1W

О трагической судьбе Лаокоонта и феномене архетипа

в выпуске 2021/01/04
29 декабря 2020 - Симон Орейро
article14974.jpg

Для начала – немного теории.

Нас интересует феномен архетипа. Названный термин был введён швейцарским психоаналитиком Карлом Густавом Юнгом (1875-1961), чьи идеи и сегодня сохраняют свою актуальность и научную значимость. По Юнгу, архетип – это нечто вроде «реликта архаического опыта», который так или иначе «зашифрован» в «бессознательном современного человека» [2, с. 175].  

Предложенное Юнгом понятие к сегодняшнему дню обзавелось неисчислимым множеством различных дефиниций и истолкований. Например, в одном из вузовских учебно-методических пособий мы нашли следующее определение: «Архетип – первообраз, несущий в себе глубинный человеческий опыт, который реализуется и постигается в художественном творчестве… Архетип, видоизменяясь, проявляет себя на новых исторических этапах, являясь бессознательным средством передачи… человеческого опыта из поколения в поколение». Там же отмечается, что архетипические образы имеют «общечеловеческое, трансисторическое, вневременное содержание [1, с. 236]».

Составление всеобъемлющего каталога архетипов – задача интересная, но очень трудная. Среди архетипов, выделенных самим Юнгом, – анима (прообраз женского начала в мужской психике), анимус (след мужского начала в женской психике), тень (бессознательная часть психики, персонифицирующая всё то, что человек отказывается принимать в самом себе, что он прямо или косвенно подавляет, сдерживает), самость (индивидуальное начало), мудрый старец, ребёнок.       

Пожалуй, с наибольшей полнотой архетипы раскрывают себя в мифах и произведениях искусства.

                                      ***

Лаокоонт (в некоторых источниках – Лаокоон) – один из персонажей древнегреческой мифологии, троянский прорицатель, жрец Аполлона.    

Лаокоонт стал невольным свидетелем всех ужасов Троянской войны. Уже на её исходе, когда войска под предводительством царя Агамемнона, казалось бы, оставили попытки взять Трою, Лаокоонт, предвидя последующие события, всеми силами пытался предотвратить близящуюся катастрофу,  разоблачить коварный обман. Увы, сограждане не прислушались к вещим словам пророка (более того – его даже посчитали кощунником, святотатцем), и злополучный деревянный конь с укрывшимися внутри вражескими воинами был введён в город.

Лаокоонт погиб вместе с горячо любимой Троей, которую он так и не смог спасти. Однако пал он не от меча – прорицателю, навлёкшему на себя божий гнев, была уготована куда более суровая участь. Две огромные змеи, вынырнув из морской пучины, задушили сначала сыновей Лаокоонта, а затем и самого жреца, пытавшегося освободить юношей от их смертельных объятий. Свершив жестокую расправу, чудовища укрылись у ног статуи Афины.

Согласно другой (на наш взгляд, ещё более мрачной) версии мифа, жизни были лишены только сыновья прорицателя, а сам он избежал смерти, чтобы до конца своих дней оплакивать невосполнимую утрату. 

Стремление Лаокоонта изменить предначертанное с самого начала было обречено на неудачу. Однако, даже находясь в заведомо проигрышной позиции, Лаокоонт не побоялся бросить вызов неумолимому Року. Провидец со всей отчётливостью осознавал свою безмерную слабость перед лицом всемогущей Судьбы. Но поступить иначе, примириться с несправедливым, «недолжным» порядком вещей он попросту не мог.

Как видим, в образе Лаокоонта сочетаются  трагизм и величие. В этом отношении троянского жреца можно сопоставить с фиванским царём Эдипом – другим героем древнегреческих преданий.   

Миф о Лаокоонте оказал огромное влияние на искусство, философию и эстетическую мысль. Приведём примеры.

Софокл посвятил Лаокоонту одноимённую трагедию. Правда, о её содержании мы ничего не знаем, поскольку произведение было утрачено.

Публий Вергилий Марон, автор «Энеиды», вложил в уста опального троянского священнослужителя фразу «бойтесь данайцев, дары приносящих» (лат. «timeo Danaos et dona ferentes»), впоследствии ставшую крылатой.

Неравная борьба прорицателя со змеями запечатлена в мраморной скульптурной группе «Лаокоонт и его сыновья», созданной родосскими ваятелями Агесандром, Полидором и Афинодором (приблизительная датировка – середина I в. до н.э.). Статуя (предположительно, копия с более древнего оригинала) была найдена в Риме в 1506 году [3, с. 21]. В настоящее время она выставлена в ватиканском музее Пио-Клементино.   

Изваяние, с потрясающим правдоподобием (и даже натурализмом) изображающее агонию Лаокоонта и сыновей, терзаемых змеями, в дальнейшем породило бесчисленное множество копий, гравюр и всякого рода подражаний.  

В 1766 году увидел свет знаменитый трактат Готхольда Эфраима Лессинга «Лаокоонт, или о границах живописи и поэзии» (нем. «Laokoon oder über die Grenzen der Malerei und Poesie»). Всемирно известный шедевр вдохновил Лессинга на создание собственной литературно-эстетической концепции, которая и была изложена в его труде. Среди тех, на кого повлияли идеи Лессинга, – Иоганн Готфрид Гердер, Иоганн Вольфганг Гёте и Фридрих Шлегель.             

                                     ***

Говорить про миф о Лаокоонте и его культурное значение можно очень и очень долго. Мы хотели бы остановиться на психоаналитическом прочтении ключевых образов (с опорой на приведённую выше классификацию Юнга).

Злосчастный провидец Лаокоонт есть не кто иной, как мудрый старец.

Фигуры сыновей жреца (в некоторых источниках указываются их имена: Антифант и Фимбрей) мы склонны рассматривать как художественную реализацию архетипа ребёнка.    

Наибольший же интерес представляет для нас образ двух змей. Он отличается особой сложностью и многозначностью, включая в себя сразу несколько взаимодополняющих смысловых доминант.

Во-первых, змеи, казнящие Лаокоонта, являются проводниками божественной воли.

Возможна и другая интерпретация: змеи как воплощение необузданных природных стихий, непредсказуемых и разрушительных (обратим внимание на красноречивую деталь: чудовища пришли из неизведанных и кишащих опасностями морских глубин).  

Наконец, змеи символизируют «тёмную», «злую» сторону человеческого естества. Если придерживаться данной трактовки, то образ двух змей – это воплощение архетипа тени.       

                                      

                                                Список литературы

1. Мещерякова Л.А. Литературные связи России и Западной Европы XII-XXI веков: учеб.-метод. пособие / Л.А. Мещерякова. – 3-е изд., испр. – М.: ФЛИНТА : Наука, 2016. – 240 с.

2. Юнг. К. Г. Воспоминания. Сновидения. Размышления. – Киев, 1994.

3. Майкапар А. «Лаокоон»: Вергилий и старые мастера. // «Искусство» : Учебно-методическая газета. – М., 2011. – № 3. – С. 21 – 23.

Похожие статьи:

РассказыОстров демона глава 6

РассказыОстров демона глава 2

РассказыОстров демона глава 5

РассказыОстров демона глава 4

РассказыОстров демона глава 3

Рейтинг: +2 Голосов: 2 72 просмотра
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий