1W

Золотой диссонанс (Часть 1/2) [18+]

на личной

6 февраля 2013 - Григорий Неделько
article222.jpg

Григорий Неделько

 

Золотой диссонанс

 

Заглянуть за грань проще, находясь на грани…

 

Помещение молчало. Свет, просачиваясь неизвестно откуда, не рассеивал скопившийся по периметру мрак, но позволял разглядеть стоявший в центре массивный квадратный стол. За ним сидел кто-то высокий и гнутый. Он двигал фигурки, отдалённо напоминавшие людей, по нарисованному на столе лабиринту. Перед фигурками то и дело вырастали препятствия: железная решётка, шлагбаум, колья… потом некое помещение, здание без крыши и окон… Приходилось выбирать новую тропку и «двигаться» по ней.

Вот очередная преграда пройдена. И тут впереди появилось нечто неожиданное – другая фигурка.

Высокий и гнутый занёс руку, да так и замер. Но замешательство длилось всего лишь секунду…

 

 

Первым, что заметил Борис Веселов, вернувшись домой, была кабинка иллюза. Она стояла прямо посреди коридора.

— А это что? – спросил Борис, невысокий и полноватый, указывая на устройство.

— Ты разве не видишь? – вопросом на вопрос ответила Ольга. Это была худая и моложавая женщина с крашеными светлыми волосами.

— Вижу – генератор иллюзий. Но как он здесь оказался?

— Я купила.

— Мы, кажется, договаривались: никаких иллюзов, по крайней мере, в нашей квартире…

— А я вот решила по-другому.

Веселову неожиданно закралась мысль, что подруга перегибает палку: она ведь даже не его жена. Какое право она имеет распоряжаться его вещами, жизненным пространством да и самой жизнью? Но Борис слишком дорожил Ольгой и признавал за ней талант руководителя – она владела собственным салоном красоты под названием «Венерианский стиль». А по-настоящему творческому, к тому же активному, успешному человеку он мог простить многое. Кроме того, в постели у них всё было замечательно, а это тоже, по большому счёту, заслуга его благоверной. Короче говоря, пришлось спустить всё на тормозах.

— Ладно, решила – и решила, — проговорил Веселов, раздеваясь.

Автоматический гардероб помог ему в этом: снял одежду, разгладил её, повесил внутрь себя и закрылся. Веселов прошёл на кухню, где его уже ждала подруга.

— Как интервью? – спросила та, ставя в новомодную микроволновку тарелку только что налитого борща.

— Замечательно, — сев на стул, откликнулся Борис. – Репортёрша и оператор с Пятого канала очень быстро сделали свою работу.

— Много было вопросов о Загидуллине?

— Мы, считай, только о нём и беседовали. Ну, ещё немного обо мне.

— Угу, понятно. – Ольга покивала и вдруг резко сменила тему: — А по-моему, очень удобное и полезное устройство, — заметила она, имея в виду иллюз.

— Ты ведь ни разу там не была.

Микроволновка пропищала. Краевая достала тарелку с борщом, поставила перед Борисом.

— Вот я и купила его – чтоб побывать, — сказала она. – Мне ведь нужна разрядка – таблетки не больно-то помогают.

— А кому они помогают?

Ольга не ответила. Вместо этого она взяла чёрный хлеб, положила в автонарезку. Нажатие кнопки, несколько взмахов лезвия – и ровные кусочки лежат внутри прибора. Краевая подала их Борису.

«Решила поухаживать за мной, заглаживает “вину”, — подумалось Веселову. – Да, для неё слово “вина” имеет чисто символическое значение».

Бизнесмен по-прежнему прекрасно осознавал поступки Ольги и их причину, но ничего не мог с собой поделать: эта женщина действовала на него почти гипнотически.

 

 

— Почему иллюз оставили в коридоре? – спросил Веселов после того, как перетащил устройство в спальню. Благо, оно было нетяжёлое, хотя и высокое. – Я же давал чёткие указания доставщикам…

— Это я попросила, — объяснила Ольга. – Не знала, куда мы его поставим.

«“Мы”. Она уже говорит об этой покупке как о нашей совместной», — отметил Борис.

— Вообще-то я не очень их люблю. – Он кивнул на иллюз.

— Почему? Ими пользуется чуть ли не каждый второй.

— Ну, это ты преувеличиваешь.

— Значит, каждый третий, — более знакомым, твёрдым голосом произнесла Ольга.

«Теперь она снова похожа на себя».

— Да, наверное… — вынужденно согласился Борис.

— А чем они тебе не нравятся? – осведомилась Краевая.

— Не то чтобы не нравятся… но людям вредно слишком отрываться от реальности.

— Поразительно! И это говорит владелец «Иллюзиона»! Прознай об этом журналисты…

— Если ты им не расскажешь, ничего они не прознают.

— Я шучу.

Она посмотрела на него решительно и уверенно, и Веселов почувствовал себя неуютно под этим взглядом. Он предпочёл начать «экскурсию».

— Принцип работы иллюза основан на ограниченном видении времени…

— Какого? – уточнила Ольга.

— Любого: настоящего, будущего, прошлого. Иначе как бы ты попадала во все эти миры… Вот система управления, она не так уж сложна. Здесь выставляешь, сколько бы ты хотела пробыть в ином мире. Тут вводишь номер или название реальности, куда собираешься перенестись. Этим реле управляешь громкостью…

— Даже так? – изумилась Ольга.

— Это же в общем-то искусственные миры, — пояснил Веселов. – Они смоделированы, а не созданы природой… Ну, остальные настройки тебе знакомы – мы сделали их по подобию кнопок на визорном пульте: яркость, контрастность… Вот кнопка переноса, а вот – включения-выключения. Всё просто. Более того, иллюзом можно управлять при помощи голоса – главное, включить нужную функцию в меню, — Борис ткнул пальцем в небольшую сенсорную панель, — и внести твой голос в базу данных.

— Похож на душевую кабинку, — заметила Ольга.

— А по-моему, на гроб.

— Какой ты мрачный!.. Я хочу опробовать его сейчас же!

— Хорошо. Становись сюда… Выбирай реальность – где бы ты хотела оказаться? «Деревня эльфов», «Космическая станция», «Странный сиреневый лес»…

— «Странный сиреневый лес»? Звучит интригующе. Давай туда.

Веселов озвучил название реальности, на экранчике появилась соответствующая надпись.

— Он реагирует на твой голос?

— Любой иллюз реагирует на мой голос – я же создатель. И в случае непредвиденной ситуации я смогу…

Но Ольга не дослушала:

— А если тебя обвинят в злоупотреблении положением? Вдруг ты пользуешься иллюзами, чтобы…

— Красть из них золото?

— Не знаю, — ушла от ответа Краевая.

— Я же не Загидуллин, — помрачнев, ответил Борис.

— Не сердись… Ну что, уже можно?

— Погоди… Отправим тебя туда вначале минут на пять – вдруг не понравится. Хорошо?

— Да… Ну, что ты там копаешься?

— Всё, можно – нажимай.

Ольга вдавила кнопку – и в ту же секунду кабинку объяло неяркое, но плотное сине-белое свечение.

— Ух ты!.. – раздалось изнутри ореола.

— А я пока посмотрю визор, — тихо, самому себе сказал Веселов.

Он сел на кровать и скомандовал технике: «Включиться!» Экран вспыхнул, появилось изображение с логотипом ПК в правом верхнем углу. Борис чаще всего смотрел именно Пятый канал и обычно перед сном – наверное, нужна была какая-то разрядка. Веселов выставлял на таймере около получаса: этого времени хватало, чтобы бизнесмен узнал последние новости, а потом, сморённый мерным бормотанием визора, уснул.

Заиграла бодрая музыка, сопровождаемая невнятным видеорядом, — шла заставка новостного выпуска.

— Здравствуйте! В студии Алина Леонова. Сегодня в программе…

Веселов вполуха слушал Алину – стройную, с длинными тёмными волосами, в строгом костюме, — а сам отчего-то предавался рассуждениям об интервью, которое у него взяли сегодня днём.

«Точно, они же обещали, что покажут меня в этом выпуске», — вспомнил Борис.

И действительно: стоило ему отвлечься от размышлений, как он увидел на экране знакомую точёную фигурку, симпатичное, усеянное веснушками личико, рыжие волосы. Внизу появилась надпись: «Жанна Катиле, репортёр».

— Добрый день, Борис Анатольевич, — приветствовала гостя журналистка.

— Добрый день, Жанна, — отозвался Веселов.

— Сейчас многие говорят о казни Марата Загидуллина, поэтому мой первый вопрос будет связан с ней. Как вы догадались, что в краже золота виновен именно ваш бывший главный техник?

— Ну, вначале в поведении Марата я не замечал ничего странного. Но потом началось…

— В чём это проявлялось?

— Да как вам сказать? Во всём: в том, как он двигался, в манере разговора. Он стал вести себя скрытно, появилась какая-то заносчивость. А когда до меня дошли слухи о краже золота из иллюзов, я сразу догадался, кто в них виноват.

— Почему?

— Ну, в основном потому, что он, как и я, имел доступ ко всем устройствам.

— Но отчего тогда не обвинили вас?

Борис рассмеялся.

— Всё очень просто, — принялся объяснять он, — на двух или трёх, не помню точно, иллюзах нашли ментальный след Марата. Вероятно, он очень волновался, когда проворачивал свои «дела», по крайне мере, вначале. Волнение было настолько сильным, что эмоции отпечатались на окружающем пространстве. Мы вовремя сориентировались, обратились в полицию, и она доказала вину Загидуллина.

— Но разве это не глупо – воровать золото, которое является частью иллюзов? Без него же они просто не смогут работать!

— Конечно. Но Марат был умный парень – только ум его работал не в ту сторону. Он крал понемногу, столько, чтобы дефект сразу не проявил себя и неисправность трудно было обнаружить. Кроме того, мой бывший техник заменял настоящее золото достаточно дорогим эрзац-золотом.

— И несмотря на это, всё равно получал прибыль?

— Огромную прибыль. Вспомните, как мало осталось «жёлтого металла» после войны с ганимедянами.

— Да, вы правы… А сейчас, с вашего позволения, я сделаю небольшое отступление и напомню нашим зрителям ключевые моменты, которые имеют отношение к обсуждаемому нами делу. – Жанна повернулась к камере. – После нападения пришельцев с Ганимеда – пожирателей драгоценностей, Земля оказалась практически разорена и разрушена. Потребовалось много времени, чтобы восстановить её, а ещё – придумать и воплотить в жизнь новую экономическую политику. Большинство государств планеты подписались под пактом, принятым в Вашингтоне. Основные положения документа гласили: ресурсы драгоценных камней, уже сильно истощённые, находятся под охраной специально созданной армии, любая попытка незаконно присвоить их карается смертной казнью в расщепителе. То же касается и остатков серебра, золота, платины… Принцип работы иллюзов производящей их фирмой не раскрывается, но известно, что он неразрывно связан с используемым при создании устройств золотом. Помимо прочего, генераторы, о которых идёт речь, считаются жизненно необходимым оборудованием: по окончании войны приступы депрессии достигли у населения мировых масштабов, и самым эффективным способом борьбы с ними оказались путешествия в иные миры. Таким образом, Марат Загидуллин, главный техник фирмы «Иллюзион», совершил преступление не только против своего непосредственного начальника Бориса Веселова, придумавшего способ, как излечить мир, но и против всего человечества…

— Красивая, — задумчиво произнесла Ольга, глядя на продолжавшую говорить Жанну.

Веселов рефлекторно выключил визор.

— Уже вернулась?

— Как видишь.

— Понравилось?

— Очень.

— Чем займёмся?

— Я – ничем: слишком хочу спать. – Как бы в подтверждение своих слов она потянулась.

— Но ещё же так рано…

— Если хочешь, можешь посмотреть визор.

Веселову почудились в её словах нотки ревности.

 

 

Сидя в окружённом мраком помещении, высокий и гнутый рассматривал фигурку, выросшую у него на «пути». И чем дольше он вглядывался, тем яснее проступали черты лица, волосы, одежда… Сидящий наклонил голову. Уголки его рта раздвинулись в подобии улыбки. А затем он вдруг вскинул руку и смёл окончательно обрисовавшуюся фигурку со стола-лабиринта…

 

 

Жанна позвонила Веселову посреди рабочего дня, когда он занимался проверкой документов. Директор «Иллюзиона» был удивлён – но, чего скрывать, очень приятно удивлён.

— Борис Анатольевич, — сказала секретарша Инночка, восемнадцатилетняя малютка с короткими чёрными волосами, — вам звонит Жанна Катиле с Пятого канала.

— Соедините.

Через пару секунд на экране появилась знакомая милая мордашка.

— Здравствуйте, Жанна.

— Добрый день, Борис Анатольевич. – Молодая женщина выглядела взволнованной. – Извините, что отвлекаю вас, я ненадолго… Скажите, не могли бы мы встретиться сегодня после работы?

— Что-то случилось?

— Нет-нет, ничего не случилось. Просто… мне хотелось бы увидеться с вами.

«Ого, надо же, — подумал Веселов. А затем: — Почему бы и нет? Всё-таки эта Жанна – очень привлекательная особа! Но не гонится ли она за моими деньгами? Правда, не рановато ли для таких вопросов?.. Ох, если об этом узнает Ольга, ей совсем не понравится…»

Журналистка прервала его размышления:

— Борис Анатольевич?

— Извините, Жанна. Да, конечно, я согласен. Оставьте свой фон – я свяжусь с вами, как только освобожусь.

Она продиктовала ему одиннадцатизначный номер и отключилась.

 

 

Борис стоял возле своего вээма – воздушной машины, — когда двери визионного центра разъехались в стороны и показалась стройная фигурка. Жанна улыбнулась ему, помахала. Тоже улыбаясь, он в ответ приветственно поднял руку.

Когда они сели в его вээм, сделанный Московской Машинной Корпорацией, Веселов поинтересовался, куда лететь.

— Есть неплохой ресторанчик «Вкусно у Бруно» на Тверской.

— Тогда отправимся туда.

Борис поднял машину в небо, и они помчались по воздушной трассе.

 

 

Ресторан и впрямь оказался уютным местечком: небольшой, в итальянском духе. Гул переговаривающихся голосов разношёрстной публики наполнял просторное помещение. Из-под потолка неслась негромкая приятная музыка, отвечавшая антуражу. Цены, правда, были выше средних, но Веселов, успешный бизнесмен, не сетовал на дороговизну, тем более когда она объяснялась высоким качеством.

Борис с Жанной заказали по пасте: он – болоньезе, она – с морепродуктами. А к блюдам – сухое красное вино. Потягивая его из красивых бокалов, мужчина и женщина смотрели друг на друга и молчали: журналистка, видимо, не решалась начать разговор, а Веселов не хотел на неё давить.

— Борис Анатольевич… — наконец сказала Жанна.

Веселов улыбнулся и попросил называть его просто по имени.

— Хорошо. Борис, вы… ты мне сразу понравился. От тебя исходит аура… не знаю, как описать… надёжности, уверенности. Если бы ты был женщиной, то сразу бы понял, о чём я говорю.

«Дорогая моя, — подумалось Веселову, — ты ошибаешься: я, может, и уверенный человек на работе, но, когда дело касается отношений, почему-то представительницы женского пола всегда одерживают надо мной верх. Или я сам им позволяю?»

— Скажи, Борис, ты бы хотел продолжить наше общение?

Он неожиданно для себя растянул губы в широкой улыбке и по взгляду Жанны понял, что она догадалась, каким будет ответ. Однако озвучить его он не успел – раздался фонный звонок. Веселов извинился, вытащил средство связи и посмотрел на экран – там горела надпись «Полковник Нечипоренко». У Веселова сразу всплыло в сознании суровое лицо с большими седыми усами. Когда-то он лично продал полицейскому иллюз – в тот день они и обменялись номерами фонов.

— Алло, — нажав кнопку приёма, сказал бизнесмен.

— Борис Анатольевич? Здравствуйте и извините за беспокойство.

— Ничего страшного, Александр Игоревич.

— К сожалению, вынужден сообщить вам очень неприятную новость. Я счёл, что будет лучше, если я лично расскажу вам детали дела.

Веселова охватило волнение.

— Какого дела?

— Ольга Краевая исчезла.

Борис оторопел, он не знал, что ответить. А если это просто глупый розыгрыш? Только не похоже: Нечипоренко слыл человеком очень серьёзным.

— С чего вы взяли? – спросил директор «Иллюзиона», хотя уже знал ответ.

— Как вы помните, Ольга Станиславовна была подключена к системе «МОб» — «Моментальное Обнаружение». Подключение оплачивалось вами. Так вот, сегодня точка, указывающая её местоположение, пропала с экранов всех наших мониторов.

— Может, глобальный сбой? – предположил Веселов.

— Мы проработали этот вариант, так же как и вариант внезапного исчезновения госпожи Краевой. К сожалению, правильным оказалось второе: она пропала. В кратчайший срок оперативники выехали к вашему дому – именно там в последний раз находилась Ольга Станиславовна. Нам пришлось взломать дверь – помните, подписывая контракт, вы давали согласие на подобные действия во время непредвиденных обстоятельств?

— И что? – поторопил полковника Борис.

— Ничего, — ответил Нечипоренко. – Никаких следов исчезновения, ни признаков ограбления… Мы проверили место преступления с помощью последних достижений криминальной науки, но это также не дало результатов. В настоящее время мы ищем госпожу Краевую по всей Москве.

— Пожалуйста, ищите тщательнее – и, если надо, за пределами города тоже. Я оплачу все необходимые расходы.

— Безусловно. Мои подчинённые будут держать вас в курсе последних событий.

Нечипоренко отключился.

Тут как раз принесли их заказ. Перед бизнесменом поставили полную тарелку макарон с мясным фаршем и аппетитным соусом, но он словно не заметил этого, а лишь смотрел отсутствующим взглядом в большое окно.

— Борис… — осторожно позвала его Жанна.

Веселов принял решение.

— К сожалению, я должен идти. Извини… Давай закончим нашу трапезу в следующий раз – если только к тому времени ты не передумаешь.

— Да, конечно, я всё понимаю …

Он извиняющеся улыбнулся спутнице, положил на стол сумму, достаточную для того, чтобы оплатить весь заказ, и вышел из ресторана.

 

 

Следующая неделя превратилась для Веселова в один беспокойный день. Работа помогала кое-как отвлечься от мыслей об Ольге. Регулярно, как и обещал полковник Нечипоренко, полицейские оповещали его о ходе расследования. Но их слова повторялись, не внушая надежды: ничего нового… ничего нового…

Ещё ему звонила Жанна, либо он сам звонил ей. Она интересовалась, как идут поиски, сочувствовала ему, жалела его, и Борис ощущал, что всё сильнее привязывается к этой молодой женщине. Он по-прежнему любил Ольгу… но уже не мыслил жизни без Жанны.

— Тебе нужно дать выход эмоциям, — говорила ему журналистка. – Выговориться. Нельзя держать всё в себе.

И она была права. Дни сменялись днями, а состояние мужчины становилось только хуже. На послевоенную депрессию, отчасти генетического, отчасти искусственного происхождения, наложилась депрессия на фоне происходящих событий. Препараты, которые он, так же как и весь мир, принимал по утрам после еды, не помогали справиться с чёрным, гнетущим состоянием. Впервые он взял себе подряд несколько выходных. В один из них они с Жанной договорились встретиться у него дома.

Раздался звонок в дверь. Камера показала красивое, усеянное веснушками лицо.

— Привет, — сказала Жанна, когда он открыл дверь. – Как ты?

— Привет. Как обычно.

Она обняла его, прижавшись всем телом. Ему было так приятно, что он не хотел её отпускать, но не мог же он держать гостью в коридоре целый день.

При помощи автогардероба Жанна сняла курточку и сапожки. Веселов скрылся в спальне – там у него работал визор, по которому передавали новости. Репортёрша заглянула в комнату.

— Ничего себе, какая большая! Моя квартира, кажется, меньше, чем одна твоя спальня.

— У нас ещё есть второй этаж, — сказал Борис, продолжая с задумчивым выражением на лице смотреть новости. Как странно было говорить «нас», учитывая, что вторая половинка этого «мы» пропала бесследно.

Жанна присела на краешек кровати, положила руку Веселову на плечо. Он повернулся и посмотрел в её ярко-синие глаза.

«Интересно, линзы или нет?»

Подавшись вперёд, Жанна осторожно поцеловала его в губы. Отстранилась, чтобы проследить за его реакцией, — а он продолжал сидеть всё с той же печатью задумчивости на лице. Но затем наклонился, коснулся губами её губ. Поцелуй на этот раз длился гораздо дольше. А затем Борис аккуратно снял с Жанны блузку…

 

 

Высокий и гнутый громогласно рассмеялся и поставил фигурку, которую все ещё держал в руке, на место той, что он лёгким движением смёл со стола. Стоило ему это сделать, как подобие человека начало превращаться в того, кто выглядел совсем как живой. И очень знакомый. Чертовски знакомый…

Похожие статьи:

РассказыСистемный код бога (Часть 1/2)

РассказыЧёрный товар

РассказыЭнгэ (Часть 1/2)

РассказыВнутри Симулякры

РассказыСистемный код бога (Часть 2/2)

Рейтинг: -2 Голосов: 2 1106 просмотров
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий