fantascop

Золотой диссонанс (Часть 2/2) [18+]

на личной

21 февраля 2013 - Григорий Неделько
article263.jpg

 

— Мне казалось, ты говорил, что не любишь иллюзы, — обходя кругом устройство, сказала Жанна.

— Так и есть.

Веселов лежал в кровати под одеялом и наблюдал за красивой обнажённой женщиной, рассматривающей плод трудов его фирмы.

— Но зачем тогда он тебе?

— Иллюз купила Ольга.

— А можно мне попробовать? – попросила Жанна.

— Разумеется. Только лучше оденься: неизвестно, что подумают эльфы или гномы, или кто там, если увидят тебя в таком виде.

— Да ну их… не забивай голову, — ответствовала журналистка, становясь внутрь устройства, похожего одновременно на душевую кабинку и гроб.

— А у тебя что же, нет дома иллюза?

— Не-а.

— Они ведь есть у каждого третьего.

— У меня нет. Всё как-то не доводилось купить. Но, если мне понравится, может, я и приобрету такую штуковину.

— Ну, тогда сейчас я тебе его разрекламирую. – Борис пошутил и отчего-то почувствовал себя увереннее.

Он встал с кровати и как был, голый, подошёл к иллюзу. Показывая на реле, кнопки, сенсоры, он рассказывал Жанне об управлении машиной и испытывал при этом сильнейший приступ дежа вю.

«Совсем недавно я то же самое говорил Ольге».

Рыжеволосая женщина слушала внимательно, не перебивая, не задавая вопросов. Когда Веселов закончил объяснения и поинтересовался, в какую реальность она бы хотела перенестись, Жанна ответила:

— Не знаю. В какую-нибудь яркую, жизнерадостную, если ты меня понимаешь.

— «Тропические леса будущего» подойдут?

— Вполне.

Он произнёс название мира, ещё раз окинул взглядом ладное тельце, стоявшее в кабинке совсем без одежды, и скомандовал:

— Старт!..

 

 

…На следующий день Веселов вернулся на работу. Мужчина чувствовал себя гораздо лучше, ему казалось, что он может справиться с любой проблемой. В его сознании всё чаще и чаще всплывало счастливое лицо Жанны – и всё реже и реже там появлялся недовольный лик Ольги. Последний раз из полиции звонили около недели назад: похоже, надежда на удачный исход поисков почти истаяла.

Отдавая очередной приказ по интеркому, Борис услышал знакомую блюзовую мелодию – звонил его фон. Номер, высветившийся на экранчике, ни о чём директору «Иллюзиона» не говорил.

— Да? Кто это?

— Борис Анатольевич? Вы не представляете, как тяжело было отыскать ваш номер.

— Кто вы?

— Раймонд Озеров, любовник Ольги Краевой.

«Вот те раз», — подумал Веселов. На большее его почему-то в тот момент не хватило – возможно, слишком неожиданной была новость.

— Ну, и… что вы хотите?

— Я хочу, чтобы вы пришли в полицию и во всём признались.

— Прошу прощения, в чём я должен признаться?

— В убийстве.

«Псих», — пронеслось в голове Веселова.

— В убийстве кого?

В кабинет заглянула Инночка, собиравшаяся что-то сказать. Борис недовольно отмахнулся, и секретарша, поняв, что сейчас не самое подходящее время, снова скрылась за дверью.

— Я никого не убивал, — тихо, но уверенно произнёс бизнесмен.

— А Ольга? Или, может, будете утверждать, что я всё выдумал? – настаивал человек, назвавшийся Озеровым.

— Я не стану ничего утверждать, а за свою клевету вы ответите по…

— У меня есть фотографии – что вы на это скажете?

— Скажу, что вы плохой шутник или вымогатель, или кто бы вы ни были.

— Если вы не верите мне, давайте встретимся.

Борис раздумывал: опасно идти на встречу с психопатом – а только ненормальный обвинил бы его в убийстве. С другой стороны, может, у Озерова и правда есть эти фотографии? Пусть даже они сто раз поддельные, попади фото к журналистам, Веселов проблем не оберётся. Надо всё выяснить.

— Ладно, я согласен.

— Тогда запоминайте…

Озеров назвал адрес, назначил время. Борис быстро забил всё в электронную записную книжку.

— И приходите один, иначе…

Не договорив, мужчина на том конце линии прервал связь.

 

 

Уже летя на своём тёмно-синем вээме к Озерову, Веселов позвонил Жанне и сообщил, что, к несчастью, сегодня весь вечер будет занят, но они смогут встретиться завтра.

— Завтра – так завтра. Люблю тебя.

— И я тебя.

Разъединившись, он начал снижение. Посадив машину во дворе старого дома, Борис вылез, поставил средство передвижения на сигнализацию и направился к подъезду. Именно в этом древнем строении ему предстояло встретиться с таинственным Раймондом Озеровым. Поднимаясь по лестнице – лифт не работал, — Веселов гадал, кто этот человек, откуда он взялся и почему Ольга решила изменить ему с таким типом.

«А чем я лучше? – мелькнула мысль. – Я ведь тоже изменил Ольге – с Жанной».

Но странно: в глубине души изменой он это не считал.

Лестничная клетка утопала в полумраке, так как лампочки не горели.

«Да здесь хоть что-нибудь работает?»

Борис постучался. Дверь отъехала в сторону, и долговязый мускулистый человек с усиками и бородкой предложил ему зайти внутрь.

— Ну, здравствуйте, господин Веселов, — саркастически промолвил высоченный субъект, нажимая кнопку закрытия двери.

— Здравствуйте, — откликнулся Борис, глядя на собеседника снизу вверх.

«Он высокий и, наверное, сильный, но и только, — размышлял бизнесмен. – Почему же Ольга предпочла его мне?.. Нет, всё было не так: она сначала познакомилась с ним, а потом уже переметнулась ко мне. О, её алчность мне известна. Наверняка она тратила деньги и на этого типа тоже. Жила на два фронта…»

— Ну что вы, не смущайтесь – раздевайтесь. У меня, к сожалению, нет всей этой автоматики, зато полно вешалок. Они там. – Озеров махнул рукой. – Когда разоблачитесь, проходите на кухню – я буду ждать вас.

«Нет смысла вешать одежду – всё равно надолго я здесь не задержусь. Положу её на пуфик», — решил Борис.

Он медленно, осматриваясь по сторонам, прошёл в кухню, не поражающую воображение обстановкой или техническими новинками.

— А, вот и вы, — сидевший на старом стуле Озеров улыбнулся какой-то странной улыбкой. – Ну, что скажете на это? – закурив дешёвую сигарету, долговязый кивнул на деревянный стол, где было разложено около десятка фотографий.

Веселов приблизился к столу и, едва начав разглядывать фото, тут же ощутил острый рвотный позыв. Он прикрыл рот рукой и отвёл взгляд, переключив его на продолжавшего лыбиться Озерова.

— Что, теперь расчленённый труп не кажется вам таким уж привлекательным зрелищем? А тогда вы, наверное, получали истинное наслаждение.

— Откуда у вас эти фотографии? – бледнея, спросил Веселов.

— Один друг из детективного агентства сделал. Ну что, всё ещё будете отпираться?

— Что за… бред? Я никого… — У Бориса начала кружиться голова.

— Ну конечно, никого! А я всё выдумал!.. Ты!.. – Озеров внезапно подскочил к Веселову и схватил того за грудки. Бизнесмен вяло сопротивлялся, глядя в лицо человека, который уже отнюдь не улыбался, — гримаса ярости исказила и без того грубые черты. – Ты убил её и изрезал! Искромсал! Гад, сволочь!.. Как бы я хотел раздавить тебя собственными руками!..

— Что же мешает? – с трудом проговорил Борис.

«Это какая-то жуткая фантасмагория, страшный сон! – метались мысли. – Вот бы проснуться, прямо сейчас проснуться!..»

— Мешает полиция: я не хочу из-за такого выродка, как ты, попасть в расщепитель, поэтому ты сам, добровольно, придёшь в участок и всё расскажешь! Понял?

— Но что расскажу? Я же невиновен…

— Не желаю слушать эту чушь! И ещё: только попробуй натравить на меня своих дружков-бандюганов – при первых же признаках опасности мой человек, у которого есть копии фотографий, немедленно отнесёт их в полицейский…

— А теперь послушайте меня вы, — собрав в кулак все силы, сказал Веселов. – Я ни в чём не виноват. Вы просто ревнуете свою бывшую пассию ко мне, ведь я более успешен и могу дать Ольге то, чего никогда не дадите вы, — деньги…

— Она вовсе не такая! К тому же она мертва! Мертва, ты, ублюдок!..

Озеров не выдержал и замахнулся, чтобы ударить Бориса, но тот оказался проворнее: рванулся, высвободившись из «объятий» верзилы, и бросился в коридор. Одежда осталась лежать на пуфике – но плевать на неё: надо было спасать свою жизнь! С его комплекцией особенно не побегаешь: и двигался Борис, как ему казалось, медленно, и дыхание прерывалось. Но вот удивительно, каким-то краешком сознания он понимал, что должен скоро выдохнуться, – а при этом бежал, бежал, бежал… Перед дверью в подъезд Веселов оглянулся, однако не увидел позади исходящего яростью и бранью преследователя – никто не гнался за бизнесменом. Тем не менее, не сбавляя хода, он выскочил из подъезда и понёсся к машине. Вээм моментально завёлся и, резко рванув вверх, устремился прочь от этого страшного места.

Сидя за сенсорным рулём, Борис переводил дух и пытался структурировать новые знания. Только упорядочить их не получалось: какой-то сумасшедший нанял другого сумасшедшего, чтобы тот подделал фотографии, на которых Веселов якобы…

Он вспомнил изображения, лежавшие на столе, и его снова затошнило.

Раздался спасительный фонный звонок. Вернее, вначале он показался Борису спасительным.

— Боря, это я!.. – услышал он Жаннин голос, нечёткий на фоне сильных помех. Молодая женщина кричала, переходя на визг. – Помоги!.. Прошу, прилетай! Я!..

На этом связь прервалась. Веселов, весь вспотевший, снова и снова перезванивал Жанне, но она не брала фона. Тишина наполнялась отзвуками безысходности. Отголоски вроде бы усыплённой двойной депрессии возвращались к нему…

Тогда он решил лететь к Жанне домой: развернув вээм, мужчина прибавил скорости. Не реагируя на возмущённо сигнализирующих ему других водителей, Веселов мчался в сторону сорокаэтажного строения, где жила журналистка.

По дороге Бориса остановил сотрудник воздушно-постовой службы. Толстяк со скучающим лицом призывал его соблюдать правила дорожного движения, но, стоило дать вэпээсовцу взятку, как он тут же пожелал Веселову доброго пути и забыл о существовании бизнесмена. Злость смешалась внутри Бориса с волнением и страхом, продолжая расшатывать нервную систему. Порывистыми движениями заведя машину, он снова поднял её в воздух…

 

 

На звонок в дверь никто не ответил, на стуки тоже, а когда Борис принялся громко звать Жанну, из соседних квартир повыглядывали жители, которые сообщили директору «Иллюзиона» всё, что о нём думают. Конечно, они не узнали его, но даже если бы узнали, изменило бы это что-нибудь? Сомнительно…

— Эй, ты, уже поздно! Прекращай буянить, не то я вызову полицию! – крикнул кто-то из особо недовольных.

— Так вызывай, чёрт тебя подери, — как раз её сейчас и не хватает! – грубо отозвался Веселов…

…Прилетевшие полицейские немедленно определили, что за тип рвётся в квартиру к известной репортёрше. Борис торопливо и немного путано изложил им суть дела, умолчав только о том, чего им знать не следовало, и изменив некоторые факты.

Сотрудники органов в скором темпе вскрыли квартиру. С бластерами наголо, они обошли помещение за помещением, и Веселов вместе с ними, несмотря на настойчивую просьбу не делать этого. Но полицейские решили не идти против желания одного из самых известных людей в Российском Содружестве.

— Жанна! – в очередной раз позвал Борис, и вновь никто ему не ответил.

Квартира была пуста…

…После того как показания Веселова записали, его, в сопровождении полицейской машины, отправили домой. Бизнесмен поблагодарил оперуполномоченных и, пройдя в спальню на плохо слушавшихся ногах, упал на кровать. Хотелось заснуть, забыться…

 

 

Рука продолжала перемещать фигурку, впереди мелькали уменьшенные копии людей и вещей. С каждой секундой, которые казались в полном мрака помещении то ли годами, то ли мгновениями, лабиринт с его наполнением приобретали в реальности. Наконец появилось то, чего так ждал высокий и гнутый…

 

 

— Вам нужен покой, — сказал врач, седой и с залысинами, среднего роста мужчина, имени которого Веселов не запомнил.

Проводив его в коридор, Борис активировал автогардероб, который помог доктору одеться.

— И главное, поменьше беспокойтесь – волнение сейчас пагубно для вас.

Бизнесмен отрешённо кивнул и, попрощавшись, закрыл дверь. Взглянул на листок с лекарствами, которые прописал врач, скомкал его, бросил в урну. Настроенная на автоматическое уничтожение бумаги, она переработала мусор.

Понурив голову, Веселов прошёл в спальню. Мрачные мысли посещали Бориса: о журналистах, которые начнут на него охоту, когда узнают о фотографиях Озерова, и о полицейских, что непременно будут всячески его допекать. Если только Нечипоренко, по просьбе владельца «Иллюзиона», не примет меры. Должен принять…

Стоило подумать об этом, как раздался звонок. С непонятным и неприятным предчувствием в сердце мужчина подошёл к фону.

— Здравствуйте, Борис Анатольевич, — донёсся из устройства голос полковника Нечипоренко. – У меня для вас новость, и даже не знаю, хорошая или плохая.

— Я вас слушаю, Александр Игоревич, — хрипло проговорил Веселов.

— Дело в том, что мы, следуя вашей просьбе, в секретном порядке начали поиски Раймонда Озерова. Действуя как можно более оперативно, мы пробили его имя и основные приметы по базе данных полиции, по системе «МОб» и по всем остальным, к которым имеем доступ. Я задействовал также несколько сторонних ресурсов – знакомые помогли мне в этом…

Веселов с нетерпением ждал продолжения, руки его тряслись.

— Сожалею, но подобного человека нет и никогда не существовало как на территории Российского Содружества, так и за его пределами. Разумеется, есть вероятность ошибки, может, мы чего-то недоглядели, но такая возможность почти равна нулю, а потому…

Рука Бориса опустила фон – он уже не слушал, что говорит Нечипоренко. Можно было бы сказать, что все мысли бизнесмена сконцентрировались на парадоксе, о котором только что ему сообщил полковник, однако и мыслей никаких не возникало. Он просто слепо оглядывал комнату в поисках… чего?

И тут неожиданная, смехотворная догадка посетила Веселова, когда взгляд его упал на иллюз. Владелец компании, создавшей генератор, встал с кровати и мысленно обратился к аппарату, который сам создал:

«А ведь неприятности начались, когда Ольга купила тебя. Готов спорить, во всём виноват именно ты!.. Чёрт возьми, мы должны были лучше тестировать эти устройства! – не «смолкали» мысли. – Наверняка в моём иллюзе что-то сломалось, перемкнуло. Может быть, воспользовавшись им тогда, вместе с Жанной, я облучился, и… сколько мне осталось? Дни? Часы? Минуты?»

Веселов приблизился к генератору. Наклонив голову, он долго смотрел на аппарат, а потом вдруг размахнулся и врезал по нему кулаком. Иллюз отозвался тихим гулом.

«Если ты всё это начал, то ты всё и закончишь!»

Переступив порог устройства, Борис отдал приказ запрограммировать пятичасовое – самое долгое – путешествие и выбрал для себя наиболее подходящий сейчас мир: с извергающимися вулканами, со скудной растительностью, усеянный камнями. «Мир магмы», как он был указан в прилагавшемся к иллюзу проспекте. Веселов поморщился: обо всём, связанном с работой, он теперь думал с неизбывной ненавистью. Возможно, стоило принять успокоительное и лечь спать, но он выбрал другой путь.

— Старт!

Вспыхнул сине-белый ореол, поглотив человека. Привычный мир погас, и…

…на его месте ничего не возникло. Никакого «Мира магмы» — только чёрная, безраздельная тьма.

«Что случилось? Может, иллюз сломался? Нет, боже, какие глупости! Сейчас всё пойдёт как надо. А если я всего лишь забыл открыть глаза?»

Но его глаза были открыты, а время словно бы перестало существовать: оно текло как будто внутрь себя самого.

«И через пять часов ситуация не изменится…» — отчего-то подумалось Борису.

Он почувствовал, что очутился в комнате, из которой нет выхода. Когда глаза привыкли к темноте, мужчина начал всматриваться в неё, пока не разглядел… что это? Какой-то пучок света.

Веселов устремился к нему, но тьма превращала движения и скорость во что-то иное, находящееся за пределами обыденного понимания: Борис то ли стоял на месте, то ли перемещался невероятно быстро, то ли полз как улитка… В конце концов, сам не зная как, не представляя, сколько для этого потребовалось времени, он добрался до светящегося пространства. Оглянувшись, Борис увидел нависающий по периметру мрак. Внезапно ему стало очень страшно. Появилось желание вернуться, но либо ноги не слушались его, либо он сам, не сознавая того, противился собственному желанию. Да и хотел ли он уйти отсюда на самом деле?..

Только теперь Веселов обратил внимание, что он не один в «комнате»: кто-то высокий и гнутый сидел на стуле за массивным столом, на котором был нарисован… Борис присмотрелся… лабиринт. Сотни тропок, перекрещивающихся под причудливыми углами, уводящими от правильной дороги. А на этих тропках стоят люди и вещи. Сначала предметы казались странными и абстрактными: колья, копья, камни… но потом он увидел дом. Свой дом! И свою квартиру. И – иллюз… Он перевёл взор на «людей»: они выглядели реальными, невзирая на то, что на деле были маленькими игрушечными фигурками.

— Привет. – Высокий и гнутый встал и не оборачиваясь указал на одну из фигурок. – Узнаёшь?

Когда Веселов опустил взгляд, у него перехватило дыхание: Ольга! А рядом… нет, не может быть… Жанна! А ещё врач, с которым он разговаривал буквально только что, полицейские, сопровождавшие его до дома, заместительница Ольги, ставшая директором салона его пропавшей подруги, безумный Раймонд Озеров… все. Тут были все те, кого он встречал в жизни. Он не увидел и даже не понял этого – он почувствовал это спинным мозгом.

— Кто ты? – задал Борис высокому и гнутому банальный, но очень важный вопрос.

Человек – если это был человек – расхохотался. А стоило тому обернуться, как Веселов узнал его: Марат Загидуллин! Его бывший главный техник, коварный преступник!

— Вижу, ты заинтригован. Ну что ж, больше нет смысла мучить тебя – впрочем, я этого и не делал, этим занимался ты сам.

— Что? О чём ты?

Но загадочный собеседник уже куда-то пропал, а вместо его голоса зазвучал иной, раздававшийся словно бы отовсюду.

— Приглядись… Вглядись…

— Во что я должен вглядеться?! – потерянно крикнул Веселов. – Я вижу только комнату и стол с фигурками…

— Ты слепец… глупец…

— Объясни, я не понимаю! Эй!..

Борис продолжал кричать, но никто не отзывался. Он осмотрелся, однако не увидел вокруг ничего, кроме «сдавливающего» комнату мрака.

Тогда, не зная зачем, Веселов подошёл к пустующему стулу и сел на него.

«Как удобно», — неожиданно отметил про себя бизнесмен.

Рука сама собой потянулась к одной из фигурок, стоявшей словно бы в стороне от остальных. Он взял её, поднёс поближе к глазам, чтобы рассмотреть… и с удивлением обнаружил, что держит в руке самого себя. Веселов хотел было уронить фигурку, но у него ничего не получилось. Размышляя, что делать дальше, он поставил «себя» на стол, попытался переместить. Ничего не вышло: фигурка словно бы примёрзла к столешнице. Неожиданно все предметы и люди, находившиеся неподалёку, стали сдвигаться, пока не окружили «Веселова» плотным кольцом.

По миру прошла рябь. Реальность дёрнулась.

… — Вытаскивайте!

— Это может повредить мозг!

— Тогда отключайте!

— Вот чёрт, не получается! Как же быть?!..

— Думайте быстрее!

— Кто же это сделал?..

Словно сквозь туманную пелену он видел мутные лица окруживших его людей в одинаковой одежде. Они говорили что-то ещё – Борис с трудом различал слова. Мужчина попытался докричаться до них:

— Это я, Борис Веселов! Марат Загидуллин, чтобы отомстить мне, запер меня в…

Но где? В тёмной комнате без стен? Во мраке? В гробу? В… И тут пришло знание: в иллюзе! Марат, этот чёртов гад, имел доступ к прототипу, который Веселов когда-то испытывал сам! Значит, бизнесмен по-прежнему заперт в тестовой модели?! Однако его нашли, пытаются вытащить – вот только не могут…

Марат всё предусмотрел.

Но откуда Загидуллину стало известно о том, как поступит Борис, когда узнает о краже золота? Веселов принялся рассуждать: в иллюзах использовалась технология ограниченного видения времени – как настоящего, так и будущего с прошлым. Значит, Марат заглянул в грядущее, узнал, что его преступление будет раскрыто Борисом и что по вине последнего он окажется в расщепителе. Поэтому бывший техник решил отомстить начальнику заранее!

А может, всё гораздо проще?

— …Нам это не удастся…

— Работать, работать!..

надрывались голоса, но с каждой несуществующей секундой всё тише.

— …Мне кажется, эти устройства нельзя ставить на конвейер…

— Тебе платят не за то, чтобы ты думал!..

Спасатели или полицейские, или… они пропадали…

И тогда Борис вспомнил, как он крадёт у Марата идею иллюзов, как вышвыривает главного техника на улицу, надеясь заработать на его идее миллионы, одновременно обрекая старого друга и партнёра вместе с семьёй на гибель… На страшную смерть! Там, в реальном мире, а не в его подобии, в котором всё это время жил Веселов.

Но темпоральное озарение и открывшееся понимание не меняли будущего Бориса. Его, будущего, попросту не было. Было только сознание невысокого полноватого мужчины – тёмная комната, напоённая мраком, в котором безраздельная власть принадлежала… нет, не мести Марата Загидуллина… и не ему самому, испуганному и потерянному… а пустоте. Одной лишь пустоте.

«И наверняка всё дело именно в золоте, — сдерживая рвущийся наружу нервный смех, думал Борис. – Такой продуманный, хитрый и красивый план! И… вот была бы умора, да-да, наверняка всё так и есть!.. золото, конечно же, не требовалось при создании прототипа: оно попросту дестабилизировало устройство, создав внутри него временной и пространственный диссонанс… на изучение которого у меня есть безумно много времени».

Он всё-таки громогласно расхохотался и убрал руку от «себя», находившегося на столе. Борису показалось, что другие фигурки, окружавшие «его», наклонились и задрожали от злобы. А вдруг только показалось?

Что ж, у него и правда было достаточно времени, чтобы найти ответ на этот вопрос. Так же как и на все остальные…

 

 

Хотелось забыться, но сон покинул его, — ходить больше было некуда.

 

(Июль 2012 года)

Похожие статьи:

РассказыСистемный код бога (Часть 1/2)

РассказыЧёрный товар

РассказыСистемный код бога (Часть 2/2)

РассказыЭнгэ (Часть 1/2)

РассказыВнутри Симулякры

Рейтинг: -1 Голосов: 1 1113 просмотров
Нравится
Комментарии (4)
0 # 7 февраля 2014 в 03:03 +2
Тоже очень интересная вещь. Я правильно поняла - весь основной сюжет, где у ГГ отношения с двумя девушками, их поиски и т.п. - это была иллюзия, которую ему устроил обворованный им сотрудник?

Одно маленькое замечание: в одном месте, когда ГГ достает фон, он назван "средством связи" - это звучит слишком официально sad . Лучше бы там или повторить слово "фон", или, чтобы избежать повтора, вообще как-то изменить фразу.
Григорий Неделько # 7 февраля 2014 в 09:10 +1
Спасибо за мнение, Тань, но "средство связи" меня устраивает. :)

Да, ты всё правильно поняла. При определённой точке зрения, тут вообще фантастики может не быть, так как Борис попал в психическую ловушку, потому что техник испортил новое, ещё официально не объявленное изобретение, возможно.

Рад, что рассказ тебя заинтересовал. :)
0 # 9 февраля 2014 в 21:34 +1
Небольшой фант. элемент все-таки будет даже при такой трактовке: ведь герои уже начали изобретать создающий иллюзии аппарат, а в реальной жизни ничего похожего не существует (по крайней мере пока). Такие истории обычно относят к фантастике ближнего прицела.
Григорий Неделько # 9 февраля 2014 в 22:14 0
Сейчас много чего изобретают, в том числе того, что нам неизвестно, так что можно было бы поспорить. Правда, желания нет. :)
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев