1W

Тунгусский метеорит. Часть 1

в выпуске 2015/02/05
5 сентября 2014 - Шабельников Игорь
article2351.jpg

 

(«Играем в классиков» или «Турнир графоманов»)

 

1.06.2009

 

Выражаю  искреннюю  благодарность

моему  другу  Некрасову  Александру

за помощь в редактировании рассказа.

 

 

Игра первая

 

Трое парней расположились прямо на паласе, каждый перед своим ноутбуком. Один пил баночное пиво и уже только наблюдал за сражением, двое других все еще резались в компьютерную стратегическую игру.

— Всё, Макс, я тебя сделал! Сегодня я вас всех сделал! — выкрикнул Гарик.

Парни отвалились от ноутбуков и разобрали банки.

— Ладно, ладно! Но это всё твое пиво виновато! Зачем ты купил крепкое? — спросил Лекс, первым выбывший из игры.

— Лекс, я пил это же пиво! А кроме того, какая зарплата, такое и пиво! В следующий раз, как первый проигравший, ты и закупи что-нибудь стоящее и легкое.

— Какая работа, такая и зарплата, так-то вот, Гарик! — ответил Лекс.

— Да основная работа у нас — тестеров! Мы сидим по десять, двенадцать часов за компьютером, выискиваем баги и ляпы, которые вы с Максом налепили.

— Дома сидите, дома, а мы в офисе, как кильки в консервной банке. Вот у сценаристов не пыльная работа, и платят хорошо, — вступил в разговор Макс.

— А что вы думаете — написать сценарий, предусмотреть все возможное и невозможное в сюжете, прописать все мыслимые и не мыслимые диалоги — простое дело?

— Господи, сценаристы- сплошь законченные графоманы, надергают сюжетов из одних произведений, диалогов из других — вот вам и сценарий! Основная работа — у нас, у дизайнеров, — наехал на Лекса Макс.

— А вы сами-то пробовали, хотя бы разок, написать сценарий на заданную тему?

— Да что там пробовать, плевое дело! — отозвался Гарик.

— Гарик, я тебя за язык не тянул! Давайте так: победитель к началу следующей игры пишет сценарий, нет, хотя бы сюжет, то бишь — мини рассказ, — предложил Лекс.

— Предлагай тему! — поддержал Гарика Макс.

— Да вы хоть знаете, из чего должен складываться сюжет? — возмутился Лекс.

— Излагай! — сказал Гарик и икнул.

— Хороший сюжет должен содержать катастрофу — местную или вселенскую, детективную или приключенческую линию, мистическую или фантастическую составляющую и — желательно — секс.

— Давай свою катастрофу! — нагло заявил Гарик.

— Ну выбирай, Гарик, — гибель Титаника, Тунгусский метеорит, Чернобыль, глобальное потепление или оледенение.

— О нет, Лекс, такие заезженные темы! — скривившись, ответил Гарик.

— Что, слабо? Фантазии не хватает? Гарик, я предложил на выбор пять тем, а нам, сценаристам, дают только одну! — Лекс злорадно заулыбался.

— Хорошо — беру метеорит.

— Гарик, возьми Чернобыль. О Тунгусском метеорите уже лет двадцать пять никто не пишет. На этой теме, в прошлом, только ленивый не отметился, — хотел сжалиться Лекс.

— Беру метеорит! — упрямо ответил Гарик.

 

 

Тунгусский метеорит. Год 1913

 

Все    случайные    персонажи  -  выдуманы.

Любые совпадения выдуманных персонажей

с персонажами  Бориса Акунина — случайны.

 

 

1

 

 

— Эраст Петрович, дорогой! Не верю своим глазам! — тучный мужчина в парадном сюртуке сбежал по мраморной лестнице и схватил в объятия мужчину средних лет в элегантном костюме лондонского кроя.

— Павел Степанович, я тоже рад вас снова видеть! — Фандорин, улыбаясь, пытался сдержать пылкие объятия хозяина дома, городского головы — Смирнова Павла Степановича.

— Я не поверил докладу, Эраст Петрович, вы — в Красноярске! Тысячи верст от Москвы, откуда, куда, как вы здесь?

— Из Петербурга. Я здесь с особым и, признаюсь, приятным поручением. Государь оценил ваши старания, при вас Красноярск п-превратился в культурную столицу Сибири. Водопровод, электричество, — Орден Святого Станислава первой степени — заслуженная награда. Позвольте вручить ее вам сейчас, неофициально, конечно. Официально, вручать п-положено в городской думе.

— Эраст Петрович, я рад вас видеть дважды! Нет, трижды! Во-первых, потому что вы здесь, у меня. Во-вторых — орден! А в-третьих, мне по секрету сообщили, что в город едет чиновник по особым поручениям, инкогнито из Петербурга! Я рад, что это вы! А я тут всю полицию поставил на уши — едет "инкогнито", а из острога сбежало два колодника. Эраст Петрович, я вас совсем заболтал, пойдемте наверх, мы как раз собирались обедать.

Павел Степанович потащил под руку Фандорина наверх. В столовой за столом сидела девочка. Нет, скорее, девушка — лет пятнадцать-шестнадцать, прелестное создание.

— Позвольте представить — моя дочь Наташа. Эраст Петрович Фандорин — мой друг и действительный статский советник.

Фандорин подошел к девушке и поцеловал ей руку. При виде этого столичного, пусть и не молодого, щеголя девушка смутилась, лицо ее покрылось румянцем. В свои пятьдесят семь лет Фандорин выглядел на сорок пять — крепкий, подтянутый и элегантный.

Не успел Павел Степанович усадить гостя, как в столовую ворвалась женщина. Она была великолепна — и лицом, и прической, и платьем.

— Павел, что творится у тебя в городе, это же безобразие… — женщина осеклась, увидев постороннего.

— Софочка, что случилось? Ах да, позвольте представить — моя двоюродная сестра Софья Андреевна Ковалева, а это — действительный статский советник Эраст Петрович Фандорин.

Фандорин внутренне напрягся, однако, вида не подал и, подойдя непринужденной походкой, поцеловал даме запястье руки выше перчатки, задержав руку чуть дольше, чем это позволяют приличия, но только самую малость. Женщина отнеслась к этому, казалось, равнодушно и снисходительно, как будто целовал руку старый знакомый. Фандорин поднял голову, взгляд его выражал холодную светскую любезность и больше ничего. Женщину это задело, но и она вида не подала.

— Павлуша, что это у тебя в руке? Орден Святого Станислава! Ах, дай я посмотрю. Поздравляю, я так за тебя рада!

— Так что случилось, Софочка?

— Меня ограбили, представляешь, средь бела дня, на кладбище возле церкви, на виду у полиции. Я вышла после заутрени и стала раздавать милостыню нищим, как вдруг из толпы выскочил какой-то тунгусец, сорвал у меня с шеи кулон и юркнул в толпу. Я даже вскрикнуть не успела, полицейский засвистел и бросился за негодяем на кладбище, но только вряд ли поймает — уж больно юркий стервец.

— Сорвал что, я не понял?

— Кулон, мою тунгусскую жемчужину в серебряной оправе на цепочке!

— Тунгусская жемчужина, что это? — вступил в разговор Фандорин.

— Было б что ценное, а то так, стекляшка. Нет, негодяя, конечно, надобно изловить и примерно наказать!

— И никакая это не стекляшка! Это минерал какой-то. Понимаете, Эраст Петрович, внешне она выглядела, как бусина черного перламутра, размером с вишню. Но на свету она меняла цвет и становилась полупрозрачной. Причем, цвет меняется произвольно, никогда не знаешь, какой она будет через пять минут. И еще мне кажется, жемчужина могла угадывать настроение — если подержать ее в зажатой ладони, а потом открыть, то она меняла цвет с черного на красный или синий, в зависимости — хорошее было настроение или плохое.

— И где вы взяли такое чудо?

— Софочке подарил ее Дмитрий Николаевич Одинцов, наш словесник из первой мужской гимназии, настоящий ученый и краевед, и тайный воздыхатель, между прочим.

— Никакой он не воздыхатель, а очень умный и интеллигентный человек!

— А где он ее взял?

— Нашел, где-то в районе Подкаменной Тунгуски. В прошлом году он совершил экспедицию, по поискам метеорита — нашел место его падения, но экспедиция закончилась трагически, его двое проводников погибли, а сам он чудом выбрался из тайги. Что же мы стоим? К столу, к столу!

Эраст Петрович галантно помог даме сесть за стол и, обойдя его, сел напротив. Очарование юной девушки как-то сразу померкло в свете красоты дамы, девушка это почувствовала и как-то сразу погрустнела.

— Тунгусский метеорит — это очень интересно, надо обязательно встретиться Дмитрием Николаевичем.

— Пренепременно! А какой музей он организовал в гимназии. Там у него и бивни мамонта, и старинные монеты, и каменные топоры. И наш чудесный город надо осмотреть! А вы видели наш мост? Где вы остановились?

— Пока нигде, я не удержался, с вокзала я попросил извозчика показать мне мост через Енисей, я видел его макет на всемирной выставке в Париже. Действительно, чудо инженерной мысли! А оттуда сразу к вам, коляска с вещами и моим слугой у вашего подъезда.

— Ах, я голова садовая, совсем не подумал! Ну конечно, сегодня вы ночуете у меня, но зная ваши вкусы, завтра мы подберем вам какой-нибудь уединенный флигель.

— Я видела вашего слугу, какой-то мандарин или манжур в европейском платье.

— Нет, он японец, настоящий самурай. Я сейчас распоряжусь, пусть его накормят, а вещи внесут в дом.

— Самурай, ах, как интересно! Послушайте, а зачем искать флигель, мой гостевой домик свободен. Всё, всё решено! Я сейчас поеду домой и распоряжусь, чтобы домик подготовили, а вы подъезжайте часика, так, через два, — дама решительно поднялась и, не прощаясь, вышла из комнаты.

Фандорин обалдело посмотрел на Павла Степановича.

— Вот такая у меня сестра. Овдовев три года тому назад, она как-то сильно изменилась, стала более самостоятельной, что ли. Раз в месяц она устраивает прием у себя в особняке, собирается весь цвет Красноярска. А в гостевом домике у нее всегда кто-нибудь проживает. Просто удивительно, что сейчас домик пустует.

— А что, Дмитрий Николаевич действительно нашел метеорит или кратер от его падения?

— Нет, только поваленный и выжженный лес, до кратера он не дошел. А потом на их стоянку напал медведь. Когда подоспел Дмитрий Николаевич, медведь уже задрал проводников. Медведя он застрелил, только вот остался один. Хе-хе, впрочем, если бы он остался с медведем, то было бы еще хуже. Две недели Дмитрий Николаевич брел по тайге на запад, пытаясь выйти к реке, пока не вышел на стойбище какого-то эвенка. Оказалось, что это древний старик — шаман, живший там безвылазно с внуком. Вывести его он не мог или не хотел. Ему-то Дмитрий Николаевич и показал жемчужины, которые он нашел в ручье в поваленном лесу. Шаман сказал, чтобы тот их отнес обратно, мол, они приносят несчастья, это, мол, застывшая кровь огненного орла. Старик, определенно, видел падение метеорита, но рассказывать ничего не хотел. Спустя неделю блужданий по окрестностям становища шамана, Дмитрий Николаевич вышел к реке и, к своему счастью, к каравану староверов. Они раз в год везут пушнину в Красноярск. Вот с ними он и смог вернуться.

— Значит, жемчужины принесли ему удачу.

— Я так не думаю, наверно, шаман был прав — жемчужины приносят несчастья. Посудите сами: с Дмитрием Николаевичем три месяца тому назад случился инфаркт, а ведь ранее он у нас считался здоровяком и спортсменом. Парень, ну, тот, который взял его собой в тайге — попал в наш острог, а ведь Дмитрий Николаевич ему тоже подарил одну жемчужину. А теперь вот и на Софочку напали, заметьте, опять из-за жемчужины.

— Не вижу системы, возможно совпадение.

В дверь столовой постучали. В столовую вошел полицейский чиновник. Смирнов и Фандорин поднялись.

— Я с докладом… — полицейский замолчал, вопросительно посмотрев на Смирнова.

— Знакомьтесь — действительный статский советник и чиновник по особым поручениям Эраст Петрович Фандорин — наш обер-полицмейстер Салтыков Владимир Иванович. Так что докладывайте спокойно.

— Я по поводу досадного происшествия на Покровским кладбище. В связи с усилиями по поиску беглецов из острога, мы вывели весь личный состав полиции на улицы и в места скопления людей. Возле церкви Святой Троицы околоточный Храпов, заметил, что какой-то оборванец сдернул цепочку с шеи Софьи Андреевны. Он погнался за негодяем и схватил его за ворот рубахи, но рубаха была старая, ворот оторвался, паренек скрылся, но в руке Храпова остался воротник и вот это – то ли кисет, то ли ладанка.

Обер-полицмейстер достал из кармана кисет и высыпал на ладонь три черных шарика.

— Вот вам и «случайное совпадение», Эраст Петрович — еще сразу три жемчужины.

— Прочесали все кладбище, но, к сожалению, ни цепочки, ни грабителя не нашли. А почему «ещё», что, были и другие?

— Были! На цепочке была подвеска с такой же жемчужиной! А что по беглецам?

— Тоже ничего, задержали два десятка подозрительных нищих и бродяг, но пока никаких зацепок. Павел Степанович, съезжу я в Покровский участок, перетряхну там все еще разок.

— Можно п-полюбопытствовать, что это за жемчужины?

— Можете пока оставить у себя, Эраст Петрович, я не прощаюсь, Павел Степанович.

Обер-полицмейстер вышел.

— А что за личности эти беглецы?

— Каторжане, сбежали при пересылке. А вообще-то, несчастные люди, попали в острог по глупости. Первый — студент, не эсер и не бомбист. Организовал социал-демократический кружок, изучали политическую экономию по какой-то немецкой книге. Читал я потом эту их книгу — "Товар-Деньги-Товар", короче, пособие для начинающих капиталистов, ну да сыскному ведомству виднее. А второй — тот самый парень из староверов, который Дмитрия Николаевича в тайге подобрал. Необычайной силы человек. На рынке фартовые налётчики срезали у него кошелек, так он одному руку сломал, а второго так стукнул, что тот и помер. Ну, задержали его для порядка и в острог. Подержали бы недели две, да и отпустили бы. А он там устроил бузу, дверь в камере сломал, надзирателей поколотил, а это уже другая статья, каторжная. Как ни старался Дмитрий Николаевич выгородить своего спасителя, ничего не вышло. Так вот, этот парень, на пересылке, голыми руками сломал кандалы себе и своему напарнику и был таков. А теперь ищи его, где он, куда пойдет?

— Куда пойдет п-понятно — домой, а вот где — я бы поискал его у Дмитрия Николаевича.

— Эраст Петрович, ох и дока же вы в сыскных делах! Вернется Салтыков — я ему скажу.

 

 

2

 

 

Эраст Петрович аккуратно вынул руку из-под головы Софьи и, прикрыв ее обнаженную грудь одеялом, поднялся. Накинув халат, пошел в кабинет. Усевшись в кресло перед письменным столом, включил настольную лампу. Достал из шкатулки папиросу, размял ее и закурил. Потом достал из ящика стола папиросную коробку и положил ее перед собой. Открыв крышку коробки, Фандорин, при свете электрической лампы, стал разглядывать жемчужины. Вначале жемчужины были абсолютно черными, но постепенно они начали набирать цвет, причем все по-разному. Неожиданно жемчужины сдвинулись и собрались в центре коробки. Фандорин раздвинул их по углам коробки, но жемчужины снова собрались в центре, как будто неведомая сила тянула их друг к другу. Фандорин откинулся на спинку кресла и серьезно задумался. На плечо ему легла женская рука. Фандорин поднял глаза, рядом с ним стояла Софья в сорочке Фандорина.

— Эраст, вы, конечно, считаете меня демимонденкой, но с тех пор как я вас увидела, я не могу обходиться без вас.

Фандорин, затушив сигарету в пепельнице, притянул Софью к себе, усадил ее на колени и поцеловал ее в мочку уха.

— Я считаю тебя Евой, а себя я чувствую Адамом, вкусившим запретное яблоко.

— Вы нашли ее, но у меня была только одна? — Софья придвинула ближе папиросную коробку с жемчужинами.

— Нет. Парнишка с вашей жемчужиной удрал, правда, полицейский сорвал ладанку у него с шеи, в которой были эти три. Странный случай клептомании. Воришка увидел вашу жемчужину и просто не мог удержаться.

— Посмотрите, как они прекрасны, а Павлуша называет их стекляшками.

— А вот мы это сейчас проверим. Софья, дайте мне на минуточку ваше кольцо.

Софья сняла кольцо. Фандорин попытался чиркнуть бриллиантом по одному из шариков:

— М-да, это не стекляшка, во всяком случае, снаружи.

Софья запустила руку под халат Фандорина и стала его щекотать.

— Положим, физические опыты можно отложить до утра, пойдем в спальню, — Фандорин вернул кольцо Софье, положил жемчужину в папиросную коробку и выключил настольную лампу.

 

*****

 

Эраст проснулся довольно поздно — и совершенно один. Его разбудил слуга.

Его хитрая рожа расплывалась в ехидной ухмылке.

— Как отдыхари, господин?

— Ох, Маса, не спрашивай. А судя по твоей довольной физиономии, ты тоже. Уже, наверно, совратил, какую-нибудь п-пухлую кухарку или горничную?

Улыбка японца стала еще шире, но он скромно промолчал.

Фандорин, накинув халат, вышел в яблоневый сад, расположенный перед домиком. Низкорослые деревца цвели крупными белыми цветами. Похоже, это были райские яблоньки, или их еще называют китайки. "Неужели успевают созревать яблоки в этих краях?" Из сада открывался чудесный вид на знаменитую часовню Параскевы Пятницы. "Не из этой ли точки писал свои этюды великий русский живописец Василий Суриков? Надо будет расспросить Софью!"

Тщательно выбрившись и умывшись холодной водой, Фандорин пошел в столовую. После завтрака он попросил слугу принести ящик с фотографическими принадлежностями в кабинет. Порывшись в ящике, он достал аптекарские весы и цилиндрическую колбу с делениями.

— Это сьто? — заинтересовался Маса.

— О, это чрезвычайно занятные вещицы, найденные недалеко от упавшего метеорита. Внешне похожи на природное вулканическое стекло, но алмаз их не берет. Еще, на свету они меняют цвет и прозрачность и притягиваются друг к другу. И еще, смотри. Для природного стекла у них слишком правильная форма и одинаковый вес. Фандорин по очереди клал жемчужины в обе чашечки весов, и каждый раз весы выравнивались.

— А скрянка вам на сьто? — спросил Маса.

— Хочу рассчитать их плотность.

Тщательно взвесив жемчужины, Фандорин взял графин, налил в склянку воды и записал показания шкалы. Потом опустил в склянку жемчужины, они медленно опустились на дно колбы. Снова записал цифры и занялся вычислениями. Маса переместился за спину хозяина, пытаясь понять суть вычислений. Солнечный зайчик от раскрытого окна упал на колбу.

— Хозяин, смотри, смотри! — сдавленно зашептал Маса над ухом Фандорина. Тот поднял глаза.

Жемчужины, по мере того как менялся их цвет, стали медленно, одна за другой, всплывать на поверхность.

— Невероятно, никогда не слышал ни о чем подобном! По-видимому, внутри жемчужин под действием света происходят какие-то обратимые химические и физические процессы.

 

*****

 

После обеда Фандорин поехал к городскому голове. Его без задержек проводили в кабинет. В кабинете, кроме Павла Степановича, находился и обер-полицмейстер; лица присутствующих, несмотря на приветливые улыбки, были хмурыми. Поздоровались, Фандорин устроился в свободном кресле.

— Эраст Петрович, по поводу Дмитрия Николаевича Одинцова вы оказались правы. Сегодня утром он был найден мертвым. Владимир Иванович, перескажите все еще раз.

— Вчера, поздно вечером, когда Павел Степанович высказал мне ваши соображения, я приказал установить за домом Дмитрия Николаевича негласное наблюдение. Филеры, решили до утра в дом не соваться — Павел Степанович слыл заядлым охотником, и в доме у него было оружие. А если два каторжника находятся в доме, могла приключиться ночная стрельба, с мало предсказуемыми последствиями. До утра в доме было тихо: никто не входил, и никто не выходил. Утром пришла кухарка и тут же с криками выбежала на улицу. Филеры бросились в дом. В доме был полный разгром, а Дмитрий Николаевич лежал на полу мертвый.

Владимир Иванович налил из графина в стакан воды, выпил и продолжил:

— Следов насильственной смерти у Дмитрия Николаевича не было. Положение разбросанных вещей показывало, что в доме был произведен тщательный и варварский обыск, а тело лежало поверх вещей. Тело срочно отправили в морг, судебный медик сделал однозначное заключение — обширный инфаркт, который случился не позднее суток тому назад. Складывалась такая картина — Дмитрий Николаевич увидел следы разгрома своих коллекций или даже застал грабителей, вот сердце у него и не выдержало. Произвели тщательный обыск и в чулане нашли арестантскую робу. Стало казаться, что с преступниками все ясно, но тут один из филеров вспомнил, где он видел Одинцова раньше. Третьего дня, когда филер дежурил на вокзале, он видел этого господина садящимся в поезд на Ачинск. Опросили кассиров на стации, один из кассиров вспомнил, что Одинцов покупал два билета до Енисейска через Ачинск. Бригаду проводников пока опросить не удалось, они сейчас в рейсе. Опросили машиниста того рейса, он как раз был дома. Машинист вспомнил, что в поездке случился инцидент — не успел поезд отойти от станции и пары километров, как кто-то в вагоне-ресторане сдернул стоп-кран. Пассажиры высыпали из вагонов, началась легкая паника. Поиски хулигана ничего не дали. Пассажиров с трудом препроводили по своим местам, и дальше поезд двигался без происшествий. Отсюда делаем вывод — Дмитрий Николаевич помог преступникам сбежать. Он купил два билета в вагон первого класса, сдернул стоп-кран в вагоне ресторана, а во время суматохи преступники заняли его место в вагоне.

— В квартире Дмитрия Николаевича что-нибудь п-пропало, ну, там, дневники, ценности, оружие? — спросил Фандорин.

— Пропала винтовка с оптическим прицелом и револьвер, дневники преступников вовсе не интересовали, а вещи просто разбросаны. По словам кухарки, кроме оружия ничего ценного не взяли. Насчет денег — пока неясно. Я уже телеграфировал приметы каторжников в Ачинск и Енисейск, предупредил, что преступники, возможно, вооружены. Дмитрий Николаевич мог сам отдать каторжникам оружие, еще до ограбления. Только неясно, кто разгромил его квартиру.

— А черные жемчужины, такие, как взяли у кладбищенского грабителя, нашли?

— Нет, в протоколе не значатся.

— Эраст Петрович, ну и чутье у вас! Вы думаете, что тунгусец мог быть тем погромщиком, — Павел Степанович даже привстал.

— Пожалуй, вы правы, Эраст Петрович — во всяком случае, у него было на это время. И если это он, то остается неясной его патологическая страсть к этим жемчужинам. Обер-полицмейстер выглядел раздосадованным, что такая версия не пришла ему в голову самому.

— Я хотел бы п-просмотреть дневники Дмитрия Николаевича.

— Я распоряжусь, вас пропустят в квартиру Одинцова, выберите сами, что вам надо. Скверная картина получается — с нашей пересылки сбежал политический в компании со старовером. Он благополучно выбрался из города и добрался до Енисейска или до Ачинска — билеты до Енисейска могут быть простой обманкой. Теперь он, вероятно, еще и вооружен. А оттуда, из Ачинска, по Московско-Иркутскому тракту, он может гулять в любую сторону. Я уже распорядился послать две следственных бригады в помощь Ачинцам и Енисейцам.

— Владимир Иванович, я бы хотел п-поехать с Енисейской бригадой, и помочь чем смогу.

— Вы считаете Енисейское направление более перспективным, а заводилой побега старовера?

— Нет, просто у меня есть еще одно особое поручение к городскому голове Енисейска. Этим летом, если все будет хорошо, в Енисейск на научно-исследовательской парусно-моторной яхте "Омуль", из устья Енисея, пройдет известный норвежский исследователь Арктики Фритьоф Нансен. Мне поручено подготовить его встречу. А если не придет в намеченные сроки, надо будет организовать поисково-спасательную экспедицию. А так как пока особой спешки нет, я мог бы оказать п-помощь в розыске беглецов.

— Эраст Петрович, я буду рад такой помощи! — обер-полицмейстер заметно повеселел.

— А я, откровенно говоря, огорчен! Приехали только вчера, не погостили и собираетесь уезжать!

— П-погощу на обратной дороге.

— Зная вашу фантастическую везучесть, Эраст Петрович, я бы поставил ставку на Енисейск.

— Вот и отлично, а я со своей стороны выделю вам своего лучшего следователя, Алоизия Акимовича Хвата. Он в делах не тороплив, но въедлив, и полностью оправдывает свою фамилию — если уж схватит след, то не упустит. И еще, откомандирую с вами околоточного Храпова Василия Савельевича. Так уж получилось, что он участвовал в задержании обоих беглецов, так что знает их в лицо. Конечно, Храпов нужен и здесь, для опознания грабителя-тунгуса. Но ничего, кого наловим — посадим в острог, — посидят, подождут вашего возвращения.

— Когда отбывают бригады?

— Сегодня поздно вечером. Тогда надо поторопиться. Эраст Петрович, давайте я сам отвезу вас на квартиру Одинцова.

— Хорошо, вот только позвоню своему слуге, пусть соберет вещи.

 

 

3

 

 

Фандорин сидел в купе вагона и смотрел в окно, за которым ничего интересного не было, — лишь мелькание силуэтов верхушек деревьев да звездное небо. Напротив него сидел следователь. Алоизий Акимович не был похож на следователя. Он был похож на учителя физкультуры — небольшой, коренастый, степенный. Широкие скулы выдавали в нем бурято-монгольские корни. Скорей всего его предки носили фамилию – Хван; Хватами, на русский манер, они стали уже потом. Следователь был неразговорчив. Он неторопливо пил чай. Ему откровенно не нравилось навязанное высокое начальство. Алоизий Акимович допил свой чай и достал тугой кожаный портфель.

— Ага, сейчас достанет дела на беглецов и будет их изучать, — подумал Фандорин.

К удивлению Фандорина, Алоизий Акимович достал книгу по любительскому пчеловодству и углубился в чтение. Следователь — любитель пчеловод — надо же!

С Масой было бы ехать веселей, но, по нелепому российскому правилу, слугам и нижним чинам не полагалось ездить первым классом. Храпов и Маса ехали в плацкартном вагоне. В коридоре послышалась крики, возня и беготня. Алоизий Акимович, увлеченный чтением, на возню и крики внимания не обратил. Фандорин вышел в коридор вагона.

— Что случилось? — спросил он у проводника.

— Ловят зайца. Загнали стервеца – китайца — аж к паровозу, а он возьми и вылези на крышу. Только там его не видать, уже и фонарями светили, наверно сорвался бедняга.

Фандорин вернулся в купе и тоже решил почитать. Достал дневник последней экспедиции Одинцова и, увлекшись, читал его до самого Ачинска.

В Ачинске их уже встречали, и, пока меняли паровоз, следователи обеих бригад, включая Храпова, собрались в кабинете начальника вокзала — устроили с местной полицией маленькое совместное совещание. Фандорин в совещательные дела не вмешивался, больше слушал, всем своим видом давая понять, что он тут не главный, а только наблюдатель и советник.

После совещания Фандорин и следователь вернулись в купе и легли спать.

 

*****

 

В Енисейске на вокзале их уже ждали два экипажа. Алоизий Акимович уехал с местным полицмейстером. Фандорин и Маса поехали к городскому голове. По дороге Маса рассказал забавный случай, произошедший в Ачинске. Маса вышел на перрон, буквально на минуту, чтобы купить бубликов, а когда вернулся, то застал какого-то китайца, рывшегося в вещах Храпова. Маса схватил его и надавал тумаков, хотел сдать полицейскому на перроне, но потом пожалел, уж больно худющий был парнишка. Дал ему полпалки колбасы, бублик и отпустил.

Забавный случай не показался Фандорину забавным. Он рассказал все, что ему известно про охотника за жемчужинами. Сопоставив эти сведения с ночной беготней за безбилетником и рассказом Масы, Фандорин сделал предположение, что тунгусец, а вовсе не китаец, продолжает охоту за жемчужинами. Он, наверное, считает, что жемчужины у Храпова, и следит за ним.

— Вот что, Маса, как только устроимся, сходи на местный рынок и купи себе китайское платье. Сядешь на хвост Храпова, но так, чтобы тот не заметил, и постарайся засечь стервеца. Тебя он видел в лицо, постарайся замаскироваться — приклей усики или бороденку на китайский манер. Если увидишь — хватай и волоки в ближайший полицейский участок, только не спугни, — очень юркий парнишка.

— А есри он средит за вами?

— Не думаю, мы с Храповым почти не пересекались, но я буду п-посматривать по сторонам. Опиши мне его подробнее. Как он выглядит?

Енисейский городской голова, встретил Фандорина несколько подобострастно, еще бы, чиновник такого ранга — в Енисейске. Но когда узнал цель приезда — подготовка к встрече какого-то, пусть и знаменитого, полярника — стал весел и радушен. Фандорина поселили в лучшем номере лучшей, по меркам Енисейска, гостиницы. Даже к Масе отношение было не как к слуге, а, по меньшей мере, как к китайскому послу. Три дня ушло на выработку плана, рассылку депеш и циркуляров и разные светские мероприятия. Только после этого Фандорин смог вырваться в полицейскую управу к Алоизию Акимовичу.

Алоизий Акимович, совместно с местной полицией, доподлинно установил, что разыскиваемые лица, под видом купцов, прибыли в Енисейск. Нашли извозчика, который отвозил их с вокзала до здания пушного аукциона. Дальше следы их теряются. На пушном аукционе они не появлялись. Проверили все значимые гостиницы, потом и все прочие, включая ночлежки и странно-приемные дома — никаких результатов. Встретились со старейшинами староверческой общины, которая располагалась на окраине города в виде отдельной слободы. Здесь проживали в основном зажиточные купцы, лояльно относившиеся к власти. Впустую. Либо нагло лгут, либо беглецы там не появлялись. Начали проверку всех ссыльных поселенцев в Енисейске и окрестных деревнях.

Выслушав доклад Алоизия Акимовича, Эраст Петрович посоветовал обратить внимание на пристани и верфи за чертой города. Если предположить, что верховодит политический студент, то решение отсидеться где-то у политических, в принципе, верно. Но если у беглецов главный — старовер, то лучшего места для отсидки, чем староверческий скит где-то на Тунгуске, не придумаешь. Озадачив Хвата, Фандорин уехал на очередной светский прием.

На следующий день Эраста Петровича разбудил ранний визит Алоизия Акимовича. Что ни говори — Хват есть хват. Алоизий Акимович выяснил, что три дня тому назад украли парусный струг с причала купца Кытманова, что в пяти верстах от Енисейска. Нашли бакалейщика, который подтвердил, что оные купцы закупили у него большую партию продуктов и снаряжения для поездки, как они сказали, в Ангарск. Только Алоизий Акимович считает, что Ангарск — это, так сказать, для прикрытия, чтобы сбить со следа, на самом деле беглецы рванули по Енисею к Чулакану, то есть к Подкаменной Тунгуске. Алоизий Акимович телеграфировал приметы преступников в Ангарск, но он считает, что надо организовать преследование беглецов вниз по течению Енисея.

Легко сказать "организовать преследование" — прошло четверо суток, тут бы гидроаэроплан, да где ж его взять, — это вам не Америка. Поехали к городскому голове. Городской голова развел руками — купец Кытманов Афанасий Иванович, у которого вчера гуляли на приеме — богатейший человек в Енисейске, владелец дюжины пароходов, вряд ли озаботится поисками какого-то парусного струга, а без его помощи беглецов не догнать. Тут Фандорину пришла интересная мысль — включить Кытманова в делегацию по встрече Нансена, так сказать, от местных промышленников. Поехали к Кытманову. Кытманов, растроганный таким лестным предложением, что ему, купцу первой гильдии, наряду с дворянством, доверяют такую почетную миссию, легко согласился помочь в поимке беглецов, тем более украли его собственный струг. Более того, он предложил для скорейшей поимки преступников свой прогулочный пароход.

Вопрос: как будут двигаться беглецы? Если только ночами, то, двигаясь на полных парах, беглецов можно перехватить до Чулаканских порогов. Если же они будут идти и днем и ночью, то они, при удачном направлении ветров, достигнут порогов первыми. Решили: взять на буксир к пароходу два четырехвесельных парусных струга и идти к порогам максимальным ходом.

Подготовка к походу шла долго — вплоть до следующего вечера. Пока подошел пароход, пока загрузили на пароход уголь и продукты, пока нашли охотника-следопыта, знающего эвенкийский язык, пока разместили роту солдат — беглецы выиграли еще полтора суток. Зато потом пошли полным ходом. Роскошь парохода превзошла все ожидания Эраста Петровича — великолепные каюты, лепнина и позолота кают-компаний, бильярдная и зал синематографа. Фандорин вспомнил о Софье, ведь он едва успел с ней попрощаться, вот бы взять её сюда с собой.

По Енисею шли полным ходом, а вот по Чулакану тихонько, на ощупь. Впереди, за порогами, мелькнул парус, наверно, это и были беглецы. Всех захлестнул охотничий азарт, но капитан не дал себя сбить, остановил пароход. Впереди пороги. Хотите преследовать — пожалуйста! Пересаживайтесь в струги и вперед! Причалили к берегу, подогнали струги. Вдруг из-под брезента одного из стругов вынырнул мальчишка. Продираясь через прибрежные кусты, бросился в тайгу. Мальчишку изловили и привели к Эрасту Петровичу. Маса опознал в мальчишке ночного воришку. Храпов тоже подтвердил, что это тот самый кладбищенский грабитель.

Мальчишка эвенк упорно молчал, несмотря на все уговоры и тумаки. Тогда Фандорин высыпал жемчужины из кисета себе на ладонь и показал их аборигену. Реакция мальчишки превзошла все ожидания — он вынул изо рта ещё одну жемчужину, положил ее на ладонь Фандорина и стал что-то быстро лопотать. Все посмотрели на проводника-толмача:

— Что он говорит?

— Я плохо понимаю этот чулаканский диалект, но, по-моему, он спрашивает, где пятая капля крови какого-то огненного орла. И еще говорит, что без пятой возвращаться нельзя.

— Объясни ему, что пятая жемчужина сейчас движется по Чулакану вместе с беглым каторжником, а далее по староверской тропе, мимо их стойбища.

Последовала долгая тарабарщина между проводником и мальчишкой. Наконец проводник сказал:

— Мальчишка готов провести к стойбищу напрямик, через тайгу.

Посовещавшись, решили разделиться на три группы. Большой отряд во главе с Хватом и со следопытом пойдет на стругах. Фандорин, Маса, Храпов и еще пятеро солдат пойдут с мальчишкой. Еще шесть солдат останется на берегу для устройства засады — ведь могло так случиться, что пароход обогнал беглецов, а мелькнувший парус принадлежит каким-то охотникам. Пароход решили убрать в боковой приток Тунгуски, а для засады останется шлюпка с парохода.

 

 

4

 

 

И все-таки они не успели — черная жемчужина лежала в ладонях маленького идола возле жилища шамана, а беглецов и след простыл. Старик шаман обнимал мальчишку, улыбался и слушал, а мальчишка что-то быстро-быстро рассказывал, то и дело показывая на Фандорина. Эраст Петрович опустился на камень возле идола, снял сапог, потрогал кровавую мозоль. О трудностях недельного похода не хотелось и вспоминать. Днем — переходы по непролазной тайге, болота и гнус. Ночью — холод и комары. Да еще один из солдат сильно повредил ногу, и последние два дня его пришлось нести. Сейчас солдаты лежали вповалку прямо на земле. Один Маса как истинный самурай стойко переносил все тяготы перехода. Вот и сейчас он присел у костра и уже что-то жует.

Жилище шамана было полусрубом, полуземлянкой. Два бивня мамонта поддерживали конек крыши. С тыльной стороны жилища стоял частокол идолов, вырезанных из цельных стволов деревьев в полтора человеческих роста. По углам землянки стояли шесты с оленьими черепами. Две косматые собаки с седыми мордами, чем-то схожие по внешнему виду со стариком, виляли хвостами и обнюхивали вновь прибывших. Было видно, что людей они за врагов не считали, а то, что вначале лаяли, — так это от радости.

Начало смеркаться. Все понемногу начали приходить в себя. Солдаты из еловых веток и брезента соорудили навес, развели костерок и варили похлебку. Фандорин присел у костра шамана. Шаман курил трубку и молчал.

Эраст Петрович вынул жемчужины и протянул их старику. Шаман покачал головой, брать в руки жемчужины он отказался.

— Тогда зачем ты посылал за ними мальчишку?- спросил Фандорин.

— Дух огненного орла гневается. Дети в стойбищах болеть, олешки дохнуть, зверь уходить. Надо возвращать.

— Так забери.

— Нет, ты принес, ты и возвращать.

— Куда возвращать?

— Я показать.

— А когда?

— Завтра.

Больше ничего Фандорину узнать не удалось. Старик молчал, а потом и вовсе поднялся и ушел в свое жилище.

На следующее утро подошел отряд Хвата. После радостной встречи обсудили дела. Решили, что Алоизий Акимович со своим отрядом продолжит преследование. Охотник быстро отыскал след, и отряд ушел.

— Через три дня возвращаться. Там болото, они тропа не знать, не пройти, — это к Фандорину подошел шаман.

— А ты знаешь тропу?

— Никто не знать, одни староверы знать. Пошли со мной, пора.

Шли долго, без остановок, до самого обеда. Впереди шаман и две собаки, за ними, прихрамывая, Фандорин. Маса замыкал шествие. Вот он и поваленный лес. Деревья, будто скошенные гигантской косой, лежали строго параллельно. Старик свернул к ручью. Идти по ручью стало легче. Вышли к небольшому озерцу почти идеально круглой формы. В центре озера над поверхностью воды возвышался округлый камень. Шаман сел на землю, скрестил ноги и закурил трубку.

— Привар, — сказал Маса и уселся так же, как шаман.

Фандорин тоже опустился на землю и снял сапог — мозоль прорвалась. Шаман взял свой бубен и начал ритмично стучать. Маса вскочил. Фандорин проследил за взглядом Масы и тоже поднялся. Цвет камня стал меняться с серого на черный. Фандорин вынул бинокль из чехла и навел его на камень. Прямо из воды на камень снизу вверх выкатывались шарики — такие же жемчужины, как и в кармане Фандорина. Камень из серого стал абсолютно черным — шарики покрыли его целиком. Вдруг в такт ударам шамана на поверхности камня стали вспыхивать цветные полосы. Шаман увеличил темп — полосы в ответ стали скручиваться и пересекаться. Фандорин и Маса стояли, как завороженные, не в силах отвести взгляды от камня. Пляска полос буквально гипнотизировала. Шаман перестал стучать, полосы тут же исчезли, и на поверхности камня стало что-то проявляться. Наконец краски сгустились. Это было стилизованное изображение лица человека, чем-то похожее на лицо шамана. Лицо смотрело на людей, глаза время от времени моргали. Фандорин полез в карман, достал жемчужины. Они пульсировали разными цветами и вздрагивали. Эраст Петрович разжал пальцы, жемчужины полетели в воду. Лицо улыбнулось и медленно растаяло. Камень стал совершенно черным, снизу появилась серая полоса, которая начала расширяться — это шарики стали осыпаться в воду.

— Хозяин, там было рицо! — Маса показывал рукой на камень, взгляд его был испуган.

— Ты тоже это видел?

— Хозяин, мне казалось, что я ничего не боюсь, даже смерти. А сегодня мне было страшно, до жути страшно. Значит, духи существуют, а? — Маса перешел на японский.

— Не знаю. Но думаю, уж точно, что это не человеческих рук дело. Знаешь, Маса, давай не будем никому рассказывать о том, что мы сегодня видели.

 

 

Игра вторая

 

— Неплохо, Гарик, неплохо. Но до Акунина ты, конечно, не дотянул — красок маловато. С фантастикой у тебя нормально, а вот детективная линия слабовата — уж как-то все прямолинейно. Особо отмечу  оригинальность сюжета. Молодец, ловко скомпилировал нарезку акунинских эпизодов из разных книг о Фандорине. Только вот постельная сцена не характерна джентльменскому образу Фандорина.

— Э, да ты сам говорил, — желателен секс. А насчет Фандорина — я и так урезал адюльтер до минимума, — огрызнулся Гарик.

— Особых ляпов я не заметил, правда, в одном месте у тебя Фандорин раскуривает папиросу, а тушит уже сигарету. И еще, желание Фандорина иметь в своем распоряжении "гидроаэроплан" считаю исторически преждевременным.

— Я проверял, гидроаэроплан запатентован в Америке в 1908 году, и Фандорин, как образованный человек, мог об этом знать, а ляп с папиросой я исправлю.

— Ну что, теперь твоя очередь, Макс!

— А чё я? Ты выиграл, ты и пиши!

— Испугался, потому и проиграл! — констатировал Лекс.

— Испугался-испугался, — поддакнул Гарик.

— Ах, и ты против меня? ну держись, Гарик.

— Я такого вам награфоманю, а за основу возьму твой же сюжет, — пригрозил Макс.

— Ты посмотри, какой народ пошел! Ну нет у них ничего святого! Но, Макс, переплюнуть нас с Акуниным тебе будет нелегко. И что это будет? Второе путешествие Фандорина к метеориту? Учти, Макс, сиквелы редко бывают удачными.

— Пожуем, увидим!

 

 

 

 

Тунгусский метеорит. Год 1945

 

 

Момент истины не наступит, пока

 истина не окажется где-то рядом.

 

1

 

 

— Андрюха, молодчина — вырвался из цепких лап медицины! Приехал! Как же я рад тебя видеть! — майор среднего роста, худощавый, с выцветшими белесоватыми бровями на загорелом лице, обнял вновь прибывшего.

— Павел Васильевич, я тоже рад, что мы снова вместе, — молодой светлоголовый лет двадцати старший лейтенант с румяным лицом пытался сдержать объятья начальника, оберегая еще не долеченную раненую левую руку.

— Я слабо надеялся вытребовать тебя у начальства. Но молодец полковник Поляков. Где он тебя нашел?

— В госпитале, под Львовом. Павел Васильевич, поздравляю с орденом Красной Звезды. А почему Красноярск? Война кончилась — что тут нам в тылу делать?

— За поздравление спасибо. Только вот для нас война так быстро не кончается. Я думаю, месяца через два-три будет война с Японией. Вот для этого мы и здесь!

— Не вижу связи — Япония вон она где, причем тут Красноярск?

— Здесь, под Красноярском, активно действуют японские диверсионные группы и отряды смертников. Местные органы НКВД не имеют достаточного опыта борьбы с диверсантами. Вот нам и придется им помочь. Хочешь чай?

Алехин потащил Андрея Блинова под руку в соседнюю комнату. За столом сидела молоденькая девушка в военной форме и бойко печатала на машинке. Нет, скорее еще девочка — лет семнадцать, восемнадцать — прелестное создание.

— Это Наташа, наша стенографистка, а это Андрей Блинов. Ладно, пошли, пошли — потом познакомишься. Наташенька, сделай нам чайку, — Алехин увлек Блинова в следующую комнату.

Не успел Алехин усадить Андрея, как в комнату ворвалась молодая женщина, в простеньком ситцевом платьице, линялой красной кофточке и в платочке. Она была недурна собой, и под старенькой одеждой угадывались упругие формы.

— Павел Васильевич, я узнала его… — женщина осеклась, увидев постороннего.

— Марина, познакомься — это наш сотрудник Андрей Блинов, а это Марина — архивистка из управления — помогает нам в розыске. Садись, Марина, сейчас будет чай. Рассказывай.

— Я видела его. Это точно Храпов! Мой бывший сосед! Значит, так: утром я оделась похуже, пристроилась к старушкам богомолкам у Покровского кладбища и пошла, вместе с ними, через кладбище в церковь к заутрене. Возле сторожки стоял Храпов и разговаривал с каким-то китайцем. Он сильно постарел, но я его узнала — это точно он!

— А он тебя не заметил?

— Нет, не думаю. Он стоял ко мне вполоборота. Только после заутрени его уже не было, ушел куда-то.

— Марина, а ты китайца опознаешь, если снова увидишь?

— Этого китайца я точно опознаю, у меня мурашки пробегают по телу, когда я вспоминаю его взгляд — прищурился, как будто целится в тебя.

— Андрей, а где твои вещи?

— В машине с Хижняком.

— Тащи их сюда, сегодня переночуешь здесь, на топчане. А завтра мы тебе подберем комнату.

— А зачем подбирать? Мне соседка, подружка, когда уходила на фронт, оставила ключ от своей квартиры. Я ее цветы перетащила к себе, а комнату закрыла. Проветрить, помыть полы, вытереть пыль — ведь полгода не открывалась — и будет прекрасное жилье. У нее даже ванная есть, правда, вода только холодная. Но ничего, на кухне можно воду подогреть, — есть плитка электрическая. Так я побежала, все приготовлю, а вы приходите так часика через два — улица Дзержинского 17, квартира 5, на втором этаже. Ага?

Марина решительно поднялась и, не прощаясь, выскочила из комнаты.

Андрей обалдело посмотрел на Алехина.

— Вот такая тебе фортуна сегодня, Андрей, — сказал Алехин, разводя руки.

— А что это за Храпов?

— Диверсанты вконец обнаглели. Ни в грош не ставят контрразведку — дважды выходили в эфир в черте города. Оба раза в районе Покровского кладбища. Решили присмотреться к кладбищу получше. Устроили Таманцева на кладбище разнорабочим — могилы копать. Он-то и взял на заметку попа церкви Святой Троицы, отца Иннокентия, и сторожа кладбища Храповского, дядю Васю. Поп проходит по нашей картотеке. Отсидел десять лет, как пособник белогвардейцев. А на Дядю Васю вообще нет информации — кто он, откуда — неизвестно. Подняли старое дело на попа. Подельником у него проходил некто Храпов Василий, бывший околоточный надзиратель, тоже получил десять лет. В городском архиве нашли адрес, где он проживал после отсидки с тридцать шестого по тридцать седьмой год, а в тридцать седьмом он завербовался на рыбозавод и уехал на Дальний Восток. Дальше следы его теряются. Стали опрашивать его бывших соседей. Нашли Марину, ей в тридцать шестом было 17 лет. Марина, вроде бы, признала по фотографии бывшего соседа Храпова. Но была не уверена. Вот мы и попросили ее аккуратно и незаметно взглянуть на сторожа. Теперь мы точно знаем, что Храповский — это Храпов. Наверно, дописал в паспорте буквы, надеялся затеряться. Надо будет понаблюдать за ним. И что это за нищий китаец, и что ему надо на русском кладбище?

— А тексты радиоперехвата?

— Текстов пока нет — местные дешифровальщики бьются который день. Отправил радиоперехват в Москву. Но когда будет ответ — не знаю. Сам понимаешь — Москве сейчас не до нас!

В комнату без стука вошел хмурый небритый мужик в грязной рабочей спецовке и с замызганной кепкой в руках:

— Андрюха, ты?

— Таманцев, тебя не узнать, ой! — на этот раз раненую руку спасти от объятий не удалось.

— Прости, Андрей!

— А ты что так рано, покойники кончились? — пошутил Алехин.

— Как раз наоборот, покойников теперь хоть отбавляй — поп и сторож убиты.

— Как, когда, чем убиты?

— Сторож — утром, у себя в сторожке, а поп — в ризнице, не далее как час-полтора назад. Точнее судмедэксперт скажет. А убиты — вот этим!

Таманцев достал из кепки промасленную бумажку и вытряхнул на стол металлическую звездочку.

— Осторожно, она, по всей видимости, отравлена! Это сурикен — боевое метательное оружие. Используется китайскими бандитами — хунхузами, японскими ниндзя и диверсантами. На шее сторожа небольшая вспухшая царапина. А эта звездочка торчала в затылке попа. А что, Марина опознала Храпова? Видел ее утром на кладбище среди богомольных старушек.

— Опознала. Только, сдается мне, Храпов ее тоже опознал и рассказал об этом кому-то из своих, а те решили сразу рубить концы.

— Или я где-нибудь прокололся, — Таманцев горестно потер щетину на щеке. — Обратите внимание на бумажку — я нашел ее в сторожке — такой бумагой обычно обертываются толовые шашки.

— Больше ничего не нашел?

— Вот еще у сторожа ладанка была на шее, а в ней какие-то бусины, — Таманцев достал из кармана ладанку и бросил ее на стол.

— Павел Васильевич, позвони коменданту — пусть пришлет роту саперов. Надо до темноты прочесать кладбище на предмет поиска рации или взрывчатки. А я ещё раз посмотрю сторожку, и церковь надо проверить.

— Возьми Хижняка. Только вещи Блинова оставьте и дуйте на кладбище. С комендантом я договорюсь.

— Может, мне с ними? — Андрей вскочил со стула.

— Нет, сиди тут. Тебя мы пока светить не будем.

Таманцев схватил кепку и выскочил из комнаты, вслед за ним вышел звонить и Алехин. Андрей взял ладанку и высыпал ее содержимое на ладонь — три черных шарика. Стал их разглядывать. За этим занятием и застал его Алехин.

— Что скажешь? Что это такое?

— Похоже на черный жемчуг, а впрочем, я не знаю.

— Вот завтра и постарайся выяснить, что это такое. Сходи в ломбард и скупку.

Андрей убрал жемчужины в ладанку и сунул ее в карман.

— Видишь, как все скверно обернулось, — держали в руках верную ниточку к диверсантам, а ниточку враз и оборвали. Думаю, рации на кладбище уже нет. Опять начинать все сначала. Неделю назад при облаве на блошином рынке патрульный застрелил одного китайца, как потом оказалось — японца, установили по характерным татуировкам. Тот попытался скрыться, а этот "ворошиловский стрелок" стрельнул-то один раз — и наповал! При осмотре японца была найдена самодельная карта Красноярского края. Вот смотри, — Алехин развернул на столе армейскую карту и достал лист миллиметровки.

— Вот этот кружок — мост через Енисей. На мосту усиленная охрана. Но никаких диверсантов вблизи моста не замечено. Вот этот кружок с крестиком — шлюзы Обь-Енисейского канала — взорваны еще весной. Вот это — мелкие деревянные мосты — сожженные или подорванные диверсантами. Вот эти кружки — нетронутые мосты — охрану усилили, расставили засады. А что означает этот двойной кружок в районе Подкаменной Тунгуски — ума не приложу. И вот ещё, смотри — внутри кружков то ли две буквы — "ж" и "ч", то ли два иероглифа. В этом месте сплошная тайга. Населенных пунктов нет. Приисков или рудников тоже нет. Объектов для диверсий — ну никаких!

— Это место п-падения Тунгусского метеорита, — Андрей после контузии слегка заикался, особенно в минуты волнения.

— Какого метеорита?

— В 1908 году в районе Подкаменной Тунгуски упал метеорит. Его п-пока так и не нашли. Я читал ещё в "Пионерке", в школе. А может, уже и нашли, нужно сходить в местный краеведческий музей.

— Зачем диверсантам метеорит? А в музей завтра все-таки сходи. Надо ведь с чего-то начинать. Давай, бери этот двойной кружок на себя. И про иероглифы постарайся выяснить. А сейчас иди, устраивайся. Адрес запомнил?

 

 

2

 

 

Андрей аккуратно вынул руку из-под головы Марины и, прикрыв ее обнаженную грудь одеялом, сел вполоборота на край кровати. Пошарив рукой по тумбочке, нашел выключатель ночника и включил его, Марина передвинулась ближе и положила свою голову на колени Андрею. Она улыбалась, но ресницы и щеки были мокрыми от слез.

— Что случилось? Почему ты плакала?

— Ты, наверно, думаешь — вот баба-дура, увидела молодого красивого мужика и в первую же ночь запрыгнула к нему в постель!

— Нет, Мариночка, ты мне сразу понравилась!

— Думаешь-думаешь! Я знаю! Ну и пусть! Мне уже давно не было так хорошо.

Андрей стал нежно гладить волосы Марины.

— Я рано выскочила замуж, в семнадцать лет. А мужу моему было сорок. Красавец мужчина, чекист. Каждый день дарил мне цветы, катал меня на машине, водил в театр. Только счастье мое было недолгим. Муж мой в скорости умер — острая почечная недостаточность. А недавно у меня умер папа. А, к чему это я все рассказываю! Мне бы радоваться, что ты мне встретился. А мне, дуре, вспоминается все самое грустное. Прости, прости, не буду плакать. Просто бабские сопли с сахаром. Поцелуй меня.

Андрей стал целовать мокрое лицо Марины, шею, грудь ....

 

 

*****

 

 

— Познакомьтесь, Алехин Павел Васильевич — мой начальник, а это Кринов Евгений Леонидович — пишет книгу о Тунгусском метеорите и лично участвовал в экспедиции к месту его падения.

Алехин смерил долгим взглядом Блинова, давая понять, что его отрывают от дела по пустякам. Однако поздоровался с Криновым и предложил сесть.

— Павел Васильевич, покажите самодельную карту Евгению Леонидовичу.

Глаза Алехина стали злыми, но, поколебавшись, он достал и развернул карту.

— Евгений Леонидович, что вы скажете по п-поводу этой карты?

— Да, это моя карта. Одна из тех, что вы у меня забрали.

— Кто это, "вы"? — тихо спросил Алехин.

— НКВД!

— Евгений Леонидович, я здесь человек новый и не в курсе многих дел. Расскажите, пожалуйста, подробно: кто забирал, когда забирал. Лицо у Алехина сделалось добрым, даже несколько смущенным.

— Прошлой зимой. Ночью двадцатого декабря ко мне пришли с обыском. Женщина и мужчина в милицейской форме. И с наганами в кобуре. Женщина представилась следователем Мухиной. Она предъявила мне удостоверение и ордер на обыск. Я спросил, в чем меня обвиняют. А она мне — в саботаже и вредительстве — сколько лет ищете метеорит и до сих пор ничего не нашли, а стране нужно железо. Я стал ей объяснять, что Тунгусский метеорит был не железный, а каменный, что он взорвался и сгорел в воздухе. Стал показывать ей дневники, карты и образцы. Тогда она сказала, что, мол, разберемся. Взяла с меня подписку о неразглашении. Собрала все карты, дневники и образцы в коробку. Перед уходом сказала, что позвонит и скажет, когда мне надо явиться в НКВД.

— А как выглядели следователь Мухина и милиционер.

— Среднего роста, рыжие волосы, очки, родинка на щеке и ярко накрашенные синие губы. А милиционер — такой молодой, большие скулы, раскосые глаза — бурят, наверное.

— И что, Мухина звонила?

— Звонила, в конце января. Сказала, что я полностью оправдан, а документы мне вернут по окончании всего следствия.

— А сами вы не пытались с ней связаться?

— Нет, знаете ли, не хочется торопить следователей НКВД.

— Евгений Леонидович, расскажите еще про эти ш-шарики, — Блинов высыпал жемчужины на стол.

— Это одни из моих образцов — спекшиеся микроскопические аморфные алмазы с большой примесью графита. Считается, что они образовались во время взрыва метеорита и могут содержать метеоритное вещество. Леонид Алексеевич называл эти шарики — "мертвый Тунгусский жемчуг".

— А кто это — Леонид Алексеевич?

— Кулик Леонид Алексеевич — выдающийся ученый. Он организовал шесть экспедиций на Чулакан к Тунгусскому метеориту. Я горд, что работал с ним!

— А где сейчас Леонид Алексеевич?

— Не знаю, в Москве, в Академии наук, наверное.

— А это ваши пометки — кружочки, крестики?

— Н-нет! Видите, карта выполнена тушью, а пометки — чернилами, причем плохими — чернила расплываются. Может быть, Мухина что-то отмечала.

— А почему "м-мертвые жемчужины"?

— В 1941 году Леонид Алексеевич готовил седьмую экспедицию, вот сюда — "жч", к жилищу Чапогира, как раз за "живыми жемчужинами". Леонид Алексеевич рассказывал, что этот шаман, Чапогир, показывал ему жемчужины с удивительными свойствами — они меняли прозрачность и цвет под действием света и много еще чего, включая мистические свойства. Впрочем, его рассказ вы можете подробно прочесть в моем дневнике за 1939 год. Только шаман забирать тогда жемчужины не разрешил, мол, дух шибко гневаться будет. Я встречал этого Чапогира. Он заходил к нам на стоянку. Удивительный старик, видел падение метеорита, и лет ему, наверно, за сто, а он крепкий, как мореный дуб. Мы его все выспрашивали, почему он так долго живет. А он говорит, — надо, мол, искупаться в озере "Духа Огненного Орла" и выпить озерной воды. Шутил, наверное. Какой там искупаться — там накомарник не снимешь, гнус стоит стеной, и вода — четыре градуса по Цельсию, да еще с привкусом сероводорода.

Вопросы иссякли — все замолчали.

— Павел Васильевич, так я могу получить дневники? Видите ли, я пишу книгу по метеоритной проблематике, и мне они очень бы пригодились.

— Извините, Евгений Леонидович, пока — нет. Они нам нужны по другому делу. Спасибо вам за помощь. Андрей, проводи товарища Кринова к машине, пусть его доставят, куда он скажет.

Блинов и Кринов вышли. Алехин стал делать пометки в блокноте. Вернулся Блинов и с довольной улыбкой уселся напротив начальника.

— Молодец, Андрей, столько вопросов сразу закрыл.

 

 

*****

 

 

В комнате собралась почти вся поисково-следственная группа — отсутствовал только Хижняк.

— Давайте посмотрим, что нам известно. В крае действует японская диверсионная группа, — начал Алехин.

— Не факт. Это могут быть и китайские бандиты, нанятые японцами, — встрял Таманцев.

— Возможно. Далее. В городе у них есть сообщники. Во-первых, неустановленная женщина, ловко добывшая карты у Кринова, одну из которых нашли у застреленного японца. Понятное дело, следователя Мухиной нет и никогда не было — проверили. Документы — подделка. Словесный портрет ничего не дает. Очки, родинка, рыжий парик — маскировка. Во-вторых, покойный сторож Храпов, у которого нашли жемчужины Кринова. В-третьих, поп Иннокентий, которого убили сурикеном.

— Поп мог быть не при делах, он мог просто дать "крышу" своему бывшему подельнику, — высказал свое мнение Таманцев.

— Согласен. Дальше. Вещественные доказательства: использованные батареи от рации, найденные в мусоре за сторожкой, оберточная бумага от динамитных шашек. Отпечатки пальцев принадлежат Храпову и еще одному неустановленному лицу — однозначно — женщине.

— Теперь свидетели. Марина, которая видела какого-то китайца незадолго до убийства сторожа. И Евгений Леонидович, видевший женщину "следователя" и мнимого милиционера.

— Насчет мнимости милиционера, я бы не торопился, ведь где-то они достали форму, — вставил Таманцев.

— Согласен. Вывод: свидетелей надо оберегать! Это почти единственное, что у нас есть.

— Марину перевести в другой город, а Кринова закрыть в КПЗ.

— Таманцев, д-думай, что говоришь — закрыть в КПЗ! За что? — возмутился Андрей.

— Почему не сообщил об изъятии карт?

— Кому? Ведь он думает, что дал расписку о н-неразглашении самой НКВД!

— А что ты предлагаешь, использовать их в качестве живца?

— Подождите, подождите, потом решим. Дальше. Сторож работал на Дальнем Востоке. Его могли завербовать японцы. Это пока всё.

— Давайте лучше обсудим то, чего у нас нет. А нет у нас текстов радиоперехвата!

— Тексты будут. Надо подождать.

— Да поймите же, без текстов мы будем тыкаться, как слепые котята, и дожидаться следующего выхода в эфир, за который нас же и взгреют. Что вы предлагаете? Сидеть сложа руки? — Таманцев в сердцах бросил кепку на стол.

— Нет. Во-первых, "Cherchez la femme" — "Ищите женщину". Надо искать женщин в окружении попа и сторожа — дети, тетки, племянницы. Во-вторых, установить случаи пропажи милицейской формы или пропажи милиционеров. А в-третьих, просматривая сводки происшествий, я обратил внимание на обстоятельство одного побега. Сбежали два заключенных, и у обоих в месте рождения упоминается река Чулакан — Подкаменная тунгуска.

— Бросьте, шеф. Опять этот Тунгусский след. Не думаете же вы, что наши диверсанты — китайские ловцы жемчуга! — с усмешкой сказал Таманцев.

— А может, это с-самураи, и они хотят выведать секрет долголетия у ш-шамана для своего любимого императора?

— Молодец, Андрюха! — развеселился Таманцев.

— Еще версии есть? — сурово спросил Алехин.

Смех Таманцева и Блинова оборвался.

— Вот и будем отрабатывать все версии, и эти — тоже. Когда обезвредим диверсантов — тогда и наступит момент истины. Андрей, займешься поиском женщины. Марина поможет тебе с архивами. Заодно прикроешь ее. Таманцев, на тебе информация по беглецам — поедешь в колонию. Кринова прикроем наружкой из местных. А я займусь происшествиями на железных дорогах, в ближайших городах и милицейской формой.

— А может, потрясти старушек-богомолок, может, кто что видел?

— Старушек и убогих потрясут местные кадры, это у них лучше получается, а ты займись беглецами.

— Павел Васильевич, насчет императора — это я пошутил.

— За отработку этой версии я спрошу с тебя лично!

Таманцев хрюкнул, но подавил смех, — про ловцов жемчуга напоминать не стал.

 

 

*****

 

 

Раннее утро. Рабочая комната. Алехин, Таманцев и Блинов за столом. Хижняк, после ночного рейса, отсыпается на топчане. Лицо Таманцева хмурое и небритое. Ночь трясся в полуторке вместе с Хижняком. Блинов тоже выглядит не выспавшимся, наверно, полночи с Мариной занимался архивными документами. Алехин бодр и свеж — успел отоспаться в поезде Ачинск — Красноярск.

— Начинай, Андрей.

— Значит, так! Поп — отец Иннокентий, в миру — Смирнов Юрий Аристархович, родился в 1884 году в городе Красноярске. В 1912 году стал настоятелем церкви Святой Троицы на Покровском кладбище. Был женат, бездетный. В 1920 году осужден на десять лет за укрывательство белого офицера и бывшего следователя царской охранки. По сути — все п-правильно, а по существу — прятал он племянника своей жены Алоизия Акимовича Хвата. После отсидки, в 1930 примкнул к живоцерковникам и снова служил попом в этой же церкви, — больше никакой информации на него нет.

— Храпов Василий Степанович, 1887 года рождения. Уроженец города Ачинска. С 1897 года проживал с родителями в городе Енисейске. Был мобилизован в армию в 1905 году. Участвовал в боевых действиях в Русско-Японской войне, был награжден медалью за поимку японского шпиона в Манчжурии. В 1910 был комиссован, из-за ранения в боях с хунхузами в п-приморье. И в звании унтер-офицера с Георгиевским крестом вернулся в Красноярск. В 1911 был принят в полицию. В 1913 был награжден именной шашкой за спасение действительного статского советника Фандорина на Чулаканских порогах. Что делал действительный статский советник на Подкаменной Тунгуске неизвестно. Есть косвенные данные, что Фандорин работал по линии контрразведки. Бывал в Японии, а в качестве денщика держал японского самурая. В 1920 году, оставшись не у дел, Храпов устроился сторожем на Покровском кладбище. Осужден в том же году, как пособник в укрывательстве белого офицера вместе с попом. Десять лет лагерей и пять — запрет на проживание в крупных городах. Сведений о семейном положении или о ближайших родственниках в деле нет — вырваны страницы, а некоторые записи вымараны. Кто-то специально постарался. Возможно, следователи пытались спрятать свои огрехи в работе. В Красноярск вернулся в 1935, а в 1937 уехал на Дальний Восток. У меня все.

— Таманцев, теперь ты.

— Три недели назад, тридцатого июня, из колонии номер пять совершили побег два зека, в один день, но в разных местах и из разных отрядов. Первый — Лебедев Лев Сократович. Уроженец полубаптистской, полукоммунистической общины, расположенной где-то в дебрях тайги у истоков Подкаменной Тунгуски. Лев Сократович был задержан в городе Енисейске в 1941 году без документов при попытке продажи соболиных шкурок. Осужден на десять лет. Вообще-то, до войны староверы ежегодно привозили пушнину в Енисейск, а на то, что у них не было документов, закрывали глаза. Так вот, этот "коммунар" совершил дерзкий побег — во время конвоирования к месту работ, спрыгнул с моста на проходящий под мостом плот и был таков. Конвоир стрелял, но, видно, промахнулся. Облава и розыск результатов не дали — ни тела, ни беглеца. Предполагаю, будет двигаться тайгой в Енисейск, а это триста пятьдесят километров. Его еще можно перехватить. В Енисейске есть староверческая община. Если он туда доберется, то оттуда его не выдадут.

Таманцев достал папиросу, закурил и продолжил:

— Второй — Оёгир — эвенк. Совсем еще парнишка. Был задержан в 1942 году милиционером, сопровождавшим груз на факторию реки Чуня, приток Чулакана. Оёгир хотел обменять большой золотой самородок на винтовку и патроны, но, на свою беду, выложил самородок при милиционере. Где взял самородок сказать отказался. Милиционер и доставил его на самоходной барже в Енисейск. Осужден. Десять лет. Обстоятельства побега остались невыясненными — он просто исчез с лесозаготовок. Собаки след не взяли, терли морды лапами и скулили. Похоже, след посыпали каким-то пахучим и едким порошком. Егерь соседнего лесничества видел в сумерках группу людей из пяти человек, перебегающих лесную опушку. Если связать эти два события, то получается, что у Оёгира были сообщники, или его выкрали, а это невозможно. Не в смысле, что нельзя выкрасть, а в смысле, что нельзя отыскать человека в лагерях без помощи аппарата НКВД.

Вошла Наташа, внесла стаканы с чаем.

— Спасибо, Наташенька. Таманцев, у тебя все? Тогда — я: — Первого октября прошлого года в городе Ачинске была совершена кража в квартире постового милиционера А. И. Бондарева. Были украдены ценные вещи и милицейская форма. Тринадцатого октября с поличным был пойман вор-домушник Седов Н.Ф., по кличке Седой. На следствии Седой дал признательные показания по семи эпизодам, в том числе и по краже у милиционера. При обыске на квартире Седова форму и многие другие украденные вещи не нашли. Седов утверждал, что сбыл наворованное на барахолке. Осужден на пять лет. Этапирован в город Енисейск. Там за ним еще числятся дела. Сдается мне, что дело о пропаже формы Седову навесили паровозом Ачинские следаки. Мол, сознайся, — кражей больше, кражей меньше, а мы тебе поблажки. Не исключаю версию, что Седой выкрал форму под заказ.

Алехин отхлебнул чай и продолжил:

— Далее. Девятого декабря в городе Ачинске случился несчастный случай — сгорела в собственном доме следователь НКВД Мухина Ольга Андреевна. Тело Мухиной опознали по кольцу. Следов насильственной смерти нет. На пепелище нашли ее личное оружие. Конечно же, на пожаре сгорели ее форма и удостоверение. Дело закрыто.

— Теперь — по железной дороге. Третьего июля на перегоне Ачинск- Енисейск случилось ЧП — пропал часовой последнего вагона пустого товарняка, следовавшего в Енисейск. Четвертого июля мертвого часового обнаружил путевой обходчик. Причина смерти — перелом шеи. Ничего из личных вещей не пропало, включая винтовку. Констатировали несчастный случай — заснул и свалился с поезда. И вот еще, по железнодорожным сводкам — вчера на мелкой станции в десяти километрах от Енисейска снят с поезда мешочник-китаец без документов, оказал ожесточенное сопротивление. По приметам китаец схож с описанием, данным Мариной.

— По рации. Выходов в эфир не было. И специально для тебя, Таманцев, — текстов радиоперехватов всё ещё нет — так что не мотай мне нервы. У меня все! Прошу высказывать соображения. Андрей?

Блинов задумался и, помяв пальцами мочку уха, начал:

— Дальнейшую разработку отца Иннокентия, думаю, можно п-прекратить. Разработку сторожа разделить на две составляющих: поиск родственников по месту рождения и проживания до 1905 года — Ачинск, Енисейск. И Храпов — Храповский с 1937 по 1945 — этим надо озаботить дальневосточных товарищей. Далее, опознание китайца Мариной и Мухиной Криновым. По милицейской форме — допросить домушника Седого. ЧП на железной дороге к нашему делу не вяжется, разве что по времени побега зеков. Если п-предположить, что один или оба сбежавших на товарняках добрались до Ачинска, а потом и до Енисейска, при этом столкнули с поезда часового, то это дело железнодорожной милиции, пусть они этим и занимаются.

— Таманцев?

— По очередности действий, я с Андреем в целом согласен, а по важности задач — нет. Главная задача теперь — выявить крота в НКВД, возможно, он же и японский резидент. Крот засел, скорей всего, в Ачинске, но может быть и в Красноярске. Резидент не может долго обходиться без связи, значит, надо быть готовым к его выходу в эфир в этих городах. Теперь, по беглецам. Побег двух зеков в один день и в разных местах считаю чистым совпадением, это раз. Старовер и эвенк хороши в тайге, но не в путешествиях по железной дороге. Если все же предположить, что диверсанты все же рвутся в точку "жч", хотя я не понимаю зачем, а эвенка выкрали — им нужен проводник, то надо прошерстить весь водный транспорт Енисейска и его окрестностей, включая рыбацкие артели и частный сектор, это два.

— Умница, Таманцев, — уловил самую суть. Тогда ставлю задачу по Енисейску: Андрей и Марина опознают китайца. Если это тот, кого видела Марина со сторожем, то китайцем займется Таманцев, а все другие дела на Андрее. Если нет, то Андрей займется домушником и родственными связями сторожа. Таманцев же пройдется по водному транспорту. Я остаюсь в Красноярске. Выясняю кто интересовался местом заключения Oёгира или старовера. И кто такую информацию имеет в свободном доступе. Потом, сбор отпечатков пальцев для всех женщин из выборки, а для мужчин — составление списка жен и любовниц, и опять сбор отпечатков. Если результатов не будет, то всё тоже  по Ачинску. В Енисейск выезжаете сегодня вечером.

 

 

3

 

 

Таманцев сидел в купе вагона и смотрел в окно, за которым ничего интересного не было, лишь мелькание силуэтов верхушек деревьев да звездное небо. Напротив него сидели и болтали, так, ни о чем, Марина и Андрей. Таманцев взял в руки книгу, забытую кем-то из предыдущих пассажиров. Любительское пчеловодство и бортничество — надо же, сколько много можно написать о пчелах. В коридоре послышалась крики, возня и беготня. Таманцев вышел в коридор вагона.

— Что случилось? — спросил он у проводника.

— Ловят зайца. Загнали стервеца – китайца — аж к паровозу, а он возьми и вылези на крышу. Только там его не видать. Уже и фонарями светили, наверно, сорвался бедняга.

Таманцев вернулся в купе, решил вздремнуть и проспал аж до самого Ачинска. В Ачинске Блинов и Таманцев сходили в транспортную милицию — посмотреть последние сводки. Возвращались в хорошем настроении, по дороге успели выпить по кружке пива. В проходе своего вагона они увидели Марину, сидящую на полу и проводника, склонившегося над ней.

— Марина, что случилось?

Марина поднялась и, прихрамывая, направилась к ним.

— Я застала в купе воришку. Я вышла-то всего на минуту, хотела купить бубликов. Вернулась в купе, а в вещах роется китаец. Это был тот самый китаец! Я закричала и бросилась к проводнику. Китаец что-то бросил в меня, но я споткнулась, упала и пребольно ударила коленку. Вот же китайская скотина — порвала чулок!

Таманцев заглянул в купе, вещи были беспорядочно разбросаны. Автоматически отметил, что книга по пчеловодству грабителя не заинтересовала. Вышел в коридор и, переступая раскатившиеся бублики, прошел в конец вагона — над бачком с кипятком торчала металлическая звездочка.

Поезд тронулся. Таманцев достал носовой платок, аккуратно вынул звездочку и вернулся к купе. Вызвал Блинова в коридор и показал звездочку.

— Кажется, Алехин ошибся, диверсанты все еще в Ачинске. Интересно, что они надеялись найти у нас в вещах?

— А я думаю, что они все еще в Красноярске. П-помнишь ночную беготню за зайцем. За Мариной следили. На неё идет охота! Если бы она не п-пошла за бубликами, то была бы уже мертва.

— Если этот шустрый китаец не сорвался, то, возможно, он и сейчас в поезде.

— Остановим поезд, устроим обыск?

— Нет, если он на крыше, то в темноте мы его не поймаем. Уйдет. Если он едет, пусть едет — Марину не отпускай ни на шаг. Отработаем Седого и Храпова, а там посмотрим.

 

 

*****

 

 

В Енисейске на вокзале их уже ждали два автомобиля. Андрей и Марина поехали в городской архив. Таманцев, по телефону доложив Алехину о происшествии, потом поехал в местную тюрьму. Встретились вновь поздно вечером в гостинице. Отправили Марину отдыхать, а сами сели подвести итоги дня. Андрею вообще похвастать было нечем. Несмотря на помощь Марины, специалиста по архивам, ничего не нашли. Еще Андрей рассказал о стычке с местным начальством — не умеют, а главное — не хотят работать. Таманцев тоже был уставший и мрачный. Седой сознался, что милицейской формы в глаза не видел. Это дело его заставили взять на себя, да и как не взять, если грозили, в случае отказа, повесить на него убийство. С водным транспортом тоже почти ноль. Две недели назад пропала рыбацкая плоскодонная лодка, да на рейде ночью взорвался и затонул парусно-моторный шлюп. Свидетели видели взрыв и плывущие горящие обломки.

Все задания честно отработали. То, что результатов нет, не их вина — значит, не там копали. Надо возвращаться в Ачинск. Решили позвонить Алехину.

— Черти, где вас носит, я уже два часа как вас разыскиваю. Таманцев, докладывай, что там у вас.

Таманцев быстро отчитался, потому что докладывать было почти нечего.

— А что у вас по "крысе"? — спросил Таманцев.

— Список кандидатов получился очень большой. Начинаю отсев. Да, Таманцев, чуть не забыл — получены тексты перехвата. Зачитать, если тебе, конечно, интересно?

— Ну и шуточки у вас, Павел Васильевич!

— Ладно, читаю: "Прошу утвердить операцию Чулакан" и "Приступаю к исполнению".

— Все-таки Чулакан! Что же им там надо?

— Не знаю. Храпов был на Чулакане, Может, он видел там что-нибудь интереснее метеорита. Таманцев, а ты уверен, что шлюп действительно затонул?

— Вы думаете инсценировка? А действительно! Все свидетели говорят, что видели взрыв, а потом в ночи по Енисею плыли догорающие обломки. То, что шлюп затонул, выходит как-то само собой, но этого никто не видел! Значит, диверсанты ушли на моторном шлюпе. Тогда нам их не догнать — слишком большая фора, если только перехватить на обратной дороге!

— Надо перехватить до, неизвестно, ведь, зачем они туда идут. А если это смертники, то обратной дороги вообще может не быть. Завтра к вечеру встречайте гидроплан. Подбери в НКВД группу захвата, человек пять-семь. Подготовь нужное оружие, снаряжение, рации. Я позвоню, тебе все дадут. После дозаправки ночью вылетите на Чулакан. К утру будете на месте.

— Павел Васильевич, лучше я подберу людей из милиционеров — бывших фронтовиков. Андрей уже столкнулся с местным НКВД — этим лень лишний раз жопу от стула оторвать. Андрей тут даже пригрозил одному майору арестом, только после этого дело сдвинулось.

— Молодец, Андрюха. Только скажи ему, чтоб не зарывался, а то местные начнут палки в колеса вставлять и кляузы писать. Ладно. Группу я сам подберу. Пришлю и карту Кринова.

— Павел Васильевич, а вы не с нами?

— Нет, ты же знаешь — "крыса" важней диверсантов! Все, пока.

Таманцев положил трубку.

— Все слышал?

— Ага, а что с Мариной делать? Только не начинай про КПЗ.

— Что делать, что делать? Возьмем с собой. С нами ей будет безопасней!

 

 

 

 

 

 

4

 

 

Пилоты вывели гидроплан к точке "жч". Покружив спиралью, нашли жилище Чапогира. Помог столб дыма, поднявшийся из тайги. Это шаман, услышав гул самолета, развел дымящий костер. Шаман приветливо махал рукой. Недалеко от жилища шамана, сразу за сопкой, располагалась фантастическая картина поваленного леса. Жилище шамана оказалось маленькой избушкой, врытой в землю. Частокол идолов полумесяцем огораживал избушку с трех сторон, с четвертой протекала мелкая речушка. За частоколом крупных деревьев не было, только мелкий кустарник. Пролетев над избушкой пару раз, летчики посадили гидроплан на ближайшем озере.

Шаман радостно встретил гостей в своем стойбище. Его лицо сплошь было покрыто морщинами, белые седые волосы, перетянутые шнуром, свисали до плеч. Седая жидкая борода доходила до пояса. Особенно выразительные у старика были глаза, умные, подвижные, с хитринкой. Двигался старик хоть и размеренно, но пружинисто. По бокам старика бежали, виляя хвостами, два радостных кудлатых пса.

— Кулик прилетай?

— Нет, дедушка, это не кулик — это самолет, — ответил один из милиционеров.

— Нет. Кулик не прилетел, — сказал Таманцев.

— Эх, жалко! Но проходить, гость в дом — радость в дом. Давно никто не приходить, давно никто не прилетать.

Таманцев отвел Блинова в сторону.

— Андрей, останешься с Мариной у старика, а мы — к порогам на Чулакан. Загоним гидроплан в какую-нибудь протоку, а сами устроим засаду. Как только они пройдут пороги, мы и будем их брать. Отсюда до стойбища шамана пять-шесть дней пути, если двигаться вдоль реки. Если все пойдет нормально, брать будем рано утром. Когда это случится, я не знаю. Все зависит от скорости, с какой они движутся, но, думаю, не позднее двух недель.

— Нет, Таманцев, я пойду с тобой. С Мариной оставим пару милиционеров.

— Нет, Блинов, ты останешься! Диверсантов постараемся взять живьем. А ты, со своей незалеченной рукой, в рукопашной — плохой боец. Будь на связи в семь утра и семь вечера.

Андрей насупился, но смолчал. Таманцев подошел к шаману.

— Дедушка, вот эти два товарища останутся у тебя, а мы улетим по делам. Скоро вернемся.

— Пускай оставайся.

Шаман вернулся к костру и уселся, скрестив ноги. Андрей и Марина тоже присели у костра. Старик, наверно, действительно был великий колдун — гнус, налетающий густыми облачками, буквально обтекал шамана, не трогая его. Не трогал гнус и собак. Собаки тоже были очень странными. Они буквально не отходили от Марины, а когда она на них смотрела, начинали вилять хвостами. И ещё они ничего не брали у чужого — ни сахар, ни хлеб, ни мясо. Посмотрят, понюхают и снова смотрят на тебя. Наверно, шаман их так воспитал. Шаман что-то говорил, мешая русские слова с эвенкийскими. И под конец он сказал:

— Серый шинель прислал товарища с капля крови огненный орла. Хорошо, однако. Дух будет радуйся.

— Андрюша, ты понимаешь, что он говорит?

— Не обращай внимания. Он, наверно, лет шесть не говорил по-русски. Единственное, что я понял, что товарищ — это я, а товарища — это ты.

Шаман нежно поглядывал на Марину, все время норовил погладить ее по руке.

— Марина, я начинаю ревновать, — сначала собаки, а теперь и шаман не сводит с тебя глаз.

Марина фыркнула и шепнула на ухо Андрею: — Не ревнуй! Против тебя у этих старых кобелей нет никаких шансов.

— Ладно, шамана я сейчас отвлеку, а с собаками я не знаю, что делать, — это любовь с первого взгляда.

Андрей развязал рюкзак и достал бутылку водки. Шаман заулыбался шире.

— Мариша, я понял — вот она — кровь огненного орла.

 

 

*****

 

 

Через три дня вечером, во время сеанса связи, Таманцев сообщил плохие новости:

— Андрей, я их засек. Высадились в трех днях пути от порогов. Их четверо, плюс проводник – парнишка-эвенк. По-моему, собираются идти напрямик через тайгу. Планы меняются — наши подойти с порогов не успеют, придется нам брать их с тобой вдвоем. Напоминаю, что хотя бы одного надо взять живым.

На следующее утро новости были более оптимистичные.

— Они возвращаются к реке — парнишка сбежал. Иду за ними. Возвращаемся к первоначальному плану.

Еще через четыре дня томительного ожидания вечером Таманцев сообщил:

— Андрей, они встали лагерем у порогов. На рассвете будем их брать.

Андрей сообщил эту новость Марине — наконец-то завтра все закончится. Закурил папиросу, ожидая сеанса связи с Алехиным. Наконец последовал вызов:

— Андрей, задержи Марину, на батареях её отпечатки пальцев! Немедленно!

"Марина — враг?! "Крыса"?! Не может быть! Это какая-то ошибка!" — внутренне Андрей еще сопротивлялся, но рука уже потянулась к автомату. Звук выстрела и острая боль в бедре бросили его на землю. Он зажал рану и повернулся на спину.

— Не дергайся, Андрюша, тогда немного ещё проживешь.

Над ним стояла улыбающаяся Марина с пистолетом в руке. Возле костра в неестественной позе лежал шаман. Марина откинула ногой автомат и оттащила в сторону рацию. Блинов зажал рану рукой: "Сквозное ранение — кость, кажется, не задета".

— Марина, зачем, почему ?..

— А я не Марина, я — Софья. Софья Храпова. Зачем, почему? Лучше спроси — за что?! За мое счастливое детство — я родилась в лагере! За мою мать, умершую от непосильного труда за колючей проволокой. За моего мужа, убитого вами! За моего мертворожденного ребенка! За моего отца!

— Постой! Так, значит, ты сама убила отца?

— А что, было бы лучше отдать его на истязание вам? Меня бы он ни за что не выдал, так вы бы запытали его до смерти. А так, он умер мгновенно.

— А как ты стала Мариной?

— Грустная история, Андрюшенька. Меня из лагеря забрала двоюродная тетка по материнской линии Софья Андреевна Ковалева. У нее умерла дочь, моя ровесница, а метрики остались. Не знаю уж, как тетка подкупила охрану, но из лагеря она меня вытащила. Воспитывала, как родную дочь, царствие ей небесное. А в тридцать шестом нашелся отец. Тетка подыскала ему комнату рядом. Так отец стал соседом. В том же году я вышла замуж за красавца поляка — Марьяна Здановского. А в тридцать седьмом вы его убили!

— Ты же говорила, что твой муж умер от почечной недостаточности. Лгала?

— Чистая правда! Ему отбили почки в НКВД. Мой муж очень любил меня и, чтобы спасти меня и нашего будущего ребенка, придумал измену с соседкой и развод. Так я снова стала Ковалевой. Тогда, в тридцать седьмом, он понимал, сам работал в ЧК, что его возьмут, все равно за что. За то, что был образованный, за то, что из "бывших", за то, что поляк — бывал в Варшаве, значит, польский шпион. Найдут за что. А меня возьмут, вслед за ним, как жену врага народа. Он умер в тюрьме на третий день после ареста, а у меня случился выкидыш.

— А как ты стала предателем и японским шпионом?

— Не пытайся обидеть меня словом предатель. Кого это я предала? Страну? Эта страна двадцать лет, как хищный зверь, терзала меня и моих близких. Ничего удивительного, что и я превратилась в зверя, и шпионкой я стала добровольно. В тридцать седьмом отец боялся нового ареста, завербовался на Дальний Восток. А мне было все безразлично, я поехала с ним. А на Сахалине мой отец встретил старого знакомого, японского шпиона, которого он брал в 1905 году. Японец тоже его узнал. Этот старик, только под другим именем, занимался всё тем же. Отец доносить на него не стал, но и помогать тоже. Этот японец выдавал себя за китайца и держал чайную лавку. И отец частенько заходил к нему выпить рюмку другую рисовой водки. Они, вроде как, стали друзьями. Однажды я зашла в лавку и предложила свои услуги. А в сороковом, после краткосрочной подготовки в диверсионной школе под Харбином, я вернулась в Красноярск.

— А что вам понадобилось здесь на Чулакане? Ведь не за жемчугом же вы сюда пришли?

— За ним, за ним, Андрюшенька. Ах, да, ты же не видел его, — Марина полезла в карман и достала шарик, размером с вишню, и бросила его Андрею.

Тунгусская жемчужина медленно пульсировала разными цветами. Эти странные собаки, не сумевшие защитить хозяина, теперь сосредоточили внимание на руке Андрея и радостно заколотили хвостами по земле.

— Откуда она у меня? Мой отец был здесь в 1913 году. Он украл ее у одного из этих идолов, говорил, что она свободно лежала у того в ладошках. Только этот мерзкий шаман проклял этот жемчуг — всех, кто возьмет жемчужины, постигнут несчастья. А эти жемчужины имеют замечательные свойства. А что они вытворяют, когда их много! Отец видел и запомнил место. Андрюша, видишь, я была с тобой откровенна, ответь и ты на мой вопрос. На чем я прокололась, ну, кроме выхода в эфир с кладбища?

— На севших батареях от рации, выброшенных на помойку, остались отпечатки женских пальцев. Алехин вел поиск "крысы" в управлении, ну и вычислил тебя.

— Страшный человек твой Алехин, проверяет даже людей, помогающих ему!

— Ну да, ты помогла с архивами, поэтому мы почти ничего не нашли. Так значит, злобный китаец с сурикенами — это выдумка?

— Да, с самого начала. И потом, мне было выгодно находиться с вами и у вас на виду.

— Марина, или как там тебя, Софья, на что ты надеешься? Таманцев завтра возьмет твою банду, и тебе отсюда не уйти.

— Это мы еще посмотрим, кто кого завтра возьмет, и в этом мне очень поможет твоя рация. Сотрудничество не предлагаю — не хочу тебя оскорбить. Мне жаль тебя убивать, Андрюша, но ты мой враг. Любимый враг. Злая судьба – все, кого я любила — погибают. Можешь помолиться, если хочешь. Хоть своим богам, хоть вот этим идолам. Я подожду. Нет? Ну, тогда прощай, любимый!

Она подошла вплотную и навела на Андрея пистолет. Вдруг раздался тонкий свист, глаза Марины расширились, и она стала заваливаться на Андрея. В спине у нее торчала оперенная стрела. Лицо Андрея оказалось рядом с лицом Марины.

— Проклятый шаман достал меня даже с того света, — прошептала она, и глаза ее закрылись.

Андрей посмотрел в сторону костра. Рядом с мертвым шаманом стоял паренек с луком и стрелами. Собаки оцепенели, просто сидели и смотрели, переводя взгляды с паренька на Андрея. Паренек подошел и посмотрел на рану. Сходил в избушку, принес старинную четырехгранную бутылку с царскими гербами. В бутылке находилась какая-то бурая мутная жидкость.

— Пей! Не нюхай, пей! Нога заживет быстро!

Андрей приложился к бутылке, сделал насколько глотков. От вкуса и смрада у Андрея скрутило желудок. Его, наверное, вырвало бы, но он услышал смех паренька, и это Андрея разозлило. Эвенк отобрал бутылку у Андрея и вылил остатки жидкости ему на рану. Края раны запузырились пеной. Андрей взвыл от боли и стал искать Маринин пистолет. Боль стала утихать. Андрей взглянул на паренька. Парень развернулся и подошел к собакам. Потрепал их по загривкам и пошел куда-то за избушку. Собаки остались с Андреем. Андрей дотянулся до рюкзака, достал бинт и стал бинтовать ногу.

Паренек, тем временем, смастерил волокушу, привязал к ней шамана и поволок его в противоположный конец стойбища. Андрей подобрал с земли жемчужину и положил ее в нагрудный карман. В глазах Андрея стало все плыть. Андрей попытался сосредоточиться, он перевел взгляд на собак. С собаками творилось что-то неладное. Они дергались, вздрагивали, и у них стала укорачиваться шерсть. И вот уже перед Андреем сидело две лысых собаки. Теперь собаки сидели неподвижно, как глиняные скульптуры. Потом они потрескались и осыпались кучей шариков — черных жемчужин. Жемчужины покатились, потекли ручейком в речушку. Андрей закрыл глаза и покрутил головой. Открыл глаза и осмотрелся — вокруг никого не было. Только Марина со стрелой в спине.

— Галлюцинация? Ну конечно, это была галлюцинация! Это все шаманское пойло, мухоморная настойка! И не такое могло привидеться, — Андрей потянулся к стреле и потерял сознание.

 

 

*****

 

 

Очнулся Андрей в избе шамана рано утром. Потрогал ногу. Нога болела, но Андрей смог встать. Доковылял до своих вещей, взял рацию и двинулся наружу — надо было готовиться к сеансу связи. В стойбище никого не было — ни паренька, ни собак. На самом краю стойбища возвышалось два могильных холмика. Возле одного холмика торчал шест с оленьим черепом.

Дождался сеанса связи. Таманцев сообщил, что трое диверсантов убиты, одного взяли живьем. К обеду прилетят. Андрей рассказал обстоятельства смерти Марины.

Гидроплан прилетел только в три часа пополудни. Таманцев пришел угрюмый и злой.

— Таманцев, не злись — так п-получилось!

— Я злюсь? Да, я злюсь, только на себя! Диверсант умер! И где только этот гад прятал яд? Ладно, полетели домой. Алехин с нас шкуры спустит!

 

 

 

Игра третья

 

— Макс, блин, ну ты завернул! Здорово, почти Агата Кристи! Только, чтобы запутать читателя — надо пяток персонажей женского пола, и чтобы подозрение, по мере развития сюжета, переходило с одной на другую. Но все равно молодец! Содрал скелет рассказа у меня полностью, даже главы начинаются одинаково. И Фандорина приплел к месту, — Гарик вытянул руку и показал кулак с поднятым большим пальцем.

— Мне тоже понравилось — ловко прикрутил персонажей Богомолова, только у Богомолова у каждого персонажа есть сольная партия. А у тебя — один Блинов. Алехин и Таманцев выглядят бледно. И еще, где окружающая обстановка? где природа? — одни диалоги, — вставил свое замечание Лекс.

— Лекс, за две недели, расписать всех персонажей, да еще с енисейской природой, которую в глаза я не видел, — нереально! Теперь твоя очередь, посмотрим, что ты накропаешь!

— Мужики, для вас это развлечение, а для меня -  повседневная работа. Не буду я писать рассказ.

— Э, нет, Лекс! Уговор есть уговор. Нас, можно сказать, заставил писать, а сам в кусты. Извольте, батенька, ответить на вызов — перчатка брошена!

 

 

 

Тунгусский метеорит. Год 2008

 

Жизнь у нас — архипелагнутая.

Сегодня ты за кем-то пришел -

завтра кто-то придет за тобой.

 

 

1

 

 

На четырнадцатом этаже технополиса в просторной комнате за большим столом сидела группа молодых людей. Стеклянное окно во всю стену. Из окна открывается вид на высотные дома и небольшой тенистый парк.

— Парни, парни, сосредоточились! Людмила, убери зеркало, это тебя тоже касается, — постучал карандашом по столу начальник — коротко стриженый парень лед тридцати, одетый в стиле яппи.

Парни заерзали, отодвигая папки и плакаты ближе к центру стола. Один из них вынул ноутбук и раскрыл его. Людмила, симпатичная тонкая грудастая девица, скорчила рожицу в зеркало, захлопнула его и положила в сумку. Достала блокнот и ручку, приготовилась писать. У нее стрижка каре — прямые черные с синеватым отливом волосы. На ней черная блузка и длинная черная юбка.

— Итак, к нам поступил предварительный заказ. Отличный заказ! Одна из дочерних фирм немецкого концерна "Байер шеринг фарма" решила продвигать свою продукцию на Российский рынок. Они хотят попробовать, как пойдет на нашем рынке репеллент от комаров. На немецком рынке репеллент выходит под названием, вульгарно звучащим на русском языке. Надо придумать название и слоган, разработать рекламную кампанию на радио и телевидение. И все это будет наше, если заказчик утвердит план рекламной компании. В первую очередь нам нужен проект телевизионного ролика. Клиент серьезный и денежный, поэтому никаких мультиков и постельных сцен, типа избиения комаров тапками теткой в пижаме. Они хотят натурные съемки, наподобие рекламных роликов куртки "Аляска". Давайте высказывайтесь. Олег?

— А можно, я? Сочи, пальмы, вечер и двое влюбленных в роскошном белом кабриолете. В главной роли — я, — влезла в разговор Людмила.

— Ну да, представляю! Двое готов в белом кабриолете! Тогда уж лучше в черном катафалке! — вступил в разговор оператор, Андрей Блинов.

— Дурачок ты, Андрюшка! — Людмила скомкала лист бумаги и швырнула комок через стол в Андрея.

Андрей увернулся и с ехидной улыбкой тоже начал комкать лист.

— Ну ладно, хватит! Сейчас идет мозговой штурм — принимаются любые предложения. Людмила, запиши. Первое — Сочи, пальмы, кабриолет, целуются влюбленные. Второе — Трансильванский замок, черный катафалк, готы хоронят кровопийцу Дракулу, погибшего, разумеется, от репеллента.

— А комары должны быть натуральные или можно компьютерные? — спросил Олег.

Олег был одет в щеголеватый костюм, который дополнял ярко желтый галстук. Что уж тут поделать, Олег Олегович так себе представлял, как должен выглядеть режиссер.

— Деньги нешуточные, потому и комары должны быть настоящие! — отрезал шеф. Шефа звали Вильям Монс, во всяком случае, так он всегда представлялся. Отчество, Карлович, Вильям упоминать не любил, так как за этим всегда следовала, порядком ему надоевшая, шутка — как там поживает папа Карло. За глаза ребята называли его Билли Бонсом, а в глаза — кэп. Вильям не возражал. Был он старше остальных ребят лет на пять-шесть, с виду мягок и простодушен, но команду свою держал крепкой, капитанской рукой.

— Тогда — Астрахань, рыбалка, комары. Там, в начале лета, днем мошка тучами, а ночью комары вот такенные, — Олег показал фалангу пальца.

— Не, Олегыч, Астрахань не пойдет! Там, в протоках, что за натура — вода да камыш! Разве что, снять на фоне лотосовых полей, — вмешался Андрей.

— Людмила. Третье — Астрахань, рыбалка, лотосовые поля. Алекс, тебе слово.

— Необитаемый остров, изъеденный комарами Робинзон Крузо и Пятница, приносящий спасительный репеллент, — ответил Александр, штатный сценарист.

— Людмила запиши. Игорь, оторвись от своего компьютера. Твои предложения.

— Чернобыльские болота, на фоне саркофага сталкеры готовятся к походу за артефактами. Комары, сталкеры брызгаются репеллентом, — ответил Игорь, графический дизайнер и компьютерный гений группы.

— Ну да, а комары радиоактивные, и взрываются как в фильме "Каин Восемнадцатый", — вставил Андрей.

— Людмила. Пятое — Чернобыльские болота, саркофаг, сталкеры. Вариант А — комары обычные, вариант Б — комары радиоактивные. Андрей, оставь в покое камеру. Прекрати снимать. Твое предложение?

— Тунгусский метеорит, — ответил Андрей.

— Не понял, поясни! — шеф уставился на Андрея.

— Ну, сто лет со дня падения Тунгусского метеорита. У всех на слуху. Уж если искать комара, так только там. Мне прадед рассказывал, что там гнус стоит стеной. Он был там — в районе падения метеорита. Мой прадед, кстати, мой полный теска, ему за восемьдесят лет, очень бодрый старик. Ездит на велосипеде, бегает трусцой, читает и пишет без очков. Сейчас как раз пишет мемуары. Я спрашивал его, откуда такое здоровье, неужто от утренней физзарядки. А он мне, мол, выпил зелье тунгусского шамана. А по нашей теме, значит так: Тунгуска, становище шамана, старого шамана одолевают комары, а его внучка спасает его с помощью нашего репеллента. В качестве внучки, как раз, подойдет Людмила, в ее готических нарядах.

— Андрюшка, ты паразит. Тунгуска — это не Сочи, — там не разденешься, там Сибирь!

— Удивительно, а что, готы когда-нибудь раздеваются? Я думал, они так и спят, не раздеваясь, дома в черных гробах, завернувшись в черные плащи, — съехидничал Андрей.

— Готки, панки, классички. Девочек всегда интересует один вопрос — когда можно будет начать раздеваться! — добавил Александр.

Александр получил в лоб комок бумаги, приготовленный для Андрея. Андрей запустил свой комок в Людмилу.

— Да прекратите же вы! А чем этот гнус там питается, что, там много животных? — спросил шеф.

— Не знаю. Но мой прадед говорит, что есть научная теория, что метеорита вовсе не было. Что взорвалось облако расплодившегося гнуса, а запалом послужило самовозгорание болотных газов. Тот же принцип, когда взрывается горючая пыль в шахтах. Вакуумная бомба. Выгорает кислород — и все разрушается вторичной ударной волной.

— Людмила, запиши. Тунгуска, стойбище шамана, внучка с репеллентом. Игорь, ты хочешь что-то добавить?

— Я тут играл в одну игру. Там есть один прикол, если стрельнуть из базуки в луну, то луна падает. А что, если сделать ролик с приколом. Шаман прыскает репеллент, комары дохнут, а на заднем фоне падает луна, ну, или вертолет с геологами.

— И геологи бегут начистить морду шаману,- съязвил Андрей.

— Отставить смешки! Людмила, в шестой пункт, добавь, вариант Б — прикол на заднем фоне. Итак, что ещё? Все? Тогда так — всем заниматься текучкой. Алекс распишет шесть вариантов сценариев. Гарик подготовит по ним презентации. Отберем два-три варианта и покажем заказчику. Срок — две недели.

— Кэп, шесть вариантов за две недели — это нереально! — возопил Александр.

— По Тунгусскому метеориту привлеки Андрюху с его прадедом, пусть помогут. Все, мужики, — за работу. Людмила, оставь в покое зеркало, тебя это тоже касается!

 

 

2

 

 

Большая удача, большие деньги. Заказ наш и заказчик утвердил сразу два ролика — Робинзона Круза с Пятницей и шамана с внучкой. Билли Бонс решил тряхнуть стариной, сам полетел на Кубу снимать ролик про Робинзона. А мне, Андрею Блинову, под руководством Олегыча, предстоит снимать ролик, в какой-то Чулаканской тайге. Инициатива наказуема — сам предложил Тунгуску. Людмила, дурочка, радуется, как ребенок, — ее, по сути секретаршу, утвердили на роль внучки шамана. Вообще-то, Милка — симпатичная девчонка, добрая и веселая, и ко мне неровно дышит. Если б не ее дурацкие, вызывающие наряды. Нет, я зарекся заводить служебные романы. Итак, мы втроем летим в вертолете над сибирской тайгой. Прадед указал на карте экзотическое место — настоящее стойбище шамана, с идолами и прочей атрибутикой. Это очень хорошо — не надо будет строить декорации. На роль шамана подберем, кого-нибудь из местных. Время еще есть, надо почитать, что там прадед пишет про Чулакан.

 

 

*****

 

 

Меня взяли прямо из госпиталя, сразу после отъезда Алехина и Таманцева на китайскую границу. Как только я увидел следователя, понял, что дела мои плохи. Это был тот самый майор Соколов, которому я еще недавно грозил пистолетом и арестом.

— Садитесь, Блинов, — майор указал на стул.

— В чем меня обвиняют, вы мне можете объяснить?

— Пока ни в чем, вы пока свидетель по делу о гибели Марины Ковалевой. Объясните мне, что делала архивистка из Красноярска в Чулаканской тайге?

Что отвечать? Говорить правду нельзя — без разрешения Алехина не имею права. Врать тоже нельзя — не готов, запутаюсь, будет еще хуже. Решил говорить полуправду.

— Она была привлечена, как свидетель по делу о розыске японских диверсантов.

— А что в тайге понадобилось диверсантам?

— Тунгусский жемчуг, — я вынул жемчужину из кармана и положил перед следователем. Тогда, в стойбище, я положил жемчужину в карман и напрочь о ней забыл. А сейчас вспомнил. Если я выйду отсюда — потребую вернуть, если нет — все равно при обыске отберут.

Жемчужина под действием света настольной лампы стала наливаться синим цветом

— Что это? И зачем это диверсантам?

— Не знаю, спросите у моего начальства, у Алехина, — я решил прикинуться дурачком.

— Вот вам ручка и бумага — опишите обстоятельства смерти Марины.

Как же это написать, чтобы не соврать и не сказать правды. Я целый час корпел, обдумывая каждое слово. Соколов катал пальцем по столу жемчужину. Жемчужина поменяла свой цвет на красный. Подал листы следователю.

— Блинов, что ты тут мне дурочку ломаешь? Марину убил беглый каторжник эвенк стрелой из лука. Кто убил шамана — не видел. Кто стрелял в тебя — тоже не видел, после ранения потерял сознание. Куда потом делся эвенк — не знаешь. Это все, что можно понять из этого словесного поноса на трех листах.

— Клянусь, товарищ следователь, все так и было!

— Гражданин следователь, Блинов. Гражданин! Ладно, перейдем к частностям. Откуда взялся беглый каторжник, как его, Оёгир? Вот показания милиционера Иванова: диверсантов было всего четверо. Троих убили при задержании, четвертый умер в самолете, приняв яд. Откуда взялся пятый?

— Был пятый. Проводник. Спросите Таманцева.

— Спросим, спросим. Спросим и с Таманцева, и с Алехина. Далее. В каких отношениях вы состояли с гражданкой Ковалевой?

— Какие отношения? Свидетель есть свидетель.

— Вот докладная горничной второго этажа гостиницы Доглядовой, нашего внештатного сотрудника:  Андрей Блинов, жилец номера тринадцать, провел две ночи кряду в номере пятнадцать, жилички Ковалевой Марины.

— Доглядела, сука! Мои личные отношения с Ковалевой вас не касаются.

— Ошибаешься Блинов, ошибаешься! Гражданин Блинов, вы задержаны по подозрению в двойном убийстве — своей любовницы Ковалевой Марины и гражданина Чапогира. Прочтите протокол и подпишите.

Лентяй все же этот Соколов. Если уж крутить такого, как я, так уж не на бытовуху, а на измену Родине. Надо бы ему доказать, что Марина — японская шпионка. А я — не только ее любовник, но и пособник. Тогда — вплоть до высшей меры. Ладно, будет суд — Алехин меня вытащит! Я прочел протокол. Ни слова о жемчужине. Следователь, видать, жадный парень, решил присвоить жемчужину себе. Перед уходом в камеру я выдал:

— Марина была права — шаман проклял жемчуг. Со всеми, кто его возьмет — случится несчастье!

Следствие было кратким, Соколов не усердствовал. Суд не счел нужным вызывать каких-либо свидетелей. Моей полуправды суду хватило как раз мне на семь лет.

Уже отсидев два года, на пересылке, я встретил того Соколова, тоже в арестантской робе. Он швырнул мне в лицо кисет. В кисете оказалась тунгусская жемчужина.

 

 

*****

 

 

Натура была великолепная! Деревянные замшелые идолы. Изба шамана с бивнями мамонта, поддерживающими конек крыши. Оленьи черепа на шестах. Декорация — лучше не придумаешь. Только шамана не было. Вообще никого не было. Только две собаки выглядывали из-за частокола идолов. При приближении к ним, собаки скрывались в тайге.

Слетали в соседний охотничий поселок на реке Чуня. Хотели подобрать на роль шамана кого-нибудь из местных. Те, узнав, где будут съемки, наотрез отказались. Мол, они ходят на капище старого шамана раз в год и в случае крайней необходимости, например, когда кто-нибудь из родственников шибко заболеет. А по пустякам не стоит тревожить дух старого шамана. И нам советовали убраться с капища куда подальше.

Делать нечего — решили гримировать Олегыча под шамана. Вроде, получилось неплохо. А кто их видел, настоящих шаманов? Сойдет! Особенно эффектно в эвенкийских нарядах выглядела Милка. Она специально укоротила платье, сделала разрезы на бедрах и широкий разрез ворота. Груди так и выпирали из-под платья и при каждом шаге норовили выскочить наружу. Пришлось ее урезонить — не эротику снимаем. Сделали ей шнуровку. Я отметил про себя, — а Милка-то — красавица. Симпатичное лицо, высокая грудь, тонкая талия, крутая попка, стройные ноги. И как же это ей раньше удавалось испоганить такую внешность своими готическими нарядами и ужасным замогильным макияжем?

Погода была переменчива. То мелкий моросящий дождь, то густой туман и температура десять градусов, то жара под тридцать. Мы работали как одержимые, снимая дубль за дублем. Особенно плохо выходило с репеллентом. Гнус налетал на стойбище густыми плотными облаками, так что даже в накомарнике было трудно дышать. А затем ветер сдувал эти облака, и вообще не было комара. Если в избе шамана репеллент худо-бедно ещё работал, то снаружи от него не было вообще никакого толку. И всё-таки мне удались несколько дублей — я поймал момент, когда ветер сносит облако гнуса в сторону.

Вертолетчики нас беспокоили не часто. Они все время проводили в своем вертолете, за стойбищем, разоряя наши значительные запасы водки. Водку мы взяли для подкупа местного населения. Нам сказали, что это самая твердая местная валюта. Зато, нас каждый день посещали собаки. С каждым разом собаки подходили ближе и ближе. И вот сегодня собаки попали в кадр. Одна уселась возле Олегыча, изображающего шамана, другая улеглась у его ног. Обе смотрят на меня. Отличный дубль!

— Стоп, снято! Олегыч, интересно, чем эти собаки здесь питаются?

— Мышкуют, наверное. Леммингов ловят.

— Каких леммингов, лемминги в тундре на крайнем севере.

— Ну, Андрюха, тогда не знаю.

— Ясно, что не голодают. Я бросала им и хлеб и мясо. Они берут, относят подальше и закапывают, — включилась в разговор Людмила.

— Ладно, Андрей. Бог с ними, с этими собаками. Давайте заканчивать. Сходи к пилотам. Договорись о съемках прикола, с падением вертолета. Снимемся и можем улетать.

— Боюсь, пока они не допьют всю водку, они обратно не полетят. Ты начальник, ты и сходи. Воздействуй на них, так сказать, силой своего авторитета. Ведь это тебя, а не меня, они вчера спрашивали: "Олегыч, ты нас уважаешь?"

— Они уже и так допились до чертиков. А если я явлюсь к ним в этом наряде — они снимутся и улетят. Мне что, грим снимать?

— Ладно, схожу.

Пилоты, хоть были еще с бодуна, находились во вменяемом состоянии. Только-только сели похмелятся. Я объяснил задачу. Пилоты сказали — сделаем. Выпили по рюмке — и начали раскочегаривать свою керосинку. Я вернулся в стойбище. Олегыч выкинул недокуренную сигарету, Милка поправила грудь повыше. Даже собаки заняли идеальные места для съемки. Мне еще подумалось — собаки нам подыгрывают. Два дубля сняли нормально. А на третьем случилось ужасное.

— Олег, я снял падение вертолета, — я с трудом выговорил эти слова.

— Ну, снял и снял, — Олегыч полез за пазуху и вынул пачку "Кэмэл".

— Ты что, идиот, я снял падение вертолета в озеро, — заорал я, бросил камеру и побежал к озеру. Милка бросилась за мной. Олегыч, в растерянности, остался сидеть с сигаретой в руке.

Когда я подбежал к озеру, вертолет уже скрылся под водой. На поверхности барахтались пилоты. Я бросился в озеро и успел зайти по грудь, как судорогой мне свело ногу. Вода была ледяная, я погрузился с головой. Чьи-то руки схватили меня и потянули на поверхность. Неужели Олег? Ведь он не умеет плавать и панически боится воды. Милка выволокла меня на берег. Ну, всё, пилотам конец — их теперь никто не спасет.

Я посмотрел на озеро, — собаки, отчаянно молотя лапами, тянули пилотов к берегу. Ещё минута, и все на берегу. Собаки яростно отряхивают воду. Мы все стучим от холода зубами. Подбежал Олег.

— Что случилось?

— После остановки не завелся двигатель, — процедил первый пилот. У него было разбито лицо и повреждена нога. Второй пилот зажимал раненную руку, раскачивался и скрипел зубами – наверно, перелом.

— Если б не собаки, нам бы п.....!

Собаки, мокрые и взъерошенные, сидели рядом.

— Дай лапу, друг, — пилот протянул руку к собаке.

"Да он же всё ещё пьян, скотина, — подумалось мне, — наверно, накатили уже после взлета".

Собаки переглянулись, секундное замешательство, и одна из собак подняла лапу.

— Я же говорил, это не эвенкийские собаки, это собаки каких-нибудь геологов — они понимают по-русски, — пилот потряс лапу собаке, а потом потянулся и чмокнул ее в нос.

Собаку передернуло от выхлопа перегара пилота.

И тут меня как будто прострелило! Я вспомнил! Я же обещал прадеду выкинуть жемчужину, как только прилетим на место. Я полез в карман, отыскал жемчужину и зашвырнул ее далеко в озеро:

— Подавись, сука! Грёбаный шаман, ты решил нас всех угробить! Теперь ты получил свое, оставь нас в покое!

— Андрюшенька, успокойся. Ты перенервничал. Ну, какой шаман, просто несчастный случай, — Людмила прижалась ко мне, обняла меня и стала гладить по голове. Ее прикосновения мне определенно нравились. Я обнял Людмилу. Шут с ним, с шаманом!

 

 

3

 

 

Положение было критическое. Пилотов разместили в избушке шамана, наложив бинты и шины на их израненные конечности. У первого пилота, возможно, было ещё и сотрясение мозга, он время от времени терял сознание. Топливо к бензин-генератору заканчивается. Продукты на исходе. По словам пилотов, нашими поисками займутся не раньше, чем недели через две. А сами поиски продлятся долго — тайга большая! Мы втроем вышли из избы, чтобы обсудить наше положение. Уселись у костра.

— Продуктов мало, надо переходить на подножный корм — грибы, ягоды, — предложил я.

— Андрюха, я не ботаник, ты сам в этом деле что-нибудь понимаешь? Я, например, мухомора от подберезовика не отличу.

— Олегыч, нет тут подберезовиков. Тут и берез-то нет. А мухоморы — это такие, с красными шапками и белыми точками.

— Андрей, возможно, что в мухоморах ты и разбираешься, но в том, что остальные грибы съедобные, — я сильно сомневаюсь.

— Ребята, надо идти в охотничий поселок, что в трех днях пути отсюда, и оттуда вызывать помощь, — выдала Людмила.

— Легко сказать! Три дня, это если судить по карте. А там болота и бурелом в тайге. И с собой надо взять продуктов, а их нет, — возразил Олег.

Одна из собак схватила меня за край куртки и стала тянуть.

— Андрюша, по-моему, она хочет, чтобы ты пошел за ней, — сказала Людмила.

Мы поднялись. Собака отпустила куртку и посеменила за частокол идолов. При этом она поминутно оглядывалась, идем ли мы за ней. Собака привела нас к каменной пирамидке, которую я уже раньше видел и считал могилой шамана. Собака стала пытаться сбросить камни лапой.

— Позвольте, — сказал я собаке и, отодвинув ее, стал сбрасывать камни. Под пирамидой, в слое вечной мерзлоты, я обнаружил грубо сколоченный деревянный ящик. Олег сбегал за топором, и мы вскрыли ящик. В ящике оказались густо смазанные жиром жестяные запаянные банки с крупой и сухарями. Еще была ракетница с патронами и винтовочная гильза, залитая воском. Я расковырял гильзу — внутри была записка.

— Сей запас продуктов оставил действительный статский советник Фандорин Эраст Петрович, в надежде ещё раз вернуться к месту падения метеорита. Если ты страждущий путник, оставшийся без продуктов — воспользуйся этим складом. Если ты заглянул сюда из праздного любопытства — верни все на место. Год 1913, — прочел я в записке.

— Парни, какой такой ещё статский советник в 1913 году? Я читала, что первая экспедиция к тунгусскому метеориту состоялась только в 1927! — задала вопрос Людмила.

— Не знаю какой! Но ему огромное спасибо. Меня волнует другой вопрос, откуда собаки узнали о складе? Ведь собаки больше двадцати лет не живут, — я огляделся вокруг, собаки опять растворились в тайге.

— А меня пугает понятливость собак. Как собаки поняли, что мы попали в беду и нам нужны продукты?

— Пилот сказал, что это собаки геологов, — вспомнила Людмила.

— Нет тут поблизости никаких геологов, — отрезал Олег.

— Ну, куда-то же собаки уходят! — настаивала Людмила.

— Людмила права. Надо проследить за собаками.

 

 

*****

 

 

Прошла неделя. Мы все, понемножечку, от безделья стали сходить с ума. Наблюдения за собаками результатов не дали. Собаки по-прежнему растворялись в тайге. Вот собаки пролезли под корягой, а зайдешь за корягу — их уже и нет. Чтобы различать собак, мы им дали имена. Ту, что покрупнее, мы назвали Моня. Он был в стае вроде как за вожака. Моня был очень спокойным псом. Придет, ляжет, положит морду на лапы, смотрит и вслушивается в голоса. Чуня, второй пес, был, напротив, очень подвижен и крайне любопытен. Везде совал свой нос. Однажды мне даже показалось, что он пытается заглянуть в глазок камеры. Но чтобы Чуня ни сделал, он обязательно оглядывался на Моню, как бы выспрашивая разрешения или одобрения.

Сегодня я сидел на берегу ручья. Хотел обдумать предложение Людмилы о походе в охотничий поселок. Хотел обдумать поход, а думал о Милке. Машинально вынул из кармана кубик-рубик. Никогда не хватало времени разобраться — как же его всё-таки надо крутить. Если не сейчас, то когда? Из кустов вышел Чуня. Уселся напротив и, как завороженный, стал следить за моими руками.

— Что, брат, никогда не видел такой штуки? — я положил кубик перед собакой.

Вдруг кубик стал подскакивать, грани его стали переворачиваться. Не прошло и минуты, как кубик был собран. Всю эту минуту я сидел с раскрытым ртом — не мог пошевелиться. Я взглянул на собаку. Чуня смотрел на меня и радостно колотил хвостом по земле.

— Чуня, как это? Это ты? Не может быть! Показалось!

Я раскрутил кубик и снова положил перед собакой. Чуня перевел взгляд на кубик. Кубик снова стал подпрыгивать, грани его раскручивались. На этот раз Чуня управился быстрее. Я снова раскрутил кубик, и Чуня снова его собрал. Вот же незадача, никогда не расставался с камерой, а сейчас её со мной нет.

— Чуня, что это, телекинез? А меня научишь? Я не в смысле телекинеза. В смысле — как крутить этот чертов кубик? Ты замечательный пес! Пойдем в стойбище, покажешь остальным, что ты умеешь.

Я вскочил и быстрым шагом пошел в стойбище, пес бежал рядом со мной. В стойбище я схватил камеру, позвал Олега и Людмилу.

— Послушайте, вы сейчас увидите такое, какого в жизни не видели. Вот смотрите.

Я раскрутил кубик, положил его перед Чуней и начал снимать.

— Чуня, покажи, что ты умеешь!

Чуня оглянулся на Моню. Мне показалось, что Моня хмыкнул и демонстративно отвернулся. Я посмотрел на Чуню, он зевнул и начал чесать ухо задней ногой.

— Чуня! Ну давай, покажи!

Чуня поднялся и пошел к Моне! Я остановил камеру.

— Я видел, честное слово! Чуня собирает грани кубик-рубика. Ну что вы на меня так смотрите? Вы мне не верите?

— Андрей, успокойся. Мы тебе верим. Верим. Чуня потом покажет, — Олег старался меня успокоить.

— Не надо со мной разговаривать, как с идиотом! Я видел! Я что, по-вашему, больной? — заорал я на Олега.

— Андрюшенька, я думаю — ты действительно видел. Но, скорей всего, — у тебя солнечный удар, это галлюцинация. Смотри, жара сегодня — тридцать градусов, — Людмила гладила мою руку.

— Сбегаю за аптечкой, что там дают при солнечном ударе, — Олег побежал в избушку.

Я стал успокаиваться. Возможно, они и правы. Надо же, солнечный удар, а я и не заметил.

 

 

*****

 

 

Вечером у костра я поднял вопрос о походе в поселок.

— Всем идти нельзя. Кто-то должен остаться с летчиками. Олег, ты пойдешь?

— Нет, Андрей, это не для меня. Да к тому же на мне аппаратура, отснятый материал, случись что — Билли Бонс с меня голову снимет. Да и не дойдем, заблудимся. И кто сказал, что обязательно надо идти? Продукты есть. Нас скоро начнут искать. Я подожду спасателей здесь.

— Я пойду, я в школе занималась спортивным ориентированием, — твердо сказала Людмила.

— Людмила, это тебе не городской парк — здесь тайга и болота, — стал отговаривать Олег.

— Пойдем вдвоем, налегке. Возьмем продуктов на три дня, спальники и ракетницу, — я обнял за плечи Милу. Людмила положила голову мне на плечо.

— Ребята, вы сошли с ума!

— Если я останусь, то точно сойду с ума, у меня уже были сегодня глюки.

— Не у тебя одного, я сегодня видела, как к ручью катилась цепочка разноцветных шариков, — добавила Людмила.

— Все, решено! Уходим на рассвете!

 

 

4

 

 

Они лежат на вершине сопки. У подножья сопки — поселок. Ходят люди. Нет сил встать и пойти к ним. Трехдневный поход растянулся на семь дней. Чего только не было за эти семь дней. Андрей вспомнил, как он тонул в болоте, и Людмила его вытащила. Вспомнил, как питались всякой дрянью, когда кончились продукты, и Людмилу потом рвало. Вспомнил, как спасались от медведицы с медвежатами, и как он стрелял из ракетницы в медведицу. Вспомнил, как убегали от пожара в тайге, произошедшего от выстрела ракетницы. Но главное, он вспомнил ту ночь, когда они с Людмилой стали особенно близки.

— Мила, выходи за меня замуж. Купим тебе красивое белое свадебное платье и жемчужное ожерелье. Только обязательно из белого жемчуга, — неожиданно для себя Андрей высказал вслух то, о чем думал в последнее время.

— Я согласна, Андрюша. Для тебя я готова быть белой и пушистой. А свои черные наряды я сожгу!

— Тогда — свадебный салют, — Андрей вытащил ракетницу и выстрелил в небо.

 

 

Конец.

 

Похожие статьи:

РассказыВластитель Ночи [18+]

РассказыПо ту сторону двери

РассказыДоктор Пауз

РассказыПограничник

РассказыПроблема вселенского масштаба

Рейтинг: 0 Голосов: 0 721 просмотр
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий