1W

Тасина сказка

в выпуске 2017/06/12
29 апреля 2017 - Ли Адость
article10959.jpg

- Тасенька, пора спать ложиться. Укладывай баиньки свои игрушки.
- Бабушка, я совсем-совсем спать не хочу.
- Ты в окошко-то погляди. Видишь, сумерки как загустели. Скоро Ночь-матушка пожалует. А она к тем, кто её не чтит, строга.
- Это как?
- Иди ко мне на лавочку, я тебе косы расплету и расскажу.
- Сейчас, я только Лялечку уложу. – Тася оправила сарафанчик тряпичной куклы, пошла в уголок, где для ляли кроватка сделана, да вдруг передумала, положила игрушку на свою кровать: - Испугалась Ляля Ночи-матушки, будет нынче со мной спать.
- А чего же испугалась? – бабушка взяла за руку внучку, усадила на лавку.
- Строгости Ночи-матушки. Расскажи про нее, бабушка.
Бабушка не спеша расплела косы Тасе, после принялась расчесывать. Скользит гребень сверху вниз по Тасиным волосам, словно кораблик плывет по золотым волнам, а бабушка сказывает:
- Есть у Ночи-матушки свой порядок. Тем, кто весь день в трудах да заботах, дарует она отдых и покой, чтобы силы были у них для нового дня. Если же не ценят её дар, упрямствуют и спасть не ложатся, то наказывает таких.
- А как?
- Насылает дурные сны рассветные, голову тяжелой да больной делает, пугает темными страхами, сил лишает.
Тут спрыгнула с печки кошка, о бабушкину ногу лаской проскользнула и в окошко выпрыгнула. Увидела это Тася и спрашивает:
- А кошка не спит, гуляет. Неужто не боится строгости Ночи-матушки?
- Кошка – зверь ночной. День спит, а во тьме живет. Это Ночи-матушки помощница, как и все звери сумрачные. 
- Как же они служат своей матушке?
Бабушка Тасю расчесала, гребень отложила, а волосы в легкую косу собрала, чтоб до утра не спутались.
- Одни ищут тех, кто её ослушался. Кошка вот мышек ищет. Если мышка не спряталась да не спит – съест её кошка. Так же и совы-филины поступают, и мыши летучие. А другие иначе матушке помогают. Кто-то песенки ей поёт, кто-то новости дневные рассказывает…
- Это кто же?
- Жабы да лягушки, сверчки да кузнечики, волки да собаки.
Подвела бабушка Тасю к рукомойнику, заботы дневные пыльные омыла с детских щек и проводила к кровати:
- Одевай-ка рубашку ночную и ложись.
- Бабушка, а можно я без рубашки посплю? Жарко.
- Нет, Тасенька. Как же ты без рубашки ляжешь? К тебе Ночь-матушка в красивом богатом наряде придет, а ты её что же, без уважения и почтения голышом встретишь? Непорядок.
Услышала Тася про наряды, любопытно ей стало. Мигом рубашку надела, легла в кровать:
- Бабушка, а какое же платье у Матушки-ночи? Туфельки какие? А есть ли бусики красивые и серьги?
- Платье у нее такой густой синевы, что кажется черным. Подол и пояс звездами разновеликими осыпан. Где в разнобой, где в узорах звезды светятся. Одни крупные, другие помельче. 
- А волосы у нее какие?
- Темные, длинные до самых пят. Летом она в косы их собирает, потому что время её в эту пору коротко. А зимой ходит простоволосой, потому как зимой время ее долго. Весь мир под копной волос её от стужи прячется. 
- Бабушка, а глаза какие?
- Как у кошки нашей, и ресницы черные. Ты свои-то глазки закрывай, устали они по сторонам глядеть, пора им отдохнуть.
- Нет, не пора, - заупрямилась Тасенька, а самой-то уже и зевнуть охота. Натянула одеяло на нос, и зевнула потихонечку.
- Тогда не буду больше тебе про Матушку-ночь сказывать. Пусть она сама-то к тебе придет, проявит строгость.
- Ой, не хочу. Закрою я глазки. А ты расскажи еще?
Подоткнула бабушка Тасеньке под бок одеяло, погладила по голове:
- Ну, слушай. Расскажу тебе про сынков её.
- А у нее и сынки есть?
- А как же! И сынков трое, и дочка Зоренька, и муж – Вечер. Так слушай. По летней поре дело было. Обошла свои владения Ночь-матушка, поглядела, что да как, и кличет старшего сына:
- Собирай-ка скотину в стадо -  разбрелись овцы да коровы по всей округе без всякого порядка. И гони их к дому. А я среднему сыну наказ дам, чтоб поутру перегнал их на дальний выпас, где сочной травы в изобилии. Пусть откормятся. 
Взял старший сын кнут, отправился  собирать скотину. Долго трудился, умаялся. Пригнал стадо к дому на скотный двор и повалился спать. Следом и Ночь-матушка домой поворотила. Глядит, а на востоке уже и светлеет. То дочка Зоренька поднялась с постели, печку растапливает. 
- Хозяюшка ты моя, Зоренька, -  улыбнулась Ночь-матушка и на сеновал пошла. А там, в копне соломы, спят её средний да младший сыночки. Погладила она по щеке младшего: пусть поспит еще, рано ему пока подниматься. А среднему растрепала-разъерошила кудри:
- Вставай, сынок. Пора. Брат твой старший всю ночь трудился, стадо по округе собирал. Теперь ступай, гони скотину на дальний выпас. Пусть здоровье и силу себе нагуливает. И гребень с собой возьми. Как до выпаса доберешься, расчеши барашкам да овцам шерстку от репьев и мусора, что на диком выгуле на себя они нацепляли. 
Встал средний сын, потянулся во все стороны, снял с крюка на столбе кнут, рожок пастуший, гребень, и пошел трудиться. А Ночь-матушка спустилась в глубокий погреб, в прохладу да тьму. Расчесала волосы, сняла с себя платье нарядное, сложила в сундук. А сама на тот сундук спать легла, покрывалом из паутины легкой прикрывшись.
Тем временем Зоренька на сеновал прибежала. Будит озорством меньшого братца. То по ресницам лучом ярким скользнет, то за ухом пощекочет:
- Просыпайся, братик. Нынче в полях росы изобилие. Надо бы травы скосить.
А он все отмахивается от сестры, с боку на бок крутится. Только не дает ему сестра покоя, все ярче да жарче лучами солнечными тормошит.
- Ладно, ладно, твоя взяла, сестрица, - поднялся, позевал, почесал затылок. После взял косу да отправился в поле. Коси коса, пока роса. А росы-то много, сверкает на солнышке каменьями драгоценными. Значит, знойным будет денек. Вот косит травы меньшой брат потихоньку, и все в сторону леса, чтоб как жарко станет, там от солнышка укрыться да подремать, если захочется. Махал-махал косой, притомился. Пот со лба утер, косу к березе прислонил и побежал в лес. Пока совсем жарко не стало, побегал-попрыгал по верхушкам сосновым, напугал до дрожи листочки осиновые да и улегся под низкую еловую лапу. Лежит, отдыхает, изредка только подует на одуванчики или раскачает паутинку лесную. 
Вот уж день на нет сходит. Заслышал меньшой братец батину поступь, косу от березы забрал и пошел домой. Там уж на заваленке батя с матушкой сидят. Батя на запад глядит, черпает из ведерка розовых да оранжевых красок, да на небо красиво расплескивает. А матушка на восток смотрит. Небо там от её взгляда все темнее становится. Где совсем чернеет, там матушка пальцами касается и зажигает звезды. Посмотрел меньшой сын на всю эту красоту, да поспешил на сеновал почивать.
Утром снова Зоренька его тормошит:
- Вставай, братец!
- Что, опять траву косить?
- Нет. Сегодня брат средний погонит стадо с дальнего выпаса. Наказала матушка тебе потрудиться, пока он в пути.
Поднялся меньшой брат с сеновала, прихватил метлу и пошел в поля и леса. Глядит, а все сухо кругом, росы нет ни капельки даже в овражках. Значит, не обманула сестрица – скоро брат средний стадо пригонит. Перехватил метелку поудобнее и пошел мести. Пыли по дорогам поднял, пыльцу с цветов и трав по всей округе разнес, пока сухая, пчелам принялся помогать, чтоб успели они медку побольше набрать. Трудится, да на небо все поглядывает. Вот уж и овечки белые бегут на скотный двор, а за ними бычки черные бредут, бодаются. Как столкнутся рогами, так и покатится гул по земле. Торопит меньшой братец пчел да шмелей, птицам под крыло дует, чтоб успели с пути стада убраться. Поднял опять глаза к небу и видит: ласточки с поднебесья к земле устремились. Низехонько вьются и щебечут:
- Нас к тебе средний братец отправил с вестью – скоро он будет. Беги домой, убери сено.
Побежал братец домой, схватил вилы и давай сено под навес перекидывать. «Ой, - думает, - не поспею, попадет от матушки с батей и от братьев!» Но успел. Заслышал голос рожка пастушьего, обернулся и тут же коров бурых увидал. Идут они медленно, у каждой вымя полное по земле задевает. А брат средний кнутом пощелкивает-посверкивает, гонит стадо.
Да ты спишь никак, внученька. Вот и славно. Пойду и я прилягу, не то разгневается и на меня Ночь-матушка.
Поднялась бабушка с края Тасиной кроватки и пошла в свой угол спать укладываться.

Проснулась Тася чуть свет, выбежала на двор. Трава от росы мокрая холодит, щекочит босоногую. Вспомнила Тася, что бабушка вчера сказывала, и смекает: росы много - быть дню без дождя. Значит, можно с Лялей нынче весь день в саду играть. Вернулась в дом, а там уже бабушка её ждет причесать, молоком утренним парным напоить с печатным пряничком.
День и вправду знойким выдался. Поиграла с Лялей Тасенька и заскучала. Глядит по сторонам: чем бы еще заняться. Вдруг видит, сидит на верхушке березы мальчишка, ногами болтает, от этого ветки березовые тихонько покачиваются.
- Эй, мальчик! А упасть не боишься?
- Нисколечки. Смотри-ка как я умею, - взял да спрыгнул вниз, рядом с Тасей кувырнулся по траве. Поднялся на ноги целехонек. Отряхнулся и пошел колесом вокруг девочки крутиться. – А ты можешь так?
- Могу, - отвечает Тася, хотя и не умеет так вертеться.
- Покажи!
- Не буду. Видишь, у меня какой сарафанчик беленький? Не хочу его запачкать. Вот Ляля моя тебе покажет. - Взяла Тася Лялю и давай её крутить-вертеть и колесом, и кувырком, и вверх подкинет, поймает на руки. Потом спрашивает: - А что еще ты умеешь?
Задумался мальчонка, чешет затылок да смотрит по сторонам:
- А ты возьми у сарая щепку да брось в воду, тогда узнаешь.
Пошла Тася к сараю, нашла щепку и бросила в дождевую бочку. Подскочил мальчонка к бочке и как начал руками махать. Поднялись по воде волны, щепку раскачивают, то к одному краю принесут, то к другому.
- Теперь ты покажи, что еще умеешь, - говорит он Тасе.
Подумала Тася, сорвала одуванчик да как дунет. Слетели с него почти все белые птички в синее небо, только пара на одуванчике осталась, в его макушку голую уткнувшись клювиками. Мальчонка не растерялся, руками птичек приманил и вокруг Таси закружил:
- А ну давай еще.
Сорвала Тася еще одуванчиков. Дует на них, а друг ее новый ловит белых птичек и плясать вокруг девочки помогает. Так и проиграли до самого вечера. Тут уж и мальчонка домой засобирался, да и Тасю бабушка кличет.
- А придешь еще? – спрашивает девочка.
- Приду, коли матушка работой какой не озадачит. Хоть все лето будем играть – глянулась ты мне.
- Отчего же только лето? А осенью? А зимой?
- В эту пору у меня трудов всяких важных множество, на игры и времени особо нет.
Огорчилась Тася, а мальчик это приметил:
- Да не грусти. Найду для тебя минутку. А по зимней стуже, когда ты из дому не выйдешь, сяду под окошко и буду тебе песенки петь как умею сквозь оконные щели.
Улыбнулась Тася:
- Так это еще не скоро. У нас все лето впереди. До завтра! – и побежала в дом.
А ей вслед уж Батя-вечер сумерки стелит, чтоб Ночи-матушке босоногой ступать по земле было мягче.

Похожие статьи:

РассказыГном по имени Гром

РассказыЧудеса обетованные

РассказыСказка, рассказанная на ночь

РассказыЗвезды для тролля

РассказыСказка про мужика, трёх мудрецов, бога и поиск истины

Теги: сказка
Рейтинг: +2 Голосов: 2 515 просмотров
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий