1W

Война со звездами

в выпуске 2013/05/17
24 января 2013 -
article171.jpg

 

 

— Слушай, Нил, зачем ты таскаешь с собой это рыжее чудовище? – спросил Макс, глядя на входящего в пилотскую кабину кота.

Нил поставил на пульт чашку с кофе, повернул свое обезображенное ожогом лицо и позвал:

— Кис-кис-кис. Маркиз, иди ко мне на колени, мой мальчик.

— Тьфу, меня сейчас стошнит! У тебя от старости совсем уже мозги отсохли. Как тебя только до полетов допускают?

 

Маркиз вспрыгнул на колени Нила.

— Дай я почешу тебе за ушком. Вот так… Если меня не будут допускать до полетов, то кто тогда будет работать в патруле? Молодые рвутся летать на новейших звездолетах размером с Ганимед, их и под пистолетом не посадишь в кресло такой рухляди, как наша. Это я делаю одолжение, а не наоборот. Кстати, ты вчера составил отчет за последний месяц.

 

— Ну.

— Ты какой район указал?

— Сто пятый.

— Вот именно, сто пятый.

— И чему ты так ехидно улыбаешься?

— Тому, что мы работали в сто восьмом! А сто пятый был в прошлом месяце, и мы за него уже отчитались, Макс. Ну, и скажи теперь, у кого из нас отсохли мозги?

 

— Подумаешь, ошибся. И ничего смешного в этом нет. Хватит уже скалиться! Сам садись и составляй этот идиотский отчет.

— Я бы составил, Макс. И уж точно не хуже, чем ты. Но первый пилот на этом корабле пока я, а ты второй. И я делаю тебе замечание. В следующий раз будь, пожалуйста, внимательнее. Потому что выговоры присылают мне. И оставь в покое моего кота. Скорее ты уйдешь отсюда, чем он.

 

— Да нужен мне твой кот! Я просто спросил, зачем ты его в космос с собой берешь, и все. Чего ты злишься-то сразу?

— А если я еще раз увижу, как ты наступаешь ему на хвост, ты очень об этом пожалеешь, Макс.

— Я не нарочно. Он лежал в коридоре прямо у порога моей каюты. Покрытие на палубе желтое, твой кот рыжий, вот я его и не заметил!

— Еще раз не заметишь, жди беды. Повторять не буду.

 

— Лучше отучи своего кота там спать. Он нарочно именно в этом месте ложится, чтобы я на него наступил.

— То есть, по-твоему, Маркизу нравится, когда на него наступают?

— Ему нравится, когда ты устраиваешь из-за него скандалы! Смотри, какой у него довольный вид. Хитрая тварь!  В следующий раз возьму с собой какого-нибудь бульдога, посмотрю, как вам это обоим понравится.

 

— Никого ты не возьмешь, Макс.

— Это еще почему?

— Потому что в своем замке я король.

— А я, значит, никто.

 

— Спишу я тебя, Макс. Ко мне давно просится Крамер.

— Это тот, что в восемнадцатой эскадрилье летал? Да он штурвал от дверной ручки не отличит.  Корабль угробит, и тебя. И твоего кота в придачу.

— Ну, уж это ты брось, Макс. Их эскадрилья сбила больше, чем весь ваш полк.

— Возле Венеры только ленивый не сбивал. А мы половину войны вокруг Меркурия болтались из-за тупости штабистов. Зато потом…

 

— А ваши потери?

— Наши? – Макс пошевелил титановыми пальцами искусственной руки и вздохнул. — Что ни день, то два-три пилота. А то и пять. Потери были огромные. До сих пор не пойму, как я тогда жив остался. А сейчас летаю на этой калоше, и думаю, а может, лучше бы и я тогда?..

 

— Это ты брось, Макс. Радоваться надо, а не скулить. Хотя в чем-то ты прав. Вот мы с тобой выжили. И что? Патрулируем дальний космос и ругаемся из-за кота, такого же старого и никчемного, как и мы сами. А кто-то в капитанском кителе на пассажирском лайнере изображает из себя важную шишку перед расфуфыренными дамочками. Разве это справедливо?

 

— Так и я о том же, Нил. У меня нет денег на настоящую руку вместо этого дурацкого протеза, а у тебя на хорошую пластику.

— Черта с два я буду делать пластику! Эти ожоги я в бою получил, пусть смотрят и помнят об этом. А то некоторые уже готовы забыть, что она вообще была, эта война!

 

— Господа пилоты, могу я вмешаться в ваш разговор? – вдруг раздался голос бортового компьютера. Голос был женским, с хрипотцой, будто прокуренный.

— Что случилось, Молли? – поднял голову Нил.

— Наблюдаю объект «Сигма» третьей категории. Пеленг сорок три, дистанция сто тридцать.

 

— Вот и встретились,- вздохнул Нил.- Давненько они нас не навещали. Молли, отправь оповещение в координационный центр и всем кораблям в этом секторе.

— Выполнено.

— Хорошо. Дай общий вид.

 

Объект «Сигма» на экране выглядел как огромная морская звезда, переливающаяся серебряными и золотистыми тонами, неуловимо переходящими из одного в другой.

 

— Война со звездами… — буркнул Макс.

— Да уж, с такими повоюешь. Шесть миль в поперечнике, не меньше.

— Семь с четвертью,- уточнила Молли.

— В нее бы сейчас парочку ракет всадить, да помощнее.

 

— Макс, тридцать лет прошло, как мы не воюем, а ты все успокоиться не можешь.

— Зато вы все успокоились.

— А что делать? Раз уж проиграли, имей мужество это признать.

 

— Да кому проиграли? Вот этим? Это вообще кто? Или что? Мы с ними хоть какой-то документ подписали? Вели длительные переговоры? Что это такое вообще, Нил? Мы просто сложили лапки и перестали им сопротивляться.

 

— Не так, Макс. Мы не нападаем на них, они не уничтожают нас. Некоторые называют это просто перемирием.

— Скоро это станут называть победой, помяни мое слово.

— Она двинулась к нам. Ну, все. Сейчас начнется.

 

Объект «Сигма», лениво скользящий по дуге, вдруг совершил мгновенный прыжок, и их корабль оказался прямо в центре серебристо- золотого облака, закрывшего черноту космоса и белые искры звезд.

 

— Вот так! – хмыкнул Макс.- Застыли, как вишня в желе. Сколько раз вижу, столько и думаю: как она это делает?

— Как бы она это не делала, получается у нее замечательно. Сейчас примется за нас с тобой.

— По-моему, уже…

 

— Черт, такое ощущение, что у меня в черепе не мозги, а газированная вода!

— Точно, Нил. Как будто в голове пузырьки шипят и лопаются. Чувствуешь?

— Что? Ничего не соображаю… Вижу какую-то тропинку через лес… Ручей… Стрекозы летают…

 

Нил открыл глаза и сразу посмотрел на экран – вокруг сверкали звезды.  Макс, закинув голову назад, крепко спал, негромко похрапывая.

 

— Молли, ты меня слышишь?

— Да, командир.

— Где эта штука?

— Исчезла.

— Долго она нас так продержала?

— Четыре с половиной часа.

— Понятно. Как корабль?

— Все системы в норме.

— Ясно. Сделай мне кофе.

 

Нил встал, подошел к Максу и легонько похлопал его по щеке.

— Макс, проснись!

— А… что, уже все?

— Все, все.

— Эта сволочь уже улетела?

— Да.

— Значит, мы ее победили?

— Ну, можно и так сказать.

— А как же еще? Мы живы, корабль цел, значит, мы победили!

 

В пилотскую кабину медленно вошел кот.

Нил сел в свое кресло и неприязненно сказал:

— Слушай, Макс. Ты, хоть мне и друг, но я не собираюсь терпеть на борту патрульного корабля это рыжее чудовище. Объясни, зачем ты таскаешь его с собой? Нет, ты глянь, он еще имеет наглость прыгать мне на колени. А ну, брысь!

 

— Ладно тебе, Нил. Что плохого, если с нами летает еще одна живая душа? Маркиз, иди сюда, мой мальчик. Кис-кис-кис!

— Спишу я тебя, Макс, и кота твоего спишу.  А вместо вас обоих возьму Крамера. Он давно уже ко мне просится.

Рейтинг: +3 Голосов: 3 723 просмотра
Нравится
Комментарии (3)
0 # 12 апреля 2013 в 16:11 +3
Спецефичное произведение, быть может я его не понял, но меня не впечатлило.
0 # 12 апреля 2013 в 19:52 +4
Произошла встреча с чужим разумом, началась и закончилась война в космосе, кто победил, и поняли ли пришельцы, что это было война - неизвестно, но при встрече у людей происходят изменения в психике, и они начинают думать, что поражение - это победа, а свой-эточужой. И только рыжему коту Маркизу все это до лампочки,он как жил,так и живет, его все это совершенно не интересует. Мораль - хорошо быть рыжим котом!
Григорий Неделько # 12 апреля 2013 в 20:19 +3
Значительные плюсы:
- оригинальный перевёртыш;
- крутая мораль :))) ;
- автор не против пояснить непонятки в произведении (а то щас модно считать, что ничего не надо объяснять, что автор вообще ничего сознательно в произведение не выкладывает, а читатель волен трактовать прочитанное как угодно).

Значительные минусы:
- мной нот детектед.
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев