fantascop

Тоси-боси

в выпуске 2013/03/22
24 января 2013 -
article179.jpg

 

Глава первая

 

 

Черная форма киборга с двумя серебряными кометами в петлицах давала понять, что перед вами чиновник Управления космопорта Япет, имеющий право принимать квалификационный экзамен.

Я ожесточенно вспоминал названия зон  действия «Правил  Полетов  в Космическом Пространстве».

— Существует четыре зоны…э-э…действия Правил,- я  почесал затылок:

— А именно…Первая — открытый космос…Вторая, это особые районы открытого космоса… Третья…зоны исключительного экономического космического пространства. И четвертая  – припланетное  территориальное космическое пространство.

— Ответ не принят. – прогудел кибер. 

— Необходимо уточнение:  название базового документа и дата его ратификации.

Вот падла, он ведь меня так завалит, надо было ему взятку сунуть, энергоэлемент новый, или подарочную банку смазки. Не продумал я этот момент, а зря.

— Приложение 5 к Конвенции САЗРУИС …э-э…от 21 февраля 2230 года.

— Ответ правильный.  Какие последствия влечет за собой незаконная коммерческая деятельность в зоне исключительного экономического космического пространства?

— Любые, вплоть до уничтожения звездолета – нарушителя.

— Ответ принят. Следующий вопрос: общие требования к спасательным ботам.

— Так…скорость примерно половина Си.

— Что значит примерно?

Вот ведь рожа ржавая докопалась, сколько, да сколько? От того, что я точно скажу, бот быстрее не полетит, а вот мозги у меня скоро закипят от перегрева:

— Максимальная скорость спасательного бота звездолета не менее, чем ноль целых, шесть десятых скорости света… Ограничения по длительности жизнедеятельности для биологических организмов сорок пять суток.

— Ответ правильный. Тестирование закончено.

 

Киборг выждал паузу и монотонно забубнил:

— Владимир Панкратович Журов, вы набрали девяносто семь баллов. Согласно моих полномочий, ставлю вас в известность, что вы подтвердили квалификацию DeepSpaceNavigator, и в течение трех лет имеете право занимать должность старшего помощника на коммерческих звездолетах  без ограничений по тоннажу и дальности полета.

Напоминаю, что в случае аварийного происшествия, произошедшего по вашей вине, квалификационный экзамен может быть назначен повторно.

— Не надейся, не произойдет! — буркнул я, и выскочил в коридор.

 

Я спустился на лифте тремя уровнями ниже и вышел на площадь. Над головой сверкали огромные белые звезды – защитный купол был абсолютно прозрачен.

В баре «Крошка Сью» мне удалось занять единственный пустующий столик.

Это был заурядный портовый бар. Четверо кибер-лабухов как заведенные скакали по крохотной сцене, исполняя на редкость тупую песенку «Сумасшедший Джон».

 

 

…Я спросил пилота Джона,

Сколько нам лететь до дома?

Засмеялся Джон и крикнул:

Парень!

              Это полет в никуда!..

 

На тесном пятачке танцплощадки прыгали, изображая  ритуальную пляску эскимосов, подвыпившие астронавты со звездолетов, ожидающих вылета.

В самом углу жилистый альбинос боролся на руках со здоровенным негром в светло-голубой форме патрульной службы.

Лицо альбиноса налилось кровью, на лбу выступили капли пота, но шансов у него не было никаких. Негр спокойно держал его руку, потом гнусно ухмыльнулся и припечатал кисть альбиноса к столу.

— Водки! – заорал альбинос:

— Водки моему новому другу!

 

Я сел лицом к космодрому и принялся рассматривать силуэты звездолетов.

— Что желаете? Рекомендую фирменный коктейль «Метеоритный поток».

Похотливая улыбка, манекенное личико, а взгляд как у чиновника из Управления космопорта – тусклый. Одно слово – киборги.

Я отрицательно мотнул головой:

— Пиво и бифштекс. Хозяин у себя?

— Альфонс?

— А что, тут появился другой хозяин?

— Нет.

— Чего тогда спрашиваешь, дура? Найди хозяина и передай, что старший помощник ищет работу. Десять процентов от контракта его.

— Двенадцать.

— Почему двенадцать?

— Так сказал Альфонс. Если будут спрашивать работу, его доля двенадцать процентов.

— А не слишком жирно ему будет?

— Альфонс сказал, что не слишком.

— Ладно. Пусть двенадцать. И чтобы через минуту передо мной стояло холодное пиво!

Я насчитал девять звездолетов, это были посудины малого и среднего класса, и один патрульный корабль.

— Ваше пиво. Отбивная будет чуть позже. Альфонс просил зайти через полчаса.

Сделав длинный глоток, я, не отрываясь, выпил полкружки. Пиво было в меру холодным, и это слегка подняло настроение.

Итак, что мы имеем? Патрульный корабль отпадает сразу, чтобы попасть на его борт, нужно служить в Галактической патрульной службе.

Вон те три помятые колымаги не что иное, как межпланетные горнорудные заводы, там мне тоже делать нечего.

Две новенькие частные яхты, прибежище бездельников-толстосумов. Идти работать на них для меня значило то же самое, что для Альфонса с лотка торговать хот-догами.

Еще две старые калоши стоят в ремонтных доках, это его тоже не интересует. Остались два однотипных звездолета среднего класса, систер-шип, как у нас говорят. Надежные нуль-Т  грузовики, грузоподъемностью двадцать четыре тысячи тонн.

Задумчиво прожевав бифштекс, и запив его остатками пива, я рыгнул и посмотрел на часы. Кисло запахло синтетическим мясом. С тех пор, как я сел за этот стол, прошло всего пятнадцать минут. 

— Скучаешь, приятель?

 За спиной стоял давешний негр из патрульной службы и широко улыбался. Он уже изрядно поддал со своим дружком — альбиносом.

Давненько я никому рожу не бил.

Я повернул пивную кружку так, чтобы удобнее было хватать за ручку.

— Армрес-с-стлинг? – спросил негр заплетающимся языком и добавил:

— Схватка за с-с-свание чемпиона бара «Крошка Сью»!

— Отвали.

— Но почему? Прис-с-совой фонд с-с-сотня  кредиток!

Произношение выдавало в нем колониста с Венеры. Все они там не в меру наглые, а наглых надо учить. Да и  денег осталось всего ничего, а нужно еще где-то ночевать.

Я стряхнул его руку со своего плеча и встал.

— Пошли.

 

 

 

Для нас тут же освободили место на столике от бутылок и тарелок с закуской.

— Ставки. Делаем ставки! – загоношился альбинос. Вокруг собралось все население бара, не исключая кибер-лабухов и официантки.

Рука у негра была что надо – как гидравлический грузовой манипулятор. Он сразу же попытался заломить мне кисть. Я слегка поддался и тогда он налег всем телом.

— Пять к одному на моего друга! – заверещал альбинос.

Подождав еще несколько секунд, я посмотрел негру в глаза и неторопливо стал валить его руку. Негр задергался, засучил под столом ногами, потом попытался выдернуть потную ладонь, но я так же неторопливо додавил его до конца.

Негр встал и непонимающе уставился на свою правую руку.

— Где мои бабки?- напомнил я негру.

— Я всегда плачу по долгам – сквозь зубы процедил тот, и полез в карман.

Я пожал плечами и молча взял у него деньги. Зачем задирать парня, если он добровольно расстается со своими деньгами?

— Слабак! Лузер! Я из-за тебя две сотни просадил! – заорал вдруг альбинос, и схватил негра за грудки.

Тот оттолкнул его от себя и правым кроссом отправил приятеля на пол.

Альбинос со стоном встал на колени, провел по подбородку ладонью и, увидев кровь, замычал и бросился на негра, чтобы ударить его головой в живот.

Бывший друг сделал шаг навстречу, встретив альбиноса ударом колена в лицо, и тут же, сцепив ладони в замок, врезал со всего размаху по шейным позвонкам.

На этот раз альбинос не поднялся. Он неподвижно лежал, уткнувшись лицом в пол.

Я подошел поближе, присел на корточки и положил пальцы на сонную артерию:

— Хороший удар. Чистый аут. Он мертв.

Негр бессмысленно смотрел на труп и бормотал:

— Но ведь я не хотел… не хотел его убивать…я  думал, что он просто вырубится…

— Я капитан звездолета «MegaSea». На ваших глазах только что убили члена моего экипажа, — произнес человек лет пятидесяти в форме коммерческого флота:

— Хватайте его ребята, и тащите в полицию.

Негр попытался вырваться и закричал:

— Меня может арестовать только офицер Галактической патрульной службы! Я не подчиняюсь полиции!

Однако парни попались дюжие, они быстро заломили ему руки назад и увели из бара.

 

Я вернулся к своему столику. Там стояла вторая кружка пива, но сейчас о нем не хотелось даже и думать.

Вот-вот набегут полицейские, и начнется: а где вы стояли, а что вы видели, а вы ничего не скрываете? Жалко, конечно,  бедолагу, но как это все не вовремя…

Кто-то тронул меня за плечо. Я оглянулся – за спиной стоял капитан звездолета «MegaSea»:

— Это был мой старший помощник. Кажется, вы искали работу?

— Да.

— Можете идти на корабль.

— А как же полиция?

— Не беспокойтесь. Это не так трудно уладить, как вам кажется. Встретимся на «MegaSea».

 

 

 

Глава вторая

 

 

 

 

Нельзя сказать, что звездолет «MegaSea» произвел на меня впечатление. Ничего особенного. Это был обычный среднетоннажный нуль-Т транспорт типа «Gefest», проекта 694-FCS, из тех, что десятками бороздят открытый космос. Очень распространенный проект, их до сих пор спускают со стапелей на Луне, Марсе и Венере.

Минимальный комфорт для экипажа в восемь человек, одна двухместная пассажирская каютка и два трюма.

Для взлетов и посадок на планеты и астероиды использовалась антигравитационная установка, в свободном космосе выходили на маршевый нуль-Т реактор.

Я начал обход звездолета с осмотра антиперегрузочного блока для экипажа на второй палубе.

Как и ожидалось, порядка там не было. Индивидуальные ячейки  сплошь украшали надписи, как в каком-нибудь общественном туалете.

 

 Телом космос рассекать — не решать задачи, можно жизнь свою отдать не за хрен собачий!

 

 Знаете ли вы, как меня тошнит? Нет, вы не знаете, как меня тошнит!

 

 Если пофиг десять жэ – значит мертвый ты уже!

 

 Перегрузка сжала грудь, не пора ли отхлебнуть?

 

Иллюстрацией к последней фразе на палубе валялось несколько бутылок из-под настойки на марсианских лишайниках. Переборки из эрзац-дерева явно ни разу не протирались за все пятнадцать лет существования звездолета.

Короче говоря, не хватало только паутины и пауков-людоедов.

Я вошел в лифт и поднялся палубой выше. Там был жилой отсек: семь кают и общий санузел.

Двери выходили в узенький коридорчик, кольцом опоясывающий шахту лифта.

А вот и моя каюта, о чем извещает табличка «Chiefmate». Что же, добро пожаловать, сэр старший помощник! Я открыл дверь и вошел.

На площадь около пяти квадратных метров проектировщики ухитрились впихнуть  кровать,  шкаф для аварийного скафандра, рабочий стол с двумя тумбами и рундук для одежды.  

Я выдвинул верхний ящик стола.

Ничего интересного, кроме  упаковки с какими-то лекарствами. Что-то я этих лекарств не знаю, а ведь в мои обязанности входит оказание медпомощи в полете. Коричневая пластиковая коробочка с надписями – иероглифы не иероглифы, я в жизни ничего подобного не видел.

Ладно, потом разберемся. Я машинально сунул коробочку в нагрудный карман, задвинул ящик и вышел в коридор.

 

Как только я  вошел в навигационную рубку, то сразу понял, что установленная здесь аппаратура явно не соответствует скромным потребностям коммерческого грузовика.

Огромный экран тянулся кольцом вдоль всей внешней переборки, а под ним сплошная консоль пульта управления. 

Такое я встречал только на тяжелых звездолетах дальней космической разведки.

Увиденное мне очень не понравилось, потому что во всем непонятном всегда существует  скрытая угроза.

Я плюхнулся в кресло шеф-пилота и подстроил его под себя. Отлично. А теперь войти в компьютер и полистать судовой журнал.

 Согласно Кодекса, записи должны сохраняться в течение последних пяти лет, так что стереть их они не могли.

«В доступе отказано, введите пароль».

Ну что же, будет вам пароль. Есть у меня замечательный брелок, сувенирчик с Эльдорадо,  если его вставить в С-порт, получается дешифратор, для которого взломать любой код доступа просто плевое дело.

«Добро пожаловать!». Вот так-то лучше. Так, посмотрим, где вас носило.

Созвездие Малого Пса…а конкретнее…Процион… еще точнее… астероид «Копи царя Соломона».

Груз: продукты питания, запчасти для горного оборудования…Обратный груз: минерал эрий.

Созвездие Возничего… Капелла… планета Шерп.

Груз: модули для фабрики гидропоники… Обратный груз: древесина ценных пород.

Все правильно, ни к чему не придерешься. Но что они там возили на самом деле?

Ладно, заглянем в журнал инспектирующих лиц.

« Груз соответствует заявленному, документы составлены без нарушений…»

« Осмотр трюмов произведен, контрабандного груза не обнаружено…»

« В процессе выгрузки выявлено полное соответствие груза и документов…»

 

Если все так замечательно, зачем  было городить в навигационной рубке столько аппаратуры, которая стоит дороже самого звездолета?

Сверхдальние локаторы обнаружения, генератор защитного поля класса «дредноут»…

И что это за штука перед креслом инженера электронщика?

— Изучаете?   

От неожиданности я подпрыгнул в кресле.

Это был капитан «MegaSea».

— Надо же,  Свен уверял меня, что этот код доступа взломать невозможно. А вы специалист! Время зря не теряете. Что-нибудь интересное нашли?

— Этот корабль оборудован не для перевозки обычного груза! Зачем на транспорте генератор защитного поля, прошибить который может только залп главного калибра крейсера? Я искал работу, но только не такую.  Я хочу просто возить коммерческие грузы, и дожить до спокойной старости. То, что у вас в порядке все документы, говорит только о ловкости грузового помощника и вашем везении. Но все это до поры, до времени. А потом тюрьма!

— Да что вы сразу о тюрьме. Давайте сперва все не торопясь обсудим, поговорим о жизни, тоси-боси…К примеру, какая у вас обычная оплата за рейс? Пять тысяч…Шесть? Ну и что это за деньги? Месяц хорошо отдохнуть на курорте, и впрягайся дальше. Так и жизнь пройдет, а что в результате? Потерянное здоровье, отсутствие семьи и никаких сбережений, тоси-боси…Я предлагаю вам пятьдесят тысяч. И полную гарантию, что все будет о кей!

— Сэр, в тюрьме деньги не нужны, а полной гарантии не может дать ни одна страховая компания вселенной. Давайте забудем друг о друге,  разойдемся в разные стороны и инцидент на этом будет исчерпан!

Я вскочил с кресла, отодвинул капитана с дороги и пошел к лифту.

— Да подождите! Семьдесят пять тысяч! Сто!

Я остановился. Сто тысяч кредиток не те деньги, к которым можно презрительно повернуться спиной. В конце концов, жизнь не часто предлагает такой шанс.  

— Сто тысяч? Почему не двести? Или не триста?

Капитан отрицательно покачал головой:

— Пообещать можно и миллион, но я предлагаю вам реальные деньги, и сто тысяч – это предел.

— А если…

— Риск, конечно, существует. И за него я плачу сто тысяч. Решайте!

— Как насчет аванса?

— Вы говорите мне «да» и получаете десять тысяч.

— Да!

— Вот и отлично. После взлета загляните ко мне в каюту. Получите свой аванс, посидим, поговорим, выпьем немного виски, тоси-боси…

— Когда вылетаем, сэр?

— Сегодня после погрузки. Ближе к полночи. Пока оформим документы, пока таможня, тоси-боси…

 

 

 

                                                               

Глава третья

 

 

Перед взлетом я решил навестить матроса- стюарда.  Постучав в его каюту, я открыл дверь.

— Кто там? А,  новый старпом. Входи, входи… Давай знакомиться. Мак Гайвер!

— Владимир.

— Ну, как тебе наша посудина?

 

Мак Гайвер  оказался детиной под два метра ростом, с фигурой, как у призера конкурса боди-билдеров.

 Одет он был в какой-то немыслимо пестрый переливающийся костюм.    Галстук украшала булавка -  огромный рубин в платиновой оправе. Туфли из змеиной кожи стоили не меньше двух тысяч.

— Вот как раз о нашей посудине я и хотел поговорить. Насколько я помню, в обязанности матроса- стюарда входит поддержание чистоты на борту, а вот чистоты я как раз и не заметил. Поэтому было бы неплохо, если бы ты взял губку, ведро и моющие средства и привел в порядок для начала противоперегрузочный блок.

Выражение лица  Мак Гайвера было, как у английской королевы, если бы ей предложили после окончания торжественного приема помыть за гостями посуду.

— Старпом, ты чего, головой о переборку стукнулся? Ты кому предлагаешь в грязи возиться, мне?

Мак Гайвер криво ухмыльнулся, подышал на перстень с бриллиантом каратов на десять и полюбовался им:

— Понимаешь, это не обычный звездолет, здесь нет хозяев и прислуги, здесь все равны! Так что если тебя так заботит чистота, можешь лично заняться этой проблемой. У нас здесь только капитан может приказывать, а все остальные просто как братья. Вот так. А теперь можешь идти, у меня кой-какие дела есть. Я все понятно объяснил?

— Предельно! Но, понимаешь, Мак Гайвер, все звездолеты одинаковы. А знаешь почему? Потому что для всех них существует всего один устав. И в этом уставе перечислены обязанности для каждого члена экипажа. И согласно этим обязанностям, сейчас ты пойдешь вниз, и упорно начнешь уничтожать пыль, грязь и надписи в индивидуальных ячейках. И кроме того, Мак Гайвер, когда ты обращаешься к старшему помощнику капитана, не забывай говорить слово «сэр»! Ну, как, я тоже все понятно объяснил?

— Слушай, чиф, потерять двух старпомов за один день, это перебор, но если ты сейчас не выйдешь из моей каюты, капитану придется срочно искать третьего!

— А что тут у вас, ребята, происходит?

Капитан, улыбаясь, смотрел в проем двери.

Я пожал плечами:

— Да ничего особенного, сэр. Я объясняю матросу-стюарду Мак Гайверу его обязанности и ближайшие задачи по наведению чистоты на нашем корабле.

— Чистота, это хорошо. Это очень хорошо! Чистота, блеск, уют, тоси-боси… Ты, Мак Гайвер, старпома слушай, делай все, как он говорит. Порядок должен быть! А ты, Владимир, сходи в столовую, поужинай, заодно с остальными познакомишься.

— Хорошо, сэр. Матрос Мак Гайвер, когда закончишь с противопергрузочным блоком, позови меня, я хочу проконтролировать качество твоей работы. Кстати, прикольный костюмчик. Приобретал, часом, не в музее Элвиса?

Только присутствие капитана помешало матросу броситься на меня и вцепиться в горло.

 

В лифте я слегка перевел дыхание. Нечего сказать, очень мило начинается рейс. Если и остальные на  «MegaSea» такие  же, как этот отморозок Мак Гайвер, обещанные сто тысяч я буду зарабатывать потом и кровью!

С другой стороны, если с самого начала позволить матросу командовать старпомом, можно сразу же собирать вещички и убираться с корабля, потому что если остаться,  все, кому не лень, будут вытирать о тебя ноги. Так что в данном случае я вел себя так, как требовала ситуация.

Столовая была наполовину пуста. За столиками ужинали четверо. Едва я вошел, какой-то коротышка махнул мне рукой:

— Сюда, садись за этот столик. Здесь место старпома.

— Меня  зовут Мынь.  Второй пилот, ну и грузовой помощник.  Вон тот рыжий – Свен, электронщик. Тот, что худой, длинный – Пабло, реакторный механик, а толстенький и черный – Мбванга. Он стармех.

— А где повар?

— Повар? Повар загулял. Еще не пришел. Но обязательно появится. Рано или поздно. Да ты проходи на камбуз, там все горячее, накладывай сам, у нас сегодня самообслуживание.

Попробовав телячью печень с картофельным пюре, я решил, что повар готовит совсем недурно, но за опоздание его раздолбать нужно в любом случае.

Мынь подмигнул и вытянул из-за пазухи плоскую бутылку «Чивас Регал».

— Ну, что? За знакомство!

Мы выпили немного, Мынь опять взялся за бутылку. Я закрыл рукой свой стакан.

— Ты что, мы ж только начали?

— Знаешь, Мынь, я  на борту иногда пью, но немного и только в исключительных случаях.

— Как хочешь…- он осуждающе покачал головой и опрокинул очередную порцию.

 

Я уже закончил с ужином, когда вспомнил о лекарстве, которое нашел в своем столе:

— Слушай, Мынь. Посмотри-ка вот сюда. Ты не знаешь, что это такое?

Глаза второго пилота испуганно расширились:

— Убери это подальше, и никому не показывай. А я ничего не видел, понял?

Он схватил бутылку, и выскочил из столовой.

Я покрутил упаковку в руках и глянул на остальных. Те старательно смотрели в свои тарелки и делали вид, что в данный момент их ничего, кроме еды, не интересует.

 

После взлета с космодрома мы с Мынем сидели в навигационной рубке, ожидая, пока механики введут в режим маршевый нуль-Т реактор.

Мынь молчал, как видно, еще злился на меня из-за этих таблеток, а я ломал голову, отчего он так на них отреагировал.

— Владимир, зайди в мою каюту! – раздался голос по трансляции.

Мынь побледнел и вжался в свое кресло.

— Да что с тобой происходит, второй пилот, ты мне можешь, наконец, ответить? – заорал я на него.

Мынь плотно сжал губы и закрыл глаза.

— Ну и сиди тут,  кретин!

 

— Присаживайся, Владимир. Нам нужно поговорить. Ты не мог бы отдать мне те таблеточки, которые лежат в твоем нагрудном кармане?

— Да, конечно, сэр. Но, если  возможно, объясните мне, что это за пилюли.

Капитан открыл сейф и положил туда упаковку:

— Это не совсем лекарство. Точнее, это совсем не лекарство. Это препарат, который используется спецслужбами. Человеку подбрасывают таблеточку в…  бокал вина, и он практически становится трупом. У него нет пульса, нет дыхания, его зрачки не реагируют на свет. Ни один специалист не поймет, что он еще жив. И в таком состоянии он находится около двух часов. Вам, Владимир, наверное, хочется узнать,  в каких ситуациях пользуются этим препаратом?

Капитан подошел к занавеске, скрывающей часть каюты, и отдернул. В кресле полулежал человек с выкрученными за спину руками и ртом, замотанным скотчем. Увидев нас, человек замычал и выгнулся дугой, пытаясь освободиться.

— Присмотритесь к нему. Ну, как? Узнаете? Рекомендую:  Штайнер, старший помощник капитана звездолета «MegaSea», который так трагически погиб в пьяной драке. Тот самый альбинос! Интересно, правда? Он решил воспользоваться такой вот таблеточкой, чтобы сбежать с нашего корабля. Он предал наш экипаж,  предал капитана. Впрочем, к чему долгие разговоры? Все это слова, эмоции, тоси-боси…

Капитан нажал кнопку интеркома:

— Мак Гайвер, зайди ко мне!

Через минуту в дверь постучались. Мак Гайвер был в рабочем комбинезоне, замечательно перепачканном грязью и мыльной пеной:

— Вызывали, мастер?

— Да. Вот этого за борт. Он все равно уже умер официально, зачем же лишний раз нарушать закон.

— Будет исполнено, сэр!

Мак Гайвер радостно посмотрел мне в глаза, широко улыбнулся,  легко взвалил на плечо Роберта Штайнера и вышел из каюты.

Капитан вздохнул:

— Вот так-то…

Он снова открыл сейф и протянул мне пачку кредиток:

— Получи свои десять тысяч. Теперь ты убедился, что попал к серьезным людям? Работай на совесть, и по окончании рейса  получишь остальную сумму. Ну, и не забывай о том, что произошло со Штайнером.

— То есть?

— Не думаю, что тут нужно что-нибудь объяснять. Если ты, конечно, не хочешь оказаться в космосе без скафандра.

 

 

 

 

 

Глава четвертая

 

 

Мы вынырнули из подпространства на пятые сутки после вылета с Япета.

В навигационной рубке нас было четверо: капитан Руж, второй пилот Мынь, инженер-электронщик Свен и я.

Половину обзорного экрана занимала планета Маори – конечный пункт нашего маршрута.

Зрелище было роскошное – голубой океан, зеленые материки, белые пятна полярных шапок. Вылитая Земля!

— Свен, подготовь четыре буя-локатора к запуску, да проверь батареи, чтобы не получилось, как в прошлый раз.

— Сэр, я уже объяснял, что…

— Все. Мне не нужны твои объяснения. Буи должны висеть на стационарной орбите так, чтобы перекрывать все пространство вокруг планеты, и ни один даже самый крохотный патрульный катер не мог подойти незамеченным.

— Да, сэр.

Все что сейчас происходило в навигационной рубке, было бы обычной рутиной, если бы не одно но – официально нас здесь не было.

Теоретически мы совершали  рейс к планете Шерп. Освоенный космос давным-давно был разбит на сектора, и в каждом из них существовал свой центр  контроля за перемещением звездолетов. На борту любого торгового корабля обязательно имелся идентификационный блок, постоянно передающий свой кодовый номер и текущие координаты.

 В центре мониторинга оставалось только отслеживать цели на экранах.

Правда, так же давным-давно головастые парни изобрели трэк-симулятор, заставляющий  идентификационный блок выдавать любые  координаты, а самим в это время навещать запретные уголки вселенной.

Вот только если патрульный звездолет застукает нас в такой ситуации, и мы не сумеем от него оторваться, тюрьма гарантирована очень надолго.

Свен закончил проверку буев. «MegaSea» слегка качнуло — ракеты вышли из шахты.

— Сэр, буи-локаторы запущены. Все параметры в норме.

— Отлично. Мынь, активируй предыдущую траекторию посадки. Ну что, парни? Пожелаем друг другу удачи!

 

Несмотря на раннее утро, на причале порта Куотрэл было жарко. На самом солнцепеке, рядом со звездолетом, стоял  маленький белый флаер маорийской таможни. Поперек переднего сиденья лежал офицер в темно-синей форме с желтыми аксельбантами. 

Ноги в белых носках  торчали из открытого окна. Офицер наблюдал за погрузкой. 

Его не интересовала законность наших грузовых операций, просто он ждал, когда с ним расплатятся за контрабандный товар.

Кибер-погрузчики, похожие на огромных муравьев, укладывали себе на спину ящики и тут же исчезали в открытых лац-портах  «MegaSea».

Все документы были в порядке, официально мы вывозили местные сублимированные овощи, хотя на самом деле  брали на борт порошок, известный  во всей Вселенной под ласковым названием «малек»

 

На бетонной площадке грузового терминала громоздились штабеля пластиковых  коробок, между ними по лабиринтам  нетвердо  ходил пьяный грузовой помощник.  Когда он успел набраться, я так и не понял.

За ним неотступно следовал  местный стивидор в синем рабочем комбинезоне и красной каске. Загнанный, наконец, в тупик, грузовой помощник Мынь  повернулся лицом к стивидору, покрутил у него перед носом скрюченным пальцем и произнес противным голосом:

— А я вот тебе … тебе, слышь, ты?.. Документы не закрою! И не проси…Ты ж меня надурить хочешь, да?

Редкозубый зеленокожий маоринец  вежливо улыбался и с готовностью кивал головой, протягивая пачку инвойсов и погрузордеров.

— Вот возьму и не па-а-адпишу! – И все тут! И даже не ходи за мной, понял?

Стивидор улыбался еще шире, делая рукой вертикальные движения, будто заколачивая кулаком невидимый гвоздь, бормоча:

— Стамп, позалиста…стамп, позалиста…

— Мынь, поставь ты ему печать,- я отхлебнул пива и подошел поближе:

— Это же все равно липа, а не документы, тебе не все равно, что в них написано?

— Что за пиво, «Хайт»? Дай глотнуть.

Мынь присосался к моей бутылке, закрыв глаза, и не открывал их, пока в бутылке не осталось ни капли:

— Как я ненавижу эту работу! Как я ненавижу эти рожи!  Тоси-боси! Заложить бы  побольше взрывчатки, чтобы  эту калошу «MegaSea» разнесло на куски!

Мынь размахнулся и вдребезги грохнул бутылку о ближайший ящик.

Я тронул второго пилота за плечо:

— А тебе не жалко экипаж – Свена, Пабло, Мбванга?

— Что, этих подонков? Да они все заодно с капитаном! Следят друг за другом и наперебой бегут к Тоси-Боси, чтобы успеть настучать первыми, уроды! Так они Штайнера и сдали, а он всего-навсего хотел просто уйти с «MegaSea»!

Мынь махнул рукой, помолчал и сказал уже другим тоном:

— Короче, скажи этому зеленомордому, что документы подпишу только после погрузки. Так положено, сам знает. А его партию будем грузить в последнюю очередь. Согласно распоряжению капитана. Все хотят сплавить свой товар побыстрее, но есть установленный порядок. Переведи, а?

Я включил телепат-переводчик и втолковал маоринцу все, о чем просил Мынь.

— Мынь, во сколько его ящики  грузить будем?

— Да не знаю я. Скажи, после обеда. И пусть четыре бутылки пива привезет.  Нет, шесть. Только холодного!

 

 

Я сидел в своем кресле первого пилота. Курс проложен и сверен.

Мы уже вышли на орбиту, остановив антигравитационные двигатели, и сейчас проверяли системы, готовясь к пуску маршевого реактора. Еще полчаса, и нас здесь как будто и не было.

— Мынь, ты как? – тронул я за плечо грузового помощника, сидевшего рядом в кресле второго пилота.

— Ох, лучше не спрашивай. А  как вспомню про перегрузку, вообще жить не хочется.

— Ничего, бывает хуже. Я тебя вылечу. Есть испытанный способ. Берешь половину лимона, выдавливаешь в стакан, добавляешь…

— Мастер, информация с третьего буя о появлении крупного объекта.

— Откуда он тут взялся, Свен?

— Я думаю,  вышел из подпространства.

 

 

— Неопознанный звездолет с выключенной идентификационной системой, вас вызывает сторожевой корабль «SpaceWarrior», вы находитесь в зоне исключительного экономического космического пространства Маорийской федерации. Немедленно выйдите на связь. У нас есть точная информация, что вы вывозите контрабандный товар. Подготовьте шлюз для встречи досмотрового катера. Мы должны проинспектировать содержание ваших трюмов. В противном случае будет открыт предупредительный огонь! Даем пять минут на размышление!

Вот мы и влипли. Недолго же мне пришлось этого ждать, я даже не успел потратить свой аванс.

— Если они полезут по трюмам, гнить нам в их тюрьме до самой смерти! – меланхолично заметил Мынь.

— Заткнись, грузовой! – рявкнул мастер:

— Реакторный, как там у нас дела?

— Придется подождать. Мне системы в режим вводить еще минут пятнадцать.

— Неопознанный звездолет, если вы сейчас не выйдете на связь, мы вынуждены будем открыть предупредительный огонь.

Я добавил увеличение и серебряная точка превратилась в эллипсовидное тело сторожевого корабля. Несмотря на то, что он был крупнее нашего раза в три, это был всего лишь представитель класса «фрегат».

Носовую часть «SpaceWarrior» осветила вспышка, и тут же рядом с нами вырос огромный ослепительно-белый шар.

— Плазменная пушка работает,- напряженно сказал капитан Руж:

— Следующий залп наш!

— Неопознанный звездолет, открываем огонь на поражение! Повторяю, открываю огонь на поражение!

Я непроизвольно втянул голову в плечи и вцепился ладонями в подлокотники. Если генератор защитного поля не выдержит, от нас не останется даже пепла.

Вспышка! Нас тряхнуло так, что на мгновение я потерял способность что-нибудь понимать и видеть.

Мыня заколотило, и вывернуло наизнанку прямо на пульт перед ним. В рубке кисло завоняло блевотиной.

— Мастер, буй номер два засек еще один крупный объект, скорее всего нас собираются взять в «клещи». Вдвоем они сотрут нас в порошок! – заорал Свен.

— Спокойно, Свен, спокойно! Аннигилятор готов?

— Готов, мастер… Но энергии хватит только на один разряд. Со второй целью мы не справимся…

— Знаю. Врубай!!!

Звездолет вздрогнул, что-то взревело, заглушив автоматически сработавший аларм общей тревоги, и патрульный «фрегат» превратился в световой объект…

— Мастер, реактор к нуль-переходу готов!

— Мынь, уходим на предельную дальность, пробей  курс подальше от основных трасс!

Мынь послушно кивнул, и его тут же вывернуло еще раз.

— А, чтоб тебя!!! Владимир, уводи звездолет как можно дальше отсюда… Только быстрее!

 

 

 

 

Глава пятая

 

 

 

Как только мы вывалились из подпространства, капитан лично обследовал окружающий космос, насколько хватало дальности локаторов, и, убедившись, что мы вне опасности, и патрульных судов рядом нет, отдал приказ по интеркому:

— Всем специалистам обследовать корабль и устранить повреждения. Потом сутки на отдых.- Выключив трансляцию, он добавил:

— Для пилотов устанавливаю поочередные шестичасовые вахты. Первым заступает Владимир. А ты, Мынь, иди и проспись! И если в ближайшее время выпьешь хоть рюмку, удушу вот этими самыми руками! Понял?

— Понял, сэр.

— Все. Иди. Чтоб мои глаза тебя больше не видели!

Мынь покорно вышел. Капитан, глядя ему в спину, засопел и что-то пробормотал.

— Ладно, Владимир, за тебя я спокоен. Заступай на вахту и будь внимательнее. Если что-то случится, сразу вызывай меня. Ну, все. Пойду в каюту прилягу.

 

Мынь спал на своей койке, слегка похрапывая. Я  тихонько тронул его за плечо:

— Эй, проснись!

— Что, уже на вахту? Я сейчас…

— Да какая вахта, еще три часа осталось.

— А что случилось?

— Ничего не случилось. Выпить хочешь?

Мынь ошарашено уставился на меня:

— Так нет же ничего! Мастер все пойло у себя в каюте запер.

— Не все. Я две бутылки из своих запасов спрятал.

— Где?

— Где, где… В боте. За пультом управления. Так ты идешь?

— Ты еще спрашиваешь? Слушай, а что у тебя в кейсе?

— Закуска! Пошли, только тихо.

 

Мы вышли в коридор, и поднялись в лифте на шлюпочную палубу.

— Мынь, у тебя магнитная карта с собой? Дверь бота не могу открыть.

— Вот она, возьми. А как же ты туда попал, если у тебя карты не было?

— Да понимаешь…

— И куда  это вы собрались, господа пилоты? – Из лифта высунулся Мак Гайвер:

— Никак, решили совершить прогулку на боте? Драпануть захотели? Старпом, дай сюда карту!

— Мак Гайвер,  тебе лучше пойти в гальюн и вылизать его до зеркального блеска, а не мелькать перед глазами начальства.

— Ну, все. Мое терпение кончилось. Сейчас я сверну тебе шею, и на этот раз тебе не поможет даже капитан!

Мак Гайвер пригнулся и, оскалившись, попытался ударить меня в висок.

Я на лету перехватил его кулак и стиснул изо всех сил. Раздался хруст. Мак Гайвер взвыл и упал на колени.

— Я же предупреждал, что тебе лучше мыть гальюн, а не путаться под ногами.

Стукнув его затылком о переборку, я пояснил Мыню:

— Пусть отдохнет. Через часик очухается, может, поумнеет. Ладно, полезли в бот!

 

В боте было сумрачно, горело только аварийное освещение.

— Садись в кресло и пристегивайся! – скомандовал я.

— А это еще зачем? Мы что, и вправду лететь куда-то собрались?

— Мынь, если ты не хочешь, чтобы  тебя вырубили, как этого придурка Мак Гайвера, делай то, что тебе говорят!  И поживее.

 

Я активировал все системы, проверил навигационное оборудование, включил обзорный экран, открыл шахту в открытый космос и запустил двигатель.

Бот плавно покинул корабль. Мы набирали скорость.  Огромная  полусфера «MegaSea» становилась все меньше и меньше, пока не исчезла в черной пустоте.

Я поднял с палубы кейс и достал из него бутылку:

— Вот, держи, как обещал! «Чивас Регал», твой любимый.

 Мыня мой подарок нисколько не обрадовал:

— Ты хоть можешь сказать, куда мы летим? Это ж окраина космоса, отсюда и на световой скорости выбираться не меньше ста лет…а может и больше! Мы ж не долетим. А если и долетим, то не выживем! Зачем ты все это затеял?

— Зачем, говоришь? Понимаешь, Мынь… Пять лет назад  я так же  поднялся на борт звездолета  « SilverHarvester». Обычный коммерческий рейс с грузом оборудования. Но по окончании перелета мы оказались в одном из самых жарких мест нашей Галактики, там уже двадцать лет шла война между планетой-метрополией, и ее бывшей колонией, вздумавшей объявить о своей независимости. Само собой, в наших  ящиках из-под оборудования лежало оружие для повстанцев. Не успели мы выйти на  орбиту, чтобы подобрать место для посадки, как два патрульных звездолета взяли нас в «клещи», и уже через три дня мы валялись на нарах в космической тюрьме. Чтобы  нам не было скучно, и  не возникало мыслей о побеге, сила тяжести  хаотически скакала от двух до семи «же». Через два года из всего экипажа в живых остался только я. Не знаю, почему  перегрузки  меня не убили, как остальных, но  чинов  метрополии это так озадачило, что они вышвырнули меня из своих владений. Вот такая история, Мынь. Так что еще раз оказаться в тюряге и сдохнуть в ней, я не испытываю никакого желания. Да и ты, я думаю, тоже. А насчет того, что мы на окраине космоса,- я пожал плечами:

— У тебя что, совсем мозги заклинило? Включим аварийную станцию субсвязи, передадим сигнал бедствия, и уже через пару суток здесь будет спасательный звездолет.

 Кстати, я тут кое-что позаимствовал у капитана…- Я  встряхнул  кейс:

— Здесь миллиона три. Половина твоя! Так что, ты не только жив и свободен, но еще и богат!

Мынь заворожено уставился на деньги. Некоторое время он молчал, а потом спросил:

— Одного не понимаю, зачем я-то тебе понадобился?

— Во-первых, у тебя была магнитная карта для доступа в бот, а во-вторых…

— Старпом,  говорит капитан Руж! Ты удрал на моем боте, с моими деньгами, и считаешь, что сорвал крупный куш? – ожил передатчик на пульте:

— Ты очень плохо усваиваешь уроки. Неужели ты забыл, как сдох Роберт Штайнер? От меня так просто не уходил еще никто. А ты, Мынь! Как мог ты послушать такого идиота, и сесть вместе с ним в бот?  Владимир, я поверил тебе, и ты обманул меня. Но  легче тебе от этого не будет. Пока еще хозяином положения остаюсь я, капитан «MegaSea»! Прощай, Владимир. Прощай и ты, Мынь! Да пребудете вы в миру ином, лучшем, чем этот, ну и все такое… тоси-боси.

— Прощай, капитан Руж. Передавай привет Мак Гайверу,- ответил я.

 

Съежившийся Мынь сжимал обеими руками  бутылку «Чивас Регал», не сводя глаз с экрана.

Вспышка на месте звездолета «MegaSea» заставила его зажмуриться. Мынь ошалело спросил:

— Что это было?

Я криво улыбнулся:

— Самоликвидация. Три часа на вахте возился, перепрограммировал. Неплохо получилось? Итак, почему я тебя взял с собой? Помнишь, там, на Маори, ты мечтал взорвать эту калошу «MegaSea», разнести ее в клочья? Знаешь, это была хорошая идея! Я думаю, она стоит полутора миллионов! И мне совсем не жаль их тебе отдавать, ты уж поверь…Слушай, Мынь, а  что ты сделаешь со своими деньгами?

— Ну, если выберемся отсюда… Открою на какой-нибудь планете  вьетнамский ресторан…А ты?

— Что за вопрос? Буду и дальше работать старпомом, бороздить просторы вселенной! Да не выкатывай глаза, Мынь, шучу! Вернусь на Землю, куплю дом у реки, буду ловить рыбу, а по вечерам пить холодное пиво и смотреть на звезды… тоси-боси!

Рейтинг: 0 Голосов: 2 1067 просмотров
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий