fantascop

Бремя уз

в выпуске 2013/06/03
15 мая 2013 -
article568.jpg

Многие люди чувствовали себя неуютно рядом с кирлианцами. Их утонченная внешность притягивала, очаровывала и стесняла.
Впрочем, Андрея чужеродная красота нисколько не трогала.
— Значит, кирлианец не способен украсть? — проговорил детектив, глядя на записи в блокноте.
— Совершенно верно, — в очередной раз подтвердил Уо.
— И вы утверждаете, что это в принципе невозможно? — скептически спросил сыщик.
— Верно, — спокойно признал посол. — Особенность кирлиан, психический код, если можно так выразиться.
— А вдруг нашелся умник, сумевший обхитрить этот ваш код.
Уо покачал головой, на тонких губах появилась улыбка.
— Исключено, детектив.
— И почему же?
— Дело в том, что наша раса обладает сложноорганизованной коллективной памятью. И если один кирлианец, к примеру, совершает открытие или получает новые знания, то остальные, где бы не находились, могут обращаться к его опыту. К тому же, когда обнаружилась кража, я лично проверил возможность овладеть чужим имуществом.
Андрей вопросительно подняли брови.
— Решил без спросу взять один из предметов со стола помощника, — объяснил Уо. — И стоило только родиться мысли о краже, как возникло ощущение тяжести в руках, но, несмотря на дискомфорт, я не отступил. Для своей цели я выбрал сущий пустяк — карандаш в чашке с письменными приборами, и как только коснулся его, сильнейшая боль пронзила тело, а руку швырнуло прочь от предмета. Из чего и последовал вывод: кирлианцы вне подозрений. Да и потом, столь резкие перемены в слоях общей памяти сложно не заметить.
— Но ведь человек не может войти в храм Кирлиана. — Андрей не удержался от усмешки, понимая, куда клонит посол.
— Безусловно, безусловно… Именно поэтому вы и здесь, детектив. Мы в полнейшем замешательстве. Без прямых доказательств — люди, в подобном случае, вне нашей юрисдикции.
Андрей вдруг ощутил всю тупиковость ситуации: кирлианцы неспособны на кражу, а люди — переступить порог инопланетного храма.
— Святыня общее достояние кирлиан, так? — уточнил Андрей. Уо медленно кивнул. — Тогда, что же мешало одному из ваших взять ему принадлежащее?
Посол закрыл глаза, улыбнувшись.
— Подобный вариант также исключен. Конечно, святыня — совместная ценность. Однако к кому-то лично не относится. Здесь нет особых психологических тонкостей, детектив. Все предельно просто: то, чем не обладаешь — присвоить нельзя.
Сыщик насупился.
— У меня связаны руки, посол. В отсутствии улик и невозможности проведения экспертизы...
— Все уже готово, — вставил Уо. — Отчет наших специалистов завтра будет у вас на столе. Если понадобится что-то еще — обращайтесь ко мне напрямую.
Андрей согласно кивнул, хотя и подозревал, что от этого отчета проку будет мало. Попрощавшись с Уо, детектив направился к выходу.
Из посольства сыщик отправился прямиком к храму Кирлиан. Хотелось лично убедиться в неприкосновенности территории священного места братьев по разуму.
Единственное инопланетное сооружение в городе не слишком-то выделялось среди высоток и офисных центров. Серый монолитный цилиндр, в три этажа высотой, находился между жилым домом и продуктовым магазином.
Андрей вышел из машины и направился к зданию. Распахнутая дверь вела в узкий темный коридор, оканчивавшийся лестницей, ведущей наверх. Никого не заметив внутри, детектив шагнул в дверной проем — и словно погрузился в плотную вязкую массу, сковавшую движения. А затем почувствовал, как что-то выталкивает его. В коридоре зажегся свет, и появилась высокая фигура инопланетянина, очевидно услышавшего, как кто-то пытался войти. Сыщик развернулся и поспешил к автомобилю.
… Святыню вынесли из храма. Если человек не проникал в здание, значит, стоило взяться за версию с инопланетянами. Здесь много неясного...
Следующим утром, прибыв в офис, Андрей нашел на своем столе большой конверт с эмблемой Кирлиан. Сварив кофе, он принялся изучать отчет посольства. Как и следовало ожидать — ничего стоящего пришельцы не нашли: ни отпечатков пальцев людей, ни других следов проникновения человека в храм.
Первым подозреваемым, в таком случае, становился единственный служитель храма, и он же настоятель. Хотя, будь кирлианцы причастны к краже, то, наверняка, позаботились об алиби сородича. В любом случае, пока лучшего варианта не было.
Наскоро пообедав в кафе, Андрей связался с послом и попросил устроить встречу с хранителем святыни. Уо перезвонил спустя несколько минут, сообщив, что настоятель будет ждать в здании библиотеки инопланетян через час...
В холле, за широким письменным столом, сыщика встретил угрюмый библиотекарь. Андрей приветливо улыбнулся кирлианцу — тот лишь неопределенно качнул головой.
— Чем могу быть полезен? — холодно отчеканил он.
— Я расследую дело, порученное посольством, — пояснил детектив и предъявил удостоверение. Кирлианец на несколько секунд закрыл глаза, очевидно обратившись к коллективной памяти, дабы убедиться в словах человека.
— Да, все верно, — произнес он уже мягче, поднимаясь. — Господин Олт ждет вас в читальном зале. Следуйте за мной.
Они прошли в просторное помещение с высоким потолком, заполненное полками и стеллажами с книгами. В библиотеке содержались переведенные на земные языки книги кирлиан. История, искусство, наука — здесь были представлены все стороны культуры пришельцев.
У широкого окна, на диванчике, ожидал настоятель храма Олт. Библиотекарь представил их друг другу, и, коротко поклонившись, ушел.
— Чаю? — предложил хранитель, указывая на чайник и пару чашек на низком столике.
— С удовольствием, благодарю, — согласился Андрей.
Олт наполнил обе чашки, и, сделав глоток, взглянул на сыщика.
— Я в вашем распоряжении, детектив.
— Что ж… для начала расскажите о пропавшей святыне. — Андрей включил карманный диктофон и поставил его на стол.
— Святыня представляет собой растущий кристалл, — заговорил Олт.
— Растущий? — уточнил детектив.
Служитель кивнул.
— Да, кристалл растет за счет осевших на нем воспоминаний. Мы называем его Айю — узы. Дело в том, что минерал встречается только на нашей родной планете. Именно благодаря камню мы способны обращаться к накопленному опыту и знаниям целой расы. Айю — звено, связующее и удерживающее наши умы, и каждую крупицу опыта предков. Мы принесли на Землю один, размером с… — хранитель замялся, подбирая слово. — Кажется, это называется грецкий орех. — Он сложил тонкие пальцы колечком, Андрей кивнул. — Таким образом, кирлианцы могут пребывать на Земле, и в то же время, поддерживать связь с жителями родной планеты. Теперь, когда Айю похищен, мы оказались под угрозой. Ведь если кристалл покинет Землю, тогда… — Олт замолчал и отвел взгляд в сторону, — тогда каждый кирлианец лишится не только коллективной, но и личной памяти, и превратится в подобие животного. Чтобы не допустить подобного, наши храмы возводятся из особого материала — манита, доставленного с Кирлиана. У кристалла есть особенность: средой рассеивания тонких энергий святыни служат замкнутые гравитационные поля. И, равно как и полеты в космос, так и пребывание на других планетах возможно только при наличии кристалла.
Андрей заметил неувязку, спросил:
— Если Айю не принадлежит кому-либо, тогда каким образом вы распоряжаетесь им? Как кристаллы покидают планету, ведь это можно назвать воровством?
Олт слегка улыбнулся, и прикрыл большие глаза, очевидно довольный вопросом. Сыщик заметил, что беседа явно доставляет удовольствие инопланетянину.
— Все очень просто, детектив: мы принимаем общее решение.
— То есть правительство?
Олт вновь улыбнулся: видимо, его забавляли попытки человека разобраться в тонкостях природы целой расы.
— Нет, — тихо сказал он, взглянув человеку прямо в глаза. — Всей планетой. Решать судьбу общественной ценности — должно общество. Единогласно. Узы позволяют проделывать подобное весьма быстро.
— Понятно, — медленно проговорил Андрей, явно сбитый с толку. — А всегда ли поддержка единогласна?
— Нет, конечно. Особенно в случае вероятной угрозы.
— Например?
— Например, опасная экспедиция. Мы похожи с землянами, и также дорожим близкими. Если кто-то против — ни один кристалл не покинет Кирлиан. Иначе, как вы правильно отметили, — это ход против чьей-то воли, следовательно: кража. Нередко, через время, решение пересматривается.
— Но каким образом кирлианец узнает, что одна вещь ему принадлежит, а другая — нет? Ведь предметы бывают похожи или неотличимы друг от друга.
— Айю, — просто ответил Олт. — Такова сущность уз, кристалл содержит сведения о каждом кирлианце и его имущественных связях — как временных, так и постоянных. Вот смотрите: эта чашка фактически мне не принадлежит, но я могу пользоваться ею с позволения библиотекаря. А покинь я здание, и вернись через некоторое время, — без предложения хозяина воспользоваться этой же чашкой уже не смогу. Не обязательно знать и помнить о каждой мелочи. Если действия индивидуума нарушают границы чужой собственности — возникнет определенное ощущение.
— Хм, интересно… Кристалл исчез ночью, — продолжал Андрей. — Опишите ваш вечер накануне.
— Рассказывать практически нечего. Около девяти я запер двери, погасил свет в зале, поднялся на второй этаж, в свою комнату, и прилег ко сну. Утром святыни не обнаружилось.
— Что-нибудь заметили: шум, голоса?..
Кирлианец отрицательно покачал головой.
— Абсолютно ничего. Айю хранился на постаменте, под стеклянным куполом толщиной в полметра и весом около трехсот килограмм. Не представляю, как можно без шума сдвинуть с места такую тяжесть.
Детектив задумался, стараясь отыскать в словах инопланетянина зацепку.
— Скажите, Олт, если известно, что без кристалла кирлианцы теряют… — он хотел сказать человечность, но запнулся, — рассудок, видимо подобные случаи имели место в вашей истории?
— Сейчас...
Олт поднялся и направился в дальний конец читального зала. Пока настоятель прохаживался вдоль стеллажей с книгами, Андрей решил кое в чем убедиться. Он быстро поменял местами чашки с чаем на столике. Верить на слово, в силу профессии, сыщик просто не мог.
— Вот, — хранитель протянул Андрею открытую книгу. — Здесь описан единственный случай хищения Айю. Возьмите книгу с собой, вернете, когда посчитаете нужным.
Детектив увидел на страницах два снимка. На первом — космический корабль, на втором — забившийся в угол, испуганный кирлианец. Зрелище одновременно комичное и жалкое.
— Это произошло во время одной из экспедиций, — заговорил Олт. — Корабль захватили пираты… — он сделал паузу, затем чуть тише произнес: — люди. После того, как злоумышленники вынесли осколок Айю за пределы судна — экипаж кирлиан провалился в беспамятство. Когда их нашли, в живых остался только один: тот, что на снимке, — пояснил настоятель. — Он вел себя… дико. Когда несчастный вновь оказался в поле действия кристалла — разум к нему так и не вернулся. Тогда и произошло открытие, потрясшее Кирлиан: однажды разорванная связь — утрачена навсегда.
Андрей смотрел на искаженное страхом лицо на снимке, невольно проникаясь сочувствием к гуманоиду. Сыщик захлопнул книгу и взял чашку с чаем.
— Что ж, благодарю за беседу, хранитель Олт. Выпьем за успех расследования, — он поднял чашку, надеясь, что инопланетянин слышал о традиции чокаться. И оказался прав.
— О, конечно! — встрепенулся тот, потянувшись к чашке. — Право, я полагал, что подобный обычай уместен лишь во время распития алкогольных… — Чашка с глухим звоном перевернулась, когда пальцы Олта коснулись ушка. Тонкая рука нелепо содрогнулась и отмела посуду. Напиток разлился по столику, капельки застучали по дощатому полу.
— Простите, но я должен был убедиться, — произнес Андрей. Лицо Олта вдруг стало строгим, на большие фиолетовые глаза опустились веки.
— Все в порядке, детектив, — сказал Олт, стряхивая капли с серебристой туники. — Разумеется, я понимаю...
Андрей остался в офисе допоздна: разбирал свидетельства и факты, перечитывал статьи, сопоставлял, но так и не смог найти брешь в деле. Тем не менее, камень украли.
Несколькими днями позже, вечером, детектив сидел за письменным столом, и под светом лампы набрасывал на бумаге схемы кражи Айю. Но сколь-нибудь внятного сценария так не складывалось. Он уже собирался оставить дела на сегодня и отправиться домой, как обратил внимание на чашку остывшего чая, о котором забыл. Сыщик вдруг вспомнил, как с началом культурного обмена между двумя цивилизациями, кирлианцы весьма пристрастились к терпкому напитку.
  Сто пятьдесят лет назад, человечество возлагало огромные надежды на сотрудничество с дружественной расой. Но ожидания землян не подтвердились: цивилизация кирлиан не была сверхразвитой, и революционный скачок технологий так и не наступил. Это оказалась очень похожая  на землян раса. Кардинальным отличием, представлявшим огромный интерес для ученых, была их коллективная память. Несколько достижений инопланетян все же нашли применение у людей, но их доля оказалась незначительна. У человечества, кирлианцы почерпнули тоже немного: телевидение, как не удивительно, и, конечно же, чаепитие. Пришельцы довольно любезно вели себя по отношению к людям, часто предлагали помощь, и мы отвечали тем же. Спустя пятьдесят лет после контакта, обе расы почти исчерпали интерес друг к другу, и пошли каждая своим путем. Но в последнее десятилетие кирлианцы посещали Землю очень часто. Они появлялись с выступлениями на телеэкранах и радио, всячески поддерживали наших исследователей, делились опытом, открывали посольства в разных странах. И люди привыкли к таким соседям. Сегодня никто не удивлялся, встретив на улице инопланетянина. 
Андрей взял открытую книгу, взглянул на фотографию обезумевшего кирлианца. Снимок был сделан четырнадцать лет назад. Что заставило их ринуться к нам всего через несколько лет, несмотря на вопиющее оскорбление святыни? И почему, существа, чья жизнь зависит от камня, щедро делятся любой информацией о себе?
Догадка заставила детектива усмехнуться — страх.
Андрей отправился в посольство ранним утром. Уо был уже на месте.
— Детектив! — посол склонил голову в приветствии. — Вы неважно выглядите...
— Бессонная ночь, — устало произнес сыщик, доставая из кармана авторучку. — Какого она цвета, Уо? — спросил он. Кирлианец непонимающе посмотрел в сонные глаза человека, затем на предмет в руке.
— Синяя.
— А теперь соврите, посол. Скажите, что она… любого другого цвета.
— Не понимаю к чему...
— Это напрямую относиться к делу, — грубо отрезал Андрей.
Уо гордо вскинул голову, очевидно, задетый резким тоном, но, все же, произнес:
— Желтая.
Сыщик улыбнулся.
— Теперь дело закрыто, — он протянул послу конверт. Уо встревожено взглянул Андрею в глаза, принял конверт, и торопливо вскрыл.
— Простите? — пришелец осмотрел совершенно чистый лист бумаги. — Шутите?
— Нет, посол Уо. Здесь полный отчет. — На некоторое время повисло молчание, а потом детектив заговорил: — Красть кирлианцы не могут, допустим. Но солгать — запросто.
— К чему вы клоните? — непонимающе спросил Уо.
— Кристалл на месте, в храме. Айю не похищали. Вы симулировали кражу, конечно, предварительно согласовав такой ход со всеми кирлианцами. А мотив прост — проверить, сможет ли человек найти способ проникнуть в храм, построенный из породы, не пропускающей мимо себя ни одно живое существо, кроме, собственно, кирлиан. И знаете посол, думаю, не сможет. А вот, что осталось не ясным, так это причина ваших поисков. Держу пари, за декорациями скрывается нечто большее, верно?
Уо долго смотрел на Андрея, затем отложил пустой лист бумаги и подошел к окну.
— Вы справились быстрее своих предшественников… — устало произнес посол. — Кристалл действительно находится в стенах храма, а дело — постановка. Расходы, компенсации и вознаграждение поступят на ваш счет завтра. Благодарю вас за содействие, — он повернулся, — дело закрыто, детектив, вы можете идти.
— Вам ведь не нужна война, — процедил Андрей, игнорируя слова Уо. — Слишком банально.
Посол покачал головой.
— Что вы, война совершенно бесперспективная затея. Мы очень миролюбивы.
— Тогда что?
Кирлиацец помедлил, прежде чем ответить.
— Вы умеете хранить секреты, детектив? — совсем по-человечески, вкрадчиво, спросил Уо. Андрей кивнул, и кирлианец жестом предложил садиться. Посол опустился в кресло напротив.
— Пока прошу вас умалчивать о нашем разговоре, общество землян в надлежащее время узнает правду. Дело в том, что звезда, согревающая Кирлиан, перерождается в сверхновую. Как вы понимаете, наша планета погибнет. Катастрофические процессы внутри светила набирают силу крайне стремительно. Процесс этот цикличен, и являет собой несколько мощных пульсаций, с последующим расширением звезды, затем последует ее взрыв. Полное перерождение займет не одну сотню лет, но достаточно одного такого колебания, чтобы поглотить ближайшие планеты. И уже сейчас малейшие всплески на поверхности звезды отражаются на всей нашей планете. Как ни парадоксально, настоящая трагедия кроется в ином: мои сородичи не могут покинуть Кирлиан. Причиной тому — наши узы. Множество кирлианцев против эвакуации, и желают встретить конец на родной земле, считая такой порядок естественным, природным. Айю, по их мнению, не должен покидать родину, его последний час пришел, а расе подобает смиренно принять тяжкую участь. Каждый день ведется работа, принимаются меры, но категорически настроенных слишком много, а времени — все меньше. Катаклизм ожидается в ближайшие год-два, по земным меркам. Мы оказались в плену собственной сущности. — Уо тяжело вдохнул, лицо его было печальным. — Живущие сейчас на Земле и горстка в колонии на планете Марс — все, что останется от кирлианцев в ближайшем будущем. А несколько принесенных нами крупиц Айю — последними в освоенной Вселенной. Их защита будет навысшим приоритетом. Переговоры с правительством Земли о предоставлении Марса, для масштабного освоения в обмен на некоторые секретные технологии, получил одобрение обеих сторон. При таких обстоятельствах, человечество будет нашим опекуном, что подразумевает, также, и влияние. Храмы — последнее убежище Айю. Именно поэтому мы тщательно проверяем возможность проникновения в них человека, учитывая склонности некоторых землян к овладению чужой собственностью. Похищенный кристалл может обернуться инструментом для шантажа и манипуляций. Исследования одобрены соответствующими службами государств, ведь заинтересованность обоюдная. Мы не хотим оскорбить человечество, поймите. Всего лишь стараемся выжить. Вот и все.
Кирлианец замолчал и посмотрел на Андрея.
— Мне жаль, Уо, — сказал детектив, потрясенный услышанным. — Правда, жаль.
Посол поднялся, и взглянул в окно, на широкий киевский парк, тронутый осенью.
— У вас прекрасная планета, детектив, — с грустью произнес Уо.
Инопланетянин вздохнул, и вернулся в кресло. Андрей не знал, о чем говорить после таких новостей, и, кажется, Уо это заметил. Бледных губ коснулась знакомая улыбка:
— Может, чаю? — спросил он.

Похожие статьи:

РассказыСпиридонов и "тролли". Часть 1

РассказыПланета Срам

РассказыТайная планета клонов

РассказыИдеальный мир

РассказыТак звучит тишина

Рейтинг: +4 Голосов: 4 852 просмотра
Нравится
Комментарии (1)
Валерия Гуляева # 7 мая 2014 в 14:09 +2
Как ни странно, но рассказ звучит более чем обыденно. Словно можно выйти на улицу и встретить там идущего мимо кирлианца. Вы явно что-то умалчиваете о своём прошлом))))))
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев