1W



П- Противостояние

Автор
Опубликовано: 2079 дней назад (11 августа 2018)
Редактировалось: 8 раз — последний 12 августа 2018
Настроение: Хорошее
Играет: Я солдат- недоношенный ребенок войны...
+2
Голосов: 6

Планета Тафан. Красивая планета, излучающая таинственный фиолетовый цвет. Цвет индивидуализма, неординарности и творческого начала. Прекрасные люди заселили когда – то эту планету. Творческие и неординарные. Эмоциональные и чувственные. [cut=Читать далее...]

И царила на планете  гармония и взаимопонимание. Но  заметили люди, что поменяла планета свой цвет. В нежной фиолетовой гамме стал преобладать холодный синий оттенок, несся с собой грубую силу и властность. Жители Тафана стали ругаться по пустякам, завидовать, строить козни. Одни возомнили себя выше всех и умнее всех. Видимо плохо подействовал на них синий цвет, внедрившийся в планету.[cut= Создали они для себя любимых огромный стеклянный дворец, и тусовали там целыми днями, наблюдая сверху за остальной чернью. Занимаясь изданиями глупых законов,  глумились они глядя на реакцию народа, попивая пивко с сушеной воблой.

 

- Что они там опять орут? – наливая себе очередную кружку пива, спросила Рада, смотря на беснующийся народ сквозь прозрачные стены.

- Ну, мы же звук отключили, чтобы не слышать их, - Говшеле, очищая рыбу, подгладывал Раде лучшие куски.

- Ах, точно! – сморщилась Рада. – Тупые пазлы! (пазлы было очень ругательным словом на Тафане, прямо-таки вульгарная брань) Задрали уже своими позорными высказываниями.

- Включи звук, послушаем немного! – попросила она Легу, которая сосредоточенно что-то писала, стуча по клаве.

- Мне некогда, - бросила та. – Я очередной нетленный указ творю.

- Опять бабский? – хмыкнула Рада. – Чего пиво не пьешь?

- Я ничего не употребляю, - жеманно ответила та. – У меня три головы и они должны быть светлыми.

- А причем тут пиво? – изумилась Рада и шарахнула сухой рыбиной по столу.

- Радушка я включу звук, - засуетился Торстеба, человек приятного зеленого цвета. Скорей всего мужчина, а там бес его знает? За зеленью непонятно.

- О, звук пошел, - оживился Говшеле.

- И что они там талдычат? – заинтересованно произнесла Рада.

- Требуют выпустить из бани солдата Кинтера.

- А он, что еще там сидит, болезный? – охнула Лега.

- Уже двести восемьдесят дней.

- Да он уже смылся весь, наверное, за такой срок, - подумав, ответила Рада. – Сколько же можно банится?

- Что им ответить? – спросил Говшеле, открывая балкон.

- Пусть пойдут и дочешут свое чсв, а потом приходят, - захохотала Рада от собственной шутки. Кстати тут было в моде сокращать слова, коверкать их до неузнаваемости и говорить аббревиатурой. ЧСВ, ТП, ЧЮ, МЮ, СРУ и тому подобное.

- У вас явная утечка мозгов, - раздался в зале грустный голос.

- Кто это сказал? – подпрыгнув, взвизгнула Рада. – Это вы, шутники? Мать вашу!

- Это не мы, -  протянули приспешники.

- Ну, вы это слышали? – округлив глаза, прошептала Рада.

- Нет. Что мы должны были слышать? – пожали плечами те.

- Про утечку мозгов, - не выдержав, рявкнула Рада.

- Чьих, твоих? – полюбопытствовал Торстеба.

- Твои-и-и-х, - прошипела женщина, помахав перед лицом зеленого пилочкой для ногтей. Медленным и жестоким орудием убийства. – Лега! Одна из твоих голов что-нибудь слышала сейчас?

- Нет, Рада, - задумалась та, глядя на монитор. – Ты же в курсе, что ничего не употребляю.

- Значит, показалось, - облегченно выдохнула женщина.

- Нет, не показалось, - вновь разлился по комнате печальный голос. – У вас утечка мозгов на другие планеты. Вы знаете об этом?

Собравшиеся  закрутили головами, разглядывая потолок и стены.

- О! – воскликнула Рада. – Вижу, что услышали! Кто это говорит? – крикнула она в потолок.

- Неважно, - ответил голос. – Считайте, что я душа планеты Тафан.

- Этого еще не хватало, - буркнула под нос Рада. – И что ты хочешь от нас?

- Вы выжили прекрасную Рааги и она улетела от вас на  планету Косолныш. Чудную планету ярко-желтого цвета.

- Ой, не велика потеря, - фыркнула Рада. – И, что это за название для планеты, Косолныш?  Это ж умудриться надо откопать такую!

- Вас покинула экзотичная Иямар! А вы даже этого не заметили!

- Иямар ушла? – удивилась одна из голов Леги. – Не может быть!

- Да, да, - подтвердил голос.  – Ушла нежная Ляю. Новенькие Саннленна и Николе, прилетев сюда, через три дня покинули планету. Даже великий Токрис не выдержал и сбежал!

- Ну, Токриса допустим, я подвинула немного, - глазея на потолок, произнесла Лега. – А он такой обидчивый оказался сразу выпилился. Мы кстати ждали его обратно.

- Я знаю, - голос  ветром пролетел по стенам. – Вы решили, что он вернется через семь дней, потом через девять. Почему именно эти числа? Просто интересно…

- Мда…, - хихикнул Говшеле. – Иисус Христос из Токриса вышел никудышный.

- Да совсем никакой вышел, - кивнул Торстеба. – И где он сейчас обитает?

- Токрис  с Ляю улетели на прекрасную планету  Гиумэле и создали там свой мир.

- Вот смотрю я на нас, - промолвила вдруг Рада. – Сидим с голосом каким-то общаемся. Что, это за ДФ? (дурацкая фигня)

 – Вызывайте на связь Никкази! Срочно! Где он там мотается на своем звездолете?

- Вызываю, - кивнула Лега, легко манипулируя клавишами, рычагами и прочей техникой.

На экране появился мужчина в наушниках и темных очках. Помехи корежили его лицо вкривь и вкось, но все-таки было заметно, что он недурен собой.

- Что там у вас случилось? – недовольно прогудел Никкази.

- А ты где? – вкрадчиво поинтересовалась Рада.

- Летаю, - коротко ответил тот.

- Ты там летаешь, а у нас тут планета заговорила!

- Вы много пива выпили? – немного подумав, спросил мужчина.

- Да причем здесь пиво? – воздела руки к потолку Рада.

- Рада не злись, - рассмеялся Никкази. – А то ты становишься фиолетового цвета, как Тафан.

- Ладно, черти, -  продолжил он расспрос. – Грибы от населения принимали? Травы к чаю?

- Я ничего не принимаю, - начала было Лега.

- Да знаю я, - перебил женщину Никкази. – Плюшек с маком сколько съели?

- Да кто же их считал? – пожал плечами зеленый. – Думаешь, мака переели? Или население нас потравило чем-то?

- Откуда мне знать, - равнодушно отозвался Никкази.

- Да ты вообще забил на нас! – разошлась Рада. – Ты создал эту планету, а теперь летаешь там на своем долбаном звездолете и в ус не дуешь!

- У меня нет усов, - исказился помехами голос создателя планеты. – Что у вас там за шум?

- Собрался тут под окнами всякий сброд и галдят чего- то, - неохотно ответила Рада.

- Не сброд, а пользователи планеты. Не забывай, что это я ее создал и заселил. Что они хотят?

- Мы еще не вступали с ними в диалог.

- Так вступите! С  голосом значит, беседы беседуете, а народ игнорируете. Нельзя так. Вспомните события на планете Земля. Когда верхи не хотели, а низы уже не могли.

- Это про революцию что ли? – вскочил зеленый. – Я знаю, я читал!

- Вот и молодец! – одобрил Никкази. – Давайте разбирайтесь там с пользователями и без крови! Понятно? А мне некогда, я полетел, - и экран погас.

- Полетел он, - фыркнула Рада. – Летун!

Тут стеклянная стена, со звоном лопнув, впустила в комнату  валентинки. Хихикая и хлопая белыми крыльями, кружили они в воздухе милыми снежинками.

- В нас кидают! – заверещала Рада. – Валентинками! О, какой кошмар! Я этого не переживу.

- Пива, Радушка выпей пива, - скакал козлом возле упавшей женщины  Говшеле.

На балкон важно вышел зеленый Торстеба

- Что хотим, пользователи планеты Тафан? – рявкнул он в толпу.

- Верните Токриса! – прокричала в ответ рыжеволосая женщина на стареньком мопеде. – Куда вы его дели? Сожрали?

- Выпилился ваш великий, - стараясь перекричать толпу, взвыл зеленый. – Сам! Никто его не заставлял.

- А не врешь? – заволновалось людское море.

- А солдата Кинтера когда выпустите из бани? – выкрикнула рокерша.

- Ты кто такая? – показалась на балконе Рада, пришедшая в себя после хорошего глотка ледяного пива.

- Я? – расхохоталась рыжеволосая. – Я та самая ТП! Что забыла? А вот ловите дохлого кота, который вступал в интимные отношения со своей хозяйкой! – и, прицелившись долбанула по окнам из ружья.

Вылетевший из дула персидский кот и с глухим звуком шмякнувшись на стол, прокатился по нему раскидывая по пути сушеную рыбу.

- Нам дохлятину закинули, - отскочив от монитора, забилась в истерике Лега.

- Убрать бы надо, - брезгливо наморщив нос,  Говшеле оглядывал кота со всех сторон. – Фу, мерзость какая.

- Мяв! – ответил кот и, приоткрыв один глаз, слямзил здоровенную воблу и выпрыгнул обратно в окно.

- Да вы все здесь ТП! – проорала Рада народу.

- Многоуважаемая, - поклонившись, обратился к ней Торстеба. – ТП может относиться к женщинам. Мужчины не могут ими быть по определению.

- Все вы ТП и ТМ! – исправилась Рада.

 (ТМ- тупые музлы, музлы – очень нехорошее, ругательное слово)

- Ахаха! – откликнулась рокерша. – А вы ОХ и УХ!

- Что такое ОХ и УХ? – запаниковала Рада. – Я не знаю такой аббревиатуры. Что это значит?

- Очень хорошие, умильные хреновины, однозначно хряк,  умирающие хари, - перечислял вслух зеленый возможные значения.

- Не угадали! – надрывались от смеха пользователи. – Это обозначает действие!

- Хорошее? – в унисон спросили с балкона.

- Да кому как! – раздался новый взрыв хохота.

- Ловите еще! – и в окно опять влетел котяра и, стырив бутылку пива, бесстрашно сиганул вниз.

- А кот у вас совсем не дохлый! – заметили небожители. – Зачем врали в стихах?

- А он ожил, когда ваш ответный опус  прочитал, -  хозяйка кота, крутанув ручку газа на мопеде, проехалась вдоль толпы.

- Какой еще опус? – запаниковали на балконе. – Мы ничего не писали.

- Не помните? Я напомню… - рыжеволосая остановившись, задумалась и после паузы произнесла.

- Как за…бал нас дохлый кот, который по ночам хозяйку трахал, - с чувством процитировала она. – Это еще маленькая толика того, что там было написано. Я не стала читать, а просто удалила этот ушат дерьма. К сожалению даже не посмотрела, кто автор сего шедевра. До того тошно было.

- А, что ты с этими котами? Сколько можно? – вылетела на балкон Лега. – Засоряешь планету.

- Или нам тебе трусами с помпонами помахать за твои стишки? – бросила Рада свою излюбленную шутку.

- Ой, Рада! – воскликнула рокерша. – Я не хочу видеть твои трусы. Я бы тебе своими помахала красными кружевными американо, но боюсь, у меня единственная  извилина выскочит ее же только трусики и держат!

- Ва-а-а-а-а-а! – взревела мужская часть толпы.

- Тасве у тебя синдром Фредди - Крюгера! Ты в курсе? – блеснула знаниями Рада. – И нормальные у меня трусы, - уже тише произнесла она.

- Синдром Фредди-Крюгера? – переспросила рыжеволосая Тасве. – Конечно, знаю! Мне же так хочется убивать! – и, вскинув оружие, баламутка прицелилась.

- Котом больше не стреляйте! – завопил Говшеле. – Эта скотина у нас еду ворует.

Кот же, пристроившись у  заднего колеса моцика, отсалютовал мужчине стыренной бутылкой пива.

- Вон он мерзвец! – чуть не упал с балкона Говшеле, указывая на перса. – Грязное животное! Ворюга!

- Он чистый! – хозяйка ногой в ковбойском сапоге загородила маленького засранца. – А за оскорбления, кот может пожаловаться в Гринпис!

Кот, высунув свою наглую морду из-за сапога, помахал небожителям воблой.

- Сучка ты крашенная! – выкрикнула взбешенная Рада.

- Рада не  надо цитировать мне классику! – ответила рыжеволосая. – Придумай что-нибудь свое!

- Че Гевара недоделанный! – подумав, прорычала Рада.

- Во! Это другое дело! – обрадовалась Че Гевара и выстрелила.

 

 

 

- А это наша графомань! Розовые сопли и рюши!

- О, боже!  - умирающим голосом произнесла Рада. – Этого я не вынесу.

Розовые  рюши, словно плющ обвили балкон и потянули его вниз. Сопли красиво повисли сосульками.

- Мы падаем! – запаниковали небожители. – Падаем вниз!

- Куда вы падаете? – захохотала толпа. – Вниз?

- Спасите нас! – уцепившись за перила орала элита, вытаращив глаза.

- Да от чего вас спасать? – недоумевал народ. – Вы, что реально что-то принимаете?

- Мы ничего не принимаем! – выкрикнули все три головы Леги.

- Я поняла, - рыжеволосая прицелилась в голову Говшеле. – Убирай, свой чертов антураж, а то я сейчас выстрелю, и это будут не валентинки и не кот!

- Ладно, убираю, - буркнул тот и стеклянный дворец исчез. Вместо него образовалась клетка. Может золотая, а может позолоченная, а может просто под золото.

- Это что? – просипела Рада, у которой от удивления пропал голос. – Где дворец?

- Да не было никакого дворца! – воскликнули пользователи. – Вы зашли в клетку, и засели там. Добровольно!

- Это значит, когда мы наблюдали за вами и ржали… - начала Лега.

- Все правильно, - кивнула Тасве. – В это время мы делали то же самое.

- Беги! – обернулась к антуражнику  Рада. – Беги, или я тебя сейчас убивать буду.

Поиграв в догонялки, Рада и Говшеле  тяжело дыша, опустились на пол.

- Я тебе потом голову отпилю, - пообещала Рада.

- Хорошо, - согласился Говшеле.

- Что хорошо?

- Ну, что предупредила, - с трудом переводя дух, молвил мужчина. – Я спать не буду.

- Вы выходите из клетки или нет? – поинтересовались пользователи.

- Мы подумаем, - буркнули те. – Вот вернется Никкази и сотрет вас с лица планеты.

- Ничего страшного, - усмехнулась Тасве. – У нас уже много друзей на других замечательных планетах. Туда наведываешься, и душа радуется.

- Ну и валите туда! – огрызнулись клеткожители. – Что вы присосались к Тафану?

- И что ты вообще к нам привязалась? – хмуро взглянув на Тасве, спросила Рада.

- А ты не помнишь?

- Нет! Что я должна помнить?

- Когда мой отец улетел на планету Тьсмер, я решила поделиться своей болью с пользователями.

Все посочувствовали мне! Одна ты пришла и нагадила, сказав, что минуснула бы, но пройдешь мимо. Вот и шла бы по своим делам. Это как раз был тот случай, когда нужно промолчать, но тебе же неймется! Я ответила тебе, ты мне и под стихом образовалась мерзкая перепалка. Я потом все удалила, но осадок остался.

- Это все? – осведомилась Рада.

- Все, - кивнула Тасве.

- И поэтому ты стала нас закидывать своей гнусной графоманью?

- Я не нарочно, - хихикнула рыжеволосая. – Я училась.

- В школе надо было учиться! – парировала Рада.

- У меня было тяжелое детство, - взяв наглого котяру на руки, призналась Тасве. – Сделайте на это скидку.

- У нас нет скидок! Это вам  не «Радеж», - фыркнула Рада.

- Надо было их каками закидать, - прогудел зеленый.

- А вы чем занимаетесь? – пронеслось в толпе. – Особенно ты!

- Ладно, расходимся, - предложила Тасве. – Что дальше будет, жизнь покажет. Я надеюсь, что Тафан снова станет нежно-фиолетовым и будут здесь царить здесь гармония  и взаимопонимание. Как раньше.

- А у нас и так гармония, - крикнули из клетки.

- Ага, - откликнулась толпа. – Между вами да! Но планета не может состоять из нескольких человек. Вы же заскучаете и начнете друг, друга грызть.

- Никогда! – раздалось из клетки.

- Никогда не говори никогда! – помахали рукой пользователи и скрылись за сиреневой дымкой тумана, откуда долго еще доносился смех, и тарахтящий звук моцика, на котором ехал недоделанный Че Гевара. ..]

 

Комментарии закрыты администрацией портала. Всем спасибо за внимание.