1W

Пенталохия для непарнокопытных. История четвёртая. Загадки энтропологии

в выпуске 2013/06/03
15 апреля 2013 - Григорий Неделько
article484.jpg

 

(В соавторстве с Павлом Ганжой)

 

— Ну, что же, подведем неутешительные итоги – все очень… прискорбно. – Генеральный директор ООО «БЕ» Петр Иванович Хлыщев (в инфернальных кругах известный как бывший старший черт третьего круга Ада Хлыщщ) положил бумаги на стол и строго посмотрел на подчиненных. – Более чем прискорбно. Квартальный план по наведению порядка завален, количество добрых дел неуклонно снижается…. Такими темпами мы никогда обстановку не нормализуем. А помните, что нам говорил Повелитель? «Вы будете следить за порядком в подведомственном городе, воспитывать в людях благие чувства, бороться с несправедливостью, с бандитами и прочей нечистью»… - начальственный перст указал на потолок. Присутствующие на совещании работники «БЕ» прореагировали вяло – лишь один снуло поднял взгляд вслед за пальцем, прочие нагло пялились в окно.

«И как с этими уродами работать? — уныло подумал черт. — Мне бы пару бесов побоевитее – я быстро бы тут порядок навел. И покупкой душ занялся, как раньше».

Хлыщщ невольно вздохнул. Вот ведь работа была – сказка. Для любого черта, по крайней мере. Отогнав приятные воспоминания о прежних временах, отставной душелов приготовился излить гнев на нерадивых работников, но не успел. Совещание прервало появление самого младшего из сотрудников «БЕ» — Вани, оставленного «на дежурстве». То есть – за секретаря и вахтера.  

Вернее, дело было даже в появлении не самого Вани, а его лохматой головы из-за двери.

— Чего тебе? – ласково осведомился у «дежурного» Хлыщщ.

— Эта… там пришли.

— Кто?

— Сказал – по делу.

— Да?..

Осознав, что гневный запал уже испарился и начальственный разнос безнадежно испорчен, Хлыщщ чертыхнулся и объявил:

— Совещание продолжим после обеда.

Сотрудники потянулись к выходу, а директор махнул рукой Ване:

— Зови.

Через полминуты в кабинет кусочком мыла проскользнул тощий холеный субъект в щегольском костюмчике.

«Как одет, подлец! Лучше меня!» — восхитился невольно черт, а вслух буркнул нерадушное:

— С кем имею честь?

— Ох, постоянно забываю, что в Срединном мире сущности сокрыты. – Гость театральным жестом хлопнул себя по лбу и осклабился во все сто два зуба. – Я практически Ваш коллега, многоуважаемый Хлыщщ. Разрешите представиться, архидемон шестого круга Озёл.

— Козёл?! – не поверил ушам черт.

— Ну, вот и Вы… — укоризненно протянул посетитель и добавил. – Папенька с именем… ангелочка подложил… поэтому я предпочитаю, чтобы меня звали просто Оз.

— Простооз? – переспросил обалдевший (не каждый день к тебе архидемоны заглядывают) Хлыщщ.

— Оз! – рявкнул визитер.

— Ой, простите, ради Преисподней, — выдавил оконфузившийся черт, затем подскочил и запоздало предложил: — Присаживайтесь, пожалуйста.

Гость уселся на диван, а черт ничего лучшего не придумал, как поинтересоваться:

— А чем, собственно, обязан?

— Да я, вообще-то, не с улицы… я по поручению Повелителя, в том числе…

— Повелителя?! – Устроившийся было в кресле Хлыщщ снова подпрыгнул. – Самого?!

— Да, — кивнул визитер.

— Как же так? А что… я бы… по первому зову… только свистни… — от волнения черт стал изъясняться маловразумительными репликами. Но архидемон понял. Он скосил глаза вниз и произнес:

— Сам занят очень. Дела. Вот и меня попросил.

— Ох! — выдохнул отставной душелов и проникновенно выпалил: — Я в Вашем полном распоряжении!

— Собственно, я не только по поручению Самого, но и по собственной инициативе… Поэтому распоряжений не будет, я, наоборот, помочь пришел.

— Э-э… помочь. – Мысли Хлыщща явно не поспевали за репликами гостя.

— Именно. Ведь Вас кое-какие проблемы последнее время одолевали? Серьезные проблемы?

— Одолевали.

— Катастрофически не везло, работа не спорилась, любое начинание заканчивалось полным крахом?

Хлыщщ только кивнул.

Архидемон удовлетворенно хмыкнул и вынес вердикт:

— Это все Энтропия!

— Что? Кто? – заквохтал черт.

— А ведь верно – и кто, и что. Есть одна такая сверхмогучая сущность. И нарастает, что характерно. Именно она в ваших бедах и виновата. – Оз настороженно огляделся и, понизив голос, прошептал: — Очень сволочная бабенка, между нами говоря.

— Энтропия… – протянул окончательно обалдевший Хлыщщ. – И что мне теперь делать?

— Есть несколько способов…

И Оз затараторил.

Пытаясь запомнить все, что перечислял разговорчивый демон, бывший душекрад рылся в залежах бумаг на столе в поисках чистого листка и ручки. Наконец, оба были найдены, Хлыщщ вооружился ими и со словами «Помедленнее, я записываю!» принялся строчить, потея от усердия. Оз оказался очень многословным малым: по сути, его советы сводились к четырем пунктам. Вымученный, черт перечитал их, когда архидемон замолчал, и поднял на пришельца непонимающий взгляд.

— Что-то не так? – Озёл задрал бровь.

— Да нет, все понятно и ясно, и вообще… Вы что-то там про собственную инициативу говорили…

Оз сначала ухмыльнулся, потом издал что-то вроде горлового бульканья – похоже, он смеялся, — а затем вынул из нагрудного кармана маленькую карточку, которую передал директору «БЕ».

— Хм… «Общество “БЭ”»… — прочитал тот. – «БЭ»?

— «Борцы с Энтропией», — пояснил Оз.

— А-а… Но…

— Разве не вы оставили в Интернете следующее сообщение, — опережая черта, проговорил архидемон. Он вытащил откуда-то из-под куртки планшет, коснулся экрана пару раз и зачитал: — «ООО “Благое Единство” срочно требуется помощь по борьбе с опорчиванием!»

— Опорчиванием? – ничего не понимая, переспросил Хлыщщ.

— Наверное, с порчей, — ответил Оз, убирая устройство обратно в неизвестность. –Вы знаете, — доверительным тоном сообщил архидемон, — Она в последнее время просто лютует. Зверствует ни на жизнь, а на смерть.

— Кто? – тупо спросил Хлыщщ.

— Да Энтропия же! – воскликнул гость. – Многие законспирированные посланцы Его Рогатейшества очутились в невероятно тяжелых, невыносимых даже условиях. Вот и вы тоже.

— Ага, понятно. Ну ладно, спасибо. – Хлыщщ протянул копыто – говорить,  в общем-то, было уже не о чём. – До свидания.

Оз снова улыбнулся – широко-широко, во весь рот своей личины, — и пожал чертову конечность.

— Не прощаюсь, уважаемый Петр, так как наше общество будет с интересом следить за вашей борьбой с Энтропией. И, если все сложится удачно, мы ждем от вас… скажем… пожертвований.

— Та-ак… — Хлыщщ, кажется, понял, к чему ведет странный демон.

— Ну, или хотя бы рекомендательного письма – мы хотим стать официальной организацией и выйти на международный уровень. Впрочем, для начала нам хватит и официалки.

Два инфернальных жителя попрощались. Закрывая дверь за Озёлом, Хлыщщ думал, что надо бы дать пендуля Ване, чтобы он не слишком проявлял инициативу. А то вывесил объявление в Интернете, и началось… стали приходить разные… пусть не свидетели Иеговы, тьфу-тьфу-тьфу через правое плечо, но все же… Для профилактики пендуль никогда не помешает, особенно если речь идет о ком-то, кто подчиняется вам и слабее вас в несколько раз.

Посвистывая (большую часть времени и когда того не требовали обстоятельства, Хлыщщ не был суеверным), черт вернулся к столу и плюхнулся в кресло. Он вновь взглянул на листок, испещренный торопливыми каракулями: отставной душелов никогда не страдал каллиграфией.

«Четыре способа… Интересненько… Ну что ж, надо начать с первого – и, по возможности, сразу же уладить дела с Энтропией. Так больше продолжать нельзя! Еще немного, и конторе придет полный крантец. И за что высшие силы столь меня невзлюбили – вот что самое любопытное!»

Хлыщщ уже подумывал одеться и выйти на улицу, когда вовремя вспомнил о демонстрантах. Он выглянул в окно, но никого не увидел.

«Прячутся, — пронеслось в голове. – Выжидают… Олег попался на эту удочку дня два назад и теперь лежит в больнице с переломом ноги. Нет, рисковать не буду. Лучше закажу себе несколько одноразовых машинок для перемещения в пространстве – по-моему, на них в “Ад-маркете” сейчас скидка».

Естественно, Хлыщщ звонил в службы безопасности, в полицию, там, в ФСБ, в ФБР – но всем было глубоко наплевать на проблемы одной маленькой организации, непонятно зачем созданной и управляемой личностями, ответственными за расклейку листовок, агитацию и вообще крайне неприятных с виду.

Начальник «бешников» воспользовался фоном старой модели, с треснутым стеклом и барахлящим в придачу, но средств на новый пока не предвиделось.

— Алло. Я бы хотел заказать десять одноразовых МПП. Сколько с меня душ?

Ему ответили.

— Сколько-сколько?!

Ему повторили.

— Ладно, запишите на мой счет…

И не успел Хлыщщ произнести эти слова, как из воздуха на стол упали десять продолговатых предметов. Длина одной МПП составляла около восьми сантиметров.

Черт, с горем сознавая, что тратит последние деньги на вещи, которые в прошлом никогда бы не купил, сгреб все эмпэпэшки, кроме одной, и рассовал по карманам. Ситуация с деньгами в Срединном мире была у него ничуть не лучше, чем в Преисподней. А зарплата – и та, и другая – ожидалась совсем нескоро. Дожить бы еще до нее…

В очередной раз взглянув на листочек с антикаллиграфией, Хлыщщ наконец запомнил первый его пункт. Потом залез в Интернет, которым его обеспечивал фон – правда, ненадолго: трафик истекал, и сегодня-завтра доступ в Сеть должны отрубить.

— Так… так… — приговаривал он. – А. Вот то, что нужно!

«Баба Маня™, — заполнила половину экрана надпись, сделанная безвкусным густо-розовым шрифтом. – Потомственная колдунья, гадалка, ворожея и вообще. Обращаться по адресу… или по телефону…»

«“Вообще” – это как раз то, что мне нужно», — подумал Хлыщщ.

Взял со стола МПП, сжал устройство в «руке» и перечитал адрес, написанный на веб-сайте. А в следующую секунду оказался в совсем другом месте…

 

 

…Офис Бабы Мани™ оказался одноэтажной, плохо стилизованной халупой, дверь которой раскрывалась под любым, даже самым слабым, порывом ветра и неврастенически хлопала о стену, точно сама себе аплодировала. Сделанная из плохо подогнанных досок, тонкая, старая, мшистая, она скрипела, и этот скрип врезался в мозг похлеще образов Лавкрафта (Хлыщщ как-то наткнулся в Интернете на его книгу и даже прочитал пару рассказов. Они его немало повеселили). Само строение не отставало в плане гротескности и «стилизованности»: дом, если его можно назвать этим громким словом, был разукрашен в самые невероятные, совершенно не сочетающиеся тона. Наверное, тот, кто его делал, изо всех сил старался передать богатый внутренний мир владелицы-ведьмы, но понятия не имел, как это делается и где живут якшающиеся со злыми силами женщины. В итоге, получилось… то, что получилось.

«Представляю, сколько за это “богачество” отвалили бабла, — подумалось Хлыщщу, когда он заходил в затхлое черное – не темное даже – помещение. – Потому что везде чувствуется рука дизайнера – бестолкового и бездарного, а именно такие дерут с клиентов больше всего денег. Особенно если клиенты попадаются не шибко умные. А все сводится к тому, что…»

Но мысль он не успел закончить: кто-то жутко заухал, захлопал могучими крыльями, пронесся мимо и скрылся в темноте.

— Тьфу ты, — проговорил впечатленный Хлыщщ; сердце его зашлось в бешеном танце. – Обычная же сова…

— Не обычная! – раздался чей-то недовольный, одновременно громыхающий и писклявый голос. – А самая настоящая магическая!

Черт заозирался: откуда исходили слова?! Казалось, отовсюду!

— Чего тебе надобно? – вновь загремел голос.

Хлыщщ продолжал оглядываться: посмотрел налево, направо, вверх… и увидел прикрепленные к потолку громкоговорители.

— Да в какое адское место я угодил!

— А вот это уже ближе к истине, милочек. Проходи, проходи, не задерживай очередь…

Никакой очереди в помине не было, но Хлыщща волновало совсем другое: чей извращенный ум согласится работать, а может, и жить в этом дьявольски убогом месте?! Все, что связано с дьяволом, обычно вызывало у черта неподдельный ужас. К тому же, как он убедился за то время, что провел в Срединном мире, воплощенные в реальность кошмары людей гораздо страшнее любых демонов и монстров, коих он повидал на своем веку ого-го. В последних страшного – разве что дыхание: не жуют монстряки «Орбит». Тогда как в людях…

Хлыщща передернуло.

«Куда же я попаду?» — думал он, на ощупь продвигаясь вперед, разводя в стороны брякающие занавески и проходя в помещение…

…которое вдруг из темного стало светлым!

Хлыщщ зажмурил глаза, заслонил их копытом. А когда убрал конечность, вроде бы смертельно расстроился, но заодно и порадовался. Расстроило его, что помещение оказалось тесной комнатушкой.

«Совсем не впечатляет!» — Он даже покачал головой.

А порадовало тот факт, что никакие ужасти не собирались наброситься на него и… заставить вступить в полезную для общества организацию. Или, там, заплатить налоги.

Нет, все было проще и прозаичнее: в комнатке метра два на два сидела согбенная хитрого вида старушка и посмеивалась в кулак. Ее окружали скелеты, шкафы с банками, внутри которых лежали загадочные снадобья и порошки, клетки с пауками и змеями, а над самой старушкой висело, значительно потрепанное, чучело. Вначале Хлыщщ принял его за суслика, но, присмотревшись, понял, что это крокодил. Точнее, голова крокодила. Стоящий на столе магический шар переливался разными цветами, бросая жутковатые отсветы на стены, а под потолком горели стоваттные – и для чего они здесь?! – лампочки.

— Что, впечатляет? – запищала старушенция, хитро глядя на вошедшего.

— Да у-уж, — протянул черт. – Я вообще-то…

— Ни слова, ни слова! Больше ни слова! Садись, — она указала на стул угрожающего вида, — я сама прочту твои мысли.

Хлыщщ не стал спорить: крайне осторожно сел на разваливающийся, казалось, прямо на глазах предмет мебели.

— Да-а… да-а… — тем временем, смежив веки и махая рукой, вещала баба Маня™ – а это наверняка была она. – Я вижу… вижу… что ты пришел…

— Я не совсем пришел – скорее, прилетел.

— Молча-а-ать!!! – заорала ведьма, и Хлыщщ вдавился в спинку стула. – Ты пришел… то есть, прилетел… в общем, неважно. Ты прибыл… да, ты прибыл… издалека.

— А можно опустить вводную? – поинтересовался бывший душекрад, доставая из кармана деньги.

Неизвестно, как баба Маня их увидела – ведь только что ее подернутые ячменями глаза были закрыты, — только она внезапно «выстрелила» сухонькой ручкой, выхватила купюры у Хлыщща и спрятала в нагрудный карман.

— Можно и пропустить, отчего ж не пропустить, — просто сказала она. – Итак, у тебя проблемы.

— Разумеется, иначе бы я сюда не пришел.

— Ты опять за свое? – Баба Маня сверкнула на него из-под лохматых, но отнюдь не густых бровей.

— Молчу, молчу.

— И проблемы твои связаны с э… э…

— Э… — повторил Хлыщщ.

— Э… э… эрекцией!

— Кхм. – Черт поперхнулся. – Пока что, слава Повелителю, нет. С Энтропией.

— Да какая разница, — колдунья отмахнулась, — и то, и другое на «э».

— А ещё и то, и другое чертовски неприятно.

— Угу, угу. И что от меня требуется?

Хлыщщ опешил.

— Вообще-то я собирался задать вам этот вопрос.

— Ну, задавай, — раздраженно произнесла баба Маня.

— И что от меня требуется?

— Заголить зад и бегать! – Старушенция подняла голову к низкому потолку, расхохоталась, но зашлась в приступе кашля. – Кхе-кхе… Я знаю, что тебе нужно. Тебе нужно… — Колдунья выдержала театральную паузу.

Хлыщщ прислушался.

— Воспользоваться травкой! – закончила баба Маня торжественно.

«Петр Хлыщев» понимающе закивал.

— А-а, ясно-ясно. Вот это уже другое дело: магическая трава, сушеная в полнолуние на могиле древнего мага-вампира…

— Ты что, родной, спятил? Какого мага-вампира? Марихуану будешь, спрашиваю?

— А?

Вместо ответа баба Маня с превеликим трудом открыла ящик стола. Раздался натужный скрип, старческая ручонка пошарила внутри и извлекла на свет божий… или дьявольский, кому как больше нравится… косячок.

— Ну что, забьем Мике баки? – И она подмигнула Хлыщщу. – Помогает в момент! – заверила «колдунья».

— Нет, вы знаете, наверное, в другой раз…

Черт изобразил на лице извиняющееся выражение, однако бабе Мане было уже не до него – она достала из кармана потрепанную зажигалку и закурила. Увидев подобное, Хлыщщ так и хлопнулся наземь, не из-за удивления, правда: просто стул, все это время опасно раскачивавшийся под ним, в конце концов треснул и развалился.

— Хы-хы-хы! – рассмеялась провидица-гадалка-ворожея. Вынула изо рта самокрутку, выпустила в и без того нечистый воздух струю дыма.

Потирая ушибленную точку и отмахиваясь от клубов марихуаны, отставной душекрад попятился к выходу.

— Эй, ты куда! – внезапно опомнилась баба Маня. – А Энтропия?

— Да черт с ней!

— Ну и правильно!!

И вновь разразилась гоготом. «Мумифицированная» голова крокодила на стене задрожала и низринулась прямиком владелице на маковку. Впрочем, и тогда смех не прекратился. Усиленный громкоговорителями, он сопровождал Хлыщща на всем пути к выходу из дома, и дальше – на улице, и дальше – когда черт доставал новый МПП. Черт уже знал, куда направляется: ища провидцев в Интернете, он случайно набрел на другую ссылку. Надо немедля переместиться туда! Кроме того, этот пункт стоял под номером два на листочке, бережно хранящемся в заднем кармане джинсов.

А голос бабы Мани, крутившийся в голове и не желавший отступать, подгонял его:

— Давай вперед!

Время не ждет!

            Магией Энтропию не победить –

Лучше достать косяк и курить!

Ты что, не знал, Озёл?

Просто вкурил – и пошел!

Этот бодрый речитатив засел в сознании, закрутившись там спиралью. Потом зазвучал незамысловатый ритм. Перед глазами возникла пустая, освещенная прожекторами сцена. Толпа восторженных людей и демонов кричала, бросала вверх головные уборы, потрясала в воздухе кулаками. И тут вперед, к микрофону, вышла баба Маня и под увесистый бит, наигрываемый стоящим в сторонке, в тени, ди-джеем, опять начала читать своим фирменным хрипло-писклявым голосом:

— Давай вперед!

Время не ждет!..

Публика зашлась в экстазе!..

«Надышался», — понял Хлыщщ.

Сжал эмпэпэшку, вызвав в памяти нужный адрес, и стал дожидаться переноса в здание, разительно отличавшееся от того, что он посетил минуту назад. Отличие должно быть столь же явным, как, например, между глюками от героина и кокаина…

«Тьфу ты, — не удержавшись, вновь сплюнул Хлыщщ, которому порядком поднадоела заполнявшая разум наркоманская тематика. Черт почувствовал, что еще немного, и он потеряет равновесие, поэтому облокотился на стену дома возрастной торгашки. – Какой я, оказывается, восприимчивый – всего-то ничего в гостях у бабули-псевдоведуньи пробыл. Фу-уф… Ничего, может, там мне помогут излечиться от этого…»

В одноразовой эмпэпэшке что-то угрожающе пфыхнуло, но она всё-таки сработала, и черт материализовался в здоровенном зале – то ли цехе, то ли лаборатории, — заставленном разнообразными непонятными аппаратами и агрегатами. Часть аппаратов-агрегатов работала – что-то крутилось, двигалось, шумело. Хлыщщ повертел головой – людей видно не было – и пошел по асфальтовой дорожке вдоль ряда машин. Осторожно, стараясь держаться подальше от движущихся деталей – чтоб какая-нибудь хреновина по кумполу не шандарахнула. Периодически на глаза черту попадались и неработающие аппараты, в основном, мелкие. Эти приборы лежали на полочках и бесхозно поблескивали металлическими гранями, причиняя тем самым страдания ранимой и рачительной натуре отставного душелова. В такой разлагающей обстановке нельзя было что-то не стащить. Один стоящий в уголке компактный блестящий цилиндрик настолько впечатлил Хлыщща, что тот, не выдержав, оглянулся и мимоходом засунул понравившуюся вещицу в карман пиджака. А нечего разбрасываться! И охранять надо, а то он уже пять минут тут ходит – и никого вокруг!

С мыслями тоже надо поаккуратнее. Это пришло в голову Хлыщща, когда он услышал за спиной окрик:

— Эй, ты! А ну стоять!..

 

[Окончание ищите в моём 3-томном сборнике рассказов "Неомифы" на "ЛитРесе".]

Похожие статьи:

РассказыЛизетта

РассказыНезначительные детали

РассказыО любопытстве, кофе и других незыблемых вещах

РассказыКультурный обмен (из серии "Маэстро Кровинеев")

РассказыКак открыть звезду?

Рейтинг: +1 Голосов: 3 944 просмотра
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий