфир, минуя орбитальное вращение над Землей. Должен сказать, что невесомость – штука крайне неприятная, - отметил врач, прощупывая пульс.

Дадли уже стал опасаться, не является ли дрожь одним из проявлений космической болезни. Поскольку по мнению многих экспертов, данная болезнь имела нервную причину, он посчитал, что пациентке будет полезно расслабиться. Дадли налил бренди и настойчиво потребовал принять «лекарство». Несколько глотков произвели положительный эффект. Дрожь прошла и на лице Флоранс заиграл румянец. Она благодарно улыбнулась Дадли и расслабленно откинулась в кресло.

- Откройте жалюзи, - попросила она.

Боровой поспешил выполнить ее просьбу и яркий свет звезд оживил атмосферу.

Леди Флоранс с наслаждением подставила лицо их лучам.

- Космический загар, - пробормотала она. – Всегда мечтала об этом. Знаете, профессор, в детстве я увидела фотографический портрет миссис Кюри. Ей тогда было около шестидесяти и на лице не было ни одной морщинки. Помнится, я даже раздобыла где-то пару грамм солей радия и положила себе под подушку – хотелось оставаться вечно молодой. Но мой врач объяснил, что двух граммов недостаточно для эффективного воздействия.

- Теперь вся радиация солнца в вашем распоряжении, - с легким поклоном заметил Дадли.

- Некогда загорать! – оборвал их беседу профессор Доло. Он протянул членам экспедиции несколько папок. – Мы вышли на промежуточную орбиту. Необходимо срочно рассчитать первую коррекцию.

Вооружившись карандашами леди Флоранс и лорд Генри склонились над таблицами. Вместе с профессором они погрузились в утомительные расчеты. Малейшая ошибка могла привести к отклонению от курса. В конечном итоге пароход мог навечно затеряться в космическом эфире.

Несколько дней они провели, непрерывно рассчитывая сначала первую коррекцию, потом вторую, третью.

- Кажется я вижу Глорию! – воскликнула леди Флоранс, взглянув в иллюминатор.

Во тьме космического эфира ослепительно сияла фотосфера неизведанной планеты.

Доктор тоже взглянул в иллюминатор и покачал головой. Глория…в древних легендах планета обитания беспощадных к людям богов. Планета беспощадных драконов и тьмы. Первые сведения об этой планете пока оправдывали эти предсказания. Ведь именно с Глорией молва связывала исчезновение флотилии барона фон Руста. Его пароходы бесследно исчезли, исследуя засолнечное пространство. Связь с механическими небесными разведчиками была утеряна после получения фотографических отпечатков на визоры. Ну и конечно же пропавшая экспедиция лорда Кэтсвила.

- Капитан! – скомандовал профессор Доло в переговорную трубку. – Начинайте первое торможение с выходом на переходную орбиту.

Бросив якорь на орбите Глории, члены экспедиции принялись за обследование.

- Внизу океан, - сообщил лорд Генри, не отрываясь от телескопического визора. – Есть суша. Черные участки перемежаются с белесыми и красно-зеленоватыми.

- Зеленоватые? Значит есть растительность, - оживился профессор. – Настройте визор на поиск. Надо найти место швартовки.

Все участники экспедиции напряженно всматривались в тусклые изображения, мелькавшие на проекционном экране: безжизненные пустыни, горы, бескрайние черные долины, зеленоватые моря.

- Никаких признаков цивилизации, – с сожалением в голосе заметил профессор. - Не вижу ни дыма заводских труб, ни больших городов, ни… Стойте! Взгляните на эту равнину!

- Пароход! – выдохнула леди Флоранс. – Пароход лорда Кэтсвила!

Доктор с любопытством взглянул на экран. Среди зеленовато-оранжевых скал возвышался стальной корпус пропавшего корабля.

Лорд Генри включил передатчик, однако связь установить не удалось. Радиоэфир молчал.

- Кажется внешних повреждений нет, - разглядывая пароход в телескопическую трубку, сказал профессор. – Сел ровно. Все опоры целы. Стойте! Я вижу открытый люк!

- Место хорошее, - отметил лорд Генри. – Долина, защищенная горами, рядом река. Будем садиться.

- Рекомендую приготовить защитные комбинезоны и дыхательные маски, - предупредительно подняв два пальца, посоветовал доктор Дадли. – Несмотря на то, что кислорода на Глории достаточно, в составе атмосферы могут присутствовать вредные для человека газы.

Едва корабль сел, профессор отдал приказ матросам вооружиться и приготовиться к высадке.

- Я иду с вами! – отважно вызвалась леди Флоранс.

- Об этом не может быть и речи. Вы с доктором остаетесь на борту, может быть нам потребуется ваша помощь, - решительный тон лорда Генри не оставил леди Флоранс никакой надежды на участие в первой вылазке.

Нехотя ей пришлось смирится.

- Мы будем держать непрерывную радио-связь, - примирительным тоном заявил чуть позже лорд, облачившись в защитный комбинезон. – Вы должны делать стенографические записи наших сообщений. А если возникнет необходимость: свяжетесь с Землей и запросите помощь.

- Хорошо.

Леди Флоранс одернула кофту и собралась – сейчас не время демонстрировать женские капризы, важнее быть полезным членом экспедиции. Хотя, конечно ей было чертовски обидно оставаться вместе с доктором, но она понимала, что в первую вылазку лорд Генри ее не возьмет ни при каких обстоятельствах – прежде необходимо разведать остановку.

Лорд Генри и профессор Доло надели дыхательные маски, очки для защиты глаз от песка и направились к шлюзу. Там их уже ожидали Боровой, Берт и Мак Кинли.

- Выходим, - скомандовал профессор и они шагнули в узкую камеру.

Леди Флоранс с доктором прильнули к стеклу, с волнением наблюдая за тем, как воздух Земли постепенно замещался атмосферой Глории.

Перед тем как выйти лорд Генри ободрительно махнул рукой наблюдателей и указал на наушники.

Леди Флоранс кинулась к переговорному устройству.

- Стенографируйте все, что будет произнесено, - строго приказал профессор. – Мы выходим.

Флоранс кивнула и присела к бюро, где уже была приготовлена пачка нарезанной бумаги и стояла рация.

Пару минут было тихо, а затем послышался голос лорда:

- Дует холодный ветер. Температура воздуха около сорока градусов по Фаренгейту. Думаю, ночью будет не выше четырнадцати. Почва под ногами твердая, покрытая тонким слоем песка. Песок – точно на океаническом пляже. И солнце светит так же жарко. Так и хочется снять маску.

- Этого нельзя делать, - тут же предупредил исследователей Дадли. – До тех пор, пока я не проведу полный комплекс исследований.

- Слушаюсь, доктор, но удержаться трудно. Мы как будто попали на альпийский курорт на океаническом берегу. - усмехнувшись, ответил лорд Генри. - Направляемся к пароходу «Вечность».

Доктор и леди Флоранс вслушивались в шорохи, раздающиеся из микрофона, стараясь представить себе, что же видят члены экспедиции.

- Небо голубое, как на Земле, - сказал профессор. - А вот радиус Солнца на полминуты больше. Довольно любопытный эффект.

- Мы возле корабля, - сказал наконец лорд Генри. – Видимых повреждение корпуса нет. Обшивка целая, иллюминаторы не разбиты.

- Не нравится мне этот открытый люк, - пробормотал кто-то из команды, очевидно Боровой. – Да он сломан! Смотрите, сорваны петли. Ребята, оружие наизготовку!

- Скорее петли не сорваны, а выдавлены… изнутри – наружу. Кто-то отчаянно пытался выбраться из корабля, - сказал профессор Доло.

- Мак Кинли, Берт, осмотритесь вокруг, может быть найдете следы, - скомандовал Боровой. – А мы пока осмотрим обшивку.

Обшивка оказалась в полном порядке. Матросы, вернувшиеся с разведки доложили: в западном направлении через несколько десятков метров найдены отпечатки следов шести человек.

- Следов шесть, а людей было семеро. Куда один делся? И следы эти странные, - сообщил перепуганный матрос. – То сходятся, то расходятся, то на цыпочках бредут. Ей богу, я чую - дело дрянь.

- Что ты там мелешь? – возмутился боцман. – Зачем им на цыпочках идти?

- Я правды говорю, - доложил Мак Кинли. – На цыпочках ушли.

- А ну, дыхни! – потребовал внезапно боцман.

- Да не пил я! – возмутился матрос. – Проверьте сами.

- Следы проверим позже. Для начала осмотрим корабль, - решил профессор. - Входим.

Несколько минут было совершенно тихо. Наконец Флоранс не выдержала и, склонившись над микрофоном, спросила:

- Что вы видите лорд Генри?

Лорд ответил почти сразу же:

- В кают-кампании никого… на мостике пусто. Каюты экипажа тоже пусты. Везде валяются разбросанные вещи, оружие, защитные маски, продукты… Такое впечатление, что люди метались в панике по кораблю. Однако, я не вижу следов каких-то агрессивных воздействий, борьбы. Крови нет, следов стрельбы, или чего-то в этом роде нет.

- Сэр, - услышала Флоранс голос Борового. – Я могу ошибаться, но все комплекты защитных костюмов, запас продуктов и оружие – на корабле. Уходя, люди ничего с собой не взяли.

- Не взяли, или им не разрешили взять, - услышала Флоранс чей-то испуганный голос.

- Отставить, Мак Кинли, - рявкнул боцман. - Рассуждать команды не было!

Флоранс поежилась точно от холода, искоса взглянув на доктора.

Тот ободряюще улыбнулся:

- Кто знает, что могло случится. Но раз двери вскрыты изнутри, значит дело в людях. Может ссора среди членов экспедиции, или мятеж.

Динамик снова захрипел голосом профессора Доло:

- В столовой накрыт стол. Я вижу несколько тарелок, пустых. Одна с остатками какой-то еды. В беспорядке по столешнице разбросан бекон. Вижу планшет с сопроводительными документами на имя лорда Кэтсвила. Тут же, на столе, лежат тетради… кажется это дневники членов экспедиции.

Флоранс едва успевала стенографировать.

- Забираем с собой все бумаги и возвращаемся. Сначала необходимо разобраться с документами.

Пока лорд Генри собирал бумаги, боцман отправился с Бертом поглядеть на следы.

- Ну и что за следы ты тут увидел? – рявкнул Боровой, увидев полуосыпавшиеся отпечатки, только общим контуром обозначавшие ступню человека. – Кого черти гоняли?

- Сами смотрите, одни туда, другие сюда и все на цыпочках.

- Болван! Они бежали!

Вернувшись из кратковременной экспедиции, все ее участники по настоянию доктора прошли химическую обработку в шлюзовой камере. Стоя по другую сторону двери, Флоранс, снедаемая любопытством, наблюдала, как толстые резиновые костюмы покрывает слой оранжевой пены. Затем, из множества мельчайших отверстий, исследователей обрызгивали голубоватой жидкостью. После чего последовал продолжительный душ с антисептическими жидкостями.

Документы с корабля «Вечность» так же прошли обработку. Сначала в газовой, а затем в радиационной камере.

Наконец с мерами предосторожности было покончено и все собрались в кают-кампании за общим столом.

- Какие будут приказания? - спросил Боровой, доставивший из радиационной камеры обеззараженные документы.

- Проверьте защитные костюмы и подготовьте паровоз, - приказал лорд Генри. – Думаю, он нам завтра понадобится.

Профессор взялся за разбор документов.

- Итак, - объявил он. – У нас есть карты пути. Есть карты материков Глории, составленные очевидно лордом Кетсвэллом в процессе дрейфа на орбите. Есть судовой журнал и четыре личных дневника. Я займусь картами. Лорд Генри и леди Флоранс – вам предстоит изучить судовой журнал. А вам сэр Дадли, как врачу, мы передаем личные дневники.

При свете люминофорных ламп они погрузились в изучение записей.

Дадли взял в руки небольшую записную книжку, очень элегантно отделанную крокодиловой кожей. Красиво выведенный вензель на первой странице извещал о том, что дневник принадлежит Алекс Баттер – исследовательницы межзвездного эфира и создательницы линии модной одежды для путешествующих дам. Доктор перевернул несколько листов, на которых были изложены размышления о межзвездном эфире, расчеты по формулам зависимостей скорости вращения Земли от ее массы и других космических тел, а также чисто женские впечатления об участниках экспедиции. После прочтения немного шутливой записи о неотразимости лорда Кетсвэлла. Дадли стало неловко, словно он подсматривает в замочную скважину.

Доктор отложил дневник леди Баттер и взял новую тетрадь. Это оказались записи Алекса Белла исследователя, испытателя летных аппаратов, путешественника. Записи представляли собой в основном списки продуктов, несколько зарисовок поверхности Глории с обозначениями названий: горная гряда Ярости, море Волнений, черная пучина Безмолвия.

- Не слишком веселое настроение было у сэра Белла, - пробормотал доктор.

Вглядевшись в карты, доктор заметил, что цвет чернил рисунков и надписей различается. Очевидно, сэр Белл рисовал карты, наблюдая за поверхностью Глории с орбиты. А названия мог дать уже после приземления, ознакомившись с местностью.

«Выходит, - подумал Дадли, - Планета не так уж и гостеприимна, как кажется на первый взгляд».

Третий дневник оказался совершенно пустым. Дадли перелистал его почти до середины – ни строчки. Однако на последней странице он внезапно заметил рисунок.

Это было изображение странного, неземного города. Дадли не заметил в нем ни рабочих кварталов, ни заводов. Только раскиданные по горам и долинам архитектурные ансамбли, неуловимо связанные друг с другом в единый комплекс. Горную местность пересекали полуразрушенные заборы, оканчивающиеся оскаленными пастями. Заборы эти сбегались и разбегались друг с другом в самых причудливых конфигурациях, а в одном месте даже образовывали комплекс, похожий на осьминога с ужасающе унылой мордой в центре. К северу от «осьминога» виднелась долина пирамид. В беспорядке повсюду вздымались ввысь то ли вышки, то ли обелиски со сферами на вершинах. Дадли насчитал четыре статуи существ, застывших в классических позах «сфинксов». Ему даже удалось разглядеть нечто вроде громадного полуразрушенного саркофага. Две человеко-подобные статуи застыли перед вратами, арка у которых была выполнены в виде громадной птицы, острием клюва почти касавшейся проходивших под нею путников. Поражали развалины зданий, похожих на античные пантеоны. Весь этот неземной город, выстроенный согласно нечеловеческой логики, был отрисован резкими, рваными линиями, щедро затенен штриховкой и исполненный мастерски, однако производил тяжелое впечатление. Возможно это впечатление создавалось из-за статуи, изображенной в самом центре рисунка и бросавшейся в глаза в первую очередь. Громадный, свернувшийся калачиком индивидуум, лицо которого искажала гримаса. Казалось, статуя кричит от ужаса, широко распахнув черный провал рта. Дадли подметил одну особенность статуй – они все исполняли практические функции. Птицы – топорщили свои крылья и разевали клювы на воротах. Оскаленные морды змей-заборов – находились прямо напротив ворот. Сфинксы – сопровождали обелиски со сферами. Кричащая статуя была опоясана несколькими широкими арками-лестницами, назначение которых доктору угадать не удалось.

Закончив разглядывать картину, Дадли взялся за последний дневник – записи мистера Юджина Роуда – известного путешественника, врача и художника-иллюстратора. Слухи совершенно определенно связывали этого американского путешественника с мисс Хильдой Монтаной. Дадли отлично помнил какой фурор произвела эта хрупкая девушка, решившаяся осуществить (и осуществившая таки!) кругосветное путешествие на дирижабле. Дамы высшего света копировали ее выговор и прическу, а фасоны рабочих платьев печатались во всех модных журналах. Однако, что-то разладилось в их отношениях и в экспедицию Роуд и Монтана отправились исключительно как компаньоны. Дневник Роуда содержал в себе расчеты норм продуктов, графики суточных колебаний температур и состава воздуха Глории.

«Пожалуй, это стоит показать профессору», - подумал Дадли, листая блокнот и вдруг замер.

Со страницы дневника на него смотрела Хильда. Портрет девушки, исполненный несколькими взмахами карандаша, был настолько хорош, что казался фотографичным. Дадли невольно залюбовался ее решительным взглядом и открытой улыбкой. Молва не зря приписывала мисс Монтане титул первой красавицы Нового Света.

«Вот и поговорили, - гласила подпись под портретом. – Оказывается она так ничего и не поняла тогда. Она всё это время ничего не понимала…»

- Лорд Кетсвэлл пишет, что они нашли покинутый город! – воскликнула леди Флоранс, изучавшая судовой журнал. – Слушайте: «Воздушный разведчик обнаружил в сорока километрах к западу руины города. Было сделано несколько снимков. Кем были обитатели этого города? Как выглядели? Похожи ли они на людей? Мы отправляемся в экспедицию. Выходим завтра на рассвете. Осталось всего пять часов, но никому не спится». На этом записи в дневнике прерываются.

- Снимков города нет, - заявил профессор, внимательно перебравший все документы.

- Мне кажется, вот тут кто-то зарисовал эти руины в свой дневник, - доктор продемонстрировал безымянный блокнот.

Все с интересом склонились над схемой.

- Статуя Ужаса, или Отчаяния, - отметила леди Флоранс, указывая на центр композиции.

- Потрясающая архитектура, - восхитился профессор Доло. – Полагаю, что в реальности все выглядит более величественно и более…

- Безнадежно, - добавила леди Флоранс. – Город Безнадежного отчаяния.

- Не стоит смотреть на то, о чем нам ничего неизвестно, так пессимистично. – возразил профессор. – Кто знает, может местные аборигены подобно древним индейцам отпугивают этими статуями злых духов и несчастья.

Однако успокаивающие слова профессора не произвели на Флоранас должного впечатления. Девушка с угрюмым выражением лица, откинулась на спинку кресла, закутавшись в шаль.

- Предлагаю сообщить о найденном корабле на Землю. Но пока без подробностей, - заявил лорд Генри, стремясь настроить участников на деловой разговор. – Далее. Вышлем воздушных разведчиков с автоматическими фотокамерами в западном направлении. Сравним полученные карты с имеющимися данными экспедиции лорда Кетсвэлла и составим маршрут. Выступим завтра с рассветом. Боцман займется подготовкой снаряжения. Пусть подготовит и проверит моторизированную коляску, защитные маски и оружие.

Первый рассвет на Глории путешественники встретили в пути. Едва забрезжило солнце, как измученные бессонной ночью исследователи выдвинулись вперед. Воздушные разведчики передали на корабль несколько изображений таинственного города, на одном из которых лорд Генри разглядел две человеческие фигурки: рыжеволосого мужчину в вязанном свитере и брезентовых шароварах и девушку с длинными темными волосами, одетую почти так же. Они сидели обнявшись у округлого здания и никак не отреагировали на световые сигналы, которые профессор Доло попытался передать через автоматического разведчика.

- Наверное, это мисс Монтана, - робко предположила Флоранс. – Леди Баттер была блондинкой. А рядом с нею сэр Кетсвэлл – только у него такие ярко-рыжие волосы.

Более никого обнаружить не удалось.

Разумеется, сон у всех как рукой сняло. Полночи члены спасательной экспедиции провели строя бесплотные соображения о том, что могло произойти. К утру решили, что пойдут все – вдруг группа лорда Кетсвэлла нуждается в помощи.

Доктор, закончив опыты, дал разрешение на то, что можно выходить без защитных масок.

Боровой, сидя за рулем паровоза, то и дело сверялся с картой и компасом, чтобы не сбиться с пути.

Все напряженно всматривались вперед, боясь упустить ориентир – слоистую гору.

- Вон там! – воскликнула Флоранс, указывая рукой на серовато-голубую тучу.

Профессор взялся за подзорную трубу:

- Должен сказать, леди, у вас отличное зрение. Действительно, это та самая слоистая гора.

Чем ближе они подъезжали к горе, тем более фантастическое зрелище возникало. Тонкие пластины голубых криозолитов, вздымаясь перпендикулярно вверх, казались почти прозрачными. Словно какой-то великан обронил тут раскрытую книгу. Подъехав, исследователи обнаружили у самой земли черный провал.

- Это вход в пещеру, - решил лорд Генри, посветив фонариком вниз.

- Взгляните туда! – воскликнула Флоранс указывая на невысокое шарообразное строение за полуразрушенной стеной. – Это тот самый дом, у которого мы видели лорда Кетсвэлла и мисс Монтану!

Стены его были сложены из циклопических глыб голубого гранита, обработанных с ювелирным мастерством. Камни были так тщательно подогнаны друг к другу, что между ними невозможно было просунуть лезвие бритвы. Фасад здания был отполирован до зеркального блеска. Размеры камней и способ их укладки напомнил леди Флоранс индейские строения в андских горах – такие же несуразно-фундаментальные и нелепые.

Матросы обошли сооружение кругом – никого.

- По крайней мере, это внушает надежду на то, что двое из группы лорда Кетсвэлла еще живы и могут перемещаться, - постарался утешить доктор совсем было павшую духом леди Флоранс. – Может быть они внутри?

Профессор включил фонарик и заглянул в темный дверной проем.

- Господь милосердный! – вскричал профессор, отпрянув назад.

Лицо его побледнело, точно лист бумаги, зрачки расширились от ужаса.

- Что там такое?

Однако профессор не смог произнести ни слова, издавая только какие-то нечленораздельные звуки. Доктор поспешил к профессору, вытаскивая из походной аптечки флягу со спиртом. Лорд Генри взял у профессора фонарь и заглянул внутрь.

- Дьявол! – выругался он, выскакивая оттуда с не меньшей резвостью, чем профессор. – Вся пещера завалена телами аборигенов. Они лежат на каменных скамьях, свернутые калачиком, как та проклятая статуя Ужаса. И у всех раскрыты глаза и рты. Зрелище, я вам доложу не для слабонервных.

- Однако, все же надо проверить помещение, - проговорил профессор, глотнув бодрящей жидкости из фляги. – Лорд Генри, пожалуйста осмотрите там все, надо убедиться, что внутри нет людей.

- Конечно, - кивнул лорд и в сопровождении боцмана и матросов, проник внутрь этого могильника.

- Иисус милосердный! – не смог удержаться Мак Кинли. Он суеверно выставил вперед дули и переплюнул через левое плечо. – Какие же они уроды!

Жители планеты Глория и в самом деле не отличались красотой и идеальными пропорциями тел. Ростом они были очевидно не выше 150 сантиметров, с очень короткими ногами и руками, свисавшими почти до земли. Тела были обнажены, безо всяких украшений, которые так любят дикари и даже без татуировок. Кожа их была покрыта мелкой чешуей голубовато-серого цвета и густо смазана какой-то бальзамирующей массой. Лица без губ и носов с огромными черными провалами глазниц вызывали непреодолимое отвращение. Даже сквозь защитные маски, которые пришлось надеть путешественникам, чувствовался тошнотворно-сладкий запахах смерти. То, что лорд Генри принял за скамейки оказалось на самом деле неглубокими ваннами, из которых через отверстия на дне стекала жидкость разлагающихся тел.

- Некрополь, - констатировал лорд Генри, обходя ванны в поисках людей.

Но кроме тел местных жителей тут никого не было.

Леди Флоранс, взволнованная неожиданным открытием, подошла к проему и заглянула внутрь. Пораженная увиденным зрелищем, она отшатнулась, прикрыв рукой рот. Несколько минут девушка боролась с приступом тошноты. Доктор, обняв ее за плечи, отвел подальше от страшного зрелища.

- Постарайтесь дышать глубже, - посоветовал он. – И смотрите на линию горизонта.

Выбравшись из могильника, лорд Генри достал план города.

- Думаю, нам следует двигаться в направлении статуи Ужаса, - заявил лорд. – Это самое примечательное место и лорд Кетсвэлл наверняка бы отправился туда. Свернем влево по плану там должен быть пантеон, а дальше будем идти вдоль стены.

Самоходная машина доставила путников за пару минут.

Пантеон, возведенный в безжизненной долине, величественно возвышался над белыми песками. Он был выложен такими же циклопическими глыбами, но только красного гранита. Два ряда мощных колонн поддерживали антаблемент портика. Однако ни резьбы, ни статуй снаружи не было. Вход в ротонду преграждала пятиметровая дверь.

- Леди, оставайтесь снаружи, - сказал лорд Генри. – А мы с профессором попробуем открыть дверь. Доктор, присмотрите пожалуйста за Флоранс.

Флоранс не стала спорить, еще свежи были воспоминания об увиденном в некрополе. Лорд Генри ободряюще улыбнулся девушке, подняв вверх большой палец, демонстрируя этим американским жестом, что всё будет хорошо.

Матросы дружно навалились на каменную дверь. Однако створки, вопреки ожиданиям распахнулись легко, словно петли их были смазаны маслом и использовались постоянно. Переглянувшись с профессором, лорд Генри шагнул первым. Внутри царил полумрак, несмотря на то, что свет проникал в ротонду через круглое отверстие в потолке. Вдоль стен шел ряд таких же колон, как и в портике. И опять – ни статуй, ни узоров, ни рисунков. Только строгие геометрические линии и идеально отполированные поверхности.

- Как думаете, профессор, для чего аборигены возвели это здание? – спросил лорд Генри, проведя резиновой перчаткой по одной из колонн.

- Кто знает, - пожав плечами, ответил Доло. – Возможно это погребальный храм, и они проводят тут отпевание.

- Или тризны.

- Вполне возможно, - кивнул головой профессор. – Думаю, вы правы. Аборигены скорее язычники. Вряд ли на планете проповедуют учение Христа.

- Что там? – окликнула говоривших леди Флоранс. – Профессор? Лорд Генри?

- Пусто так же, как и снаружи! – ответил профессор Доло. – Если хотите, можете убедиться сами.

Флоранс не преминула воспользоваться предложением профессора и заглянула внутрь.

- Красиво, - отметила она, впрочем, без особенного восторга. – Но не хватает декора.

Достав из планшета лист бумаги, Флоранс принялась зарисовывать аскетичное внутреннее убранство.

- Сэр, - доложил Мак Кинли, вернувшийся с разведки. – Там дальше мы нашли бассейн. Но… лучше бы мы его не находили.

- Что за чушь ты мелешь? – возмутился боцман.

- Сами посмотрите.

Экспедиция двинулась под гору. Вскоре перед ними предстала великолепнейшая громадная чаша голубого гранита диаметром не менее пяти метров. Рядом с чашей находился обелиск с сверкающим шаром на вершине. Лорд Генри собрался было выразить свое восхищение мастерством аборигенов, но тут заметил содержимое бассейна. Это была та самая жидкость, которая вытекала из тел в некрополе. Обелиск, вероятно, представлял собой что-то вроде насоса, перекачивавшего трупную субстанцию через подземные трубы.

- Едем дальше, - попросила леди Флоранс.

С нею все охотно согласились. Самоходный парокат съехал с пригорка в небольшую долину. Низкие, сильноветвистые деревья несколько оживили пейзаж. Плохо было только то, что листва на них была совершенно черного цвета. Шли, держась полуразрушенной стены и вскоре перед путниками престало новое здание города Мертвецов. Здание напоминало многоэтажную витрину, где в многочисленных открытых нишах располагались скелеты местных жителей. Скелеты сидели, стояли, возлежали, свернувшись калачиком – в одиночку и группами. Было жутко проезжать мимо этой зловещей выставки которой казалось не было видно края. Но, наконец, здание закончилось, и исследователи оказались на площади в центре которой высилась громадных размеров статуя Ужаса. Свернутый калачиком абориген раскрыл рот в вечном беззвучном крике. Арочные лестницы увивали его конечности, взбираясь на спину.

- Какое необычное кладбище, - удивленно проговорил боцман, разглядывая многоэтажные сооружения. – Не хотелось бы, чтобы мой скелет вот так бы выставили напоказ.

- Мерзкое зрелище, - поддержал его сэр Генри. – Напоминает статуи африканских и ацтекских божков.

- Однако как потрясающе натуралистично исполнено! Индейцам такое и не снилось, – не удержался от восхищенного возгласа профессор. – Тело статуи покрыто тончайшими шипиками, каждый из которых тщательнейшим образом отполирован. А между ними тонкими струйками словно стекает та самая жидкость…

- Профессор! – укоризненно оборвал наблюдения завзятого натуралиста доктор, указав на вновь побледневшую девушку.

- Да, конечно, прошу меня простить леди Флоранс. Я имею обыкновения увлекаться, забывая о приличиях. Может мы взберемся на статую и осмотрим местность?

Не дожидаясь ответа, профессор шагнул вверх по лестнице. Подниматься было тяжело. Пролеты ступеней явно не были рассчитаны на людей – слишком узкие и невысокие.

Особенно нелегко пришлось мужчинам. Несколько раз профессор оступался и, если не своевременная поддержка боцмана, скатился бы с лестницы.

- Не сомневаюсь, что лорд Кетсвэлл так же поднимался по этой лестнице, чтобы осмотреть окрестности.

- Ужасное место, - проговорила леди Флоранс, стараясь не думать о том, куда они забираются. – Как вообще можно жить среди разлагающихся трупов и скелетов?

- Кто знает, – ответил лорд Генри. - Вполне возможно местные аборигены относятся к умершим сородичам совершенно иначе чем мы. Те же самые индейцы имеют обычай носить с собой кости предков. Они усаживают скелеты за стол, кормят, советуются по житейским вопросам, просят защиты и удачи в начинаниях.

- Между прочим, существует теория мистера Жи Ю, согласно которой прежде люди не были привязаны к какому-либо конкретному месту проживания, а кочевали по степям и горам. И только после смерти, они обретали место вечного успокоения – огороженные от диких зверей города. Первые города на земле представляли собой гигантские некрополи, либо кладбища, в которых для ушедших устраивали вечную жизнь. Чем богаче было племя, тем красивее и величественнее город. Но случилась катастрофа, и люди, возводившие города вечной жизни – исчезли. Через несколько столетий появились новые народы. Не зная ничего об обычаях исчезнувших племен, вновь пришедшие захватывали города, выбрасывали тела из погребальных ванн, растаскивали статуи умерших по своим каморкам, селились в каменных фамильных склепах, стирали белье в поминальных фонтанах…

- Смотрите! – закричала вдруг Флоранс, указывая рукой куда-то вниз. – Они там, я вижу двоих!

Присмотревшись, профессор Доло действительно увидел два распростертых тела, позади лестничных арок. Никакого сомнения в том, что это люди – не было.

- Вниз! Скорее! – лорд Генри первый подал пример и помчался вниз, перескакивая через несколько ступенек.

Преодолев спуск, Флоранс завернула за угол и увидела, как доктор склонился над телами членов экипажа «Вечности». Это был лорд Кетсвэлл и мисс Монтана. Они лежали рядом, практически вплотную. Лорд Кетсвэлл, казалось, прикрывал собою девушку.

- Барт! – не сдержалась Флорнас, устремляясь к рыжеволосому мужчине.

- Осторожнее! – предупредил Дадли ее, доставая набор нюхательных солей. – Он еще жив, но в крайне истощенном состоянии.

- Еще? Что значит еще? Он умирает?! – Флоранс не могла успокоится. – Барт! Ты слышишь меня?! Барт.

Лорд Генри обнял Флорнас за плечи и заставил подняться, чтобы дать возможность доктору оказать потерпевшим помощь.

«Соль Престона» и «Неистощимая» – не произвели какого-либо эффекта. Тогда доктор решил попробовать «Кислую соль».

Несчастный едва слышно застонал и даже открыл глаза. Обведя ничего не видящим взглядом склонившихся путников, лорд Кетсвэлл внезапно ухватил доктора за запястье и прошептал:

- Палец смерти. Это проклятый белый песок! Это он. Уходите.

- Успокойтесь, сэр. Вы в безопасности, - попытался успокоить пострадавшего доктор. – Мы перенесем вас на корабль и окажем помощь. Все будет хо…

- Нет! – простонал лорд Кетсвэлл отрицательно покачал головой. – Мне удалось сбежать от Пальца смерти, но он асе же был слишком близко. Бедняжка Хильда… Прости Флоранс. Эта проклятая планета… Улетайте отсюда. Улетайте как можно ско…

Последние слова доктор прочел по губам. Из пересохшего горла Кетсвэлла слышался уже только хрип. Зрачки умирающего расширились, одновременно покрываясь морозными кольцами. Доктор с ужасом наблюдал, как ресницы лорда покрываются изморозью, багровеет кожа и тело превращается в мерзлый кусок мяса буквально за секунды.

Ему пришлось спешно оттолкнуть от себя тело.

- Все кончено, - сообщил доктор потрясённым членам спасательной экспедиции.

Флоранс зарыдала.

- Успокойтесь, прошу Вас, - тихо проговорил доктор, протягивая девушке флягу с бренди. – Сделайте глоток.

Флоранс, качнув головой, отказалась от успокоительного средства, тихо шепнув:

- Мы хотели объявить о нашей помолвке, после его возвращения с Глории.

- Позвольте выразить вам наши глубочайшие соболезнования, - лорд Генри снял с головы авиаторский шлем и кивнул матросам. – Его имя будет вписано в вечную книгу отважных исследователей космического эфира. Он до последней секунды был верен долгу и пытался предупредить нас.

- Палец смерти, о котором он говорил – что это? –спросил доктор у профессора, пока сэр Генри пытался утешить Флоранс.

- На Земле Пальцем смерти называют подледный сталактит. Подо льдом вода более соленая и она может охладиться до температуры льда. Этот суперхолодный соляной раствор движется вниз и провоцирует замерзание обычной воды вокруг себя с образованием трубки – Пальца смерти. Ударяясь о дно, он вызывает замерзание почвы и всех организмов поблизости. Но мы очень далеко от воды, в нескольких сотнях километрах. Возможно, сознание сэра Кетсвэлла было спутано и то, что он говорил, является не более чем плодом воображения. Доктор, что с мисс Монтаной?

Доктор приложил пальцы к ее запястью, а затем достал зеркальце.

- Сожалею. У нее нет дыхания и пульс не прощупывается, - Дадли снял с головы шлем.

Его примеру последовали другие.

- Я хочу похоронить Барти в фамильном склепе Кетсвэллов, - проговорила наконец Флоранс.

- Сожалею леди, но нам придется похоронить их здесь, - не согласился с ней доктор. – Они могли заразиться неизвестным вирусом.

- Никогда не слышал, чтобы от вируса люди промораживались словно куски льда за пару минут, - проворчал боцман.

В полном молчании матросы вырыли яму. Первым перенесли лорда Кетсвэлла. С промороженным телом обращаться было очень тяжело. Однако, когда попробовали приподнять девушку, та буквально выскользнула из рук матросов.

- Что за чертовщина! – испуганно вскричал Мак Кинли, отскакивая от трупа. – Она точно пудинг!

Дадли нагнулся и попробовал над телом и попробовал приподнять ее руку. Рука, приподнявшись над землей, провисла. Профессор Доло достал нож.

- Позвольте, - ученый склонился нал мисс Монтаной, вместе с доктором.

Вместе они вскрыли тело и с ужасом обнаружили, что кости несчастной превратились в подобие желе.

- Только посмотрите на лорда Кетсвэлла! – Мак Кинли попытался приподнять оттаивающее молниеносным образом тело, которое тут же выскользнуло из его рук.

- Плохо дело, - Боровой оглядел равнину, положив ладонь на кобуру. – В жизни такого не видел, чтобы человек превращался в рождественский пудинг.

- Поторопимся, вдруг есть еще выжившие.

Кое-как тела были уложены в наскоро вырытую могилу. Лорд Генри произнес короткую речь и группа двинулась дальше. И только надпись на камне, которую потрудился выцарапать Боровой, гласила, что тут лежат великий исследователь, археологи и создатель коротковолновых радиостанций – лорд Ирвин Кетсвэлл и мисс Хильда Монтана – известная путешественница, пилот дирижабля и изобретательница механической видеосвязи.

Группа отправилась дальше – к вратам Вечности.

Врата поражали своим величием. Казалось, громадная птица, раскинув крылья, нависла над равниной, угрожающе раскрывая клюв. Опять поражала тщательность обработки и детализация. Видно было не только каждое перышко – каждая щетинка, окруженная пухом.

Леди Флоранс потребовалось немалое мужество, чтобы просто взглянуть на эту чудовищную статую.

Боцман решительно направил пароход прямо под арку.

- Стойте! – вскричал вдруг Дадли, заметивший полосу на земле у врат. – Там белый песок.

Паровоз затормозил.

Профессор Доло, взялся за бинокль.

- В самом деле, почва за вратами будто бы покрыта слоем снега, - заявил он, рассмотрев землю.

- Что делать? – бледнея, спросила Флоранс.

- Подъедем как можно ближе. И проведем разведку. Пойду я, - решил лорд Генри.

- Одному идти опасно, я иду с вами, - вызвался Боровой.

Они надели защитные маски, резиновые комбинезоны и перчатки. Вооружившись баграми, отварные исследователи направились к вратам.

Леди Флоранс, достав записную книгу, приготовилась стенографировать.

- Подходим к вратам, - сообщил наконец лорд Генри. – Перед вратами статуи аборигенов. Песок кажется очень мелким, с едва заметным голубовато-маслянистым отливом.

- Ну и рожи у этих статуй. Мурашки по коже. Что интересно, рты закрыты. А это что? Бугорки какие-то прямо на дороге, - отметил Боровой. – Ну ка я их сейчас багром…

- Осторожнее, боцман. Не вздумайте наступить на песок, - предупредил его лорд Генри.

Флоран попросила у доктора бинокли и прильнула к окулярами.

Боровой ткнул острым концом багра в ближайший холм и принялся раскачивать древко из стороны в сторону, точно крюк острия вошел в плотную массу.

- Дьявол! – вскричал боцман, отбрасывая багор и отскакивая назад. – Там человек!

Лорд Генри также отступил.

- Господь милосердный! – прошептал лорд. – Это же Алекс Белл. Надо проверить другие бугры.

Флоранс и доктор бросились к вратам. Совместными усилиями удалось вытащить из песка троих: Алекса Белла, Джоржа Крокета и Алекса Голдфиша. Все тела были такие же эластичные, как найденные ранее. У всех отсутствовали глаза и широко раскрыты рты.

Доктор склонился над умершими.

- Дайте фонарик! – потребовал он у Борового.

Боцман протянул портативную электро-динамическую машинку, метко прозванную в народе «жучок». Несколько нажатий, и динамо прибора выработало электричество. Лампа зажглась. Доктор направил узкий пучок света в рот мистера Голдфиша. Несколько секунд он разглядывал гортань с совершенно потрясенным видом.

- У них нет языков, сообщил на наконец. - Удалены вместе с диафрагмой.

- Животные?

- Я бы сказал, что кто-то вырезал им языки и прижег рану.

- Вырезал? У живых? – охнула Флоранс.

- Не знаю, - покачал головой Дадли.

- Смотрите! – срывающимся голосом закричал Боровой, указывая на полосу песка.

Песок вздыбился, словно от порыва ветра. По поверхности земли закрутился тонкий смерч, явно направившийся к людям.

- Назад, - скомандовал лорд Генри, выхватывая оружие. – Доктор, уведите леди Флоранс!

Баттер схватил Флоранс за руку и потащил к паровозу. За их спинами раздались выстрелы и крики. Флоранс обернулась.

То, что она увидела, заставило ее широко раскрыть глаза.

Белый ураган накинулся на одного из матросов, окрутив его тонкими отростками смерча, словно громадной рукой. Берт закричал и крик его продолжался, казалось, целую вечность, покуда несчастный не превратился в заледенелую статую.

- Стойте! – девушка вырвалась от доктора и выхватила револьвер. – Мы должны им помочь!

Однако, сделав несколько шагов, девушка вынуждена была остановиться. Смертельный холод исходил от вращающихся Пальцев смерти.

Тем временем смерчи окружили сэра Генри. Лорд, не теряя хладнокровия принялся отстреливаться, целясь прямо в центр вихря.

Ослепительно белые смерчи реагировали на пули, словно живые существа. Они изгибались, стремясь избежать выстрелов, а когда пули все же достигали цели – часть песка осыпалась на землю. Однако, ощутимого вреда огнестрельное оружие нанести не могло. Осыпавшийся песок тут же подхватывался другими Пальцами. Мак Кинли выхватил огнемет. С эго помощью мужчинам удалось прорвать окружение.

- Попробуем бежать! – скомандовал профессор. – Вниз, под гору!

Флоранс бежала впереди. За нею следовали профессор и доктор. Лорд Генри, Боровой и Мак Кинли прикрывали их отступление.

- Очевидно, что эти вихри каким-то образом аккумулируют холод. Может быть даже вытягивают его из верхних слоев атмосферы, - пытался на бегу развить теорию возникновения Пальцев смерти профессор.

Спустившись с пригорка, Флоранс заметила полукруглую крышу и острые шпили «саркофагов».

- К некрополю! – скомандовал лорд Генри.

Флоранс сделала несколько шагов и замерла. Прямо перед нею вынырнули, точно из-под земли, серые существа. Девушка закричала, инстинктивно делая шаг назад. Существа раскрыли рты.

Омерзительный то ли визг, то ли скрежет вырвался из распахнутых пастей, вооруженных острыми как иглы зубами. Щетина на телах вздыбилась, в результате чего существа увеличились в размерах раза в два.

Только сейчас Флоранс поняла, что это местные аборигены.

Не переставая издавать скрежещущие звуки, аборигены протянули к девушке свои руки.

- Нет! – закричала она и потеряла сознание.

 

=====

 

- Флоранс! Флоранс! Очнитесь!

Несмотря на то, что Флоранс отчётливо слышала чей-то голос, открыть глаза не удавалось. Спустя казалось вечность она осознала, что зовущий голос принадлежит женщине.

«Это Хильда, - подумала Флоранс. – Я умерла. И Хильда зовет меня. Интересно, куда? Что вообще происходит там?»

- Позвольте, леди Бигмилет, - сказал, кажется, доктор.

В нос ударил отвратительный запах кислых солей. Флоранс закашлялась и открыла глаза.

- Как вы себя чувствуете? – с улыбкой спросил доктор.

Однако Флоранс смотрела не на него, а на невысокую девушку с беспорядочной копной светлых волос на голове.

- Вы, - пролепетала Флоранс. – Леди Бигмилет? Вы живы?

- Жива, - кивнула Александра. – Мистер Роуд тоже.

- А лорд Генри? Профессор?

- С ними все в порядке, - поспешил успокоить ее доктор.

- Но как? Как вам удалось спастись Александра?

- Нас спасли шищщ, - ответила леди Бигмилет, указывая на серую тень позади себя.

Флоранс всмотрелась в темноту и вскрикнула. Прямо за плечом Александры она увидела аборигена.

- Щщщщииио, - просипел тот, сквозь ряды острых зубов.

- Не бойтесь, они не агрессивны, - сказал мистер Роуд, входя в комнату. – Он поздоровался и пожелал доброго дня. Аборигены миролюбивы. Бояться надо белых песков – инопланетной формы жизни, которая пытается захватить их планету. Они прилетели на комете и принялись захватывать Глорию, не внимая ни мольбам, ни угрозам местных дикарей. Пески замораживают живых существ, а после оттаивания, когда кости размягчаются, высасывают кальций. Они почти уничтожили аборигенов. Те, что остались, влачат жалкое существование в подземных пещерах. На поверхность выходят только отчаянные смельчаки, которые пытаются бороться с песками криком определенной частоты.

- Они спасли нас и помогли вам, - добавила Александра.

- То, что мы видели: пантеон, статуя и стена скелетов ни что иное, как мемориальный комплекс павшим героям, - пояснил профессор. – Погибших, шищщи причисляют к богам. Обработанные специальными бальзамирующими составами, скелеты становятся несъедобными для белых песков. Шищщи таким образом демонстрируют свое презрение к захватчикам и решимость сражаться до конца.

Абориген снова зашипел.

Профессор, успевший освоить язык аборигенов лучше мистера Роуда, напряженно вслушивался.

- Грядет великая битва, - перевел наконец Доло. – Пески уже давно собираются ворваться в пещеры. Нам опасно здесь оставаться. Они проведут нас до корабля по подземному тоннелю.

- Как, неужели мы сбежим, словно последние трусы? – возмутилась леди Флоранс. – Сбежим, даже не попытавшись помочь? Ведь аборигены помогли нам. А мы?

- Чем мы можем помочь? – резко ответил профессор. – Наше оружие бессильно против песков.

В это время вбежал еще один абориген и принялся о чем-то возбужденно шипеть, размахивая руками.

- Пески наступают! – без переводчика поняв, о чем речь, сказал лорд Генри.

«Вы должны уйти немедленно» - прошипел абориген, обращаясь к пришельцам.

Ничего другого не оставалось. Принялись спешно собираться. Профессор принял от дикарей коллекцию драгоценных сушенных насекомых и растений – самой большой драгоценности шищщей. Лорду Генри был вручен свиток, на котором была записана их история, а также все, что удалось узнать про белые пески.

«Пусть мы не канем в вечность небытия», - пожелал абориген, передавая письмена лорду. – «Пусть о нас помнят, хотя бы в другом мире».

«Готовы?» - прошипел абориген, вызвавшийся быть проводником путешественников.

- Да, - кивнул лорд Генри.

Они долго пробирались по темным, узким тоннелям, почти ощупью. Далекие крики шищщ, вещавшие об отчаянной борьбе, придавали сил двигаться как можно быстрее. Александра поддерживала еще слабую леди Флоранс. Доктор несколько раз давал девушке средство для подкрепления моральных и физических сил.

Аборигены же, казалось, не испытывали ни усталости, ни жажды. Во время коротких передышек они только наблюдали за людьми, отказываясь принимать пищу и воду.

Флоранс спросила Александру, что же все таки произошло с экипажем «Вечности».

- Поначалу все шло хорошо, - охотно ответил та. – Мы собрали образцы пород, взяли пробы воды и воздуха. Все шло как в обычной экспедиции. А потом визоры разведчиков выдали фотографии города. Разумеется, лорд Кэттсвэлл с мистером Голдфишем и сэром Беллом тут же загорелись желанием исследовать это поселение. И тут мисс Монтана заявила, что пойдет с ними. Конечно ее стали отговаривать. Ведь мы еще не знали, что эти дикари миролюбивы и доброжелательны. Однако, намерение мисс Монтаны оставалось неизменно.

Тут Александра замолчала, словно пытаясь подобрать слова.

- Тогда я решил поговорить с упрямицей, - продолжил вместо леди Бигмилет мистер Роуд. – Я пытался объяснить, насколько это опасно. Что лучше доверить первую вылазку мужчинам. В общем, слово за слово – мы поругались. И я в запале сказал ей, что наше расставание связано именно с ее излишне независимым характером. Что она даже не пыталась никогда притвориться слабой, чтобы я почувствовал себя рядом с нею мужчиной. Эти мои слова ее потрясли. Хильда смолкла, как-то потеряла интерес к разведывательной экспедиции, а после и вовсе ушла к себе в каюту. А утром мы обнаружили, что ее нет на корабле. Я хотел отправиться на поиски незамедлительно. Но лорд Кэтсвэлл и мистер Голдфиш схватили и связали меня. Пока они чинили паровоз, который был неисправен. Мне удалось освободится, взломать дверь и отправиться по следам Хильды. И тут раздался рев шищщей. Конечно мы еще не знали что это. Ужас сковал всех. Где-то на полпути к пещере я услышал громкий крик Хильды.

- Мы тоже его услышали, - добавила Александра. – Возиться с паровозом было некогда. Ухватив оружие, мы бросились вдогонку.

- У пещеры мы разделились, чтобы расширить ареал поисков. А потом… Никогда не смогу простить себе те слова, что сказал Хильде.

- Вы хотели защитить ее, - возразила Флоранс.

Наконец один из шищщей остановился и указал рукой вверх, куда уходил узкий воздухозаборник.

«Ваш пароход наверху» - заявил он.

Выбравшись на поверхность, не теряя ни секунды времени, путники устремились к пароходу. Несколько томительных минут в шлюзовой камере и боцман бросился в машинное отделение.

- За мной Мак Кинли! Чтобы раскочегарил котел за пять минут!

Флоранс взглянула в иллюминатор.

- Смотрите, там Пальцы смерти! Они окружают корабль!

- Занять места в защитных капсулах! – скомандовал лорд Генри. – Боцман, полный вперед!

С поверхности планеты вверх поднялся столб огня. Стартовать с поверхности пришлось, использовав весь запас керосина, поскольку стартовой шахты для парохода тут естественно не было.

Пароход поднялся вверх.

- Мы вернемся, - вновь пообещал лорд Генри, глядя в иллюминатор. – Вернемся, когда найдем средство вам помочь.

 

Похожие статьи:

РассказыКнига Аркарка (повесть) часть 1, глава 1.

СтатьиРетроника: постижение биомеханических технологий древних

РассказыРазговор в поезде часть 2.

ВидеоАННУНАКИ с планеты НИБИРУ.

ВидеоА ковшовый экскаватор роет гору...

Рейтинг: +2 Голосов: 2 66 просмотров
Нравится
Комментарии (2)
Евгений Вечканов # 22 октября 2020 в 03:34 +3
Мне кажется, что этот рассказ уже ранее здесь выкладывался вами.
Охотно плюсую ещё раз!
Интересно было бы прочитать продолжение!
!! # 22 октября 2020 в 11:48 +3
Да, выкладывала. Потом удалила. Хотела переписать и сделать пропавшую экспедицию чисто женской (типо феминистки решили всем всё доказать, но не вышло). Однако, после долгих размышлений я отказалась от данной идеи.
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев