fantascop

Чудеса горизонта.Процессы.

в выпуске 2015/01/01
10 августа 2014 -
article2186.jpg

Мы были готовы к повороту событий, любым приключениям и испытаниям, Такова плата человека за желание изведать что-то новое и  необъятное. Область, отмеченная Солихаром на наших картах, просто манила к себе своей неизвестностью. Но предположить ближайшее будущее, каким оно может оказаться для нас, было невозможно. 
— Скорость движения космолета снижается, — сообщила Клае.

— В чем причина? – Тидо переключил режим сферы, и с экрана исчезла картина звездного неба. В просторной комнате стало светлей.
— Структура пространства, — ответила девушка.
— Весьма интересно, — удивился командир. 
График изменения скорости напоминал параболу, словно корабль упирался в невидимую пружину, которая постепенно сжималась и тормозила движение.
— Варианты возможных событий? 
— Полная остановка корабля через тридцать минут.
  — В космическое болото попали или паутину, — ухмыльнулся командир. Он вопросительно посмотрел на Пали. Штурман сидела на кресле в другой стороне.

— Может, лучше обойдем стороной? – предложила она.
Ситуация была нестандартной. Ничего подобного еще не случалось.
— Нет, — ответил командир, — так ничего не узнаем. Эта область указана на карте. Дай оценку ближайших объектов.
— Восемь блуждающих планет (эти планеты не вращаются по орбите вокруг звезд).
— Понятно.  
Клае дала информацию. Очевидно, что вероятной причиной аномалии была большая черная дыра, которая появилась на месте гибели громадной звезды с необычными свойствами. Когда звезда существовала, она обладала гравитационным полем и притягивала объекты и планеты подобно другим звездам. После исчезновения на ее месте осталась воронка, которая тормозила движение, изменяя структуру пространства. Но, не только….
Я отдыхал в своей комнате. На одной из стен висели часы, старинные с расписными узорами. Такие были в моем детстве, и я специально их сотворил здесь в космолете. Тоска по дому дело обычное. Тик — тик — тик, ритмичные звуки и стрелка по кругу делает шаг. Отмеренные мелкие движения в большом течении времени. В какой-то момент мне показалось, что стрелка начала замирать. Я сначала посчитал это действием крепкого чая, выпитого мною минуту назад. Попытался отвлечься. Но вскоре опять обратил внимание на большие часы. Стрелка двигалась медленно. Может, сломались?- подумал я, они же механические. Но, здесь ничего не ломается.  Я  попросил у Клае сигналы точного времени. Главные часы корабля были очень точны.  Светящиеся цифры считали мгновения. Я присмотрелся, сравнивая показания. Очень странно. Я стал наблюдать, отмеряя привычную меру секунд. Время двигалось дольше обычного. Без всяких сомнений со мной что-то происходило. Я встал с кресла и пошел в сферу управления, очень медленно, крайне необычно медленно. Мои движения напоминали подводное перемещение, очень плавное, словно шел я по дну океана. Как не старался, привычное состояние было недоступно. Что же случилось? Даже сердце стучало пугающе редко. Легкое кружение головы вызывало страх, можно ведь не дойти.
— Клае, аварийное перемещение в сферу управления, — произнес я, не надеясь на другие варианты.
Стены привычно распахнулись, и я очутился в указанном месте. В сфере присутствовал весь экипаж. Я успокоился. Стало понятным, что необычность процессов затронула всех. Тилу плавным  движением, похожим на медленный танец, доплыла до меня. Она улыбалась, нисколько не обращая  внимания на всех остальных. Я был искренне рад.

В комнате обсуждали путь космолета. Пали настойчиво предлагала изменить маршрут, опасаясь дальнейших последствий. Времени, по ее мнению оставалось немного и чуть позднее сделать маневр будет нельзя. На ее стороне был и Брен, он последнее время чего-то боялся. Другого мнения придерживались командир и механик.
— Эта область отмечена Солихаром, значит, она безопасна, — спокойно говорил Флед, — мы доверяли ему тогда, надо верить сейчас.
— Но, Флед, — Пали раскраснелась от волнения, — анализ показывает опасность и необратимость процессов. Их вектор стремительно падает и скоро вероятно пойдет в обратном направлении. Ты понимаешь, что это значит? Мы погибнем вместе с кораблем! Мы не сможем контролировать ни один процесс.
— Но почему, — возразил Флед, — можно настроить программы на зеркальность работы.
— Не получится Флед! – настаивала Пали, — обратимость процессов бесконтрольна.
 Мне трудно было понять, о чем спорят мои товарищи, но я целиком полагался на их опыт и знания. Изображения людей и предметов становились расплывчатыми, почему-то системы контроля не справлялись с задачей.
— Да, что происходит? – как-то вяло воскликнул я, еле сдерживая навязчивую улыбку.
— Через несколько минут все известные процессы развернутся в обратную сторону и мы, Алексей, если сейчас не повернем обратно, скорее всего, погибнем, — ответила Пали.
— А как же защиты, поля и программы? Не помогут? – спросил я.
— Все заряды поменяют свою полярность, в программах единички станут нолями, для всех нас и наших машин жизнь потечет в обратном направлении.
— Это как? – удивился я.
— Вот так, задом наперед, — подтвердил программист Брен, — давайте, скорее голосовать, времени нет.
Экипаж делал свой выбор. Голоса разделились. Против движения вперед были Пали, Брен, Кети и Дели. Мы с Тилу, сильно не думая, поддержали командира и Фледа. Механик не мог ошибаться, как показывала практика,  если бы не он, мы не раз бы погибли. По этому, я был очень уверен в нем, также хотелось еще приключений. 
— Вот зря ты Алексей не подумал, — с укором смотрела Пали.
— Ты хоть представляешь, балбес, — возмутился программист, — что значит процессы жизни в обратном направлении? Может, задницей есть будешь. Наоборот, понимаешь?
— А что я? Я как Флед и командир, — ответил я.
Голоса распределились поровну, и решили в этом случае обратится к Кулоне.
— Я с Алексеем, — ответила девушка и прижалась к  моему плечу.

— Так и знал, — возмутился Брен, — сдохнем, все скоро, — он, приговаривая, поплыл в другой конец комнаты.
— Дели, задай зеркальность программ и все возможные точки возврата, — сказал командир, — готовимся. Со… ли…хар ….
Тидо не закончил свои мысли или я не успел их понять. В какой-то момент все замерло. Абсолютно все, как стоп-кадр, как застывшая фотография. Сколько продолжалось это состояние, трудно сказать. Все события восстанавливались позже.
Стало понятно, что процессы развернулись в обратную сторону. Нет, время, как и прежде, текло в одном направлении, если мерить его вне аномальной зоны. Мы, молодея, все равно прибавляли дни к своему возрасту. Просто для нас для всех, для всего корабля и программ все выглядело так, будто время пошло вспять. Это как кинолента, которую крутят, с конца в начало, в обратном направлении. Но все же были отличия.…

Надо сразу сказать, что любое движение в прошлое, каким бы точным оно не было это всегда движение в будущее. Идея машины времени абсолютно абсурдна. Другое дело процессы, из которых состоит  наша жизнь. Они могут менять свою скорость и также иметь обратимость. Те же продукты, что хранят в холодильнике лишь для того, чтоб замедлить процесс или  круговорот воды  подтверждает их обратимость. И много примеров легко привести. Если же взять за основу, что все в этом мире состоит из частиц, одинаковых по своей сути, то очень легко понять, что реально любое превращение чего-либо во все что угодно. Это также объясняет обратимость абсолютно всех процессов.

Все, с чем мы столкнулись, очень трудно представить и невозможно понять.

Как это все происходит.
Все, что мы видим в обычной жизни это всего лишь свет, который попадает на сетчатку глаза и преобразуется в сигналы. Эти сигналы идут в кору головного мозга и рисуют картины в нашем сознании. В обратном процессе все происходит наоборот. Сигналы идут из сознания, и картина увиденного возвращает нас в прошлое. Те же мысли логичны в другом направлении, они также понятны и даже привычны. Все движения идут с подсознания, шевеление руки воздействует на нервные клетки, которые выдают сигналы в наш мозг, и мы наоборот понимаем, что свершаем движение. Ходить в таком состоянии удобней спиной вперед, это логично. Если хотелось что-то сказать, то звук из воздуха стекается в рот и воздействует на голосовые связки, в горле щекотно и все дребезжит. Легкие, выдыхая, дают кислород, который берут из крови организма. Не хотелось бы никого  доводить до безумства. Но интересен вопрос принятия пищи. Очень все просто и даже изящно. Что-то в кишечнике само возникает и движется вверх. Это легко представить, понимая, что та же еда может возникнуть из воздуха или из всего что угодно. Это все частицы Мира.  Изо рта, появляется все, что хотелось бы есть. После этого пропадает чувство голода. Здесь сначала спишь, а потом понимаешь, что не хочется спать. Все наоборот. Наш организм, как показали анализаторы, молодел. Вероятно, со временем мы все превратились бы в младенцев и также исчезли, растворившись в воздухе. Да, и какая разница, в какую сторону уйти с этого мира. Наверно, лучше туда, где путь подлинней. В общем, этот мир вполне логичен. В нем также можно жить, возвращая события, влиять на них в рамках законов текущих процессов. Если говорить о программах и механизмах. Ничего не зависало, все прекрасно работало, только в другом направлении. Что-либо менять в их работе нам было самим нелогично. Единственное существо, которое никак не ощущало таких изменений, была Кулона. Ее строение было симметрично, и она легко общалась с нами в любом направлении. Именно она задала работу программ и отладила переводчики и системы контроля. Очень нам помогла, сохранив информацию. По-другому она не могла. Ведь она талисман.
— Вот так, Пали, надо верить,- Флед улыбался, торжествуя победу.
— Но, согласись это страшно, как можно было раньше уничтожать пищу ртом, это так противно, — штурман изящно выплюнула целое пирожное и положила его в тарелку.
— Но ты же понимаешь, что тогда было нормой, а сейчас аномально? – спросил на всякий случай механик.
— Ну, конечно! – засмеялась Пали.
Я тоже изо рта выливал в чашку ароматный чай. Делать это было обычно.

— Молодеем! – шутил Брен, — я недавно волосы бритвой наращивал. Так они уменьшались и через день все усохли.
— Растения тоже растут в другом направлении и потом исчезают, — сказала Дели, — очень необычно. Они появляются из воздуха, там, где должны были быть. Сначала сухие и вялые.
— Да что растения, — добавил Флед, — предметы излучают свет. Он идет к лампам, превращаясь в сигналы. А что творится внутри организма, противоречит не только законам, это невозможно понять. То, что можем общаться уже достижение наших программ.
— Спасибо Кулоне, — сказал командир, — надеюсь, что каждый выразил ей благодарность.
 Прошло несколько дней. Мы ходили задом наперед, спали, ели и думали наоборот. Процессы нас удивляли, мы изучали их. И все бы было не плохо.
  — Внимание! Впереди нестабильность процессов. Подтверждаю опасность! -выдала Клае.
— Ну вот, опять начинается неладное, — расстроился Брен.
— Непредсказуемость всех известных процессов, — подытожила Пали, — что делать будем?
— Сворачивать, хватит с нас информации, — здраво рассуждал командир.
— Поддерживаю, — согласился и Флед. Надо знать меру во всем.
— Клае выбрать курс, изменить направление движения, — указал командир.
— Внимание, — ответила девушка, — системы руля не способны изменить направление.
— Это еще, что за сюрпризы. Стоп двигатели. Обратный курс, — приказал Тидо, заметно волнуясь.
— Внимание, работа двигателей не влияет на скорость движения.
Звучало, как приговор.
— Включить точки возврата, проверить работу программ!
Все бесполезно. Космолет словно муха попал в космическую паутину. И теперь злой и большой паук тянул его к себе, чтобы съесть. И как мы не махали крыльями в разные стороны, все было бесполезно. Мы мчались в какую-то пропасть к центру воронки. Уйти виртуально, использовать реактивную тягу или создать мощный взрыв. Помочь ничего не могло. Мы начали метаться задом наперед по всему кораблю, пытаясь найти или придумать решение. Но из нашей памяти ничего невозможно достать. Так что же дальше? Гибель? Если программа Клае подтверждает опасность, значит все абсолютно серьезно.
— Экипажу занять места по тревоге! – прозвучала команда.
Мы все уселись в воздушные кресла, они сгруппировались по кругу в центре сферы. Все были рядом. Восемь человек экипажа и камень Кулона, которая расположилась между нами по центру. Помимо защитных полей, нас пристегнуло ремнями. Были включены дополнительные защитные устройства и необходимые системы.
— Клае, защитный режим. Работа под изменение процессов, — Тидо отдавал команды.
— Принято, — ответила программа корабля.
 Некоторое время мы сидели молча, ожидая беду, испытаний. Но все же надеялись на удачное их завершение.
Что же так пугало современный корабль, способный на сверхсветовые скорости, имеющий сверхмощные защитные поля,  фантастических достижений системы и умнейшие  программы? Космолет действительно был рассчитан на многое и имел опыт в десятки тысячелетий полетов. Он также способен летать и сквозь звезды, такие как солнце над планетой Земля и оставаться живым и невредимым. Дело в том, что все рассчитано под действие определенных законов, которые характеризуют процессы, происходящие вокруг. Если законы начинают меняться, может произойти все, что угодно и никакие достижения цивилизаций здесь не помогут. Металл может стать мягким как пластилин или растечься в форме воды, взаимодействия, силы иметь другую природу. Тогда ничего не будет работать, сама жизнь прекратится мгновенно. Но, нас мало того ожидали другие законы процессов, их можно было рассчитать и суметь приспособиться к ним, не во всех случаях, но люди научились и этому. Допустим, металл начал таять у всех на глазах, в этом случае другие материалы заменяли его. Таким образом, все системы, поля и устройства многократно дублировались. К тому же на некоторые процессы возможно влиять. Космолет действительно был совершенен и очень живуч. Но, нас ожидали процессы с непрерывно и хаотично изменяющимися законами. Вектор их изменений отследить невозможно, это аномалия критического масштаба.
— Вода в главном отсеке, — голос программы нарушил молчание.
— Откуда, с хранилищ? – спросил командир, подозревая утечку из емкостей.
— Нет. Процессы внутри корабля, — ответила Клае.
— Локализуй воду полями, трансформируй пути в резервные емкости.
— Исполняю, — девушка-программа выполняла приказы.
— Дай оценку систем корабля, — попросил Тидо.
— Спрогнозированные изменения дают сбои во всех системах, функциональность не теряет способность.
— Пока справляемся, — заметил Флед.
— Надолго ли? – спросила Пали.
— Солихар ведь должен был предупредить об опасности.
— Должен…. Отметил зону на карте и успокоился, — ответила Дели.
— Не будем терять надежду. Не в таких переделках бывали, — сказал командир.
— Да, бывали, — шумела Тилу, — сейчас бы в частицы Мира превратится! Было бы не плохо!
— Давайте надеяться, —  громко сказал Флед.
— Внимание! Резервуары переполнены. Вода пребывает. Задействую свободные области, — доложила программа.
— Может за борт ее, командир? – предложил Брен, — зачем она нам?

— Это измененный материал корабля. В таких случаях ничего нельзя выкидывать в космос без крайней необходимости, — разъяснил командир.
— Смотрите, — закричала Дели, — с экрана вода вытекает!
На наших глазах со всех сторон огромной сферы по стенкам стекала желтая вода. Ощущение было такое, словно мы находились в подводной лодке на дне океана, и эта лодка тонула. Мощными полями вода перемещалась в другие области внутри корабля. Струйки обтекали поля вокруг нас. Мутные ручьи  бежали по воздуху, как по невидимому желобу. В один момент вода превратилась в белый пар и если бы не системы защиты, нас сварило бы заживо. Пар клубами, с диким свистом проносился мимо. Как в аду. Все испугались.
Через время вместо воды появился сухой порошок, чем-то похожий на белую соль. Она стала гореть и соединяться с материалами корабля. Нам стало жарко внутри защитных полей, похоже, они тоже приходили в негодность. Стены стали оползать и обваливаться. Напоминало белую лавину, только на  немыслимо огненных скалах. Природа процессов была необычной.
— Клае, дай оценку систем корабля, — попросил Тидо.
Ее ответ  был очень печален. Вода превращалась из всех сплавов металлов, задействованных в конструкциях и системах корабля. Сначала она собиралась во всех свободных местах и  удерживалась полем. Потом воды стало больше, она концентрировалась и перерабатывалась. Но и это помочь не смогло. Весь космолет превратился в большой водяной шар, зажатый полями и несущийся в какой-то водоворот вселенной в виде огромной воронки. Некоторые материалы корабля не вступали в реакции и сохраняли свою работоспособность. Другие явления неизвестных процессов создавали пожар, и следующая часть материалов приходила в негодность. Появилась угроза потери полей и работы программ. Экипаж предчувствовал гибель.
Наш организм также претерпевал изменения. Обратный или прямой путь жизни уже никто не замечал. Самочувствие было ужасным. В один момент мои руки и ноги улетели по всем сторонам, и я утратил все функции чувств.

 

 

  

 

 

 

Похожие статьи:

РассказыПограничник

РассказыПроблема вселенского масштаба

РассказыДоктор Пауз

РассказыВластитель Ночи [18+]

РассказыПо ту сторону двери

Рейтинг: +1 Голосов: 1 622 просмотра
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий