1W

Там, где цветёт огнецвет (Ч. 2, Глава 17)

в выпуске 2017/08/28
30 июня 2017 - Михаил Клыков
article11359.jpg

Часть 2. Племя Озёрных людей

Глава 17. Воля духов

  Вечером, как и приказал вождь, тарги собрались на совет. Но, как объяснила ребятам Юма, прежде чем вождь скажет своё слово, нужно, согласно обычаю, спросить духов. 

– Поэтому сейчас будет спектакль, — скептически ухмыльнулась девушка.

– А я не верю в духов! И вообще колдовство и всякая мистика — это суеверия! — безапелляционно заявила Алька.

– Я тоже не верю в магию, — поддакнула Яся.

– Зря вы так говорите, в мире есть немало странных и неизученных вещей, — укорила их девушка.

Тем временем действо началось. Шаман вышел из своего шатра и поставил над костром треножник, на который подвесил закопчённый котелок, насыпав в него каких-то сухих бурых комков.

– Болотные грибы варить собирается, — прокомментировала его действия Юма.

– Зачем?   

– Затем, Валя, что без них к нему духи не явятся.  

– И Ю’рла тоже грибами пользуется?  

– Ей это не нужно, Ю’рла настоящий шаман, избранник духов.  

Варево в котле постепенно закипело, распространяя вокруг костра довольно неприятный запах. Казалось, что на костре варят ведро помоев.

– Фу! И он думает, что на такой запах к нему духи припрутся? — спросил Павлик, демонстративно зажимая нос.

– Ну… раньше приходили… — пожала плечами Юма.

– Да уж, тут нанюхаешься, не только духи явятся, — поморщилась Юлька.

– Лучше не дыши этой гадостью, Ю’ли, — обернулась к ней Ю’рла. — На такой аромат только взуги с Седых холмов, дающие безумие, и могут явиться. Тебе и твоим друзьям духи и так явятся, если им или вам будет нужно.  

– Потому что мы — фаргоны? — спросила Зуи.

– Нет Зуй’йи, форгары просто дружат с хорошими людьми, со звёзд или с нашей Кен-Навы. Для этого не надо быть колдуном. Этих зверей не обманешь. Форгары читают души. У вас чистая душа, светлая, как свет дальних звёзд. Поэтому духам нет нужды вредить или лгать вам, — Ю’рла замолчала и раскурила тростниковую трубку.

Между тем шаман, облачённый по случаю в безразмерный синий балахон, весь увешанный блестящими металлическими побрякушками и с чем-то вроде шлема на голове, сделанного из седой шкуры незнакомого ребятам зверя, принялся вдыхать поднимавшийся над котелком дым.

– Ну и аромат! Как будто стая мышей сдохла! — не удержалась от комментария Яся.

– Помолчи, Йа’сси, — чуть слышно сказала ей Ю’рла. — А то помешаешь духам устроить какую-нибудь каверзу. Любят они посмеяться над такими болванами, как С’хар. Да и пропустишь самое интересное. 

– А это, по-моему, вовсе и не С’хар… — пожал плечами Павлик.

– Почему ты так решил? — обернулась к нему Ольга.

– Тётя Оль, я тоже думаю, что это не С’хар, — согласилась с братом Юля. — С’хар выше и худее. А этот коренастый и низкого роста. Да ещё и кривоногий.

– А ведь действительно — не похож, — согласилась Юма.

Шаман ещё некоторое время постоял, склонившись над горшком, а потом, резко выпрямившись, громко завыл, задрав лицо к небу.

– Ну всё, полнолуние настало! — опять высказалась Яся. Юлька, молча обернувшись к ней, приложила палец к губам.

Закончив выть, шаман поднял с Земли бубен и принялся колотить в него, пританцовывая и двигаясь по кругу вокруг костра. Только бил он в него не колотушкой, как это делала Ю’рла или земные шаманы, а попеременно, то костяшками пальцев, то основанием ладони. Бубен нестройно гудел («А ему никто не сказал, что у него слуха нет?» — высказалась по этому поводу Зуи), С’хар (или тот, кто выдавал себя за С’хара), гремя подвесками балахона, стал подвывать в тон бубну, иногда всё-таки попадая в такт. Мулька, лежавший позади Альки и по-кошачьи щурившийся на огонь, неодобрительно заворчал.

– Верно. Чует твой форгар, что не настоящий шаман духов зовёт.  

– Ю’рла, а кого он вызывает? — с интересом спросила Алька.

– Духа Земляного червя. А он дух хитрый, может и головой из своей норы вылезти, а может и другим местом показаться, — усмехнулась ведунья, попыхивая трубкой.

Шаман ещё с полчаса ходил вокруг костра, гремя балахоном и гудя бубном, время от времени прикладываясь к «ароматному» бурому содержимому котелка. Наконец, громко и пронзительно взвизгнув (Алька и Лу даже вздрогнули от неожиданности), шаман отпрыгнул в сторону и, оглядев сидящих таргов ошалелыми глазами, принялся бормотать что-то невнятное. 

– Ну наконец-то духи соизволили снизойти на голову нашего болвана, — прокомментировала Ю’рла, добавляя в трубку сухой порошок луговой купи, которую на Кен-Наве употребляли вместо табака. Минут через пятнадцать, закончив свою «речь», С’хар снова громко взвыл и рухнул возле костра. 

– Что сказали духи, Ю’рла? — обратился к ней вождь.

– Известно что, Ох’ан. Тарги провинились, потому что пустили приблудного в священные пещеры и обидели юных фаргонов. И теперь, если только приблудный не вернёт камни туда, где их взял и не принесёт полагающихся жертв, вымолив прощение у детей Великой Лурги (ведунья кивнула на Павлика и девочек), племя будет наказано.  

Вождь хотел было что-то сказать, но тут вскочил Крогг.

– Эта старая ведьма врёт, вождь! Духи сказали, что беду на нас навлекли те, кто выдаёт себя за звёздных людей, — Крогг показал пальцем на ребят. Павлик незаметно дотронулся до кнопки на поясе, и кристалл на его лбу стал наливаться зловещим красным светом. Вокруг послышались испуганные возгласы — тарги ещё помнили вчерашнее «представление» маленького фаргона. Ю’рла, обернувшись к мальчишке, одобрительно кивнула. 

– И когда это ты, приблудный, с духами научился разговаривать? Ты по нашему-то через пень-колоду говоришь, — криво ухмыльнулся Ох’ан и сделал знак воину, стоящим позади него. Два рослых тарга, подойдя к Кроггу, положили ему на плечи копья. Крогг вынужден был подчиниться и замолчал. Павлик, видя, что всё идёт как надо, погасил фонарик.

Вождь снова хотел что-то сказать и поднял руку, призывая к вниманию. Но тут в действие опять вступил шаман. Вскочив с диким воплем, он принялся озираться вокруг. «И по каким только буеракам его духи носили», — сухо рассмеялась Ю’рла, снова попыхивая трубкой. «Сейчас что-то будет…» — подумала Алька и оказалась абсолютно права. Шаман двинулся было к вождю, но по дороге задел балахоном треногу, на которой покоился котелок с варевом. Котелок, жалобно звякнув, опрокинулся и отвар грибов грязно-коричневым потоком обрушился в огонь. Костёр, не ожидавший такого «угощения», с треском вспыхнул рубиново-фиолетовым пламенем и выбросил в небо столб густого и смрадного зелёного дыма, наполнив пространство вокруг костра (ещё секунду назад напоенного чистой ночной свежестью) несусветной вонью.

– Только этого нам для полного счастья и не хватало! — крикнула, зажав нос, Луйка.

– Сейчас на нас самих духи снизойдут, — проворчал Павлик, морщась от грибного «аромата».

– О-о-о-о! — только и сумела выдохнуть Юля, широко распахнув слезящиеся от вони глаза и глядя на зажимавшую нос Яську.

– Ну и ночь, захочешь не забудешь! — сдавленным голосом, с трудом сдерживая тошноту, подвела итог Алька.

Зуйка с минуту посидела, вытаращив глаза и, неожиданно вскочив, кинулась прочь, судорожно сглатывая.

– Зуйка, ты куда? — обернулась к ней Яся. Зуйка только молча махнула рукой: не до тебя сейчас.

Тан между тем достал дыхательную маску и показал ребятам. Вскоре вернулась Зуйка.

– Ты как? — спросила её Алька.

– Нормально, только ужином с кустами поделилась, — ответила девочка, надевая маску.

– Я же говорила, что совет будет необычным, — усмехнулась Юма.

– Плохая примета, вождь: или К’рок с приблудным тебе лгут или духи чем-то возмутились… — обратилась к Ох’ану ведунья.

– Или кем-то … — вождь угрюмо посмотрел на Крогга и С’хара. Но Крогг и не думал сдаваться. 

– Старая Ю’рла лжёт! Это они виновны в наших бедах! — Крогг показал пальцем на Тана. — Смотрите, тарги, они надели маски, чтобы духи не видели их лживых лиц!  

Тарги перешёптывались, но на этот раз, видимо, не очень-то верили в пламенные речи Крогга. Они и сами были бы рады надеть маски, да вот жалость: не изобрели ещё на Кен-Наве противогазов…

– Тан, — шепнул Павлик биологу. — Может его стукнуть чем-нибудь тяжёлым. Например, лесенку от кара случайно уронить.  

– Кого стукнуть? — не понял Тан.

– Ну этого… шамана. И Крогга за компанию — по второму кругу пошли. У других после вчерашнего спектакля крыша чуть не съехала. А этим, видно, мало…

– Успеется, да и лесенку от кара жалко, пригодится ещё, — ответил Тан.

– Здесь не было духов, только одуревший от грибов С’хар, выдающий себя за шамана! Да дух-учитель старой Ю’рлы, слова которого она и передала вождю! — не выдержав, вскочила со своего места Юма. Крогг попытался что-то крикнуть и остановить девушку, но Юма неожиданно для всех ловко перехватила свой посох и, схватившись за янтарный наконечник, хлестнула им Крогга по руке. Раздался треск, и от посоха полетели голубые искры, а Крогг схватился за руку, взвыв от боли.

– Ого! — только и сказал Павлик, глянув на девушку.

Наконец вонь потихоньку рассеялась, и ребята сняли маски.

– Ну вот мы и без масок. Где же твои духи, которые хотят узреть наши лживые лица? — с вызовом сказала Юлька С’хару.

– Если звёздные люди так мудры, то пусть вызовут своих духов. Посмотрим, что скажут они! — визжал в ответ шаман, оглядываясь на Крогга, но тот только скулил, с опаской оглядываясь на Юму.

Ох’ан вопросительно посмотрел на Ю’рлу, но ведунья лишь пожала плечами, попыхивая трубкой.

– Вот она! — С’хар показал рукой на Юльку. — Пусть она вызовет своего духа, который помогает ей управляться со священным форгаром!  

Мулька и Майка было сердито заворчали, но Павлик похлопал их по мохнатым загривкам: 

– Спокойно ребята, у нас всё под контролем. 

– Он вызывает тебя на дуэль, маленькая фаргонка, — сказала Юльке Ю’рла. — Не бойся, Горный пион, главное погромче и понепонятней говори и делай страшное лицо. И своих форгаров на него напускай. Он всё равно бестолочь, а я тебе помогу. И огонёк свой зажги, — Ю’рла показала на тесёмку с кристаллом на лбу девочки. — И про подарок Урул’тана не забудь, он сильный дух и добрый.  

Закончив свою речь, С’хар взял в руку украшенный перьями жезл и принялся приплясывать у костра, глядя на Юльку и бубня что-то невразумительное себе под нос. Блестящие подвески на его балахоне отбрасывали в свете костра красноватые блики и их игра невольно завораживала Юльку. И хотя она не верила ни в магию, ни в какую-либо иную мистику, девочка вдруг почувствовала, что не может оторвать взгляда от пляшущей у костра фигуры. И Юлька вдруг ощутила липкий страх, поднимавшийся откуда-то изнутри. 

– Не заморачивайся, Ю’ли, — Ю’рла легонько, но чувствительно стукнула Юльку по спине трубкой. — Не забыла, что нашла утром в кулаке?  

Юля пыталась сосредоточится на лепестке, но блики костра и побрякушек шамана, и ещё стоявший в носу противный запах грибов дурманили голову. Шаман продолжал плясать вокруг костра и заунывным голосом начал напевать имя Юльки:

– Ю-ю-ю-ю’ ль-ли-и-и!

Валя, сжав кулаки, смотрела на Юлю, с трудом сдерживаясь. Наконец, не удержавшись, она выбежала к костру, на ходу выкрикнув:

– Шенне! Вспомни своё имя, Шенне! Ты — бесстрашный цветок, который не боится круч!

– Шенне… Я — Шенне, Горный пион. Смелый цветок, цветущий на горных склонах!

От голоса Вали Юлька как будто проснулась и сразу вспомнила про лепесток. Сунув руку в карман, девочка прошептала: «Урул’тан, если ты мне не приснился, то помоги справится с С’харом». И страх сменился у неё неожиданной злостью: «И это раскрашенное чучело ещё будет тут морочить меня!?»

Между тем Валя, выбежав в световой круг, с вызовом крикнула шаману:

– Ты, чучело в перьях! Ты такой же шаман, как я — русалка! Попробуй-ка сразится со мной, Айсуу, внучкой Олчи, дочери Шолбана, внучки Алдынхерела, избранных духами Алтын-дага!

– Валя! — крикнула ей Ольга, но Ю’рла заставила её сесть:

– Не мешай, Лунная вода знает, что делать.

– Моё имя — Лунная вода, я теку светом, призрачным светом, меня не схватишь, не поймаешь, как нельзя схватить лунного света! — и Валя вдруг запела низким гортанным голосом на странном языке. Впрочем, странным он был не для всех — друзья Вали уже слышали тувинский язык, которым девочка свободно владела. Напевая, девочка стала приплясывать, идя вокруг костра. Вынув из кармана авантюриновый шарик, который дала ей на базе Зуйка, она подняла его перед собой на вытянутой руке и начала быстро вращать, наращивая скорость. Шарик сверкал в её пальцах, завораживая не хуже шаманских побрякушек. Танец девочки становился всё быстрее, движения резче, чёрные волосы Вали взметались над плечами и походили в свете костра на перья чёрной хищной птицы, в узких карих глазах отражались языки пламени, сверкая красными искрами. Шаман, не ожидавший такого, остановился невольно заворожённый юной фаргонкой.

Юля не отставала от подруги. Изобразив злобную гримасу, она исподлобья глянула на шамана-самозванца и, опустив руку к поясу, включила подсветку налобной камеры. Кристалл у неё на лбу стал медленно разгораться зеленоватым фосфорическим светом. Теперь они взялись за С’хара вдвоём. Но в следующую секунду случилось непредвиденное событие, впрочем, очень удачно подыгравшее Юльке и Вале (а может это и не было случайностью, просто духи Медалона и вправду решили покарать самозванца и помочь маленьким пришельцам). Из темноты с громким жужжанием вылетел большой мохнатый и рогатый жук, с длинными пушистыми усами, синими надкрыльями и бело-чёрным полосатым брюхом и сел Юльке прямо на колено. Юлька, увидев «чудище», с диким воплем вскочила и при этом случайно задела находившийся на поясе пульт управления ранцевым махолётом. За спиной девочки с треском развернулись прозрачные, похожие на стрекозиные, крылья. А кристалл на её лбу став багрово-красным, зловеще осветив лицо Юли с широко распахнутыми от ужаса глазами (Яся, уже на обратном пути домой, сказала, что Юлька в тот момент была похожа на вампира, но это она, конечно, немного приврала). Тарги, с воплями ужаса, рухнули на землю, распростёршись у ног «разгневанных» звёздных посланниц, а шаман окончательно застыл столбом, с не меньшим страхом воззрившись на Юльку.

– Это же луговой шмележук, дурёха, — чуть не рассмеялась Зуйка. — Безобидное создание.  

Юля уже и сама разглядела, кто удостоил её своим посещением. И вновь глянув с коварной усмешкой на С'хара, начала действовать. Шмележук между тем перелетел на плечо девочки и уставился на Юльку чёрными выпуклыми глазами. И тут Юльку, что называется, понесло… Описав вытянутой перед собой рукой круг (Юля совершила этот жест даже не задумавшись, всё получилось как-то само собой) она выставила ладонь по направлению к С’хару, а тот неожиданно, дёрнувшись было ей навстречу, остановился как будто упёршись в невидимую преграду (Ю’рла одобрительно кивнула, пыхнув трубкой). Валя, резко остановившись в своём танце, начала громко выкрикивать слова древних шаманских заклятий, которые слышала ещё от прадеда. Неожиданно, они сами собой стали возникать и в Юлькиной голове. Они выкрикивали их, как будто метая в шамана, и их голоса становились всё громче и сильнее (Ю’рла пристально смотрела на девочек, попыхивая трубкой и что-то быстро шепча). В какой-то момент и Юле, и Вале показалось, что шаман вдруг начал уменьшаться ростом, а они сами всё больше возвышались над ним, как великаны над жалким карликом… 

– Ну хватит, маленькие фаргоны, для него достаточно, — остановила их ведунья. Валя резко замолчала, переведя дух. А Юля, вспомнив рассказ прабабушки о том, как та напугала однажды цыганку, провела ладонями по лицу и сложив их лодочкой поднесла к лицу. Дождавшись, когда шмележук переберётся на её ладошки, Юлька резко дунула в них, направив на С’хара. Шмележук взлетел и с густым воющим жужжанием полетел в сторону шамана… 

– Ты хотел встретится с духами звёздных людей, Ак, самозванец? — рассмеялась Ю’рла. — Ну так на! Не тебе тягаться с дочерьми Великой звёздной матери Лурги!  

Ак, увидев летящего на него «духа», бросил все свои «инструменты» и кинулся прочь. 

– Ак!? — удивилась Алька. — Это же С’хар!

– С’хар сбежал ещё вчера. А это Ак, жулик из деревни за горой, которого приблудные притащили с собой, думая, что старая Ю’рла ни о чём не догадается, — усмехнулась Ю’рла. — Вы победили, маленькие таллунэ, — с нежностью сказала старая ведунья, погладив Юльку и Валю по голове.

– Юма, а кто такая таллунэ?  

– Таллунэ — это ученица таллуны, то есть ведуньи. Считай, Юля, что вас назвали маленькими волшебницами.  

В этот момент Крогг, сидевший невдалеке от Тана, вскочил, намереваясь что-то выкрикнуть, но его опередил Тан. Со словами: «Как же ты мне надоел!», биолог выхватил парализующий бластер. Тонкий фиолетовый луч коснулся лба Крогга и тот, что-то невнятно вякнув, повалился навзничь. Вождь, вновь обретя достоинство и запахнув плащ, сделал знак воинам убрать «тело». 

– Смотрите! — Юма подняла руку, указывая на небо. Небо чуть ниже зенита прочертил яркий метеор, потом ещё один… Пять, десять… И вот уже настоящий звёздный дождь осветил поляну таргов. Ох’ан, обернувшись к Луйке, что-то проговорил. Валя вслушивалась в речь тарга, но, к своему удивлению, ничего не поняла. 

– Юма, что он сказал? У меня почему-то лингвист не сработал.  

– Поправь датчик, — ответила ей девушка. — Пока ты плясала у костра, он съехал тебе на ухо. Ох’ан поблагодарил звёздную девочку Лу’ни за то, что она заступилась перед Великой Лургой за таргов, — улыбнулась Юма.

– Великая звёздная Мать не обманула нас устами звёздного дитя. Она поможет нам, она послала к нам своих детей! — воздел к небу руки вождь. 

– Юма, я была неправа… извини… — Алька виновато взглянула на девушку.

– Ты о чём?  

– Ну про то… что я не верю в колдовство… ну там… что мистика — это чушь… — Алина, переминаясь, глядела себе под ноги. — Я сегодня поняла, что всё это не сказки, что это серьёзно, даже очень… — девочка, вздохнув, вновь подняла глаза на Юму.

– Признать свои ошибки может только сильный человек, — Юма положила руку на голову Альки. — Не переживай, всем свойственно ошибаться. Вот только признать свою ошибку могут не все.  

– Значит я — сильный человек? — улыбнулась в ответ девочка.

– Конечно, Алина!

– Я, если честно, до смерти перепугалась, — призналась Юля.

– Я тоже испугалась, спасибо Ю’рле… — обняла её Валя.

Похожие статьи:

РассказыТрек

РассказыКоллекционер

РассказыНесколько слов о бюрократии

РецензииШахматная партия в солнечном Кадисе

РассказыМеган

Рейтинг: 0 Голосов: 0 377 просмотров
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий