1W

Пожелай себе светлую даль...

в выпуске 2013/09/02
12 августа 2013 - С. Васильев
article787.jpg

Пора привыкнуть.

Меня часто бросали. Или, если уж быть совсем откровенным, — всегда. Разумеется, не просто так. Мне даже называли причины. Всякий раз – иные. С такими девушками было сложнее всего. Они пытались объяснить то, что сами понять не могли. Комкали слова, теряли нить разговора, забывали о том, что собирались сказать. Логичные фразы рассыпались. Из стройных замков, выстроенных на берегу моря, превращались в неровные песчаные кучи. Лишь одно желание оставалось неизменным: уйти подальше и больше никогда не встречаться.

Желание побеждало. Я оставался один. Разумеется, ненадолго – ничего не стоит познакомиться с девушкой по переписке, назначить встречу, подарить ей букетик цветов и сводить в кафе. Всем представлялось, что я – истинный джентльмен, который умеет обходиться с девушками. Конечно, они ошибались. Всё дело в опыте и стереотипе поведения. Действия становятся автоматическими и потому кажутся естественными.

Сколько раз я знакомился? Сколько раз меня бросали, махали нежной ручкой или били по лицу при расставании? Я не считал. Много. Много раз. Но всё равно с упорством лемминга, бегущего к обрыву над морем, я искал новую любовь.

И находил.

По крайней мере, мне так казалось. В тот момент, когда я ее встречал. Несколько слов, ответная улыбка, приглашение, встреча и так далее, и тому подобное… Всё по накатанной колее. Всё известно заранее. Можно закрыть глаза и представить на месте сидящей напротив девушки кого угодно. И уже заранее ясно – когда она уйдет. И очень часто – как именно.

В этом я редко ошибался.

Хуже всего, когда бросают с утра. Она встает из моей постели. Презрительно смотрит на то место, где только что лежала, потом переводит взгляд на меня, и в ее глазах поднимаются волны ужаса. "С кем я спала?! С кем провела эту ночь?! Что за урод?! Где были мои глаза?!" – легко читается на ее лице. Она спешно натягивает трусики, юбку, залезает в топик, забывая лифчик на подоконнике, и убегает.

Слышно, как стучат каблуки по ступенькам. Странно, что я не заметил, как она надела туфельки. Хорошо, хоть в этот раз обошлось без рукоприкладства. Однако всё равно день испорчен. Настроение хуже некуда.

Надо вставать. Одеваться, завтракать, спешить на работу. Куча дел, обязательных для исполнения.

 

Я шел по тротуару, стараясь держаться редкой тени деревьев и не торопиться. Главное, не делать резких движений. Иначе взмокнешь, еще не дойдя до офиса, в котором экономный работодатель забыл поставить кондиционер. Всё же, пешая прогулка не в пример лучше совместного потения в общественном транспорте, застрявшем в пробке посередине улицы. Всегда можно остановиться. Вылезти из автобуса получается далеко не всегда. К тому же, по дороге иногда замечаешь что-либо новенькое, чего раньше никогда не видел или не замечал. Останавливаешься, удивляешься, и настроение постепенно становится нормальным, и уже не так тяжко исполнять привычные обязанности.

В этот раз я увидел цирк-шапито.

Каким-то невероятным образом его втиснули в тесный дворик между двумя домами. Растяжки терялись в кустах, а на тротуар выходила закругленная стена с приоткрытой полотняной дверью. Над дверью висела афиша – не афиша, а, скорее, объявление в три строки: "Исполнение любых желаний". Причем, первое слово было выписано разноцветными буквами различной высоты и формы, а второе и третье – шрифтом официального вида, будто их напечатали на принтере. "Желания" выцвели и почти не прочитывались.

До начала работы оставался еще целый час, и я заглянул внутрь. Ничего не увидел и, махнув рукой, прошел дальше по причудливо заворачивающему проходу.

Шатер оказался без крыши. Одни брезентовые стены, натянутые на металлический каркас. Посредине огороженной площадки, прямо на зеленой лужайке, освещенной утренним солнцем, находился стол, за которым сидел клоун. Обычный клоун, в рыжем парике и с размалеванной физиономией. Его широкие штаны ниспадали складками до самой земли, скрывая то, на чем он сидел. Мне даже показалось, что клоун одет в юбку, и я едва не фыркнул.

 Клоун заметил нежданного посетителя. Прекратил созерцать небо и подозрительно оглядел меня с ног до головы. Я поспешил объясниться:

— Там у вас. Снаружи. Объявление. Ну, реклама, то есть. Или я не правильно понял? Про желания? Что, действительно любых?

Взгляд клоуна потеплел, нахмуренные брови разгладились, и он сказал:

— Любых. Хотя, ограничения…

— Это понятно! – перебил я. – Дополнительные условия. Я угадал? Типа, не желать того, что для других будет плохо. Да?

— Да! – улыбка клоуна растянулась так, что я чуть не заглянул ему за спину, чтобы проверить, не сошлась ли она на затылке.

— То есть, можно загадывать? Прямо сейчас? Какая оплата? Или… даром? Да, нет?

— Желание нужно…

— Сформулировать? Логично, да. Вдруг, я пожелаю нечто невообразимое, а может, наоборот – слишком простое. Значит, и плата будет разной.

Я почесал бровь. А ведь действительно, что бы такого загадать? Много денег? Чтобы получать и ничего не делать? Помру со скуки. Политическую карьеру? Конкуренты не позволят вырваться в руководство. Всеобщую любовь? Кстати, может быть. Любви-то мне явно недоставало.

Почему-то мысль о том, что всё происходящее может оказаться чьей-либо шуткой, в голову не пришла. Ведь что может быть обычней клоуна, исполняющего желания ранним утром? Да эти клоуны на каждом углу сидят! И каждый предлагает то, без чего человеку не обойтись.

Бр-р-р! Меня явно занесло. Сейчас клоун выдаст мне бумажку с рецептом, я заплачу за нее, скажем, рублей сто, и мы разойдемся, довольные друг другом. Ну, самое время впаривать потенциальному покупателю свой товар!

Клоун медлил. Он уставился в синее небо и шевелил губами, словно что-то подсчитывал. Возможно, предполагаемую выручку за день. Или сумму, которую он с меня стрясет за абсолютно правдивый рецепт.

— Проблема вас?.. — клоун дернул всей левой половиной лица, словно стремясь стряхнуть глянцевую краску. Сморщился, пытаясь подобрать нужное слово. Запыхтел и сдался, так и не договорив.

— Проблема у меня. Волнует, да. Такая проблема, — попытался я объяснить.

— Какая именно проблема вас?..

— Да простая. Совершенно простая. Ничего необычного. Ну, как у всех. Практически. С девушкам. В общем.

— Личного плана с девушками?..

— О, да! Личного! Конечно же! Ну, то есть. Не совсем, конечно. В общем, не могу с ними долго встречаться. Уходят. Почему-то.

— Вы изменить ситуацию?..

— Хочу, да. Чтобы наоборот. Ну, то есть, чтобы не уходили, а наоборот.

Клоун колупнул пальцем красный нос, отделив кусок краски, повертел пальцем, с удивлением разглядывая прилипшую к нему чешуйку, и сказал:

— Очень! Сейчас!

— Сейчас? Ну, хорошо. А как скоро проявится эффект? И надолго ли? Или мне придется часто к вам заходить?

Клоун потешно замахал руками.

— Нет-нет! Один раз! Навсегда. Наше слово – закон для нас.

— Ваше? А вы кто такие? Как проверить? Так сказать, удостовериться в несомненности?

Тут клоун встал со стула и попытался вытянуться. Это едва получилось – сильно мешал большущий живот. Выражение на лице почти достигло торжественности, лишь дурацкая улыбка мешала ощутить серьезность момента.

— Мы – великая цивилизация нашей Галактики, которая несправедливо… нашими противниками. Но мы!.. Обязательно! Твое участие – важно. И в благодарность мы тебе любую компенсацию… Исполнение желания…

Он говорил с апломбом и исключительно прочувственно. Вот только все эти суровые слова о врагах тонули в клоунских ужимках. Я чуть со смеху не покатывался. За такое даже заплатить не жалко. Пусть не исполнится желание – да и черт с ним! Зато повеселился.

— Что ж вы сами себе не пожелаете победы над врагами? – спросил я, отдышавшись. Клоун подхихикнул.

— Обязательства, которые мы должны… Перед Галактическим Советом… Как штрафные санкции на проигравших… Один проигрыш – один штраф. Возмещение. Твое желание – хорошее. Много компенсирует… Скоро… — клоун задрал голову в зенит и потыкал пальцем для убедительности.

— Что, возвернуться хотите? Хорошее дело. Да. Вот только, как с моим желанием? Непосредственно. То есть, когда оно исполнится? – я решил подыграть клоуну.

— Когда ты из шатра… Это – наше суверенная территория. Нашего корабля. На котором мы домой… Там, за его границей – сразу.

— Отлично! – я утер выступившие от смеха слезы. – Прямо "жыстокая голактика" какая-то. Благодарю вас. Вот, прям, от души. Честно.

Клоун распахнул глаза, приложил ладони к груди и поклонился мне в пол. При этом он зацепился зеленой шляпой, так что она слезла чуть ли не ему на нос, выпрямился и недоуменно заморгал. Я всхлипнул – сил смеяться уже не было – и медленно побрел в сторону входа. Меня уже не заботили ни желания, ни Галактический Совет, ни даже плата, которую надо было оставить. Хотелось просто присесть на скамейку, вдохнуть изо всех сил и отдышаться.

Пробравшись запутанным коридором, я вновь очутился на улице. Она показалась мне какой-то мрачной и темной, хотя солнце никуда и не делось. А еще – пыльной и загаженной. Хорошее настроение как-то резко улетучилось, а ему на смену появилась тревога.

Что же это такое было? Что случилось? Сейчас клоун представлялся совершенно несуразным.  Может, меня загипнотизировали? Или дали нюхнуть веселящего газа? С какой целью шло представление для одного зрителя? Не понятно. Я захлопал себя по карманам, заглянул в портфель: нет, всё на месте. Да и смысл устраивать всё это ради нескольких тысяч рублей?

Я обернулся. Полотняная дверь, через которую я проник в шатер, исчезла. Стены шапито неожиданно замерцали и сделались металлическими на вид. Потом вся конструкция сузилась и принялась странно мелькать, будто вращаясь со всё возрастающей скоростью.

Вот уж такого точно быть не могло. Я зажмурился и замотал головой, чтоб избавиться от наваждения. Достаточно досчитать до трех и всё пройдет. Раз, два, три…

Шапито не стало. Точнее, он превратился в металлическое веретено, поднимающееся ввысь быстрее и быстрее, исчезая в лазурной синеве. Остался двор между старыми домами и ровный круг травы среди асфальта.

До начала работы оставался всё тот же час. По крайней мере, часы на телефоне показывали именно это. Я в недоумении уставился на цифры.

А потом телефон требовательно зазвонил.

Я нажал кнопку приема и приложил телефон к уху.

— Алло! Вадик?! Я тут подумала… Знаешь, зря я утром ушла. Извини. Ерунда какая-то показалась, как наваждение. А еще я лифчик у тебя забыла. Ты ведь будешь вечером дома? Я загляну. Ну, целую, жди!

— Ага, — растерянно сказал я выключившемуся экрану. – Буду ждать.

Что-то новенькое. Позвонила! Сама! Извинилась!!! Да еще хочет прийти вечером!.. Очень странно. Очень. С этим надо было разобраться. Но не сейчас. Сейчас – на работу, а к вечеру будет видно. Разберусь.

Звонок раздался снова, и я вздрогнул.

— Да?! – осторожно сказал я.

— Вадим! Ну что же ты?! Куда ты подевался? – веселый девичий голос принадлежал той, что отхлестала меня по щекам неделю назад. – Неужели ты не понял, что нужен мне? Не понял – как нужен мне? Я расскажу. При встрече. Надеюсь, ты не переехал?..

Не переехал. Но встречаться с этой каратисткой мне совершенно не хотелось. Поэтому я буркнул нечто невразумительное о том, что спешу, и отключился.

Телефон зазвонил снова. Я с испугом взглянул на экран. Определившийся номер казался знакомым. Ах, да. Это…

— Вадимчик!!! Это твоя лапуська! Помнишь, лапуську?! Ты не мог меня забыть, сладкий! Я поняла! Я всё поняла! Ты единственный! Единственный кто понимал меня. А я так с тобой обошлась… Но всё, я исправилась и сейчас прибегу к тебе. Прямо на работу. Или лучше у тебя дома?

— Лучше дома, Рита, — прохрипел я. – А то сегодня сдача объекта, никак не могу.

— Вот и хорошо, мой сладкий… Буду облизывать тебя с ног до головы.

Мне представилось, как я прихожу вечером с работы, а у подъезда меня ждут мои прошлые девушки. Как я приветливо машу им всем рукой, а потом приглашаю в квартиру. Интересно, они начнут выяснять отношения друг с другом, или сразу со мной? И в каком месте? Успею ли я убежать? И куда именно я побегу?

Телефон звонил…

Я давил и давил на кнопку выключения, но звонки всё равно прорывались, и Светы, Любы, Кати, Оленьки, Полины кричали мне в ухо, что вернутся, что бы я ждал их и что непременно сегодня, а лучше прямо сейчас. И если я им не отвечу, то они примчатся туда, где я нахожусь, и никогда не уйдут. Вот так-то.

Я бежал по тротуару с вытянутой рукой, в которой непрерывно звонил взбесившийся телефон, и наверняка выглядел весьма нелепо. Конечно, никто не запрещал выключить источник раздражения, но мне почему-то казалось, что если я брошу телефон, то вместо звонков начнут возникать сами девушки. Будут окружать меня, набрасываться и рвать на части, чтобы всем, всем им достался хоть кусочек такого вожделенного для них мужчины.

Клоун не обманул. Он действительно исполнил мое желание. То, которое я и высказал. Так, как я его сформулировал, а он его понял. Самое жуткое, что в тот момент я действительно хотел этого.

Что хотел, то и получил.

Из перпендикулярного переулка выскочила девушка, взвизгнула, увидев меня, и стремглав бросилась наперерез, раскинув руки. Я ловко поднырнул, увернулся от объятий и прибавил хода. Возможно, охранник на работе сможет задержать непрошенных гостий. И я успею отдышаться и придумать, что делать дальше. Пока что единственной здравой мыслью мне казалось найти клоуна и наняться на его корабль. Хоть кем. Стюардом, уборщиком, юнгой…

Кем угодно, лишь бы они увезли меня с этой планеты.

Похожие статьи:

РассказыПо ту сторону двери

РассказыПограничник

РассказыДоктор Пауз

РассказыВластитель Ночи [18+]

РассказыПроблема вселенского масштаба

Рейтинг: +1 Голосов: 1 797 просмотров
Нравится
Комментарии (1)
0 # 3 сентября 2013 в 13:13 +1
Все правильно. Кто быстро знакомится, тот быстро расстается. Как Задорнов говорил, раньше целый год встречался с девушкой, подогреваемый надеждой, что у тебя с ней когда-то что-то будет. А сейчас переспал - и даже не хочешь спрашивать, как ее звали.
- Как вам удалось так долго сохранить брак?
- Видите ли, в наше время было принято чинить сломанные вещи, а не выбрасывать.
А было такое. В каком-то рассказе у какого-то автора. Только там парень не испугался. Продал душу дьяволу, чтобы ВСЕ девчонки, которых он встретит днем, ночью оказались у него дома в его постели. Но дьявол поставил условие, что число девчонок должно быть нечетным. Герой собрал их тринадцать. Но… тринадцатая оказалась самой первой, которую он встретил рано утром… и в которую ПО-НАСТОЯЩЕМУ влюбился. Итого, не тринадцать, а двенадцать. Дьявол в очередной раз посмеялся над человеком.
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев